Киргизское дежавю

Киргизское дежавю

05:41 07 Октябрь 2020 14438

Киргизское дежавю

Автор:

Елена Тумашова

Inbusiness.kz поговорил с экспертами о том, что происходит в Кыргызстане.

Парламентские выборы прошли в стране в воскресенье, 4 октября. Из 16 партий, принявших участие, порог в 7% голосов преодолели только четыре. Всего в Жогорку Кенеше 120 мест. В понедельник, 5 октября, несогласные с итогами выборов вышли на площадь Ала-Тоо в Бишкеке с требованиями отменить результаты и провести повторные выборы. Силовые структуры начали разгонять собравшихся светошумовыми гранатами и водометами. В ночь на 6 октября протестующие захватили «Белый дом», здания мэрии, ГКНБ, некоторые осужденные политики, в том числе экс-президент Алмазбек Атамбаев, были выпущены на свободу. Позже ЦИК признал результаты выборов нелегитимными.

«Оппозиция сыграла роль статиста»

Политолог Расул Жумалы:

В соседней стране разворачивается очередная драма, трагедия. Итогом нового витка беспорядков, напряженности стала дестабилизация ситуации. Много раненых, есть погибший (сообщалось о нескольких сотнях пострадавших – сначала о 590, затем о 686, один мужчина погиб. – Ред.), серьезный урон нанесен самому Бишкеку, малому и среднему бизнесу, государственным объектам. Это вызывает, прежде всего, сожаление и горечь.

Ожидался ли такой разворот событий? Мне кажется, да. По факту мы можем говорить о том, что в новейшей истории Кыргызстана события такого рода превращаются едва ли не в обыденность. С позволения сказать, это стало национальным видом спорта – раз в пять-шесть лет крушить ту власть, которую сами же избрали в результате выборов.

Последние парламентские выборы стали поводом для такого разворота событий. В стране долгое время не решались проблемы политического экономического, социального плана. Есть клановость, слабость центральной власти, безработица, коррупция, местничество, влияние экстремистских и криминальных структур. Это то, что долго накапливалось, вопрос – какой будет выход. К сожалению, выход получился вот в таком варианте.

Что происходит в Кыргызстане? Некоторые эксперты называют это своеобразным проявлением демократии, хотя оно больше напоминает охлократию – власть толпы, когда эмоции идут впереди национального консенсуса, желания не вредить и не разрушать. Сейчас нечто подобное и происходит – охлократия, граничащая с анархией, отсутствием власти.

Поводом, повторюсь, стали парламентские выборы. По ним было много нарушений, которые фиксировались международными организациями: подкупы, так называемые карусели, административный ресурс, махинации. Ответ улицы на это оказался чрезмерным, избыточным.

Как показал опыт предыдущих подобных «революций», кыргызстанцы теряют элементы государственности, меняя их на клановость. Страна де-факто разделена на север и юг. Действующий президент Жээнбеков – выходец из юга, эта часть страны выступает за него. Север – против. В Кыргызстане 250 политический партий, и каждая тянет в свою сторону. Ситуация в стране очень сложная.

Можно ли эти события назвать именно революцией? Революция, госпереворот… Если мы будем понимать это как слом прежней государственной системы, то это, конечно, революция. В этом могут быть и положительные, и отрицательные моменты. Но факт в том, что это очередная смена власти, причем происходящая не цивилизованным путем и не с подачи оппозиции.

Оппозиция, как мне кажется, сыграла в произошедшем роль статиста: она вывела на улицы недовольных итогами парламентских выборов, своих сторонников, но сама осталась в стороне. Как и в 2005-м, как и в 2010-м. Тогда ситуация вообще приняла чудовищный оборот, и беспорядки перешли на межнациональный характер – в столкновение узбеков и киргизов, пролилась кровь.

Сейчас аналогичный сценарий: оппозиционеры остались в стороне, а инициативу перехватили маргиналы, толпа, в том числе хулиганы и мародеры. Почему я и говорю об охлократии. Демократия – это когда страна в едином порыве, имея единый национальный интерес, объединяется, сметает коррумпированную власть и устанавливает демократические нормы. Как это худо-бедно произошло, например, в Армении.

В Кыргызстане мы видим другую ситуацию: сметается один клан, вместо него приходит другой клан, также ворует, занимается беспределом. Когда вместо Акаева (Аскар, президент КР с 1991 по 2005 год; свергнут в результате Тюльпановой революции; по открытым источникам, бежал в Россию. – Ред.) пришел Бакиев (Курманбек, президент КР с 2005 по 2010 год; свергнут в ходе событий в апреле 2010-го; по открытым источникам, находит в политэмиграции в Беларуси. – Ред.), он оказался таким же и даже превзошел в негативных делах своего предшественника. Алмазбек Атамбаев также делал немало для того, чтобы в конце концов его осудили (Атамбаев занял пост после Розы Отунбаевой, которая пришла на смену Курманбеку Бакиеву и была сначала главой Временного правительства Киргизии, затем президентом Киргизии переходного периода, пока на референдуме по принятию нового текста Конституции ее не утвердили в качестве президента. – Ред.).

Сейчас нечто подобное происходит с Жээнбековым. Так что это вот такое повторение псевдодемократических, больше охлократических «традиций». Страна раздроблена. Непонятно, кто правит. Каких-то объединяющих начал, общекиргизских национальных партий, движений, которые могли бы повернуть происходящее в цивилизованное, культурное русло, к сожалению, нет. Кто радикальнее, кто крикливее, тот правит бал.

Сооронбая Жээнбекова свергнут? После оглашения итогов парламентских выборов те политические партии, которые не попали в парламент, вывели на площадь Бишкека Ала-Тоо своих сторонников и огласили требование аннулировать итоги и провести выборы заново. Ни о какой революции, ни о какой смене правительства, ни о каком свержении президента Жээнбекова вопрос не ставили. Речь шла только о том, что необходимо заново провести парламентские выборы. Жээнбеков подтвердил требование улицы, пошел навстречу. Но толпа была разделена, были провокаторы и с той, и с другой стороны, произошли столкновения, эмоции взяли верх.

«В этой мутной воде пытаются ловить рыбу теневые политики»

Заместитель директора КИСИ при президенте РК, доктор политических наук, доцент Санат Кушкумбаев:

Был ли готов сценарий или все произошло спонтанно? Ясно, что заготовки или сценария не было, это во многом стихийные, хаотичные процессы.

Но теперь уже появились направляющие и те, кто находятся в тени этих процессов. Сразу хотел бы оговорить, что никакого внешнего следа здесь не прослеживается никаким образом, это внутриполитический кризис. И он обусловлен сложившейся в Кыргызстане системой: кланы и олигархические группы определяют внутреннюю политику страны. За партиями, которые представлены на политической арене и значительная часть которых не прошла в парламент, стоят не просто политики, а олигархические и клановые группировки. Они сейчас на авансцене, в эпицентре процессов.

Их первоначальное требование – просто отмена итогов выборов, которые состоялись 4 октября, без демонтажа существующей политической системы. А уже дальше, когда произошли столкновения, захват в ночь с 5 на 6 октября «Белого дома» и правительственных учреждений, их аппетиты выросли, и в толпу теперь уже вбрасываются идеи, в том числе о полной смене вертикали власти. Но каким образом? Нелегитимно.

В стране произошел самозахват административных зданий, областных, районных администраций. Есть самопровозглашенный генеральный прокурор, даже два было на утро 6 октября (и.о. генпрокурора объявили себя лидер движения «Чон казат» Сыймык Жапыкеев и Алмамбет Шыкмаматов от партии «Бир Бол». – Ред.), самопровозглашенный мэр Бишкека (Жоошбек Коеналиев от партии «Республика»; законный глава города Азиз Суракматов подал в отставку. – Ред.), глава ГКНБ (Омурбек Суваналиев от партии «Бутун Кыргызстан – в качестве и.о. председателя этого ведомства. – Ред.). Все это происходит хаотично. Ясное дело, в данном случае речь идет как раз о государственном перевороте.

Уже есть жертвы, погибшие, сотни людей получили травмы. Кыргызстан срывается на тот же вираж, который уже был пройден, в марте 2005, в апреле 2010 года. Октябрь 2020-го вписывается темной, печальной страницей в летопись Кыргызстана.

Пока действующим президентом и главой всей исполнительной вертикали власти является Жээнбеков, и он обладает соответствующим мандатом, данным ему на выборах. В своем заявлении он предлагал решать вопросы за столом переговоров в диалоговом формате. Это единственный легитимный и оптимальный путь для всех сторон.

Есть ли риски того, что действующего президента свергнут? Риски существуют. Радикально настроенные демонстранты, митингующие говорят: давайте провозгласим, подчеркиваю – провозгласим – президентом Садыра Жапарова. Это экс-депутат парламента, он был осужден в 2017 году на длительный срок в связи с попыткой захвата власти, 6 октября его освободили. Но сразу же возникает вопрос: будет ли это легитимно с точки зрения внутренней и – особенно – внешней политики. Должна быть процедура, легитимизация, законность. Этой законности как раз огромный дефицит (на внеочередном заседании Жогорку Кенеша 6 октября члены парламента назначили Садыра Жапарова временно исполняющим обязанности премьер-министра. – Ред.).

Важно, чтобы общество и политики из числа оппонентов, которые сейчас раскачивают ситуацию, понимали, каковы долгосрочные последствия их действий. Даже если речь идет в перспективе о проведении президентских выборов, тогда должны быть процедуры – либо законный импичмент (это решает парламент), либо отставка самого президента. Но об этом даже речи не идет. Мы видим, что не было заявлений об отставке генпрокурора, министра внутренних дел, но есть самопровозглашенные на эти должности. То есть элемент борьбы за кресло и власть.

На фоне общественного недовольства в этой мутной воде пытаются ловить рыбу теневые политики. Показательно, что среди почти 1900 кандидатов от 16 партий около 300 человек либо имеют судимость, либо находятся под следствием и по ним судебные решения еще не вынесены. Они пытаются попасть в парламент, получить мандат депутата Жогорку Кенеша и, соответственно, депутатскую неприкосновенность.

Во многих партиях присутствуют люди либо с криминальным прошлым, либо с толстыми кошельками. Олигархические круги стремятся таким образом реализовать свои политические и более того, экономические амбиции. То есть речь идет не просто о переделе власти, а о разделе собственности. В условиях современного Кыргызстана это одно и то же. Вот эта порочная система кланового олигархического распределения постоянно сталкивает страну, ее политическую элиту и систему в дестабилизацию. И это означает откат в социальном и экономическом развитии.

Представляет ли угрозу действующей власти освобожденный Атамбаев? Учитывая накал противостояния и непредсказуемый характер Атамбаева, он, конечно, представляет угрозу.

Очевидно, что это не тот человек, который сможет претендовать на президентскую власть. По Конституции он провел в этом кресле один срок, причем от и до, и при этом оставил такое наследие, которое привело в том числе к нынешней ситуации. В свое время Атамбаев упорно стремился провести Жээнбекова как своего кандидата, ставленника, потом мы наблюдали за тем, как в течение полугода он находился с ним в крайнем противостоянии. Все закончилось в 2019 году тем, что его заключили под стражу, и затем он был осужден. И теперь, когда сторонники освободили его, а также бывшего премьер-министра Сапара Исакова и ряд других политиков из заключения, мы увидим попытку реванша. И это негативно скажется на общем развитии.

Если политики не смогут преодолеть свои собственные амбиции и обиды, то общество и страна будут страдать. Но пока мы видим незрелость политического класса и политической культуры в обществе. Прошло 15 лет, но в Кыргызстане все та же картинка – как дежавю. Вот это и печально.

«От государственных структур ничего не зависит»

Директор Института евразийской интеграции Ерлан Саиров:

На мой взгляд, произошедшее связано с тем, что в глобальном плане государство как институт не в состоянии ответить на два вопроса – о социальной справедливости и об общественном равноправии. Это глобальный кризис, он влияет на все страны. Ситуация в Кыргызстане – это следствие глобальных недостатков политического обустройства всех стран.

Тем не менее внутренний компонент в случившемся, конечно, также присутствует. Государственные институты у наших соседей работают очень слабо. Необходимо разделять охлократию и демократию. То, что произошло, ничего общего с демократией не имеет, так как демократия – это нормы, процедуры, право и закон. В произошедшем ни норм, ни процедур, ни закона нет. Как мы видели, некоторые люди заходили в здания госорганов и назначали себя руководителями. Это никак не соответствует ни нормам, ни процедурам демократии. Это охлократия. И это говорит о том, что в Кыргызстане ослаблены государственные институты.

Такие эксцессы откидывают страну в ее экономическом и социальном развитии на 10-20 лет назад. К большому сожалению, они случаются в Кыргызстане очень часто.

Мне кажется, сейчас в первую очередь должен возобладать разум. Все процессы в стране должны происходить мирным, эволюционным путем и в правовом русле.

Если разум не возобладает, если политические игроки не найдут компромисс, то можно ожидать ухудшения ситуации до дезинтеграции национального масштаба.

Удастся ли действующей власти решить проблему? Это зависит не только от действующей власти, но и от всех сил, которые сегодня так или иначе заинтересованы в ухудшении или, наоборот, в стабилизации ситуации. На сегодняшний день от государственных структур ничего не зависит, к большому сожалению.

Может ли это повлиять на участие Кыргызстана в евразийской интеграции? Сейчас можно ожидать всего. Это зависит от того, кто придет к власти. В течение 10-15 дней будет ясно, кто является конечным бенефициаром всех этих процессов.

Елена Тумашова


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

26432

Материалы по теме:

fulsang-vhodit-v-top-10-generale-na-dzhiro

akimy-i-ih-zarplaty

sk-farmaciya-priznala-nesostoyavshimisya-zakupki-lekarstvennyh-izdelij-na-summu-poryadka-2-9-mlrd-tenge

gazetnye-kioski-mogut-zakrytsya-v-ust-kamenogorske

mon-rk-lishil-kazatk-generalnoj-licenzii

загрузка

×