/img/tv1.svg
RU KZ
Инвесторы держат кошельки

Инвесторы держат кошельки

На что готовы тратиться во время пандемии бизнес-ангелы и венчурные фонды.

08:00 31 Июль 2020 7838

Инвесторы держат кошельки

Автор:

Виктория Кучма

Доступ к капиталу инвесторов для стартап-компаний в мире во время пандемии сократился. Бизнес-ангелы с начала пандемии спрятали кошельки, а венчурные фонды даже успели накопить избыточную ликвидность. Об этом корреспонденту inbusiness.kz рассказал директор по инвестициям фонда Quest Venture, работающего совместно с АО «QazTech Venture» нацхолдинга «Байтерек», а также сооснователь Клуба бизнес-ангелов QazAngels Ануар Сейфуллин. Личным опытом поделился и один из крупнейших частных инвесторов страны Марат Толибаев в ходе онлайн-конференции, организованной на минувшей неделе Astana Нub.

Общий объем инвестиций в казахстанские стартапы с 2018 года, по данным холдинга «Зерде», составил 37,9 млрд тенге. И пока лишь 5 млрд в этой сумме приходится на первое полугодие 2020-го.

«Венчурные фонды в определенный момент притормозили инвестиции в новые компании, особенно в период первой волны пандемии, потому что была неопределенная ситуация. В первую очередь, большое количество инвесторов приоритезировало свои текущие портфельные компании. Соответственно, это отразилось на инвестициях в новые проекты. То есть у стартапов сократился доступ к капиталу. А те стартапы, которые придерживались стратегии «расти любой ценой», очень много денег в рост вкладывали, они, конечно, тоже, вне зависимости от сектора, сильно пострадали», – рассказал Ануар Сейфуллин.

Получить негосударственные деньги стартапу, «рожденному пандемией», может быть довольно сложно. Инвесторы и венчуры, даже несмотря на актуальность таких проектов, в настоящий момент смотрят в первую очередь на «постпандемическую» устойчивость бизнес-модели.

«Мы всегда смотрели на фундаментальные факторы на рынке, связанные с развитием того или иного стартапа. И стараемся избегать каких-то трендовых вещей. Венчурный фонд заходит в компанию на пять-семь, а то и 10 лет. Поэтому нам важно то, что будет происходить со стартапом, который сейчас, допустим, во время пандемии растет, после этого. У фондов, инвестирующих в биотех, вакцины, препараты, скорее всего, другой взгляд. Но фондам, которые ориентируются на цифровые решения, как и мы, нужно смотреть в перспективе – насколько все эти тренды будут устойчивыми», – добавил спикер.

При этом пандемия дала инвесторам больше возможностей для выбора, отметил представитель венчурного фонда. Доходности многих стартапов просели – они теперь больше нуждаются в капитале, и, соответственно, оценки компаний «пришли к немного более разумным уровням». С другой стороны, фонды накопили достаточно много денег, что тоже расширяет поле выбора.

«Если говорить про казахстанский рынок, то в самом начале пандемии некоторые инвесторы с осторожностью смотрели, потому что была полная неопределенность. Но сейчас активность у того небольшого количества инвесторов, которое у нас есть в Казахстане, сохраняется. Кто-то, например, начинает более активно инвестировать в зарубежные стартапы – желая диверсифицировать портфель, выходит на рынки Украины, США и т. д. Для нашего фонда, с точки зрения инвестиционной стратегии, мало что изменилось, мы продолжаем рассматривать сделки», – подчеркнул Ануар Сейфуллин.

Вместе с тем в Казахстане появляются новые игроки, готовые инвестировать в местные стартапы. Незадолго до пандемии «дочка» «Байтерека» – АО «QazTech Venture» – заключила соглашение с двумя венчурными фондами – американским 500 Startups V, L.P и сингапурским Quest Ventures Asia Fund II L.P. 

Кроме того, Quest Ventures и QazTech Ventures в июне запустили программу акселерации Kazakhstan Digital Accelerator (KDA), обучение в которой начинается в августе. Рассчитана она на три года и охватит минимум 30 компаний – на ранней стадии развития, с перспективой выхода на рынок Юго-Восточной Азии. Отбор в программу уже идет, поступило около 200 проектов, но из них в этом году через акселератор KDA пройдут только 10 стартапов. Участники акселерации будут взаимодействовать с опытными зарубежными менторами и спикерами, получат так называемые «посевные» и возможность привлечь финансирование от местных и международных венчурных инвесторов во время демо-дней. Помимо KDA, инвестмандат Quest Ventures охватывает и более зрелые компании, которые нацелены на масштабирование бизнеса.

Но в целом большого выбора источников финансирования у стартапов в Казахстане все-таки нет, отмечают в QazTech Venture.

«Венчурный рынок Казахстана можно назвать все еще незрелым. На данный момент пять-семь существующих фондов совершили не больше пятнадцати  сделок. И основными источниками являются собственные средства самих предпринимателей, бизнес-ангелы и государственные гранты», – говорится в ответе фонда на запрос Inbusiness.kz.

Казахстанских бизнесменов, профессионально, регулярно занятых инвестированием в стартапы, тоже немного. Список своих коллег по цеху озвучил директор ТОО Smart Investments Марат Толибаев на недавней тематической онлайн-конференции. В этом списке:

  • Маргулан Сейсенбаев,
  • Мурат Абдрахманов,
  • Адиль Нургожин,
  • Ануар Сейфуллин,
  • Рамиль Мухоряпов,
  • Тимур Турлов,
  • Кенес Ракишев,
  • Алидар Утемуратов.

И еще около 60 начинающих инвесторов Марат Толибаев объединил в своем новом Клубе инвесторов, в их числе топ-менеджеры банков или нацкомпаний, желающие выгодно вложить накопления.

В фаворе сегодня, по словам предпринимателя, стартапы, связанные с онлайн-общением, обучением и доставкой, а также, что любопытно, проекты из отраслей, переживающих кризис.

«Коронавирус, конечно, изменил планы многим компаниям и инвесторам тоже. Я вижу, что большинство инвесторов сейчас затаились в ожидании, не хотят рисковать, деньги держат в сейфе или банке. Но, во-первых, есть сейчас ряд видов бизнеса, которые во время пандемии, наоборот, испытывают огромный рост. Это онлайн-покупка еды, онлайн-обучение, консультации, коучи, тренинги. Поэтому если кто-то есть из стартаперов в этих отраслях, то у него стало еще больше шансов найти инвестора, чем до пандемии. Во-вторых, я сам считаю, что никакая чума не вечна. И я прогнозирую, что после завершения пандемии у нас будет просто фантастический взлет экономики, и те отрасли, которые сейчас сильнее всего страдают – HoReCa, туризм, зрелищные мероприятия, это все будет иметь фантастический взлет. И умные инвесторы, понимая это, я сам вижу, присутствуют на питчингах, на демоднях, выискивая такие стартапы, которые сейчас вроде бы абсолютно бесполезны», – сообщил спикер конференции.

Отметим, что самый успешный казахстанский инвестпроект Марата Толибаева – онлайн-справочная аптек I-teka – на фоне пандемии переживает настоящий бум. Ежедневное число пользователей сервиса выросло с 18 до 60 тысяч. Тем не менее, большое внимание профинвестора, как выше говорил и представитель Quest Ventures Ануар Сейфуллин, обращено сейчас все-таки на зарубежные проекты.

«Я начал налаживать связи с инвесторами с России, Украины, США. И сейчас запартнерился с несколькими фондами, такими как Startup.Network, Starta, AroundCapital. Rocket DAO и т. д. Мы с ними объединяемся для инвестирования в международные стартапы – рооссийские, американские», – сказал Марат Толибаев.

Он также сообщил, что ставка инвесторов на внутреннем рынке остается в размере порядка 30% годовых в тенге. А потратить на стартап made in Kazakhstan сам бизнесмен готов сегодня не более 100 тысяч долларов.

Виктория Кучма


Подпишитесь на наш канал Telegram!

В Павлодарскую область стали меньше инвестировать

Изначальный годовой план чиновники уже снизили более чем на 30 млрд тенге, однако и он находится под угрозой невыполнения.

19 Октябрь 2020 15:21 1276

На 2020 год в Павлодарской области запланировано привлечение порядка 471 млрд тенге инвестиций. По итогам девяти месяцев 2020 года объем инвестиций в Павлодарскую область составил 328 млрд тенге – это менее 70% от плана. И, хотя по итогам трех кварталов план выполнен на 115%, в управлении индустриально-инновационного развития Павлодарской области вполне допускают, что по итогам всего года инвестплан выполнен не будет.

Дело в том, что значительная доля инвестиционных проектов в Павлодаре и Экибастузе осталась на последний квартал – более 86 млрд тенге и 65 млрд тенге соответственно. К примеру, в областном центре на октябрь запланировано 7 млрд тенге инвестиций, на ноябрь – 12 млрд, а на декабрь – 71 млрд тенге. Причем из декабрьского объема 64 млрд тенге приходится на бюджетные инвестиции. Учитывая, что декабрь в Казахстане – это традиционно месяц с большим количеством выходных и праздничных дней, это дополнительно повышает риск касательно реального поступления инвестиций.

В Экибастузе по 65 млрд тенге существуют риски по 42 млрд инвестиций. Как сообщает аким Экибастуза Ардак Кантарбаев, подобная ситуация возникла из-за крупных компаний. Например, «Богатырь Комир» завозит оборудование для конвейера по добыче угля. На сегодня процесс затягивается, и из обещанных 25 млрд инвестиций вложено только 4,9 млрд тенге.

В целом более 80% всех инвестиций в основной капитал в регионе приходится на три города – Павлодар, Аксу и Экибастуз. Доля бюджетных инвестиций в общем объеме вложений составляет 22%. Около 30% от всего объема инвестиций приходится на химическую и нефтехимическую промышленность, 20% – на металлургию, 16% – AПK. В последнее время в регионе стала активно развиваться сфера облачных технологий и майнинга. Сейчас на нее приходится около 13% от всех капиталовложений в области.

Всего в Павлодарской области на данный момент разрабатывается более 30 проектов с общей суммой инвестиций порядка 380 млрд тенге. После их успешной реализации в регионе появится более двух тысяч рабочих мест. На 2020 год были запланированы 14 крупных проектов на 33 млрд тенге с общим числом более 400 новых рабочих мест.

Наиболее крупный из проектов нынешнего года – «Ферротранстрейд» в Экибастузе, где продолжают развивать железнодорожный кластер. Здесь будут производить клеммы и шурупы. Также среди крупных проектов кластера – увеличение мощности производства железнодорожных колес в полтора раза на «Проммашкомплекте» – с 200 тыс. до 300 тыс. штук в год. Ожидаемый экономический эффект от реализации проектов, запланированных на 2020 год, в дальнейшем составит порядка 12 млрд тенге ежегодных налоговых отчислений. При этом в целом региональные объемы промышленного производства повысятся на 15%.

По словам Владимира Платова, руководителя областного управления индустриально-инновационного развития, основной упор, учитывая индустриальную значимость региона, делается на металлургической, химической промышленности, машиностроении, агропромышленном комплексе.

К примеру, алюминиевый кластер. В начале следующего года компания «Вектор-Павлодар» планирует запустить полный цикл производства алюминиевых дисков с финальной обработкой и покраской, а китайские предприниматели из СNN собираются создать производство алюминиевых радиаторов. Также в настоящее время идут переговоры с несколькими турецкими компаниями по дальнейшему развитию алюминиевого кластера. Они планируют производить листовой алюминий и алюминиевый профиль. В смежной отрасли машиностроения ожидается дальнейшая переработка алюминия – производство локомотивных бандажей на базе «Проммашкомплекта», производство крупного и среднего вагонного литья.

В свою очередь аким Павлодарской области Абылкаир Скаков сообщил о некоторых системных проблемах в развитии региона. К примеру, как отсутствие стабильности в отрасли растениеводства влияет на привлечение капитала. Любой инвестор при выборе локации смотрит на динамику производства интересующей его сферы. В то же время многие районы постоянно диверсифицируют посевные площади – в один год посеют подсолнечник, в другой – картофель. По мнению акима, в том числе поэтому в регионе почти за 30 лет рыночного строя так и не построили современное производство по переработке растительного масла, имея в своем распоряжении орошаемые земли.

«У каждого района есть свои базовые сектора экономики. Необходимо среднесрочные планы развития районов увязать с программой привлечения инвестиций. (…) Если из планового показателя привлечения инвестиций убрать модернизацию и проекты, не создающие новых предприятий, проекты, где только идет замена старого оборудования на новое, то чистых, качественных инвестиций там будет меньше половины», – заявил А. Скаков.

Напомним, в 2019 году объем инвестиций в Павлодарскую область составил 494,6 млрд тенге, что на 80 млрд тенге больше показателя 2018 года. Обычно показатель привлечения инвестиций планируют с увеличением, отталкиваясь от результатов прошлого года. Так и было изначально. В январе нынешнего года экс-руководитель областного управления индустриально-инновационного развития Бауржан Каменов сообщал о более чем 500 млрд тенге инвестиций в экономику региона в 2020 году. Более того, в течение пяти лет специалисты управления обещали хоть и небольшой, но рост среднегодового темпа роста – на уровне 101,4%. Нынешний же план управления подразумевает снижение примерно на 5%. Также в 2020 году для привлечения иностранных инвесторов планировались роуд-шоу в Германии, США, ОАЭ. Но не сложилось.

Руслан Логинов


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Как рынок инвестиций в дамские сумки «живет» в коронакризис?

Десятилетие вложения в коллекционный аксессуар было прибыльным делом по ряду причин, но коронакризис нашел слабое место многих экзотических инвестиций.

17 Октябрь 2020 08:38 1057

В 2019 году консалтинговая компания Knight Frank признала коллекционные женские сумочки наиболее привлекательным видом инвестиций. Рост цен на приобретенные сумки ежегодно рос не менее чем на 13%, а за прошедшую декаду прирост составил 108%. В списке самых выгодных сумок лидирующие позиции заняли знаменитые модели фирмы Hermes, Louis Vuitton и Chanel.

Лидерство Hermes определено тем, что фирма ставит лимит на количество приобретаемых товаров, а также длинный лист ожидания на покупку заветной сумки. В целом, чтобы купить Kelly, Birkin или Constance, нужно пройти девять кругов ада.

Во-первых, история покупок до приобретения сумки должна быть от €3 до €10 тыс, причем в одном бутике, в котором покупатель планирует приобрести сумку. Далее консультант должен решить, «достоин» ли покупатель покупки сумки, ну а если чудо свершилось, то за этим  последует от нескольких месяцев до нескольких лет ожидания заветного аксессуара.

Цена на сумку в бутике Hermes начинается от €7 тыс., а все меры, принимаемые брендом для укрепления идеи эксклюзивности, увеличивают ее цену после выхода из бутика минимум на 10-15%. Очень многие женщины и мужчины не  могут приобрести желанную сумку в бутике. Именно поэтому «вторичный» рынок перепродажи полностью расцветает. 

Также  рынок инвестиций в эксклюзивные сумки выгоден отсутствием налоговых обложений со стороны государства. Самая дорогая сумка в истории – Noloticus Crocodile Himalaya Birkin от Hermes была продана на аукционе Christie’s за рекордные 2,94 млн гонконгских долларов ($382 000). Изделие было выполнено из кожи нильского крокодила и декорировано фурнитурой из белого золота и 245 бриллиантами общим весом почти 10 карат. 

К слову, по законодательству РК, драгоценные камни и драгоценные материалы облагаются индивидуальным подоходным налогом, а налог на предметы искусства в каждой стране разный. Например, в России приобретение либо продажа предметов искусства облагаются налогом 10% от стоимости, так же как и недвижимость; в США налогом облагается не только покупка или продажа, но даже перевозка из штата в штат.

Таким образом, приобретение дорогих сумок кажется наиболее выгодным видом инвестиций. Многие состоятельные люди в целях экономии на налогах при перевозке денег из разных стран вкладывают деньги в сумки и перевозят их без дополнительных трат на налоги государству или отчетов о доходах.

Так было до пандемии COVID-19. Согласно той же консалтинговой фирме Knight Frank, с начала эпидемии цена на лимитированные сумки упала на 50%. Апогеем стала выставленная 1 июня на аукцион Sotheby's Himalaya Birkin с ожидаемой ценой в $85-100 тыс., однако она так и не была продана.

Резким падением цен на акционные сумки эксперты называют невозможность лично осмотреть лот. Покупательская активность на более дешевые сумки онлайн-аукционов не снизилась, но и ежегодный рост цен там не так же заметен, как на рынке коллекционных моделей.

Объяснение тут простое: покупая сумку за $200 тыс., коллекционеры предпочитают вживую осматривать свою покупку, а распространение коронавирусной инфекции сделало это невозможным. Вероятно, сейчас наилучшее время для приобретения коллекционных сумок, ведь после окончания карантинных мер можно предположить, что цены вновь будут подниматься. На сегодняшний же момент наиболее привлекательными инвестициями эксперты называют редкие автомобили, коллекционные вина и виски.

Мадина Ахметова

Подписывайтесь на телеграм-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!