Как любовь к бизнесу помогла в десять раз увеличить продажи в пандемию

Как любовь к бизнесу помогла в десять раз увеличить продажи в пандемию

09:48 05 Октябрь 2020 8235

Как любовь к бизнесу помогла в десять раз увеличить продажи в пандемию

Автор:

Мадина Ерик

Детокс, суперфуды, органика, ПП – это термины, которыми сыплют сегодня сторонники здорового образа жизни.

Таких, скажем, совсем немало, а как выяснилось, за месяцы карантина стало больше в разы. Такие выводы делает сооснователь компании Algos Михаил Вареницын. Продажи на их продукт – первую в мире капсулированную живую спирулину – выросли в 10 раз за время пандемии. В интервью корреспонденту Inbusiness.kz Михаил рассказал о том, насколько серьезно сегодня казахстанцы озабочены своим здоровьем, как обстоят дела с научными открытиями и производством ноу-хау в этой области.

Михаил, разговор с Вами, как мне кажется, сегодня особенно актуален на фоне поиска и тестирования спасительной вакцины от коронавируса. Возможно, это мое дилетантское мнение, и такая параллель неуместна, тем не менее, хочу спросить, насколько сегодня вообще в Казахстане созданы условия для того, чтобы что-то изобретать в фармацевтике, производить, делать это ноу-хау открытием если не мирового, то республиканского масштаба?

Несмотря на то, что мы не являемся фармацевтической компанией, я попытаюсь ответить на этот вопрос. Я считаю, что в Казахстане сейчас довольно-таки благоприятные условия для того, чтобы начинать бизнес. Это связано с теми факторами, которые на первый взгляд могут показаться минусами: дешевая валюта, низкая по сравнению с мировым рынком оплата труда. Но при этом здесь есть достаточно большое количество интеллектуальных ресурсов. Это и старшее поколение, и молодые ученые, которые проходили обучение не только в Казахстане, но и за рубежом. В целом у нас очень хорошие условия для того, чтобы купить землю, поставить или арендовать помещение. Под боком Китай, где можно закупить все необходимое оборудование, наладить логистику. То есть начинать подобный бизнес не требует слишком больших затрат. Плюс государство, я считаю, активно способствует появлению нового производства, особенно наукоемкого, давая различные гранты. Информация об этом доступна на сайтах, и, думаю, государство само ищет интересные проекты, которые можно было бы проинвестировать. Что касается привлечения частных инвестиций в подобные проекты, то в фармацевтику их, возможно, привлекать довольно просто. А если говорить о каких-то фундаментальных разработках в области биотехнологий, то, конечно, вдолгую вкладываться наши инвесторы не привыкли.

По Вашим наблюдениям, заботятся ли казахстанцы о своем здоровье, не экономят на полезном?

Да, есть аудитория, которая уделяет много внимания своему здоровью. В первую очередь это, конечно же, женщины, особенно те, у которых есть дети, семьи. Они заботятся не только о своем здоровье, но и о здоровье своих родственников, окружения. В целом мы считаем, что с женщины начинается оздоровление нации. Мы в этом направлении активно работаем, то есть не только в плане производства продукта, но и в информировании – обучаем, разъясняем и так далее.

Вы позиционируете себя как первый в мире производитель живой спирулины. Не сильно амбициозно? Расскажите, как начинали производство, почему выбор пал именно на производство этого продукта? Что еще Вы производите такого, что можно назвать открытием в мире фармацевтики и медицины?

Мы не первые в мире производители живой спирулины. Мы заявляем, что мы производим первую в мире капсулированную живую спирулину. Объясню, в чем разница: производство спирулины связано с культивацией живой микроводоросли – то есть все производители на выходе получают ее в живом виде. Но затем продукт, как правило, сушится, прессуется в таблетки или продается в виде порошка. Наше же ноу-хау состоит в том, что мы научились капсулировать спирулину в том виде, в котором она вырастает, то есть в живом. Благодаря этому спирулина лучше усваивается организмом, облегчается ее транспортировка, процесс употребления. Для некоторых потребителей также имеют значение ее эстетические качества. Например, запах, потому что не всем запах спирулины может быть приятен. Кроме того, увеличивается срок хранения при сохранении всех полезных свойств. Это и отличает нас от всех производителей, в том числе мировых. Интересно, что изначально предприятие задумывалось как биофабрика по производству биодобавок для животноводства. Когда меня пригласили, сначала как внешнего консультанта-маркетолога, я, увидев все патенты, технологии и идеи ученого Фархада Омарова, предложил вместо данного направления развивать направление суперфудов для людей. Таким образом, основываясь на патенте Фархада и штамме спирулины, который задепонирован в Испании, мы стали первым казахстанским производителем спирулины, причем в уникальном виде.

Известно, что Вы сменили локацию производства. Из Туркестанской области переехали в пригород Алматы. Объясняете это лучшими условиями. В регионах сегодня сложно что-то производить?

Смена локации связана с двумя основными факторами. Во-первых, это качество воды. Та, что была доступна нам в тогда еще Южно-Казахстанской области, была значительно хуже той, что мы пользуемся здесь, под Алматы. Вторая причина – логистика, кадровый состав и в целом удобство управления производством. То есть, имея завод под Алматы, мы имеем доступ к лучшим кадрам, к лучшим логистическим условиям и прочим аспектам, которые облегчают процесс управления производством.

Недавно мы публиковали материал о процессах регистрации медикаментов, БАДов у нас в Казахстане. Выяснилось, есть затруднения с регистрацией на территории ЕАЭС. Как вы решили эти вопросы для своего продукта, что в целом думаете о едином для ЕАЭС фармацевтическом пространстве?

Как я уже говорил, мы не относимся к фармацевтическому пространству. Но в целом, что касается регистрации БАДов, я бы не сказал, что в этом процессе есть что-то затруднительное. При условии, что все документы и состав продукции в порядке, то никаких сложностей быть не должно. Возможно, пандемия и связанные с ней трудности, например, то, что не все органы функционировали в прежнем режиме, как-то могли осложнять процесс, но, скажем так, в мирное время, это не составляет больших сложностей, кроме временных затрат. Регистрация может занять год и больше, но, повторюсь, я бы не сказал, что в ней есть что-то трудное, в случае если у вас достойный продукт.

В нашем предварительном разговоре Вы упомянули цифру – в 10 раз поднялись продажи в карантинный период. В домашней изоляции казахстанцы активно занимались своим здоровьем? И как Вам удавалось эти продажи реализовывать в условиях ограничений?

Действительно, мы очень сильно выросли в продажах во время пандемии. Связано это, конечно, с тем, что многие обратили внимание на вопрос собственного здоровья. Плюс наша программа лояльности, существующая в рамках компании, позволяющая людям получать не только полезный продукт, но и дополнительный доход во время вынужденного простоя многих предприятий, а также дополнительные бонусы и сам продукт на бесплатной основе. То, что мы изначально ориентировались на продажи онлайн, наверное, и стало главным фактором, который позволил во время пандемии не просто не остановиться, но и сильно вырасти.

Давайте под бизнес-углом поговорим о Вашем производстве. Сколько вложений требует запуск завода по аналогичному производству у нас, в Казахстане, на что нужно потратиться? Насколько такое производство доходно, поделитесь цифрами?

Какие бы у вас ни были финансовые возможности, если у вас не будет азарта, запала, желания, любви к этой сфере бизнеса, к самому бизнесу, ничего не получится. Потому что здесь очень многое зависит от энтузиазма человека, от того, насколько он вовлечен в бизнес-процессы, насколько он понимает, что происходит, насколько человек может быть гибкий, насколько он готов рисковать и ждать результата. Пожалуй, основные вложения, которые требуются, они такого характера. Но в любом случае, если вы хотите строить сложное производство, вам нужно будет инвестировать. Я не могу, к сожалению, раскрыть точную сумму, но могу сказать, что более двух миллионов долларов было проинвестировано в производство на начальном этапе. Но, какие бы деньги вы ни инвестировали, я хочу это подчеркнуть, если вы заходите в область биотехнологий и не понимаете или не любите эту отрасль, не хотите ей углубленно заниматься, то никакие деньги здесь не помогут построить хороший стартап с положительной экономикой.

Михаил, а как решаете вопрос с конкуренцией? Понятно, есть оригинальность, скажем, даже эксклюзивность. Но то обилие биодобавок, которое мы видим на аптечных полках, заставляет думать, что рынок очень насыщен. И как часто казахстанский покупатель выбирает местное производство, несмотря на зазывные импортные этикетки. Как, кстати, у вас дела с ценами, насколько они приемлемы?

Честно говоря, в выстраивании маркетинга мы не опираемся на данные конкурентов, мы опираемся на собственную эксклюзивность, на сам продукт, и на то, что продукт создан в Казахстане. Мы идем своим путем, выстраивая понимание преимуществ и отличий, которые дает наш продукт. Нам не надо использовать рекламу на ТВ, чтобы охватить широкую аудиторию, потому что мы считаем, что прежде всего нужно выстраивать знания о культуре потребления суперфудов, а потом уже делать какие-то масштабные кампании. Понимание и информированность нашего общества в данный момент в недостаточной степени соответствует тому, чтобы запускать широкие рекламные кампании. Поэтому мы «бьем» очень точечно – работаем с информацией, с образовательной частью. Естественно, в этом процессе мы показываем, чем мы отличаемся – делаем упор на нашу оригинальность, на то, что мы казахстанская компания. И многих это мотивирует на то, чтобы делиться информацией о продукте. То есть технология сарафанного радио, которая давно известна, она прекрасно работает в нашем случае. Ценовая политика. Мы не дешевые, но и не могу сказать, что мы работаем в премиальном сегменте. То есть я считаю, что мы работаем в среднем ценовом сегменте. Конечно, на начальном этапе, когда у нас не было отзывов, результатов, было сложно обосновывать эту цену. Но еще раз повторюсь, что мы тратили огромное количество усилий на информирование, образование нашей клиентской базы, мы делились знаниями, мы привлекали ученых, устраивали выступления, форумы, собрания, записывали большое количество видеороликов, таким образом выстраивая то, чем мы отличаемся от конкурентов, и обосновывали стоимость.

Успехов, спасибо за беседу!

Мадина Ерик


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Материалы по теме:

akimy-i-ih-zarplaty

miir-planiruet-na-dva-goda-prodlit-zapret-na-vyvoz-loma-cvetnyh-metallov

sentyabrskij-rejting-zarplat-top-menedzherov-kazahstana

nebo-ne-dlya-vseh

obzor-zarubezhnykh-novostey-ot-bloomberg-podgotovil-inbusinesskz-26365

загрузка

×