/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 23 438,35 РТС 1 146,53
Hang Seng 24 275,22 KASE 2 243,54
FTSE 100 5 732,81 Brent 34,20
Искусство копий

Искусство копий

В Кастеевке открылась не совсем обычная выставка живописи.

24 Июль 2019 08:30 11991

Искусство копий

Автор:

Ольга Власенко

Фото: Ольга Власенко

«Живопись и графика Китая XIX-ХХ веков» призвана поменять стереотипные представления об искусстве. До этого уже состоялись две выставки, посвященные китайским мифам и легендам, а также прикладному искусству Китая. На всех экспонировались работы из фонда музея, в котором насчитывается около тысячи произведений китайского искусства, в том числе 230 живописных и графических работ. На данной выставке можно увидеть 70 произведений. Куратор китайских выставок Мария Копелиович выбрала интересный ракурс коллекции. О том, в чем заключается своеобразие китайской живописи и графики, особенностях китайского восприятия искусства, а также о философии и технологии работ искусствовед рассказала в эксклюзивном интервью каналу Atameken Business.

Мария Маркеловна, как возникла идея выставки и что на ней представлено, какие направления, художники и стили?

– Экспозиция выставки cоставлена так, чтобы связать китайскую живопись XIX-ХХ века с предстоящей выставкой современной китайской художницы Чжан Биюнь, которая откроется в начале августа. Эта выставка из коллекции фонда призвана познакомить зрителей с историей становления современной живописи Китая, переходом от классического искусства к новым веяниям живописи и графики ХХ века. Чжан Биюнь училась у художника классического периода 40-х годов прошлого века.

В XIX веке в Китае стали появляться художники нового для того времени направления «гохуа». На выставке представлены работы Ци Бай Ши, родившегося в 1860 году и прожившего почти сто лет. Этот художник занимает третье место в мире, как по числу проданных произведений, так и по количеству вырученных за них денег, после Пабло Пикассо и Энди Уорхола. Также на выставке можно увидеть работы, таких, связанных с его творчеством, художников как Сюй Бей Хун, Ма Цзюань и Янь Шу Гуан.

Дело в том, что все представленные на выставке произведения XIX века – копии, сделанные неизвестными мастерами. В традиции китайской живописи существуют два стиля «гунби» и «се-и». «Гунби» в переводе означает тщательная кисть. Художники тщательно выписывают каждую деталь, используя технику разнолинейности. Для передачи пространства и перспективы китайские художники пользуются иными средствами, чем западные живописцы, которые, чтобы создать композицию, опираются на линейную перспективу. Начиная с линии горизонта, западные художники двигаются ближе, изображая более мелкие детали. У художников Китая не существует линии горизонта. Они в своих произведениях создают рассеянную перспективу.

Вы сказали, что на выставке представлены копии произведений. Это снижает ее ценность и значимость?

– На Западе распространено отрицательное отношение к копиям.  В советское время, когда я хотела организовать китайскую выставку, выставлять копии в музее не разрешили. Но в китайской культуре другое отношение к копированию. В сознании китайцев это тоже искусство. Всем известна способность китайцев реагировать на новые веяния. Это касается одежды, обуви, косметики, парфюмерии и других товаров. Уже на следующий день, после появления новинки, они способны создать копию. Они по-другому относятся к «копийным» произведениям, воспринимая копию как воспроизведение нового. Это как деление клеток, когда старые отмирают, уступая место новым. В Китае копии делают современные художники, при этом они работают как старые мастера. Они хорошо знают историю живописи, технологии и могут легко их воспроизводить. Если европейцы узнают, что разглядывали копии на выставке, то могут вернуть билеты. Китайцы же превратили копирование в искусство и умеют ценить копии не меньше оригинальных произведений. Чтобы понять это, нужно посетить «Жун Бао Чжай», компанию в центре Пекина, где с 1674 года существовали сначала лавка, потом мастерская, а сейчас огромный комплекс продажи антиквариата. Здесь реставрируют произведения и делают копии. Там, например, двадцать лет делали тридцать копий – чтобы их сделать нужно было создать 1669 досок. В итоге, автор оригиналов сам не смог отличить свои работы от копий. Просто так копии не делают – только с разрешения автора. Копирование – официальная деятельность и она разрешена на правительственном уровне.

То есть в китайской культуре относятся к копированию как к искусству? Как это связано с производством, основанном на тиражировании? Различают ли китайцы искусство и производство?

– Фактически нет. Тем более, если работа по копированию сделана художником. Законом разрешено делать пять-восемь копий. И они будут считаться за оригинал. Художники после продажи произведения, хотят оставить в своей коллекции его копии. Мы называем их авторским повторением. Если художник ставит свою печать, или подпись, на копии с чужого произведения – это считают подделкой и строго наказывают.

– Расскажите о художниках, копии работ которых мы видим на выставке? Почему именно они удостоились чести быть копированными?

– В основном, здесь копии, более 70 процентов – произведений Ци Бай Ши. Он прошел длинный творческий путь. Художник невероятной трудоспособности – создал более 30 тысяч картин. В основном, в оригинале, китайские художники пишут свитки. Их создавать довольно сложно. В каждом произведении чувствуется рука, видно движение кисти. Такая технология копирования, как ксилография, может работать с цветами и линиями. Поэтому при помощи досок, изготовленных из груши, дерева, которое не деформируется и на разбухает от влаги, удалось копировать несколько художественных техник, в которых автор работал в оригинале. Мы точно не знаем, величайшее ли это мастерство художников-копиистов «Жун Бао Чжай». Но именно там было изготовлено более тысячи ксилографических досок, чтобы передать каждую линию и каждый оттенок цвета. Поэтому создается ощущение, что это не копия, а оригинальное произведение. Определить может только специалист. И специалист сделал заключение, в котором сказано, что это гравюры на дереве. Чтобы передать дух Ци Бай Ши – трудилось огромное количество мастеров.

Ольга Власенко

https://inbusiness.kz/ru/images/original/16/images/i1UZ8LzU.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/16/images/dQUk3kW8.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/16/images/w2fBywCx.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/16/images/wsIgsx4G.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/16/images/u7CdKqPx.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/16/images/vDAVfGee.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/16/images/SI96LzCG.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/16/images/jVcHxTTZ.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/16/images/0HsFx6pR.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/16/images/gr1x07gL.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/16/images/Ul4c19GI.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/16/images/ZnGGmThz.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/16/images/JMzdn0SX.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/16/images/SN0MfPsF.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/16/images/dNUCMU1b.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/16/images/I6c0w20n.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/16/images/GDSA6zzG.jpg

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

«Поиск истины» художницы и стюардессы Николь Карстенс

В Алматы, в Kazarian Art Center, открылась выставка современного искусства. 

11 Март 2020 08:00 2663

«Поиск истины» художницы и стюардессы Николь Карстенс

Фото: Ольга Власенко

Помимо полетов в небе, Николь интересовали искусство и джаз. Она увлеклась богемной атмосферой Нью-Йорка и современной живописью. Культурная жизнь огромнейшего мегаполиса в конце ХХ века была наполнена влиянием поп-арта, концептуализма и нового реализма.

В галерее представлены работы двух периодов, когда художница творила в традициях экспрессионизма, а затем стала создавать объекты контемпорари арт – ready-made. Николь хорошо чувствовала текстуру материала и умела придать обыденным изделиям промышленности эстетическое измерение.

«Пластик, колготки, садовый шланг, или раковина… Синхронно я работаю с элементами, из которых состоит моя жизнь», – говорила художница.

Она интересовалась современной философией искусства. Ее работа заключалась в поиске точки видения для создания удивленного и странного восприятия обыденного. Николь Карстенс была очарована и заинтригована отношением между внешним видом объектов общего пользования и их социальным назначением. Исследуя связь между восприятием и представлением, она обнаружила, что чаще всего эти отношения воспринимаются как должное. А чистое эстетическое восприятие объектов, незамутненное повседневным их употреблением, остается в значительной степени скрытым. Раскрытие тайных смыслов эстетики повседневности стало для нее важной творческой задачей.   

Инсталляция Circumflex изготовлена полностью из резины. Тысячи резиновых ободков сплетают пространство единой кружевной линией. Сначала зрителю оптически может показаться, что они походят на презервативы. Таким образом, ему передается усиливающееся воздействие материала как процесса аморфного размножения на клеточном уровне, пронизывающего все вокруг. Использование резиновых ободков как элементов созвездий также способно вызвать поэтичные ассоциации, отсылая воображение реципиента к призрачным абстракциям.

«Я беру материалы, с которыми работаю, из повседневной жизни: салфетки, пакетики, колготки и другие всем известные промышленные изделия. Я стараюсь деконструировать их формальное присутствие через ощущение жеста, моего собственного жеста, чтобы передать переживание опыта, который является субъективным, но социально закодированным и, следовательно, узнаваемым».

Blue Notes от Thin Air – серия фотографий, сделанных в период, когда Николь Карстенс работала стюардессой. Как и многим художникам, ей нужно было зарабатывать на жизнь, чтобы иметь возможность заниматься искусством. Тогда у нее родилось множество идей для будущих художественных проектов.

Серия уже выставлялась на персональных выставках Николь Карстенс в Роттердаме и Нью-Йорке. Выставка в Алматы организована Nicole Art Sense Foundation (NASF) и является частью проекта MPL «Наведение мостов между Востоком и Западом».

На открытии выставки присутствовал брат художницы, посол Нидерландов в Казахстане, Андре Карстенс, который прочитал трогательные стихи на русском языке в память о своей безвременно ушедшей сестре.

Ольга Власенко

Глобальные смыслы в локальных историях

О ситуации с современным искусством в Казахстане рассказывает директор Aspan Gallery Меруерт Калиева. 

10 Март 2020 08:10 2741

Глобальные смыслы в локальных историях

В этом году галерее исполняется пять лет. За это время было организовано 12 выставок с местными и международными художниками, напечатано 11 книг и каталогов, проведено более 30 лекций и дискуссий. Галерея сотрудничает со многими музеями мира, от Австралии до Кореи и США, размещает работы отечественных художников в международные и местные музеи. 

– Меруерт, какова специфика выставочной деятельности в нашем регионе и чем она отличается от ситуации в странах, где современное искусство более востребовано?

– Для центральноазиатских современных художников характерна работа с локальными ситуациями, от анализа исторических процессов Центрально-Азиатского региона, как у Мельдибекова, до нового взгляда на предметы и ритуалы повседневной жизни, как у Воробьёвых, и изучения философии номадов, как у Хальфина. Многие художники нашего региона говорят о глобальных смыслах через совершенно локальные истории. 

По сравнению с другими странами Центральной Азии в Казахстане более развита инфраструктура: долго работал фонд Сороса, действовали галереи, проходил парад галерей в музее Кастеева. Сейчас подобных организаций/мероприятий меньше, ну и, конечно, если сравнивать с другими странами мира, даже странами ближнего зарубежья, у нас сильный недостаток учебных заведений, специализированных публикаций, галерей, музейных инициатив, фестивалей, литературы, критики. В таких условиях галерее приходится брать на себя очень многое. Многие галереи, например, устраивают образовательные лекции, мастер-классы для самих художников. Галерея «Аспан» проводит  выставки как в своем пространстве, так и в музеях, хотя, конечно, это совершенно другая специфика. Мы публикуем не только каталоги выставок, но и монографии художников и в целом книги об искусстве. Приглашаем международных специалистов делать доклады. На Западе такого рода деятельностью коммерческие галереи занялись только недавно, и только самые крупные галереи, которые хотят отойти от чистой коммерции. У нас же просто нет выбора – кто-то должен это делать. 

– Если попытаться проанализировать историю выставочной деятельности контемпорари арт в нашей стране – какие этапы пройдены? Галерея существует около пяти лет: что изменилось за это время и как?

– Я училась и работала несколько лет за рубежом и, когда вернулась в Казахстан в 2014 году, меня очень удивила ситуация в стране. Многие художники были достаточно известны за рубежом, их представляли галереи в Лондоне, Милане, Гонконге, Брюсселе, Нью-Йорке, но в Казахстане их работы увидеть было негде. Да и художники между собой практически не общались. Все работали в своих мастерских, а что делали другие, узнавали, только если пересекались на совместных международных проектах. Фонд Сороса уже пару лет как закрылся, а новых инициатив было немного. 

Но за эти пять лет много чего произошло: «Артбат фест» с каждым годом становился все более весомым мероприятием, и проведение летней Школы художественного жеста помогло взрастить новое поколение художников, открылось несколько галерей современного искусства, которые, так же как и мы, начали активную деятельность, в Астане была инициирована ежегодная международная выставка Astana Art Show, был основан Центр современной культуры «Целинный», активизировались молодые независимые кураторы. Я вижу очень хорошую динамику, несмотря на то, что многие проекты закрылись после пары лет существования. 

– Какова роль Aspan Gallery и ее задачи?

– Наша задача – продвижение современного искусства Центральной Азии в самом регионе и за рубежом. С гордостью могу сказать, что за пять лет существования мы провели 12 выставок с местными и международными художниками, напечатали 11 книг и каталогов, провели более 30 лекций и дискуссий, сотрудничали со многими музеями мира, от Австралии до Кореи и США, разместили работы наших художников в международные и местные музеи. 

 В 2017 году наши художники Елена и Виктор Воробьёвы стали первыми художниками из Центральной Азии, чьи работы были представлены на главной выставке Венецианской биеннале. Сейчас их инсталляцию, которая показывалась в Венеции, покупает один из самых известных музеев мира. Обязательно сообщу, какой музей, как только будет завершен процесс. 

У нас действительно очень хорошие художники, и мы работаем над тем, чтобы об их творчестве узнали, как у себя в стране, так и по всему миру.  

– Можете рассказать о продюсировании современного искусства: в чем его особенности в нашем регионе, как и кем оно финансируется? 

– За рубежом существует много разных способов финансирования современного искусства: частные, корпоративные или государственные комиссии, когда художнику заказывают работы и сразу оплачивают ее изготовление; галереи, музеи, фонды или другие организации; гранты частные, корпоративные или государственные; бывает, что художники сами финансируют; меценаты или круги меценатов; организации, которые объединяют меценатов, и они совместно финансируют проекты; корпоративные спонсоры.

В последнее время появились менее традиционные способы, как, например, известная художница, занимающаяся перформансом, Марина Абрамович, собрала деньги на свой проект через краудфандинг на Kickstarter

В Казахстане чаще всего художники сами финансируют свои проекты или же им оплачивают изготовление организации, для которых они делают тот или иной проект. В этом случае организации часто требуют, чтобы предмет искусства остался у них в собственности после проведения выставки, и многие художники соглашаются, так как для них важно создать работу. Это неправильно. Мы придерживаемся западной схемы – даже если мы оплатили изготовление, работа принадлежит художнику. 

– Какие политические и социальные задачи ставит и решает современное искусство в Казахстане? В чем отличие от западной практики? Какова идеология современного искусства?

– В современном мире искусство частично взяло на себя роль философии. Если раньше, люди читали философию или поэзию, то сейчас современное искусство в силе ответить на многие экзистенциальные вопросы. Я не думаю, что современное искусство ставит своей целью решить какие-либо политические или социальные вопросы, но в условиях ограниченной свободы слова в центральноазиатских республиках искусство может поднимать многие вопросы, о которых боятся писать или снимать фильмы. Хоть цензура добралась до современного искусства тоже, к счастью, оно не привлекает такого же внимания властей, как публицистика или кинематограф. 

– Какие выставки галерея готовит на 2020 год?

– До 12 апреля в нашем пространстве проходит коллективная выставка ORNAMENTUM, посвященная орнаменту. В конце апреля мы открываем коллективную выставку, посвященную роли художника. В сентябре вас ждет выставка-диалог центральноазиатского художника и всемирно известного художественного дуэта из Германии. И к концу года мы презентуем персональную выставку молодой казахстанской художницы.

Ольга Власенко

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: