/img/tv1.svg
RU KZ
Как AR арт-проекты отражают актуальные проблемы общества

Как AR арт-проекты отражают актуальные проблемы общества

Американский диджитал-художник – о роли новых технологий в искусстве.

08:00 21 Май 2020 8634

Как AR арт-проекты отражают актуальные проблемы общества

Автор:

Айнур Искакова

Джон Крейг Фриман – художник с более чем 30-летним опытом, профессор колледжа New Media Art Emerson в Бостоне, США. В своих работах использует новые технологии, формируя новые формы публичного искусства. Джон изучает влияние глобализации на жизнь отдельных людей в местных сообществах и представлял работы по всему миру – от Лондона до Калининграда. В 2016 году он побывал в Ухани, Китай, в рамках Американского инкубатора искусств ZERO1. В Алматы Джон провел онлайн-встречу на площадке Go Viral на тему: «Дополненная реальность как цифровой инструмент повествования».

Что вызвало у Вас интерес к использованию AR-технологии в арт-работах?

Еще до появления технологии дополненной реальности, с которой начал работать в 2010 году, на протяжении десятилетий я интересовался идеей использования новых медиа для создания форм общественного искусства. Сегодня у большинства людей есть сотовые телефоны, где могут посмотреть на расширенную реальность и геолокации по всему миру. Я же работал с новыми технологиями с начала 1990-х, когда появились первые компьютеры Macintosh, и сделал несколько проектов.

Большое внимание привлек проект «Операция Greenrun», посвященный ядерному оружию, его истории в Соединенных Штатах и Холодной войне. Я жил всего в 13 км к северу от стратегически важной ядерной установки в США. Это были «Скалистые Равнины», где построили системы взрывания плутония для ядерного арсенала США. Местное сообщество активистов и художников считали, что Холодная война и гонка вооружений не закончится до тех пор, пока мы не обратим внимание широкой общественности. «Операция Greenrun» стала именно тем проектом, который приковал внимание СМИ и общественности.

С помощью программы Poster Maker, которая разделяла изображение на сетку и распечатывала сегменты на раннем офисном лазерном принтере, я подготовил 11 билбордных изображений размером 25х102 см каждый. В это время рекламные щиты раскрашивались вручную, и технология печати рекламных щитов появилась спустя пять лет. Это был ранний пример использования новых технологий для создания новых форм общественного искусства.

Место – это когда пространство передает смысл и становится значимым в дополненной реальности. Точно так же, как это сделали рекламные щиты, преобразовав пространство и предав смысл месту. Технология AR – очевидное решение аналогичной проблемы, как придать месту значимость. По этой причине художники и работают с технологиями.

Operation green run

Это интересная область для художников, так как требует определенного чутья и изобретательности. Мне не интересно просто переходить от проекта к проекту, что меня интересует, так это изобретение новой формы.

В середине 1990-х годов я реализовал проект Imaging place/Представляя местность. Это был своего рода прототип проекта виртуальной реальности. Идея заключалась в создании интерфейса, который был бы похож на видеоигру и был интерактивным. Инсталляция представляла собой затемненную комнату с проекцией и навигацией с помощью мышки. Люди могли перемещаться из любой точки мира, встречать других людей и соприкоснуться с их историями. Занимаясь этим проектом десятки лет, я побывал в сотнях мест и городов: от Тайваня, Сан-Пауло, Варшавы до Калининграда.

Imaging Place

Вы помните свою первую выставку и чему была посвящена?

Я проводил выставки еще до того, как пошел в художественную школу. Так, в середине 1980-х, во время учебы в бакалавриате, я написал серию картин «Панорамная граница» и провел выставку. Это были изображения границы США с Мексикой, так как я вырос недалеко от границы. Меня всегда захватывала возможность погрузить зрителя в виртуальный опыт с помощью серии фотореалистичных картин, а не просто смотреть на плоские образы. Будучи еще художником, я стремился найти способы погружения людей в опыт до того, как появились технологии.

Border Panoramic

Какой месседж пытаетесь донести с помощью своих арт-проектов?

Любой художник стремится сделать свою работу отражающей большие идеи своего времени. Я, как правило, бываю политизирован и иногда немного юмористичен по этому поводу. Но я заинтересован во взаимодействии с культурой, в которой живу, и отношусь серьезно к важным проблемам нашего времени, стараясь отразить их в своих работах. Искусство обладает огромным потенциалом для создания новых пониманий. Это воодушевляет меня, как художника. Думаю, что целью создания произведений искусства должно быть достижение глобальной аудитории. В противном случае мы позволим миру остаться в руках крупных технологических корпораций, государств и товарного капитализма. Художник должен участвовать в техдискурсах и стать более глобальным.

Доходят ли месседжи до вашей аудитории? Как узнаете об этом?

Сегодняшние технологии позволяют отследить, кто смотрит конкретную работу. Многие технологии дополненной реальности хранят статистические данные о том, как они используются. Люди присылают скриншоты с проектов, которые реализованы в других странах или находятся далеко. Более того, проекты документируются в истории искусства, потому достигают совершенно другого уровня аудитории спустя даже многие годы.

Ваш любимый проект?

Мой любимый проект всегда предстоящий – следующий. Есть некоторые проекты, над которыми я продолжаю работать, например пограничный проект. В 1980-х написал картину «Панорамная граница», в 2012 году реализовал проект «Пограничный мемориал: Фронтера де лос Муэртос» – AR-проект общественного искусства и мемориал, посвященный тысячам трудящихся-мигрантов, которые погибли на границе США и Мексики в последние годы, пытаясь пересечь пустыню на юго-запад в поисках работы и лучшей жизни. В 2017 году работал над Virtual U.S./Mexico Border/Виртуальная граница между США и Мексикой. Это виртуальный публичный арт-проект, мобильное приложение с расширенной реальностью и музейная выставка, которая позволяет людям погружаться в виртуальный опыт, документировать ключевые локации вдоль границы двух стран, включая людей и истории изгнания, миграции. Многое из того, что я делаю, – это проекты, которые эволюционируют с течением времени. В течение 2020 года намерен проехать по всей протяженности границы от Браунсвилля/Матамороса до Эль-Пасо/Сьюдад-Хуареса, чтобы создать обширную работу с использованием современной технологии сканирования Лидара и аудиозаписывающего оборудования.

Border Memorial: Frontera de los Muertos, Lukeville border crossing, Arizona, 2012

Считаете ли Вы, что традиционные произведения искусства ограничены и будущее будет принадлежать новым формам искусства?

Французский художник Поль Деларош, впервые увидев дагерротип, раннюю фотографию, заявил, что с этого дня живопись мертва. Это было как раз в то время, когда я прибыл в Боулдер для учебы в Университете Колорадо. У нас было новое компьютерное оборудование, и мы устроили выставку художников, которые были первыми пользователями компьютерного оборудования Macintosh. Выставку назвали «Фотография мертва». Это ироничное утверждение, потому что ни живопись не умерла в 1840 году, ни фотографии, которые появились в 1989 году.

Если художник пытается работать со своим временем и участвовать в жизни мира, то его или ее обязательно привлечет новая технология.

Как будет выглядеть искусство в 3030 году?

Новый медиахудожник всегда должен быть в постоянном состоянии становления и погружен в работу. Новые медиа моментально становятся старыми, и, как художнику, необходимо чутко следить за веяниями времени. Мы будем и впредь наблюдать, как технологии пересекаются с человеческим телом. Кроме того, искусственный интеллект – на радаре художников как следующий арт-инструмент. Думаю, мы обязательно услышим об ИИ художниках.

Что для Вас значит быть общественным художником?

Возвращаться к оригинальному и начальному смыслу искусства. Искусство по возможности должно быть доступно широкой общественности. Это своего рода бунтарский отказ от институтов высокой культуры, которыми управляет рынок искусства. Искусство должно играть гораздо более тонкую роль и быть глубоко вовлеченным в культуре, в которой создано. Вместо того чтобы быть просто частью прибыли или статуса на «товарной бирже» человека, который может позволить купить себе картину Пикассо.

Расскажите о своем художественном проекте в городе Ухань, который реализовали в 2016 году.

Портал к альтернативной реальности действовал как точка доступа, где общественность могла погрузиться в виртуальные и дополненные реальности, которые документируют быстро меняющийся город Ухань, Китай. В Ухани я провел 28 дней, где вовлек и расширил возможности молодежи самовыразиться, создав портал в альтернативную реальность. Физическая структура действовала в качестве отправной точки для альтернативной реальности, используя геолокационную технологию дополненной реальности.

Я провел серию выступлений в различных крупных музеях, художественных школах и университетах с целью вовлечь молодежь к участию в интенсивных воркшопах, собрав около 50 человек со всех уголков города. После воркшопа участники разбились на маленькие группы, чтобы определить, какие части города меняются и они хотели бы отразить с помощью дополненной реальности. Впоследствии нескольким группам выделили небольшие средства для реализации их идей, и мы провели выставку их работ.

Portal to an Alternative Reality, ZERO1 American Arts Incubator, Wuhan, China, 2016

Планируете ли реализовать какой-нибудь проект в Алматы в качестве спикера на фестивале Go Viral 2020?

Изначально планировалось, что я приеду в Алматы на фестиваль в июне, но из-за пандемии COVID-19 приезд отложился на осень. Помимо выступления, планирую провести воркшоп, аналогичный тому, который прошел в Ухани. Будет интересно увидеть, как участники воркшопа визуализируют изменения в Алматы и какую форму эти размышления обретут. Планирую на примере реализации нового проекта показать, как осуществляются AR арт-проекты. Возможно, в следующем году будет возможность провести выставку по итогам алматинского проекта.

Как и где люди могут посмотреть Ваши и других цифровых художников работы? Есть ли цифровой музей?

К сожалению, пока цифрового музея нет, но, думаю, мы к этому придем. Однако уже есть инициативные группы, которые стремятся найти способы сохранения и демонстрации AR/VR арт-работ. Мои работы доступны в Apple Store, достаточно лишь в поиске написать мое имя John Craig Freeman. Для пользователей Android-телефонов необходимо скачать приложение Hoverlay в Play Market.

Какие приложения и программы используете и рекомендуете другим художникам?

Программы Apple’s Reality Composer, USDZ и Quicklook позволяют быстро создавать прототипы, но не позволяют публиковать. Чтобы сделать работу публичной, художникам все еще нужно стать разработчиками и использовать SDK (Software Development Kit), такие как Apple's Arkit с использованием Xcode или Arcore от Google для Android, и работа должна пройти обзор приложения. Для более сложных функций требуется SDK (комплексная среда развития), такая как Unity. Браузеры дополненной реальности, такие как Hoverlay, позволяют художникам фокусироваться на контенте и загружать работы на телефоны.

Айнур Искакова, менеджер по коммуникациям Go Viral

https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/j4rDiNH2.png https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/AoAasSB2.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/z1BdJzWs.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/YvOoSooZ.gif https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/i6uLSCvL.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/eanev6W9.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/IYZW39ll.jpg

История в графике

В музее Кастеева открылась выставка Евгения Сидоркина «Мой Казахстан» и состоялась презентация книги об известном советском казахстанском графике «Онтология художественного метода» директора музея Гульмиры Шалабаевой.

14 Октябрь 2020 08:17 914

Фото: Ольга Власенко

Это второе, дополненное издание авторской монографии, которая увидела свет к 90-летию выдающегося художника. Евгений Сидоркин смог глубоко проникнуть в культуру Казахстана и создать яркие характеры мифологических и исторических героев, как воинственных батыров Алпамыса, Камбара, Ер-Таргына, так и изящных казахских красавиц Баян-Сулу и Кыз-Жибек. Он отразил в графике целые страницы казахской истории и народного эпоса. Евгения Сидоркина интересовала не только казахская, но и киргизская культуры, разницу между которыми ему удалось передать в сюжетах и образах, а также стилистически – в орнаментализме. Фольклор для художника – это не просто эстетическое, но и этическое измерение – представления народа о добре и зле, счастье и справедливости, пояснила куратор выставки Кульжазира Мукажанова.

В экспозиции представлены практически все известные серии – «Веселые обманщики», «Казахский эпос», «Читая Сакена Сейфуллина», «Казахские народные игры».  Первой работой, созданной в Казахстане, стали брызжущие задорным смехом и юмором акварельные листы серии «Веселые обманщики» – здесь и веселый Алдар-Косе, и лукавый Жиренше, и беззаботный мальчик из «Сорока небылиц». Серия «Из мглы веков» создавалась Сидоркиным в течение восьми лет, с 1971 по 1979 г. Это станковые произведения, в которых запечатлены размышления художника об истории казахского народа. Он избирает период феодальных междоусобиц – «жестокий век» с его распрями, культом силы, войнами. В 1970-е годы были приняты поездки художников на индустриальные объекты. По впечатлениям от поездки родилась серия «На земле казахстанской», в которую вошли сюжеты, посвященные Байконуру, темиртауской Магнитке, хлеборобам Казахстана. Героями серии стали простые рабочие, их обычные трудовые будни. В 1970-х – начале 1980-го года художник выполняет иллюстрации к роману М. Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города», серию автолитографий «Гаргантюа и Пантагрюэль».

Как отметила автор научной монографии Гульмира Шалабаева, уникальность этого художника в том, что он первым стилизовал в графическом языке звериный стиль. В Казахстане уже не создают таких высокопрофессиональных и филигранных станковых произведений, рассматривая графику больше как иллюстрацию. Это трудоемкое и сложное для восприятия искусство сейчас не популярно. Поэтому знакомство с творчеством классика казахстанского искусства становится особо значимым и ценным событием для зрителей. Выставку можно посмотреть до 9 ноября.

Ольга Власенко


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Как коронавирус мешает театрам и ЦКЗ зарабатывать

Их бизнес в «коронавирусное» время несет убытки.

12 Октябрь 2020 09:07 1083

С сентября театрам разрешили работать, сохраняя заполняемость не более 50% и не более 50 человек, сообщает портал finprom.kz.

Объем услуг в области творчества, искусства и развлечений за первое полугодие текущего года составил 21,4 млрд тг – на 16,8% меньше, чем за аналогичный период прошлого года (ИФО – 79,2%). Это первое сокращение за последние 5 лет.

В отличие от кинотеатров, которым все еще запрещено работать, театрам разрешено открыться при условии заполняемости не более 50% и не более 50 человек, с регистрацией на портале infokazakhstan.kz, сообщает МЗ РК.

Сокращение объема услуг в области творчества, искусства и развлечений по РК было отмечено лишь в трех регионах: в столице (−43,5%), Алматы (−31,5%) и Атырауской области (−32,8%). При этом на эти регионы приходится более половины услуг в секторе.

ТОП-3 регионов по объему услуг составляют Нур-Султан (5 млрд тг), Алматы (4,2 млрд тг), а также Карагандинская область (2 млрд тг, причем здесь отмечен самый большой рост среди регионов РК – на 63,4%).

Прирост объема услуг в секторе показали театральная деятельность (на 202,6 млн тг, или 1,9%, до 10,8 млрд тг) и деятельность цирков (на 109,3 млн тг, или 22,1%, до 604,9 млн тг).

Самое больше сокращение услуг наблюдается в области художественного и литературного творчества (почти на 3 млрд тг, или 69,5%, до 1,3 млрд т) и в сфере деятельности концертных и театральных залов (на 968,2 млн тг, или 53,8%, до 832,7 млн тг).


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!