/img/1920х100.png
/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 406,30 Brent 36,55
Казахстанских ученых поддержит Всемирный банк

Казахстанских ученых поддержит Всемирный банк

В Казахстане реализуется проект стимулирования продуктивных инноваций, направленный на поддержку отечественных ученых.

07:00 23 Май 2018 4820

Казахстанских ученых поддержит Всемирный банк

Автор:

Ирина Севостьянова

Фото: sc.edu.gov.kz

В рамках проекта правительство страны привлекло средства Всемирного банка в сумме порядка 80 млн долларов. О том, на что расходуются эти деньги и для чего нужен этот проект, в интервью abctv.kz рассказал заместитель руководителя группы управления проектом Жанат Байтенов.

 Жанат, для чего нужен этот проект, в чем заключается стимулирование продуктивных инноваций?

– Проект направлен на поддержку и развитие нашей науки и ученых. В рамках проекта мы выделяем гранты казахстанским ученым на их научные разработки и последующую коммерциализацию разработок. Значимость проекта, я думаю, сложно недооценить. Сегодня финансирование науки у нас недостаточное. Понятно, что существуют предельные возможности бюджета, но есть и объективная реальность: в развитых странах финансирование науки достигает семи-восьми процентов от ВВП, у нас же поставлена цель к 2025 году довести финансирование до трех процентов к ВВП.

Мы же хотим, чтобы наша наука развивалась? Чтобы наши молодые учёные не уезжали за рубеж? Вот на это и нацелен проект, для реализации которого правительство страны привлекло средства Всемирного банка. Главная цель – это не просто поддержка науки ради науки, а реальное внедрение всех разработок в практику, чтобы они работали и приносили доход.

 И на какую поддержку могут рассчитывать ученые?

– В рамках проекта предусмотрено несколько видов поддержки. Есть, например, такое направление, как обучение английскому языку. Мы определили для себя цель – обучить 25 тысяч наших ученых английскому, причем это не разговорный английский. Речь идет о том, чтобы наши ученые могли читать научные работы на английском, писать свои работы для публикации в крупнейших зарубежных научных журналах, то есть это такой английский научный. Понятно, что не все представители старшего поколения будут свободно владеть английским, но для молодых ученых это хорошая подмога. Кроме этого, мы намерены предоставить подробную информацию обо всех возможностях поддержки ученых в Казахстане: грантах, софинансировании, инвестициях в рамках постоянной видеоплатформы. Естественно, вся информация будет в бесплатном и совершенно открытом доступе.

Но, конечно, самое большое направление – это поддержка непосредственно научных разработок. В рамках этого компонента проекта мы выделяем гранты для научных сотрудников. Размер гранта – до 230 миллионов тенге, а главная цель – выведение компании на самообеспечение посредством продаж, инвестиций из частного сектора или заключения лицензионных соглашений к концу третьего года. Мы уже провели два раунда, и, надо сказать, конкуренция очень высокая.

 А каков отсев? И кто принимает решение, какой проект получит грант, какой – нет?

– Проекты отбирает Международный совет по науке и коммерциализации. В его составе – семь международных и два казахстанских эксперта. Есть эксперты из США, Франции, Испании и так далее. Решение о выделении гранта принимают эксперты, любая возможность давления или лоббирования здесь исключена.

Если говорить о конкуренции, судите сами: в двух раундах участвовало порядка 900 заявок. Мы отобрали всего лишь 43.

 То есть 95 процентов заявок ушли, что называется, «в корзину»? Почему? Неужели все плохие?

– Нет, такой большой «отсев» вовсе не говорит о низком качестве проектов. Экспертный совет оценивает массу составляющих: уникальность, перспективность коммерциализации, экономику проекта и многое другое, даже качество презентации. Но это вовсе не означает, что не прошедшие у нас отбор проекты нежизнеспособны.

Есть проекты, которые у нас не прошли отбор, но они прошли конкурс и получили грант Фонда науки, к примеру.

Приведу вам один пример. У нас не прошел один проект, хотя у него, на мой взгляд, есть потенциал. В Казахстане нефть очень густая, требует, грубо говоря, разжижения. Сегодня этот процесс проводится на нефтеперерабатывающих заводах. Наши ученые придумали разработку – небольшой аппарат размером со стол, куда с одной стороны закачивается нефть, внутри аппарата стоит куча турбин, они разгоняют нефть до мелких частиц, и на выходе она получается жидкой. То есть не нужен огромный нефтеперерабатывающий завод, достаточно одного этого агрегата. Я считаю, что это уникальная разработка. Но она не прошла наш экспертный отбор по экологическому критерию, к моему сожалению.

 А повлиять на экспертов, объяснить им, что это хороший проект, вы разве не можете?

– Нет, ни в коем случае. Мы для этого и приглашали международных экспертов, чтобы была полностью независимая оценка. Кроме этого, есть вполне конкретные критерии и правила Всемирного банка, которые мы обязаны соблюдать.

 Хорошо, вот вы отобрали проекты. Что дальше? Какова вообще их жизнеспособность?

– У нас есть уже проекты, которые досрочно показали продажи. И это не просто какие-то акты о якобы выполненных работах, а действительно готовые контракты. С акиматами подписывают контракты, с крупными компаниями. Например, акимат Карагандинской области намерен подписать контракт с нашим грантополучателем на довольно крупную сумму. Это проект в сфере энергосбережения. Наши ученые придумали специальное устройство, которое встраивается в уличные фонари и сокращает потребление электроэнергии. Экономия достигает 60 процентов. И таких проектов немало, особенно в агросекторе, энергетике и IT-технологиях.

Наши грантовые менеджеры оказывают всевозможную поддержку отобранным проектам. Помимо грантовых менеджеров, у нас есть технологические брокеры, которые помогают ученым написать маркетинговую стратегию, план по коммерциализации, помогают зарегистрировать патент. Оказалось, что у некоторых наших ученых есть ошибочное мнение, что если ты патент зарегистрировал в Казахстане, то все – это гарантирует защиту разработки. На самом деле это не так. Если ученый зарегистрировал патент, то он защищен всего лишь на год по всему миру. После того как ученый подал на казахстанский патент, в течение 12 месяцев нужно подать на PCT – это уже международный патент. После этого еще есть 18 месяцев, чтобы подать на патент конкретно по странам, которые интересуют. И только после этого разработка защищена на 25 лет. А наши ученые часто думают, что раз он зарегистрировал в Казахстане патент, то на всю жизнь везде защищен. Это не так.

 Получается, вы еще и ликбез проводите?

– Да, конечно. Ученые занимаются разработками, придумывают технологии и зачастую просто не умеют свои идеи продавать. А технологические брокеры как раз и помогают им презентации делать, правильно преподносить, находить инвесторов. Технологическое брокерство – это вообще, можно сказать, профессия будущего. Вот сейчас, в процессе работы именно технологические брокеры помогли нам выявить одну системную проблему, которая становится препятствием для развития инноваций.

 Какую?

– У нас есть такие проекты, где для производства продукта требуется уникальное оборудование. Ученый это оборудование заказывает на заводе, завод его производит, ученый выпускает продукт. Но он не может его продать по двум причинам. Первая причина – потому что несертифицированное оборудование. Вторая, уже оттуда вытекающая – он не может сертифицировать продукт, который произведен на несертифицированном оборудовании. Такие проблемы тоже есть. Вроде бы проект уникальный, все хорошо, но нет сертификации. А это дополнительные затраты для автора проекта.

 Насколько большие затраты?

– Бывает, что встает в кругленькую сумму. К примеру, если проект на 30 миллионов тенге, где-то 20 процентов может стоить сертификация оборудования. Наши брокеры в процессе выявили этот момент, когда начали проекты работать и когда появилась продукция. Сейчас работаем над решением этой проблемы.

 Получается, у ученых масса препятствий на каждом шагу. А Вы говорите, что рассчитываете их удержать. Как же удерживать, если условий для работы нет?

– На «возврат мозгов» как раз и рассчитан третий компонент нашего проекта. Мы также выделяем гранты для наших докторантов PhD, для того чтобы они могли поехать за рубеж для проведения научных исследований и вернуться в Казахстан уже с новым опытом и новыми знаниями. Кроме того, мы внедряем специальную стипендиальную программу для ранее уехавших за рубеж ученых. Они могут получить грант для проведения своих исследований, им будет выплачиваться стипендия (порядка миллиона тенге в месяц), будут покрываться расходы на переезд и проживание и так далее.

 Есть уже такие возвраты?

– Это направление мы рассчитываем запустить летом. Но, поверьте, желающие вернуться есть. И для их возвращения мы создаем почву.

Ирина Севостьянова

Казахстан будет возвращать $500 млн Всемирному банку в течение 13 лет

«Возможно, часть кредита будет в тенге», - МинФин РК.

13 Июль 2020 21:10 274

Казахстан будет возвращать $500 млн Всемирному банку в течение 13 лет

Фото: МСХ РК

Казахстан  будет возвращать $500 млн Всемирному банку в течение 13 лет. Об этом в экслюзивном интервью телеканалу ATAMEKEN BUSINESS сообщил представитель Всемирного банка Жан-Франсуа Марто. Напомню, ранее стало известно, что страна намерена занять эту сумму на проект по развитию животноводства. В министерстве сельского хозяйства нам уточнили, кредит будет выдаваться по новой системе.  Для чего Казахстану очередной займ, как он отразится на ценовой политике в мясном сегменте и возможно ли все-таки занять часть этой суммы в тенге?

 Договор о займе в 500 миллионов долларов Всемирный банк и казахстанская сторона намерены подписать в сентябре этого года. Средства будут выделяться с 2021 по 2025-й гг. Ежегодно страна будет получать по $100 млн. На этих условиях международный институт выделит деньги на проект устойчивого развития животноводства. Как сообщили в министерстве сельского хозяйства, программа предусматривает кредитование 20-ти тысяч и обучение 100 тысяч фермеров, развитие инфраструктуры животоноводства и создание системы прослеживаемости продукции. В ведомстве отметили, что деньги будут поступать по мере реализации поставленных задач. Учитывая высокие коррупционные риски, мы спросили, кто будет следить за достижением этих самых результатов и как они, в конечном итоге, скажутся на цене мясной продукции, которая сейчас, кстати, дорожает.

Асель Сергазина Руководитель управления департамента животноводства МСХ РК:

"В рамках реализации проекта планируется нанять независимого агента по верификации, который будет следить и мониторить  достижения этих индикаторов.  То есть, здесь будет проводиться конкурс. Это будет какая-то исполнительная организация. Кроме того, в МСХ будет создаваться офис управления программой, координационный совет. Этот проект нацелен на средние и мелкие хозяйства. Конечно, эффект будет и на цене мяса. Потому что будет налажена та самая технологическая цепочка производства мяса КРС".

Заемщиком от правительства Казахстана выступает министерство финансов. Как говорится, долг платежом красен и в профильном ведомстве  сообщили, что средства будут возвращать из республиканского бюджета на протяжении 12-15-ти лет.

 Даурен Кенбеил Директор департамента государственного заимствования МФ РК:

"Кредит предварительно долларовый, но мы будем вести переговоры со Всемирным банком чтобы они рассмотрели возможность, по крайней мере, предоставления хоть какой-то части, может быть, в тенге. В евро у нас есть опция, в долларах есть опция. (Сколько мы возвращаем ориентировочно?) У нас пока таких расчетов нет, потому что сейчас только завершились переговоры. Необходимо будет, чтобы Минсельхоз утвердил госпрограмму.

В самом Всемирном банке выдачу кредита традиционно животноводческой стране объясняют стимулированием роста малого и среднего бизнеса, созданием возможностей в сельской местности  и улучшением пастбищного потенциала Казахстана. Кстати, в этом году займы одобрили и другим странам Азии, среди которых Узбекистан и Кыргызстан. К примеру, официальный Ташкент занял $1 млрд и часть этих средств соседи также намерены направить на развитие животноводства.

Жан-Франсуа Марто Постоянный представитель Всемирного банка в РК:

"Правительство Казахстана планирует взять данный займ в $500 млн на 13 лет в евро с льготным периодом в 6 лет, привязанным к ставке Libor с переменной маржой. Также сейчас мы ведем переговоры по другим потенциальным проектам. Пандемия выявила пробелы в развитии цифровых технологий как во всем мире, так и в Казахстане. И теперь республика планирует поработать с нами над еще одним проектом «Умные города и искусственный интеллект». Он направлен на повышение доступности и качества предоставления государственных и частных услуг в Казахстане".

Говоря о нынешнем проекте, представитель мясного союза Казахстана Максут Бактибаев отмечает что реализация программы положительно отразится на развитии экспорта и продовольственной безопасности. Однако, новая система получения займа, по его словам, вызывает опасения.

Максут Бактибаев Генеральный директор мясного союза РК:  

"Настораживает немного. Потому что, насколько я понял, опыта нет реализации таких программ. Она рассчитана на то, что политика в области мясного животноводства не будет меняться. Это значит, что есть индикатор 20 000 фермеров – они должны быть созданы. А представьте, что случится, если деньги возьмут, но так как они нецелевые, они могут пойти на другие вещи. Поэтому, здесь есть риски, конечно".

На сегодняшний день, по информации министерства финансов, общий долг Казахстана перед Всемирным Банком составляет около 3 миллиардов $600 млн.

Мольдир Ауельбаева

Подпишитесь на наш канал Telegram! 

Научный подход к экономической стабильности

О том, какой вклад в экономику Казахстана вносит коммерциализация технологий, нам расскажет председатель правления АО «Фонд науки» Орсариев Арын Амангельдиевич.

12 Июль 2020 09:31 878

Научный подход к экономической стабильности

Арын Амангельдиевич, не так давно Вы давали интервью и упомянули несколько проектов фонда, направленных на коммерциализацию научных изысканий ученых Казахстана. Расскажите, чем Фонд науки отличается от прочих институтов развития Казахстана, которые также дают гранты на развитие? Почему коммерциализация науки необходима?

На днях президент Казахстана Касым-Жомарт Кемелевич отметил, что сегодня наступает время разума, науки, знаний, труда. А выступая на Национальном совете общественного доверия, глава государства отметил необходимость жесткого спроса и конкретной социально-экономической, производственно-технической отдачи от науки. Поэтому фонд, являясь одним из ключевых подразделений министерства образования и науки, сосредоточен на очень сложном направлении – коммерциализации, доведении разработок до продаж. Это финальный этап прикладных исследований с самой значимой отдачей – инновационными продуктами, рабочими местами, налогами.

На сегодняшний день одной из важнейших задач является развитие наукоемкого производства и получение отечественной конкурентоспособной продукции. В области фундаментальных и прикладных наук важную роль играют инновационные и приоритетные научные программы и проекты с последующим внедрением в различных отраслях промышленности и производства. Поэтому так необходима поддержка местных ученых в их настоящих исследованиях, способных менять и развивать науку, что, в свою очередь, помогает развитию производства и влияет на экономику страны.

Скажите, может ли наша отечественная наука действительно что-то привнести в развитие нашей экономики или это лишь мечты? Можете привести примеры реально работающих проектов?

В прошлом интервью я рассказывал о части наших проектов. На самом деле в портфеле фонда 157 проектов, и многие уже вышли на этап производства. О каждом из проектов можно рассказывать часами, так как у каждого из проектов есть своя «фишка», то, что его делает уникальным.

К примеру, новые биопрепараты – полифаги для санации медицинских помещений, пищевых производств и жилых помещений. Общий объем продаж полифагов составил более 4 млн тенге. Уникальность данного проекта состоит в том, что после обработки нашими полифагами, предметами и помещениями можно пользоваться сразу и его действительно не нужно смывать, в отличие от всем известного и широкорекламируемого средства. Технология делает это средство совершенно безопасным для людей и животных.

Проект «Разработка технологии жидкой лекарственной формы на основе серпухи венценосной» направлен на производство иммуномоделирующего препарата, повышающего защитные силы организма на основе отечественного растительного сырья, выращенного на собственных полях.

Для медицинских учреждений есть проект «Организация производства коробок для утилизации медицинских отходов» производит безопасную утилизацию медицинских отходов класса А, Б, В. Производимые контейнеры экологически чистые и предотвращающие загрязнение окружающей среды.

Мы, кстати, также провели конкурс идей «Стоп-коронавирус». Лучшие идеи были направлены заинтересованным сторонам. Четыре проекта уже на стадии запуска. Сейчас ведется активная работа по продвижению проектов. Мы надеемся, что идеи наших конкурсантов найдут поддержку.

А в области разведки и добычи полезных ископаемых не могу не упомянуть проект «Проведение трехмерной сейсморазведки для моделирования рудных залежей в сложных горно-геологических условиях Казахстана и построение трехмерной модели исследуемого участка». Эта разработка позволит существенно экономить на геологоразведке. На сегодняшний день проект запущен в пилотном режиме на базе крупной медной корпорации, которая уже вложила в проект более 140 млн тенге собственных средств. Ожидаем, что по результатам проведенных работ 3D-моделирование перспективных участков оруднения будет пользоваться высоким спросом не только в Казахстане.

В области строительства у нас есть проекты по новым стройматериалам, лакокрасочным изделиям, добавкам для бетона и многому другому. Расскажу об одном ярком проекте. Представьте себе ситуацию: в доме или паркинге протекает крыша. Обычно протечки заливают горячим битумом. Однако битумные смеси необходимо постоянно разогревать, при разогреве образуется много дыма, и горячая смесь не всегда глубоко проникает в щели. А погодные условия и сезонность сильно усложняют работу с традиционным битумом. Нашими учеными разработан специальный состав «Пропитывающие смеси холодного и горячего применения», значительно облегчающий жизнь коммунальных служб и строителей. Химический состав не нуждается в специальной подготовке и разогреве, достаточно просто залить место протечки этим составом. Строительные компании по достоинству оценили инновационную продукцию, и уже закуплено холодных пропитывающих смесей на 33,5 млн тенге. Здесь еще хочется добавить, что пропитывающие смеси изготавливаются из отходов угольного кокса. То есть проект вносит вклад и в улучшение экологии Казахстана.

Мы все слышим об актуальных во всем мире проектах по очистке воздуха, мирового океана, создания биоразлагаемых материалов и так далее. А есть ли у нас свои экологические проекты?

Над решением экологических проблем задумываются не только зарубежные ученые и инноваторы, но и наши ученые. Фонд готов предложить ряд проектов по переработке промышленных отходов, озеленению территорий, очистке воды и воздуха.

К примеру, сотрудники АО «Институт топлива, катализа и электрохимии им. Д. В.Сокольского» предлагают каталитические нейтрализаторы. Проще говоря, это фильтры для очистки выхлопного газа от оксидов углерода. Огромное преимущество проекта состоит в том, что его можно кастомизировать под любого заказчика. Многие предприятия, особенно нефтяные, могут использовать данные фильтры для очистки воздуха как внутри цехов, так и в дымовых трубах. Продукт эффективен и гораздо дешевле конкурентов на рынке.

На сегодняшний день общий объем продаж составил 172 млн тенге с учетом того, что предприятие еще не вышло на полную мощность. А объем рынка просто огромный – это все автомобили на дорогах Казахстана, соседи – Россия, Кыргызстан, Узбекистан.

Какие регионы Казахстана наиболее открыты к инновациям и новым технологиям? Какие самые интересные проекты представлены на карте Казахстана?

Важно, что проекты коммерциализации внедряются практически во всех регионах Казахстана – юг, север, восток, запад, центр, Нур-Султан, Алматы.

В городе Шымкенте мы производим погружной центробежный насос для добычи полезных ископаемых с увеличенным коэффициентом действия посредством 3D-моделирования. Потребителями данных насосов являются уранодобывающие компании, а также компании, занимающиеся бурением в поисках питьевой воды.

Еще один успешный проект по коммерциализации технологии выращивания плодово-ягодных и древесно-декоративных растений устойчивых к сложным условиям Мангистауской области реализуется в Актау. Растения имеют высокую степень засухоустойчивости и солевыносливости. Технология позволит решить проблемы урбанизации и ухудшения экологии всего Западно-Казахстанского региона и превратить его в цветущий край. Общий объем реализации саженцев в денежном выражении составил 105 млн. тенге.

Учеными Казахстанской национальной академии естественных наук под руководством Токмолдина Серекбола Жарылгаповича разработана технология изготовления эффективных светодиодов второго поколения – филаментов. В ходе проекта созданы производственные линии по выпуску филаментных нитей с заливкой нанофосфора. Доля казахстанского содержания достигает 75%.

Разработанные на основе этого метода светодиодные филаментовые лампы позволяют увеличить срок эксплуатации на 30% и качество освещения в теплице и других объектах. Лампы не обжигают растения и позволяют локализовать световой поток непосредственно на фитоценозе растений. На сегодняшний день в Нур-Султане успешно функционирует инновационная теплица, где в автоматическом режиме управляются свет, микроклимат, состав почвы и воздух, что позволяет выращивать вкусные органические овощи, ягоды и зелень. Объем продаж составляет более 179 млн тенге.

Вы считаете, что в современных условиях возможно заниматься и наукой и предпринимательством одновременно? Имеет ли казахстанская наука такой потенциал?

Да. Мы считаем, что казахстанская наука не просто может создавать новые знания, но и готова формировать доход. Мы за то, чтобы ученые не просто имели патенты и импакт-факторные публикации, но чтобы еще и создавали научно-технологические инновации и на них зарабатывали.

Вообще, сегодня грантополучателями Фонда науки опубликовано более 300 статей в международных научных журналах первого и второго квартилей баз данных Scopus и Web of Science. Индекс Хирша наших грантополучателей доходит до 25-30. А общий объем продаж у проектов фонда составляет 4,7 млрд тенге, или 0,0065% от ВВП. И эти цифры будут еще расти и расти.

Здесь хорошим примером может стать Чарльз Као, который впервые предложил использовать волоконно-оптические кабели для передачи информации на большие расстояния и сейчас подобного рода изделия применяются повсеместно в кабельном телевидении и интернет-сетях. В результате многолетней работы ученым под его руководством удалось произвести революцию в области информационных технологий, сделавшую возможным появление и бурное распространение по миру таких технологий, как Интернет и мобильная связь. И, конечно, Чарльз Као хорошо заработал.

Также примером для всей планеты является известный миллиардер Илон Маск. Он не просто имеет хороший достаток, у него еще с десяток патентов и 13 импакт-факторных публикаций. А его «фишковые» проекты вдохновляют и будоражат умы всех современных ученых и инженеров.

Благодаря таким ученым мир, каким мы его знаем, попросту бы не существовал.

Мы также думаем, что такие гении от науки, как Каныш Имантаевич Сатпаев, Шафик Чокинович Чокин, Шахмардан Есенович Есенов и другие наши научные корифеи в современных условиях могли бы быть миллионерами.

Конечно, сейчас в науке отражены все моменты, присущие обществу, и негативные и позитивные. Есть бюрократические препоны, дефицит финансирования, недоверие со стороны населения и инвесторов. Но как раз таки, невзирая на трудности, есть развитие идей, здоровый дух соперничества и сотрудничества.

Проблем много, этого никто не отрицает, но рассуждать «Ай, все продам и уеду, надоело» легко, но это же кратковременное решение. Коммерциализировать свои идеи и получать постоянный доход от наукоемкого бизнеса труднее, дольше, но, в конечном счете, эффективнее.

Успешные зарубежные стартапы получают колоссальные прибыли, становятся миллионерами и миллиардерами за считанные годы. Услышим ли мы об успешных казахстанских стартапах?

Да, конечно. Среди проектов, которые мы поддерживаем с 2016 года, уже можно говорить о тенговых миллиардерах.

Группа ученых под руководством академика Пятова Евгения Александровича из Кокшетау изучала физиологические свойства водорода в воде. Водород бывает обычный – легкий, бывает тяжелый – дейтерий и сверхтяжелый – тритий. Тяжелый и сверхтяжелый очень вредный для организма, тритий даже используется при создании водородных бомб.

Биологический эффект легкой воды был подтвержден комплексными медико-биологическими испытаниями Одесского института курортологии. «Легкая вода» способствует оптимизации скорости биологических реакций, защищает клетки от повреждающих факторов, обеспечивает правильное деление ядра клетки и молекулы ДНК.

Сейчас в мире искусственно создают легкую воду, понижая в ней содержание дейтерия. Наши ученые более 10 лет исследовали тысячи различных источников питьевой воды в Евразии и нашли в Казахстане один из таких источников с низким содержанием дейтерия. Со своими партнерами группа создала бренд – «Легкая вода» и начала коммерциализацию технологии добычи и продажи питьевой воды с низким содержанием дейтерия.

По итогам трех лет реализации Проект «Легкая вода» достиг уровня продаж – более миллиарда тенге, выплатил налогами более 500 млн тенге и стал «тенговым единорогом».

Для нас это очень яркий знак. В целом мы мечтаем стать «Фермой единорогов от науки», развивая компании, созданные на научных открытиях.

Звучит, конечно, амбициозно, но если этого не делать, мы всегда будем в потребителях чужих разработок. Может, казахстанские ученые пока не добились гигантских объемов продаж и мировой славы, но мы уверены, все еще впереди.

Спасибо большое за беседу!

Саян Абаев


Подпишитесь на наш канал Telegram!