/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 434,31 Brent 36,55
Как AR арт-проекты отражают актуальные проблемы общества

Как AR арт-проекты отражают актуальные проблемы общества

Американский диджитал-художник – о роли новых технологий в искусстве.

08:00 21 Май 2020 5792

Как AR арт-проекты отражают актуальные проблемы общества

Автор:

Айнур Искакова

Джон Крейг Фриман – художник с более чем 30-летним опытом, профессор колледжа New Media Art Emerson в Бостоне, США. В своих работах использует новые технологии, формируя новые формы публичного искусства. Джон изучает влияние глобализации на жизнь отдельных людей в местных сообществах и представлял работы по всему миру – от Лондона до Калининграда. В 2016 году он побывал в Ухани, Китай, в рамках Американского инкубатора искусств ZERO1. В Алматы Джон провел онлайн-встречу на площадке Go Viral на тему: «Дополненная реальность как цифровой инструмент повествования».

Что вызвало у Вас интерес к использованию AR-технологии в арт-работах?

Еще до появления технологии дополненной реальности, с которой начал работать в 2010 году, на протяжении десятилетий я интересовался идеей использования новых медиа для создания форм общественного искусства. Сегодня у большинства людей есть сотовые телефоны, где могут посмотреть на расширенную реальность и геолокации по всему миру. Я же работал с новыми технологиями с начала 1990-х, когда появились первые компьютеры Macintosh, и сделал несколько проектов.

Большое внимание привлек проект «Операция Greenrun», посвященный ядерному оружию, его истории в Соединенных Штатах и Холодной войне. Я жил всего в 13 км к северу от стратегически важной ядерной установки в США. Это были «Скалистые Равнины», где построили системы взрывания плутония для ядерного арсенала США. Местное сообщество активистов и художников считали, что Холодная война и гонка вооружений не закончится до тех пор, пока мы не обратим внимание широкой общественности. «Операция Greenrun» стала именно тем проектом, который приковал внимание СМИ и общественности.

С помощью программы Poster Maker, которая разделяла изображение на сетку и распечатывала сегменты на раннем офисном лазерном принтере, я подготовил 11 билбордных изображений размером 25х102 см каждый. В это время рекламные щиты раскрашивались вручную, и технология печати рекламных щитов появилась спустя пять лет. Это был ранний пример использования новых технологий для создания новых форм общественного искусства.

Место – это когда пространство передает смысл и становится значимым в дополненной реальности. Точно так же, как это сделали рекламные щиты, преобразовав пространство и предав смысл месту. Технология AR – очевидное решение аналогичной проблемы, как придать месту значимость. По этой причине художники и работают с технологиями.

Operation green run

Это интересная область для художников, так как требует определенного чутья и изобретательности. Мне не интересно просто переходить от проекта к проекту, что меня интересует, так это изобретение новой формы.

В середине 1990-х годов я реализовал проект Imaging place/Представляя местность. Это был своего рода прототип проекта виртуальной реальности. Идея заключалась в создании интерфейса, который был бы похож на видеоигру и был интерактивным. Инсталляция представляла собой затемненную комнату с проекцией и навигацией с помощью мышки. Люди могли перемещаться из любой точки мира, встречать других людей и соприкоснуться с их историями. Занимаясь этим проектом десятки лет, я побывал в сотнях мест и городов: от Тайваня, Сан-Пауло, Варшавы до Калининграда.

Imaging Place

Вы помните свою первую выставку и чему была посвящена?

Я проводил выставки еще до того, как пошел в художественную школу. Так, в середине 1980-х, во время учебы в бакалавриате, я написал серию картин «Панорамная граница» и провел выставку. Это были изображения границы США с Мексикой, так как я вырос недалеко от границы. Меня всегда захватывала возможность погрузить зрителя в виртуальный опыт с помощью серии фотореалистичных картин, а не просто смотреть на плоские образы. Будучи еще художником, я стремился найти способы погружения людей в опыт до того, как появились технологии.

Border Panoramic

Какой месседж пытаетесь донести с помощью своих арт-проектов?

Любой художник стремится сделать свою работу отражающей большие идеи своего времени. Я, как правило, бываю политизирован и иногда немного юмористичен по этому поводу. Но я заинтересован во взаимодействии с культурой, в которой живу, и отношусь серьезно к важным проблемам нашего времени, стараясь отразить их в своих работах. Искусство обладает огромным потенциалом для создания новых пониманий. Это воодушевляет меня, как художника. Думаю, что целью создания произведений искусства должно быть достижение глобальной аудитории. В противном случае мы позволим миру остаться в руках крупных технологических корпораций, государств и товарного капитализма. Художник должен участвовать в техдискурсах и стать более глобальным.

Доходят ли месседжи до вашей аудитории? Как узнаете об этом?

Сегодняшние технологии позволяют отследить, кто смотрит конкретную работу. Многие технологии дополненной реальности хранят статистические данные о том, как они используются. Люди присылают скриншоты с проектов, которые реализованы в других странах или находятся далеко. Более того, проекты документируются в истории искусства, потому достигают совершенно другого уровня аудитории спустя даже многие годы.

Ваш любимый проект?

Мой любимый проект всегда предстоящий – следующий. Есть некоторые проекты, над которыми я продолжаю работать, например пограничный проект. В 1980-х написал картину «Панорамная граница», в 2012 году реализовал проект «Пограничный мемориал: Фронтера де лос Муэртос» – AR-проект общественного искусства и мемориал, посвященный тысячам трудящихся-мигрантов, которые погибли на границе США и Мексики в последние годы, пытаясь пересечь пустыню на юго-запад в поисках работы и лучшей жизни. В 2017 году работал над Virtual U.S./Mexico Border/Виртуальная граница между США и Мексикой. Это виртуальный публичный арт-проект, мобильное приложение с расширенной реальностью и музейная выставка, которая позволяет людям погружаться в виртуальный опыт, документировать ключевые локации вдоль границы двух стран, включая людей и истории изгнания, миграции. Многое из того, что я делаю, – это проекты, которые эволюционируют с течением времени. В течение 2020 года намерен проехать по всей протяженности границы от Браунсвилля/Матамороса до Эль-Пасо/Сьюдад-Хуареса, чтобы создать обширную работу с использованием современной технологии сканирования Лидара и аудиозаписывающего оборудования.

Border Memorial: Frontera de los Muertos, Lukeville border crossing, Arizona, 2012

Считаете ли Вы, что традиционные произведения искусства ограничены и будущее будет принадлежать новым формам искусства?

Французский художник Поль Деларош, впервые увидев дагерротип, раннюю фотографию, заявил, что с этого дня живопись мертва. Это было как раз в то время, когда я прибыл в Боулдер для учебы в Университете Колорадо. У нас было новое компьютерное оборудование, и мы устроили выставку художников, которые были первыми пользователями компьютерного оборудования Macintosh. Выставку назвали «Фотография мертва». Это ироничное утверждение, потому что ни живопись не умерла в 1840 году, ни фотографии, которые появились в 1989 году.

Если художник пытается работать со своим временем и участвовать в жизни мира, то его или ее обязательно привлечет новая технология.

Как будет выглядеть искусство в 3030 году?

Новый медиахудожник всегда должен быть в постоянном состоянии становления и погружен в работу. Новые медиа моментально становятся старыми, и, как художнику, необходимо чутко следить за веяниями времени. Мы будем и впредь наблюдать, как технологии пересекаются с человеческим телом. Кроме того, искусственный интеллект – на радаре художников как следующий арт-инструмент. Думаю, мы обязательно услышим об ИИ художниках.

Что для Вас значит быть общественным художником?

Возвращаться к оригинальному и начальному смыслу искусства. Искусство по возможности должно быть доступно широкой общественности. Это своего рода бунтарский отказ от институтов высокой культуры, которыми управляет рынок искусства. Искусство должно играть гораздо более тонкую роль и быть глубоко вовлеченным в культуре, в которой создано. Вместо того чтобы быть просто частью прибыли или статуса на «товарной бирже» человека, который может позволить купить себе картину Пикассо.

Расскажите о своем художественном проекте в городе Ухань, который реализовали в 2016 году.

Портал к альтернативной реальности действовал как точка доступа, где общественность могла погрузиться в виртуальные и дополненные реальности, которые документируют быстро меняющийся город Ухань, Китай. В Ухани я провел 28 дней, где вовлек и расширил возможности молодежи самовыразиться, создав портал в альтернативную реальность. Физическая структура действовала в качестве отправной точки для альтернативной реальности, используя геолокационную технологию дополненной реальности.

Я провел серию выступлений в различных крупных музеях, художественных школах и университетах с целью вовлечь молодежь к участию в интенсивных воркшопах, собрав около 50 человек со всех уголков города. После воркшопа участники разбились на маленькие группы, чтобы определить, какие части города меняются и они хотели бы отразить с помощью дополненной реальности. Впоследствии нескольким группам выделили небольшие средства для реализации их идей, и мы провели выставку их работ.

Portal to an Alternative Reality, ZERO1 American Arts Incubator, Wuhan, China, 2016

Планируете ли реализовать какой-нибудь проект в Алматы в качестве спикера на фестивале Go Viral 2020?

Изначально планировалось, что я приеду в Алматы на фестиваль в июне, но из-за пандемии COVID-19 приезд отложился на осень. Помимо выступления, планирую провести воркшоп, аналогичный тому, который прошел в Ухани. Будет интересно увидеть, как участники воркшопа визуализируют изменения в Алматы и какую форму эти размышления обретут. Планирую на примере реализации нового проекта показать, как осуществляются AR арт-проекты. Возможно, в следующем году будет возможность провести выставку по итогам алматинского проекта.

Как и где люди могут посмотреть Ваши и других цифровых художников работы? Есть ли цифровой музей?

К сожалению, пока цифрового музея нет, но, думаю, мы к этому придем. Однако уже есть инициативные группы, которые стремятся найти способы сохранения и демонстрации AR/VR арт-работ. Мои работы доступны в Apple Store, достаточно лишь в поиске написать мое имя John Craig Freeman. Для пользователей Android-телефонов необходимо скачать приложение Hoverlay в Play Market.

Какие приложения и программы используете и рекомендуете другим художникам?

Программы Apple’s Reality Composer, USDZ и Quicklook позволяют быстро создавать прототипы, но не позволяют публиковать. Чтобы сделать работу публичной, художникам все еще нужно стать разработчиками и использовать SDK (Software Development Kit), такие как Apple's Arkit с использованием Xcode или Arcore от Google для Android, и работа должна пройти обзор приложения. Для более сложных функций требуется SDK (комплексная среда развития), такая как Unity. Браузеры дополненной реальности, такие как Hoverlay, позволяют художникам фокусироваться на контенте и загружать работы на телефоны.

Айнур Искакова, менеджер по коммуникациям Go Viral

https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/j4rDiNH2.png https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/AoAasSB2.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/z1BdJzWs.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/YvOoSooZ.gif https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/i6uLSCvL.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/eanev6W9.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/IYZW39ll.jpg

В ГАТОБ им. Абая проходит онлайн-конкурс «Абай әндері» для непрофессиональных исполнителей

Он приурочен к завершению 86-го театрального сезона и 175-летию великого поэта и мыслителя. Для участия нужно было исполнить любимое произведение Абая Кунанбаева, записать и отправить видео со своим исполнением

03 Август 2020 13:31 341

В ГАТОБ им. Абая проходит онлайн-конкурс «Абай әндері» для непрофессиональных исполнителей

«В честь 175-летия Абая в 2020 году планировалось провести международный фестиваль с участниками из стран ТЮРКСОЙ. Однако из-за пандемии все мероприятия пришлось отложить. Но мы все же решили провести онлайн-конкурс и привлечь к нему непрофессиональных исполнителей разных возрастных категорий. Ведь Абай – народный поэт. Таким образом мы расширяем границы для творчества, не ограничиваем исполнителей и в жанрах, исполнять произведения они могут как сольно, так и в ансамбле. Также конкурс призван выявлять таланты. По окончании честного онлайн-голосования все победители получат грамоты и дипломы от организаторов, а наиболее отличившихся исполнителей пригласят на концерты в рамках проекта «Галерея Арте приглашает!» – пояснила директор ГАТОБ Ая Калиева.

Как поделился в интервью inbusiness.kz руководитель оперной труппы КГАТОБ им. Абая Нуржан Бажекенов, уже получено порядка 70 заявок:

«Возрастных ограничений не существует, можно участвовать начиная с четырех лет и до пенсионного возраста включительно. Распределение происходит по четырем возрастным номинациям: от 4 до 14, от 15 до 24 и от 25 до 44, а также от 45 и выше. Из тех заявок, которые я прослушал, можно отметить детские голоса. Это талантливые ребята, с хорошим потенциалом, способные в дальнейшем на профессиональный рост».

Нуржан, что Вы можете сказать об уровне конкурсантов? Совпали ли Ваши ожидания с действительностью?

Сложность в том, что песен Абая Кунанбаева не так много. На слуху у всех одни и те же, больше всего исполняют «Көзімнің қарасы», «Айттым салем, Қаламқас!», «Желсиз тунде жарык ай». Кто-то – а капелла, другие под сопровождение «минусовки», домбры и даже под фортепиано. В конкурсе принимают участие и ансамбли.

Предполагалось, что он будет среди профессиональных исполнителей. Но карантин внес свои коррективы. Сначала мероприятие отменили, но потом вместе с министерством культуры и спорта руководство нашего театра приняло решение провести его в онлайн-режиме в более упрощенном варианте – для тех, кто только учится вокалу. Первоначально мы хотели сделать этот конкурс международным, но не получилось.

Я хочу предложить проводить его раз в год или раз в два года, чтобы он стал традиционным. И в будущем сделать его профессиональным. Сейчас среди непрофессиональных исполнителей к нему большой интерес. Видимо, еще не все успели подать заявки и не все уяснили положения и требования конкурса. Некоторые прислали неправильно оформленные видео, не выполнили требований и не попали в программу.

Среди конкурсантов немало ребят с красивыми голосами – лишний раз убеждаешься, что в Казахстане певческое творчество будет процветать еще долго. Некоторые участники подготовились основательно, оделись в красивые национальные костюмы, объявляли свой выход, как на концерте. Надо прослушать всех и отобрать фаворитов. Хотя среди детей выбирать будет сложно.

Встречаются ли какие-то неожиданные современные авторские интерпретации традиционных произведений?

Я приверженец классического исполнения Абая, так как сам певец классического стиля. Во время прослушивания видео с выступлениями детей и подростков заметил мальчика из Алматы, который исполнял красиво и классически культурно. Видно, что ребенок учился искусству исполнения, голос у него ровный, поставленный, все регистры выровнены, нотки одинаковые. Есть более эстрадные исполнители. В нашем конкурсе все простительно и возможны разные варианты, потому что это конкурс для непрофессионалов. Если бы мы судили профессионалов, то смотрели бы только на классическую манеру. Хочу пожелать, чтобы конкурс процветал и с его помощью творчество поэта и мыслителя Абая популяризировалось все больше и находило своих поклонников, как в ближнем, так и в дальнем зарубежье. 

В «Абай әндері онлайн» принимают участие исполнители всех возрастов, начиная от самых юных, с шести лет, и заканчивая самым почтенным поколением, 72 года. Участники отправили заявки со всех уголков Казахстана: из Алматы, Талдыкоргана, Караганды, Кызылорды, Жанаозена, Кызылординской области, Павлодара, Туркестанской области, Нур-Султана, Усть-Каменогорска, Семея, Тараза, Экибастуза, Актобе, Аркалыка и Монголии. Прием заявок продлится до 9 августа. За понравившегося исполнителя можно проголосовать на официальном YouTube-канале театра Abay Theatre.

Ольга Власенко


Подпишитесь на наш канал Telegram!

От виртуальности взгляда – к подлинности тела

В музее Кастеева открылась виртуальная выставка основателя казахстанского контемпорари арт Рустама Хальфина.

28 Июль 2020 11:55 1304

От виртуальности взгляда – к подлинности тела

Фото: Ольга Власенко

Об особенностях создания «Автопортрета без зеркала» рассказывает искусствовед и куратор Екатерина Резникова.

Екатерина, расскажите, в чем заключалась суть работы над виртуальной выставкой и чем она отличается от реальной?

Наша задача – сделать виртуальную выставку таким образом, чтобы зритель, не имеющий возможности реально прийти в музей и вступить в непосредственный контакт с произведениями искусства, ощутил эффект погружения в искусство. Сам подготовительный этап мало чем отличается от создания стандартной экспозиции. Как мы видим, этот элемент реальности обязательно присутствует как базис. Поэтому первая задача – подготовка экспозиции, работа с текстом, написание аннотации и информационное оповещение. Сложность виртуального формата состоит в том, чтобы создать эффект присутствия для виртуального зрителя. Здесь большую роль играют оператор и монтажер. Наша команда блестяще справилась, хочу поблагодарить за прекрасную операторскую работу Коблана Альдибекова (ГаламАрт production), а также Карину Крылову за профессиональный монтаж. Благодаря искусному видео- и аудиоряду удалось создать ощущение живого присутствия на выставке, а также максимально полно раскрыть ее идею.

Карантин, поставив нас всех в новые условия существования, обозначил и новые перспективы. Открылось понимание, что многие вещи можно делать дистанционно, в цифровом формате. Хотя многие отмечают, что виртуальный контент не отменяет живого присутствия на выставке или спектакле, наш музей в это трудное время не отдалился от своего зрителя и сумел найти выход из сложившегося положения, сделав виртуальное наполнение более эффектным и содержательным, чтобы зритель не чувствовал себя оторванным.

Как создавалось виртуальная выставка работ Рустама Хальфина?

Конечно же, это не прямая трансляция, а заранее записанный материал. Он сделан совместно с партнером музея, соорганизатором выставки и основателем галереи «Тенгри Умай» Владимиром Филатовым, который стал инициатором ее проведения. Поэтому с самого начала сценарий, планирование и этапы практической реализации, что говорить и в какой последовательности выстроить повествование - мы обсуждали сообща. В итоге, складывается ощущение живого присутствия, возникает понимание эволюции художника, как в реальном экспозиционном, так и в виртуальном пространстве. Мы разворачивали выставку согласно ретроспективе развития художника, начиная с ранних работ начала 80-х и вплоть до произведений последних годов его жизни в двухтысячных, которые стали финальным акцентом видеопрезентации. Отличие виртуальной выставки от живой в том, что электронный девайс становится медийным, промежуточным, звеном между зрителем и экспозицией. Успех зрительского восприятия зависит от соотношения формы и содержания визуального контента. И как следствие можно говорить, состоялась виртуальная выставка или нет.

Рустам Хальфин занимался проблемой соотношения тела и пространства. Одно дело, физическое, чувственно-воспринимаемое пространство, окружающее нас в обыденном смысле. Другое – встраивающееся в него виртуальное, в котором мы проводим все больше времени. Как виртуальность меняет представления о теле, ощущения тела в пространстве?

Когда мы начали выстраивать пространство экспозиции подготовка любой выставки реальной, или виртуальной – командная работа. В ней задействованы сам разные подразделения музея, отдел экспозиции занимается выстраиванием экспозиционного пространства, информационный отдел оповещает и информирует общество, организует пиар-компанию. Куратор занимается подготовкой текстов и является главным координатором. Повествование в кадре позволяет создать эффект погружения. Выстраивая экспозицию, мы стремились представить этапы развития автора и показать цельность арт-серий, не разбивая их. Виртуальный формат позволяет показать, как строилась экспозиция так, чтобы она впечатлила зрителя цельностью и красотой. Мы сделали цветовое зонирование зала, бордовая, белая и графитовая стены органично подошли для авангардных работ Хальфина. Именно выставка позволяет взглянуть на творчество со стороны. Поэтому неудивительно, что я часто слышу мнения художников: «Работы в зале музея выглядят совершенно иначе, чем в пространстве мастерской!» Любое экспозиционное пространство раскрывает произведения и позволяет звучать им по-новому.

Рустам Хальфин создавал свои этюды как экспериментальные работы, не собираясь превращать их в большие живописные полотна. Они представлены на горизонтальном планшете в центре зала. Это просто экспериментальные живописные поиски чашечно-купольной системы и ее реализации, того, что внедрял Владимир Стерлигов, и что затем его ученики трансформировали в своих произведениях. Более крупноформатные работы, пластическая пастозная живопись тоже смотрятся органично. В центре зала мы видим гипсовые слепки-пулоты и произведения из серии «Шкура художника» и, которые можно отнести к художественной инсталляции. Они расположены в промежуточном пространстве, просвете зала, не будучи приближенными к поверхности стены. Их пребывание и звучание гармонично. Белая стена представляет работы позднего периода – Хальфинские пулоты. Если раньше многое осмысливалось и интерпретировалось сквозь творчество мировых художников Матисса и Малевича, то в поздних работах появляется уже свое осмысление, поэтому они не похожи ни на что и ни на кого более. В них раскрылся авторский дар Хальфина, его художественное видение. Финальный акцент стал объединяющим началом и кульминацией, выразительной точкой, которая впитала и раскрыла в себе авторскую специфику художника.

С помощью языка абстракционизма Рустам Хальфин деконструирует фигуративную живопись, изображающую привычную визуальную реальность в плоскости лица, пытаясь вернуться к переживанию тела как подлинной реальности.

Виртуальную выставку «Рустам Хальфин: автопортрет без зеркала» можно посмотреть на странице музея.

Ольга Власенко


Подпишитесь на наш канал Telegram!