RU KZ
Каким образом субсидии помогают быстрее окупить вложенные инвестиции – эксперты

Каким образом субсидии помогают быстрее окупить вложенные инвестиции – эксперты

11:23 19 Март 2021 2396

Каким образом субсидии помогают быстрее окупить вложенные инвестиции – эксперты

Автор:

Мария Галушко

Возможности и препятствия субсидирования животноводства в Казахстане.

Корреспондент inbusiness.kz узнал, какие отрасли животноводства нуждаются в дополнительных субсидиях и насколько эффективно фермеры используют полученные средства.

Согласно анализу средств, направленных на субсидирование животноводства, выяснилось, что с 2011 по 2019 год государственный бюджет субсидий составил 539 млрд тенге (без учета коневодства, верблюдоводства, пчеловодства и мараловодства). Полученные данные говорят о том, что наибольший охват субсидированием в животноводстве демонстрирует мясное скотоводство. Объем субсидий в нем составил 239 млрд тенге из 539 млрд тенге, но при этом господдержкой было охвачено порядка 28 тыс. субъектов. Индекс эффективности отрасли составил 1,41.

Аскар Жубатыров, исполнительный директор Мясного союза Казахстана:

– Анализ субсидирования показал, что наименее эффективно субсидии работают в молочном скотоводстве. За 9 лет было выделено 95 млрд тенге, и рост ВВП составил всего лишь 71 млрд тенге, что в сравнении с другими масштабными отраслями достаточно мало. Соответственно, индекс эффективности – 0,74. Самая быстрорастущая отрасль – овцеводство. У нее индекс эффективности равен 2,2 и 46% – уровень охвата субсидированием. Яичное птицеводство показывает рост ВВП отрасли в 130%, а индекс эффективности – на уровне 1,24. Помогает ли субсидирование росту производства и как влияет на ценообразование, выясняли у отраслевой ассоциации. Думаю, что субсидии в мясном скотоводстве работают эффективно. В аналитике видно, что ВВП отрасли в 2011-2019 гг. увеличился в 2,5 раза, то есть получатели субсидий дали результат.

С реализацией программы «Агробизнес-2020», действующей с 2011 года, в разных регионах Казахстана начали образовываться крупные агропромышленные предприятия в сфере животноводства и развиваться фермерские хозяйства. В строй вводились крупные откормплощадки, мясокомбинаты, племенные репродукторы. Для координации работы отрасли мы создали ассоциацию и представляем интересы участников отрасли в вопросах налогообложения, кредитования, получения доступа к кредитным средствам и других вопросах. Много нюансов возникает при предоставлении субсидий. Через нас министерство сельского хозяйства получает информацию, то есть данные с полей, которые мы собираем и аккумулируем.

Деньги, вкладываемые в животноводство, больше выступают как стимулирование отрасли, так как до начала системных реформ в мясном животноводстве не была выстроена технологическая цепочка, не было специализации предприятий. Благодаря субсидированию идет улучшение генетики, качество скота улучшается. К примеру, за годы реформ благодаря программе породного преобразования средний убойный вес КРС по стране увеличился со 154 до 175 кг.

Субсидии помогают быстрее окупить вложенные инвестиции. Что касается цен, то субсидирование помогает удерживать цены на продукцию, но не так сильно, как казалось бы. 70% от стоимости мяса составляют корма, которые также субсидируются, но не полностью. Субсидии в животноводческой отрасли выступают как стимул для вовлечения людей в этот бизнес. У нас большая площадь пастбищ и много неосвоенных земель, и, для того чтобы привлечь людей из города в село, должна быть определенная мотивация. Мы придерживаемся такой политики, что в будущем лучше оставить только инвестиционное субсидирование и поддержать снижением процентной ставки в банках. Это снимет практически все трения.

Максим Божко, глава Ассоциации яичных производителей Казахстана:

– Госпрограмму поддержки яичного птицеводства приняли более 10 лет назад. В то время основная выплачиваемая субсидия выделялась на готовую продукцию, то есть произведенное и реализованное яйцо. Мы считаем, что было правильно выделять субсидии не на расходы предприятия (сырье, корма), а на результат. Это стимулировало развитие отрасли. Фабрики были заинтересованы произвести как можно больше яйца, чтобы получить больше субсидий. Благодаря этому за 10 лет яичное птицеводство в Казахстане выросло в несколько раз и полностью закрыло потребности местного рынка. В 2019 году мы произвели более 5 млрд яиц и вышли на экспорт. Начали отгружать яйца в Россию, Афганистан, Кыргызстан, Таджикистан. Более 10% от объема произведенного яйца в Казахстане было отгружено на экспорт. Пик развития пришелся на 2018-2019 год.

К сожалению, положительное развитие отрасли лишило нас господдержки. Правительство решило, что дальше нужно поддерживать только дефицитные направления. Это было озвучено в декабре 2019 года. Но интересно, что субсидии в растениеводстве сохранили, а как вы знаете, практически по всем зерновым культурам у нас профицит. Мы производим в четыре раза больше, чем потребляем.

Причины и следствия

После принятия решения об отмене субсидий на яичное производство мы предупредили, что это приведет к тому, что отрасль станет нерентабельной и у бизнеса не будет интереса развиваться. Фабрики начнут сокращать поголовье, что приведет к спаду в производстве. Так и случилось. В августе 2020 года мы увидели спад в объемах производства на 7%. В сентябре-октябре случился птичий грипп, который сократил поголовье еще на 20%. Сегодня на рынке мы видим резкий рост цен на яичную продукцию. Помимо дефицита поголовья, сильно выросли в цене кормовые компоненты (на 30-100%), которые мы используем для производства комбикорма: это пшеница, ячмень, горох, подсолнечный и соевый шрот, растительное масло. Госорганы обвиняют нас в сговоре на рост цен, указывая на то, что стоимость продукции выросла одновременно у всех производителей. Мы объясняем, что это связано с единовременным повышением себестоимости и сокращением предложения яйца на рынке Казахстана. 

Мы также понимаем, что рост цен на яйцо вызывает негатив у населения. Но проблема не в производителях. Это происходит не потому, что яичные фабрики решили заработать сверхприбыль. Последние пять лет у яичного бизнеса низкая рентабельность, которая держалась на уровне 2-5% годовых. В том числе эту рентабельность фабрики получали за счет господдержки. Раньше субсидии выплачивались в размере от 2 до 3 тенге за произведенное и реализованное яйцо. В августе 2020 года правила изменились, и теперь мы получаем в два раза меньше, от 1 до 1,5 тенге. Сегодня средняя себестоимость производства яйца в Казахстане составляет примерно 350 тенге за десяток. И, соответственно, субсидии крупных фабрик, производящих более 200 млн яиц в год, составляют 1,5 тенге. Получается, уровень субсидий сегодня – 4% от себестоимости. 10 лет назад себестоимость яйца была 15 тенге, а субсидия – 3 тенге. То есть раньше субсидии составляли 20% от себестоимости, что было хорошим стимулом для развития производства, поэтому его объемы росли. Сейчас себестоимость выросла больше, чем в 2,5 раза, а господдержку сократили в два раза, вместо того чтобы ее поднять или сохранить на прежнем уровне.

В поиске стимула

Мы просим министерство сельского хозяйства вернуть субсидирование отрасли в 3 тенге и платить всем фабрикам одинаково, независимо от объемов производства. Раньше было понятно, что чем крупнее фабрика, тем меньше себестоимость, и минсельхоз тем самым стимулировал увеличение производства. Но сейчас, когда рынок сформировался и в Казахстане достаточно птицефабрик, которые могут производить достаточный объем яйца, уже не нужно стимулировать дальнейшее увеличение объемов производства, потому что нет рынков сбыта. Для нас интересным рынком для экспорта был бы Китай. Каждый год мы просим минсельхоз проводить работу по его открытию. Но, похоже, для них это не является приоритетной задачей, и нам непонятно почему. Открытие рынка КНР стало бы стимулом для дальнейшего наращивания объемов производства яйца в Казахстане. А пока стимула развиваться у нас нет. Мы обеспечили внутренний рынок, и этого достаточно. Сейчас нужно сохранить текущий объем производства и не дать ему упасть, поэтому мы говорим о возвращении субсидий. Прямое субсидирование сельхозтоваропроизводителей является одним из механизмов сдерживания роста цен.

В ближайшее время предпосылок для дальнейшего роста цен нет. Стоимость яйца резко выросла в декабре 2020-го – январе 2021 г., после чего остановилась. Рынок более или менее сбалансированный. 350 тенге сейчас составляет себестоимость производства яйца, отпускная цена с фабрики – 400 тенге за десяток. Мы считаем, что это сбалансированная и справедливая цена, покрывающая издержки птицефабрик и дающая рентабельность на уровне 14%. Никто из птицефабрик не получает 50% или 100% прибыли.

Еще одна из проблем господдержки в яичной отрасли – это то, что в разных областях акиматы выделяют разный объем бюджета. Где-то птицефабрики получают 100% субсидий, где-то – 10-15%. Яичное направление не приоритетное для АПК, поэтому оно субсидируется по остаточному принципу.

Также существует проблема сезонности спроса. В теплое время население потребляет меньше яйца и животноводческой продукции. Спрос на яйцо в летнее время падает практически в два раза. У промышленных фабрик нет возможности регулировать объемы производства, потому что поголовье кур-несушек находится на фабрике два года, и их нельзя забить в самый пик. Поэтому круглый год на производстве примерно одинаковое количество яйца, а спрос на рынке плавает.  К тому же нам завозят остатки из России по демпинговым ценам. Нужно ужесточать контроль за ввозом яйца. Демпинг наносит ущерб развитию отечественного бизнеса, и агентство по защите конкуренции должно выявлять такие факты и наказывать импортеров, нарушающих антидемпинговое законодательство. Бизнес не может работать с отрицательной рентабельностью, это прямой путь к банкротству.

Мы надеемся на изменение отношения минсельхоза к яичной отрасли Казахстана. А именно на возвращение сокращенных субсидий, внедрение серьезных изменений для равного доступа к господдержке всех фабрик, защите от недобросовестной конкуренции со стороны наших соседей и открытию новых рынков экспорта для развития отрасли.

Саят Джетыбаев, глава крестьянского хозяйства «Жетыхан» в овцеводческой отрасли:

– Мы входим в тройку лидирующих хозяйств овцеводства. С 2020 года субсидирование в отрасли овцеводства было увеличено примерно на 50%, а в некоторых направлениях даже на 100%. За все время субсидирования животноводческой отрасли овцеводству уделялось ограниченное внимание, но при этом эффективность субсидий в овцеводстве очень высокая в сравнении с другими отраслями.

У нас есть пять областей, которые занимаются овцеводством в больших масштабах: это Туркестанская область, Кызылординская, Жамбылская, Алматинская и Восточно-Казахстанская области. Большим спросом пользуется наша баранина в ОАЭ и Китае. Так как на нее есть спрос, в Казахстане строятся мясоперерабатывающие комплексы. Но для загруженности мясокомбината не хватает объема мяса. Чтобы увеличить поголовье, государство должно мотивировать фермеров, поднять субсидирование на эту отрасль, тогда людям будет выгодно заниматься овцеводством. Поэтому сейчас субсидии в этой отрасли стали увеличиваться, а значит, начал расти интерес людей.

Чтобы сдать барашка на откормплощадку, обычным крестьянским хозяйствам государство выплачивает 3 тыс. тенге, что выступает дополнительной помощью для крестьян. Увеличились субсидии и за селекционную работу. Например, в 2019 году платили 2,5 тыс. тенге за голову, а сейчас 4 тыс. тенге. Беспородным давали 1,5 тыс. тенге, а сейчас подняли до 2,5 тыс. тенге.

Овцеводство не развивается большими темпами, и множество людей в этой сфере животноводства разоряются. Это происходит потому, что фермер продает свой скот, так как ему нужны деньги на содержание семьи. У крестьян не хватает оборотного капитала. Я считаю, что необходим аграрный банк, который будет давать деньги под минимальные проценты. Более того, в совете директоров агробанка должны быть представители отрасли, от бизнеса или отраслевых союзов.

В овцеводческой отрасли большая проблема с кадрами – нет чабанов, например. Никто не хочет идти пасти овец или КРС, потому что нет условий. 12 месяцев они живут в вагончиках и юртах, ведут кочевой образ жизни. За год чабан переезжает примерно 4 раза, и мы не можем создать для него условия. Мы поднимали вопрос, чтобы хоть как-то заинтересовать людей идти на эту работу, дать им льготы. Государство дало возможность физическим лицам нанимать по пять работников с других стран. А юридические лица не имеют права нанимать таких работников. Второй год у нас затор, и мы не знаем, как дальше развиваться. Никто не идет работать, даже несмотря на то, что мы установили среднюю зарплату в 150-200 тыс. тенге, что считается неплохо для села. Для развития хозяйства нам нужны работники не только из Казахстана, но и из других стран. Тогда начнется конкуренция и, возможно, и местное население станет работать.

Мария Галушко


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!