/img/1920х100.png
/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 379,41 Brent 36,55
Какие дома в Алматы признаются ветхими

Какие дома в Алматы признаются ветхими

И что предлагается жильцам снесенных строений.

10:26 20 Октябрь 2019 13049

Какие дома в Алматы признаются ветхими

Автор:

Елена Тумашова

«Такого юридического понятия, как «ветхий дом», в казахстанском законодательстве нет. Есть понятие «аварийный дом» – там, где износ основных конструкций составляет больше 50%. И это определяет комиссия, дается экспертное заключение», – рассказывает директор предприятия капитального строительства акимата г. Алматы Адиль Бурлибаев.

«Нужно понимать, что ветхое жилье очень близко по своему понятию к аварийному, – продолжает спикер. – За полувековую жизнь здание дает естественную усадку, во многих строениях того периода, который мы охватываем своей программой сноса ветхого жилья, даже коммуникаций нет. И здесь нужно либо признавать дом аварийным, и тогда применять другие механизмы – принудительные со стороны акимата меры по прекращению прав собственности на эту квартиру, потому что проживание в таком жилье может угрожать жизни и здоровью граждан. Либо договариваться с человеком. Для нас, естественно, выгоднее договориться, чем проходить судебные процедуры».

Ветхие дома попали под критерии

Предприятие капитального строительства (ПКС) разработало программу сноса ветхого жилья до 2030 года. В нее попали жилые дома 1921-1962 годов постройки, в общей сложности – 948. Это в основном двухэтажные каркасно-камышитовые строения, есть также одноэтажные четырехквартирные дома, однако их немного. Большая часть домов – более 450 – расположена в Турксибском районе, второй по количеству район – Бостандыкский, здесь предлагается снести более 150 домов.

Как рассказал Адиль Бурлибаев, сотрудники компании буквально обошли город пешком в поисках таких строений.

«Мы определили именно эти дома как ветхие, потому что там не проводился капитальный ремонт. По нормам капремонт должны делать раз в 25 лет. Если дом введен в эксплуатацию в 1921 году, он должен был пройти уже четыре капремонта. Срок эксплуатации деревянных несущих конструкций не должен превышать 50 лет. Получается, для того, чтобы сделать капремонт в таких домах, нужно полностью снести строение и построить то же самое. Есть ли в этом смысл? Конечно, нет. Потому мы включили в программу именно такие дома», – рассказал спикер.

Причем, по его словам, строения, полностью выкупленные, выведенные из жилого фонда и использующиеся в коммерческих целях, в программу включены не были. Но дома, в которых и коммерческие помещения есть, и люди живут, но при этом не проводился капитальный ремонт, были включены в программу.

Отличать программу от проблемы

Отвечая на вопрос, почему было включено только 948 домов, руководитель ПКС отметил, что нужно отличать программу от проблемы.

«Проблема глубокая. В городе есть еще «хрущевки», есть индивидуальная жилая застройка – дома, либо «при царе горохе» построенные, либо относительно новые, но не соответствующие стандартам. Это все часть общей городской проблемы, которую нужно решать. Наша программа рассчитана до 2030 года. Для чего она нужна? Чтобы определить временной промежуток, составить смету, и в этих рамках решить вопрос. Но обветшание жилого фонда идет постоянно, поэтому и реновация должна идти постоянно», – пояснил он.

Программа еще не утверждена, пока это только проект Предприятия капитального строительства акимата г. Алматы, который сейчас разрабатывается и будет «выноситься на рассмотрение города».

К слову, программа не предполагает создание инфраструктуры. «Инфраструктура – задача города, управление образования и управление строительства закладывают в свои бюджеты строительство детских садов и школ», – пояснил Адиль Бурлибаев. Но вместе с тем заметил, что, например, в проектах, которые уже осуществляются в Турксибском районе, предусмотрены помещения для детсадов на первых этажах в строящихся домах (сами строения 5-этажные – из-за качества грунтов).

Стоимость реализации всей программы сноса ветхого жилья зависит от экспертизы рабочего проекта и сметы. «Работа идет исключительно в рамках смет. Потенциальный застройщик – само ПКС не строит, мы нанимаем строительные компании – может дать скидку согласно закону о госзакупках. Но в целом себестоимость определяется госэкспертизой», – сообщил он.

Сейчас у ПКС подписаны договора о совместной деятельности с семью инвесторами. Бюджетных средств компания не привлекает.

Неопределенность сроков и завышенные ожидания

Снос ветхих домов начался в Алматы с запуском программы на 2012-2015 годы, срок исполнения по ней истекает в следующем году.

По этой программе снесено 56 домов общей площадью 21,9 тыс. кв. м, переселено 469 семей, в то же время построено 58 жилых домов общей площадью 176 тыс. кв. м.

Основная проблема, которая возникает в процессе сноса, – это неопределенность сроков по переселению. «У людей всегда свои представления об этом, поэтому частным инвесторам неинтересно заходить. Всегда может найтись такой собственник, который не захочет переезжать. Или у него будут завышенные ценовые ожидания. Например, на улице Скрябина жилец просил 700 тыс. за квадратный метр, хотя в доме, в котором он жил, полы проваливаются и плесень. Как собственник он именно так оценивает свою квартиру, но это его право», – рассказал собеседник.

Каким образом происходит взаимодействие с жильцами? «Мы приходим к жильцам, организовываем собрание. Люди говорят, заинтересованы они или нет, хотят или нет (чтобы их дом признали ветхим и включили в программу. – Ред.). Мнения бывают диаметральными, но если больше половины жильцов согласились, то мы даем им свое предложение, они дают письменное согласие, мы выясняем, возникают доплаты или нет, и затем осуществляем переселение», – рассказал спикер.

По его словам, с теми, кто не согласился, ведется индивидуальная работа, с ними «договариваются по ходу».

«Для жильцов снесенных домов предлагаем два варианта. Либо меняем его квартиру в ветхом доме на нашу новую. Либо человек может переехать в одну из наших квартир и проживать в ней временно по договору временного проживания, пока в его районе не построится дом, и он не переселится туда», – говорит руководитель ПКС.

Во временном жилье человек платит только за коммунальные услуги и имеет право в нем прописаться. Есть определенные сроки строительства. «Пять лет, конечно, дом не возводится, но сказать, что на это уйдет один год, тоже нельзя, срок зависит от этажности, условий подключения к сетям коммуникаций и т.д. Если же дом построен не будет, то временное жилье переходит жильцам бесплатно», – поясняет Адиль Бурлибаев.

Условия для «переселенцев»

В новостройках, которые возводятся на месте снесенных домов, около 20-25% жилой площади отдается под переселение, и, «поскольку нужно оправдать строительство, остальное предлагается на рынке».

«Новые квартиры предоставляем на условиях «квадрат на квадрат». Но с учетом того, что раньше подразумевалась оптимизация жилых площадей, и квартиры были небольшими, а сейчас стандарты изменились, то 10 квадратных метров даем бесплатно. Если же человек желает улучшить свои жилищные условия, то он может доплатить по стоимости реализации жилья. У кого-то возникают доплаты, у кого-то – нет», – рассказал спикер.

Например, в доме, который недавно был презентован в ЖК «На Жандосова», квадратный метр стоит 260-350 тыс. за кв. м, квартиры предлагаются в чистовой отделке. В плане продаж этот дом – пилотный проект ПКС с Жилстройсбербанком Казахстана.

«Цена реализации высчитывается из того, что мы должны переселить людей и еще оправдать расходы», – уточнил спикер.

Этот ЖК строится по программе 2012-2015 годов. В общей сложности семь домов, в каждом около 7 тыс. кв. метров и 99 квартир; пять домов уже заселены, шестой был презентован, седьмой вместе с подземным паркингом планируется достроить в следующем году.

Какие проекты будут реализованы

Что касается того, какие проекты на очереди, то в следующем году ПКС начинает проект в районе Райымбека – Скрябина, там три дома уже переселили и три находятся в процессе переселения.

Также в Турксибском районе ведется работа. Там проект «1,2,3,4,5,6 квартал» недалеко от железнодорожного вокзала Алматы-1. Первый и второй кварталы уже построили, сейчас строится третий квартал, следующий на очереди – «шестой квартал».

Ведутся переговоры с жильцами домов в районе пересечения улиц Шевченко и Байзакова, но жильцы не очень хотят переезжать.

Вообще, как заметил Адиль Бурлибаев, охотнее соглашаются принимать участие в программе жители Турксибского района.

Елена Тумашова

Главный Ботанический сад открылся в Алматы после реконструкции

Работы велись более года

16 Июнь 2020 10:13 1609

Главный Ботанический сад открылся в Алматы после реконструкции

Фото: Максим Морозов

Сотни горожан, соскучившись по прогулкам в тени аллей, в одиночку, семьями и дружескими компаниями отправились своими глазами взглянуть на итоги реконструкции главного сада страны.

Проект по реконструкции сада оплатил Фонд Булата Утемуратова, по запросу Института ботаники и фитоинтродукции, общая стоимость составила $15 млн.

Главной целью этого проекта стало восстановление инфраструктуры Ботанического сада, сохранение концепции территории, восстановление и развитие фонда растений.

«Большая часть средств, потраченных на реконструкцию, пошла на приобретение растений для восстановления и приумножения зеленого фонда Ботанического сада», – рассказал в интервью inbusiness.kz директор фонда, Марат Айтмагамбетов. – Все саженцы завозились из Европы, из питомников в Германии, в Польше. Было высажено более 1300 деревьев, около 3000 кустов роз и около 130 000 злаков и многолетних трав».

«По периметру Ботанического сада в ходе реконструкции было восстановлено ограждение, а вдоль улиц Тимирязева и проспекта Аль-Фараби было установлено новое ограждение, – рассказал Марат Айтмагамбетов. – Восстановление ограждение и установка системы видеонаблюдения должны помочь пресечь вандализм».

В ходе реконструкции особое внимание было уделено проблеме мелиорации и полива растений. Арычная сеть в саду давно пришла в негодность, а две существовавшие скважины давно перестали обеспечивать сад водой. Работники института, в чьем ведении находится Ботанический сад, были вынуждены в буквальном смысле ведрами поливать тысячи растений, умиравших от жажды под жарким алматинским солнцем.

13 км построенных и восстановленных каналов и арыков с забором воды из реки Керенкулак обеспечит напускным поливом территорию Ботанического сада, а четыре артезианских скважины, работоспособность двух из которых была восстановлена, с большим запасом покроют все нужды большого паркового хозяйства.  

Особой гордостью для тех, кто занимался реконструкцией сада, стал Южный партер. Огромная территория, прилегающая к проспекту Аль-Фараби, многие годы фактически была заброшенной, заросшей сорняками, куда скидывался валежник и сухостой. Сейчас южная часть сада полностью очищена, облагорожена и будет имитировать различные природно-климатические зоны Казахстана.

Перед началом реконструкции было проведено несколько общественных слушаний, по итогам которых в первоначальный проект вносились изменения. Примером таких изменений проекта можно назвать входной павильон с улицы Тимирязева. В первоначальном виде для постройки входной группы нужно было произвести вырубку нескольких деревьев. После доработки проекта в здании появился подземный этаж, а само здание стало намного уже.

Самая посещаемая часть парка – северная – также претерпела значительные изменения. Главная аллея от нового входного павильона теперь выложена гранитом.

Появились молодые деревья сакуры.

Восстановлен пруд.

Теперь в Ботаническом саду есть и специальный домик для насекомых. Для его сооружения использовались древесина с деревьев сада и материалы, использовавшиеся при реконструкции.

«Все наши ожидания, все наши чаяния, все что было запланировано в рамках этого проекта реконструкции, – все это можно теперь увидеть в нашем Ботаническом саду», – сказала директор Института ботаники и фитоинтродукции Гульнара Ситпаева.

Решены вопросы с орошением сада.

Через пару лет новые преголы, установленные в ходе реконструкции, обрастут вьющимися розами. Их, наверняка, облюбуют фотографы для своих фотосессий.

Часть дорожек в Ботаническом саду получили новое экологичное гравийное покрытие. Теперь лужи не станут мешать любителям пеших прогулок.

Для тех, кто любит вечерние прогулки, вдоль всех основных маршрутов установлены новые фонари, освещающие непосредственно сами дорожки.

Над тенистыми тропами, под сводами многолетних деревьев, развешаны гирлянды с тысячами ламп.

Пока же одной из главных проблем остается COVID-19. Коронавирус внес серьезные коррективы в эти планы развития. Программы по привлечению посетителей, работу над которыми должны были начать в феврале-марте, пришлось свернуть, а возобновлять их в середине сезона уже практически не имеет смысла.

Максим Морозов

Впервые за 45 лет алматинцы не смогут возложить цветы к Вечному огню

Из-за пандемии отменены все массовые шествия, праздничные мероприятия и салют. 

09 Май 2020 17:15 2149

Впервые за 45 лет алматинцы не смогут возложить цветы к Вечному огню

Фото: Максим Морозов

Ещё накануне городские власти Алматы объявили об отмене всех массовых мероприятий в городе, посвящённых празднованию 75-летия Победы. Из-за пандемии коронавируса, впервые были отменены все массовые шествия, праздничные мероприятия и салют.

С момента своего открытия, в 1975 году, мемориал Славы, расположенный в парке 28 гвардейцев-панфиловцев, всегда был центром празднования Дня Победы для алматинцев. И только карантин, введённый в Казахстане, смог впервые нарушить эту традицию.

9 мая 1945 года в 1 час и 1 минуту по московскому времени вступил в силу Акт о безоговорочной капитуляции германских вооружённых сил. А 2 сентября 1945 года Акт о капитуляции подписала и Япония. Три года – в 1945, 1946 и 1947 годах в СССР праздновали два Дня Победы. В декабре 1947 года Верховный Совет постановил считать 9 мая и 3 сентября рабочими днями.

И только в 1965 году в Советском Союзе 9 мая вновь стало праздничным днём.

Несмотря на отмену праздничных мероприятий, уже с самого утра к парку 28 гвардейцев-панфиловцев потянулись горожане. Поодиночке и целыми семьями, люди несли цветы, надеясь возложить их к Вечному огню.

Наряды сотрудников полиции, усиленные бойцами спецподразделений, вежливо и корректно объясняли горожанам вынужденность решения о закрытии парка для проведения массовых мероприятий.

Не имея другой возможности, люди возлагали цветы у памятников генералу Панфилову, Бауыржану Момышулы и у гранитных постаментов, расположенных у входа в парк по улице Гоголя. Сотрудники полиции и работники акимата, дежурившие у парка, пообещали людям, что позже цветы обязательно отнесут к Вечному огню.

Но находились и те, кто, несмотря на запрет и установленные турникеты, пытался «взять штурмом» вход в парк. Капитан первого ранга в отставке на повышенных тонах добивался входа в парк.

Сариева Сара Утебаевна не была на передовой. Для неё, как и для тысяч других казахстанцев, фронтом стал самоотверженный труд. Именно благодаря таким как она красноармейцы были накормлены, одеты и вооружены на полях битв. В свои 99 лет она хоть и плохо слышит, но ещё бодро бегает за своими правнучками.

Ветераны афганской воины, воины-интернационалисты, как их тогда называли, тоже посетовали на то, что парк и памятник воинам-афганцам были недоступны для посещения.

Бессмертный полк, за несколько лет, стал настоящим символом памяти, символом единения.

Люди шли по тротуарам с портретами своих близких, участвовавших в той войне.

Как и раньше, дети вручают цветы ветеранам.

Автолюбители тоже не остались в стороне от празднования.

У кого-то на фронте воевал дед, у кого-то отец, у кого-то – бабушка или мать.

А есть семьи, где воевали практически все её члены.

Алматинцы несут портреты своих родных – ветеранов Великой отечественной войны.

75 лет прошло, как замолчали пушки той войны. Великая дата. Как мало осталось среди нас тех, кто с оружием в руках, не щадя своей жизни, защищал страну, которой не стало. И пусть сегодня этот праздник мы отмечаем дома.

Всё обязательно наладится, и в следующем году Бессмертный полк соберёт сотни тысяч горожан с портретами героев в руках, и они вновь пройдут людской рекой до Вечного огня.

Максим Морозов