/img/tv1.svg
RU KZ
Киргизское дежавю

Киргизское дежавю

Inbusiness.kz поговорил с экспертами о том, что происходит в Кыргызстане.

05:41 07 Октябрь 2020 4030

Киргизское дежавю

Автор:

Елена Тумашова

Парламентские выборы прошли в стране в воскресенье, 4 октября. Из 16 партий, принявших участие, порог в 7% голосов преодолели только четыре. Всего в Жогорку Кенеше 120 мест. В понедельник, 5 октября, несогласные с итогами выборов вышли на площадь Ала-Тоо в Бишкеке с требованиями отменить результаты и провести повторные выборы. Силовые структуры начали разгонять собравшихся светошумовыми гранатами и водометами. В ночь на 6 октября протестующие захватили «Белый дом», здания мэрии, ГКНБ, некоторые осужденные политики, в том числе экс-президент Алмазбек Атамбаев, были выпущены на свободу. Позже ЦИК признал результаты выборов нелегитимными.

«Оппозиция сыграла роль статиста»

Политолог Расул Жумалы:

В соседней стране разворачивается очередная драма, трагедия. Итогом нового витка беспорядков, напряженности стала дестабилизация ситуации. Много раненых, есть погибший (сообщалось о нескольких сотнях пострадавших – сначала о 590, затем о 686, один мужчина погиб. – Ред.), серьезный урон нанесен самому Бишкеку, малому и среднему бизнесу, государственным объектам. Это вызывает, прежде всего, сожаление и горечь.

Ожидался ли такой разворот событий? Мне кажется, да. По факту мы можем говорить о том, что в новейшей истории Кыргызстана события такого рода превращаются едва ли не в обыденность. С позволения сказать, это стало национальным видом спорта – раз в пять-шесть лет крушить ту власть, которую сами же избрали в результате выборов.

Последние парламентские выборы стали поводом для такого разворота событий. В стране долгое время не решались проблемы политического экономического, социального плана. Есть клановость, слабость центральной власти, безработица, коррупция, местничество, влияние экстремистских и криминальных структур. Это то, что долго накапливалось, вопрос – какой будет выход. К сожалению, выход получился вот в таком варианте.

Что происходит в Кыргызстане? Некоторые эксперты называют это своеобразным проявлением демократии, хотя оно больше напоминает охлократию – власть толпы, когда эмоции идут впереди национального консенсуса, желания не вредить и не разрушать. Сейчас нечто подобное и происходит – охлократия, граничащая с анархией, отсутствием власти.

Поводом, повторюсь, стали парламентские выборы. По ним было много нарушений, которые фиксировались международными организациями: подкупы, так называемые карусели, административный ресурс, махинации. Ответ улицы на это оказался чрезмерным, избыточным.

Как показал опыт предыдущих подобных «революций», кыргызстанцы теряют элементы государственности, меняя их на клановость. Страна де-факто разделена на север и юг. Действующий президент Жээнбеков – выходец из юга, эта часть страны выступает за него. Север – против. В Кыргызстане 250 политический партий, и каждая тянет в свою сторону. Ситуация в стране очень сложная.

Можно ли эти события назвать именно революцией? Революция, госпереворот… Если мы будем понимать это как слом прежней государственной системы, то это, конечно, революция. В этом могут быть и положительные, и отрицательные моменты. Но факт в том, что это очередная смена власти, причем происходящая не цивилизованным путем и не с подачи оппозиции.

Оппозиция, как мне кажется, сыграла в произошедшем роль статиста: она вывела на улицы недовольных итогами парламентских выборов, своих сторонников, но сама осталась в стороне. Как и в 2005-м, как и в 2010-м. Тогда ситуация вообще приняла чудовищный оборот, и беспорядки перешли на межнациональный характер – в столкновение узбеков и киргизов, пролилась кровь.

Сейчас аналогичный сценарий: оппозиционеры остались в стороне, а инициативу перехватили маргиналы, толпа, в том числе хулиганы и мародеры. Почему я и говорю об охлократии. Демократия – это когда страна в едином порыве, имея единый национальный интерес, объединяется, сметает коррумпированную власть и устанавливает демократические нормы. Как это худо-бедно произошло, например, в Армении.

В Кыргызстане мы видим другую ситуацию: сметается один клан, вместо него приходит другой клан, также ворует, занимается беспределом. Когда вместо Акаева (Аскар, президент КР с 1991 по 2005 год; свергнут в результате Тюльпановой революции; по открытым источникам, бежал в Россию. – Ред.) пришел Бакиев (Курманбек, президент КР с 2005 по 2010 год; свергнут в ходе событий в апреле 2010-го; по открытым источникам, находит в политэмиграции в Беларуси. – Ред.), он оказался таким же и даже превзошел в негативных делах своего предшественника. Алмазбек Атамбаев также делал немало для того, чтобы в конце концов его осудили (Атамбаев занял пост после Розы Отунбаевой, которая пришла на смену Курманбеку Бакиеву и была сначала главой Временного правительства Киргизии, затем президентом Киргизии переходного периода, пока на референдуме по принятию нового текста Конституции ее не утвердили в качестве президента. – Ред.).

Сейчас нечто подобное происходит с Жээнбековым. Так что это вот такое повторение псевдодемократических, больше охлократических «традиций». Страна раздроблена. Непонятно, кто правит. Каких-то объединяющих начал, общекиргизских национальных партий, движений, которые могли бы повернуть происходящее в цивилизованное, культурное русло, к сожалению, нет. Кто радикальнее, кто крикливее, тот правит бал.

Сооронбая Жээнбекова свергнут? После оглашения итогов парламентских выборов те политические партии, которые не попали в парламент, вывели на площадь Бишкека Ала-Тоо своих сторонников и огласили требование аннулировать итоги и провести выборы заново. Ни о какой революции, ни о какой смене правительства, ни о каком свержении президента Жээнбекова вопрос не ставили. Речь шла только о том, что необходимо заново провести парламентские выборы. Жээнбеков подтвердил требование улицы, пошел навстречу. Но толпа была разделена, были провокаторы и с той, и с другой стороны, произошли столкновения, эмоции взяли верх.

«В этой мутной воде пытаются ловить рыбу теневые политики»

Заместитель директора КИСИ при президенте РК, доктор политических наук, доцент Санат Кушкумбаев:

Был ли готов сценарий или все произошло спонтанно? Ясно, что заготовки или сценария не было, это во многом стихийные, хаотичные процессы.

Но теперь уже появились направляющие и те, кто находятся в тени этих процессов. Сразу хотел бы оговорить, что никакого внешнего следа здесь не прослеживается никаким образом, это внутриполитический кризис. И он обусловлен сложившейся в Кыргызстане системой: кланы и олигархические группы определяют внутреннюю политику страны. За партиями, которые представлены на политической арене и значительная часть которых не прошла в парламент, стоят не просто политики, а олигархические и клановые группировки. Они сейчас на авансцене, в эпицентре процессов.

Их первоначальное требование – просто отмена итогов выборов, которые состоялись 4 октября, без демонтажа существующей политической системы. А уже дальше, когда произошли столкновения, захват в ночь с 5 на 6 октября «Белого дома» и правительственных учреждений, их аппетиты выросли, и в толпу теперь уже вбрасываются идеи, в том числе о полной смене вертикали власти. Но каким образом? Нелегитимно.

В стране произошел самозахват административных зданий, областных, районных администраций. Есть самопровозглашенный генеральный прокурор, даже два было на утро 6 октября (и.о. генпрокурора объявили себя лидер движения «Чон казат» Сыймык Жапыкеев и Алмамбет Шыкмаматов от партии «Бир Бол». – Ред.), самопровозглашенный мэр Бишкека (Жоошбек Коеналиев от партии «Республика»; законный глава города Азиз Суракматов подал в отставку. – Ред.), глава ГКНБ (Омурбек Суваналиев от партии «Бутун Кыргызстан – в качестве и.о. председателя этого ведомства. – Ред.). Все это происходит хаотично. Ясное дело, в данном случае речь идет как раз о государственном перевороте.

Уже есть жертвы, погибшие, сотни людей получили травмы. Кыргызстан срывается на тот же вираж, который уже был пройден, в марте 2005, в апреле 2010 года. Октябрь 2020-го вписывается темной, печальной страницей в летопись Кыргызстана.

Пока действующим президентом и главой всей исполнительной вертикали власти является Жээнбеков, и он обладает соответствующим мандатом, данным ему на выборах. В своем заявлении он предлагал решать вопросы за столом переговоров в диалоговом формате. Это единственный легитимный и оптимальный путь для всех сторон.

Есть ли риски того, что действующего президента свергнут? Риски существуют. Радикально настроенные демонстранты, митингующие говорят: давайте провозгласим, подчеркиваю – провозгласим – президентом Садыра Жапарова. Это экс-депутат парламента, он был осужден в 2017 году на длительный срок в связи с попыткой захвата власти, 6 октября его освободили. Но сразу же возникает вопрос: будет ли это легитимно с точки зрения внутренней и – особенно – внешней политики. Должна быть процедура, легитимизация, законность. Этой законности как раз огромный дефицит (на внеочередном заседании Жогорку Кенеша 6 октября члены парламента назначили Садыра Жапарова временно исполняющим обязанности премьер-министра. – Ред.).

Важно, чтобы общество и политики из числа оппонентов, которые сейчас раскачивают ситуацию, понимали, каковы долгосрочные последствия их действий. Даже если речь идет в перспективе о проведении президентских выборов, тогда должны быть процедуры – либо законный импичмент (это решает парламент), либо отставка самого президента. Но об этом даже речи не идет. Мы видим, что не было заявлений об отставке генпрокурора, министра внутренних дел, но есть самопровозглашенные на эти должности. То есть элемент борьбы за кресло и власть.

На фоне общественного недовольства в этой мутной воде пытаются ловить рыбу теневые политики. Показательно, что среди почти 1900 кандидатов от 16 партий около 300 человек либо имеют судимость, либо находятся под следствием и по ним судебные решения еще не вынесены. Они пытаются попасть в парламент, получить мандат депутата Жогорку Кенеша и, соответственно, депутатскую неприкосновенность.

Во многих партиях присутствуют люди либо с криминальным прошлым, либо с толстыми кошельками. Олигархические круги стремятся таким образом реализовать свои политические и более того, экономические амбиции. То есть речь идет не просто о переделе власти, а о разделе собственности. В условиях современного Кыргызстана это одно и то же. Вот эта порочная система кланового олигархического распределения постоянно сталкивает страну, ее политическую элиту и систему в дестабилизацию. И это означает откат в социальном и экономическом развитии.

Представляет ли угрозу действующей власти освобожденный Атамбаев? Учитывая накал противостояния и непредсказуемый характер Атамбаева, он, конечно, представляет угрозу.

Очевидно, что это не тот человек, который сможет претендовать на президентскую власть. По Конституции он провел в этом кресле один срок, причем от и до, и при этом оставил такое наследие, которое привело в том числе к нынешней ситуации. В свое время Атамбаев упорно стремился провести Жээнбекова как своего кандидата, ставленника, потом мы наблюдали за тем, как в течение полугода он находился с ним в крайнем противостоянии. Все закончилось в 2019 году тем, что его заключили под стражу, и затем он был осужден. И теперь, когда сторонники освободили его, а также бывшего премьер-министра Сапара Исакова и ряд других политиков из заключения, мы увидим попытку реванша. И это негативно скажется на общем развитии.

Если политики не смогут преодолеть свои собственные амбиции и обиды, то общество и страна будут страдать. Но пока мы видим незрелость политического класса и политической культуры в обществе. Прошло 15 лет, но в Кыргызстане все та же картинка – как дежавю. Вот это и печально.

«От государственных структур ничего не зависит»

Директор Института евразийской интеграции Ерлан Саиров:

На мой взгляд, произошедшее связано с тем, что в глобальном плане государство как институт не в состоянии ответить на два вопроса – о социальной справедливости и об общественном равноправии. Это глобальный кризис, он влияет на все страны. Ситуация в Кыргызстане – это следствие глобальных недостатков политического обустройства всех стран.

Тем не менее внутренний компонент в случившемся, конечно, также присутствует. Государственные институты у наших соседей работают очень слабо. Необходимо разделять охлократию и демократию. То, что произошло, ничего общего с демократией не имеет, так как демократия – это нормы, процедуры, право и закон. В произошедшем ни норм, ни процедур, ни закона нет. Как мы видели, некоторые люди заходили в здания госорганов и назначали себя руководителями. Это никак не соответствует ни нормам, ни процедурам демократии. Это охлократия. И это говорит о том, что в Кыргызстане ослаблены государственные институты.

Такие эксцессы откидывают страну в ее экономическом и социальном развитии на 10-20 лет назад. К большому сожалению, они случаются в Кыргызстане очень часто.

Мне кажется, сейчас в первую очередь должен возобладать разум. Все процессы в стране должны происходить мирным, эволюционным путем и в правовом русле.

Если разум не возобладает, если политические игроки не найдут компромисс, то можно ожидать ухудшения ситуации до дезинтеграции национального масштаба.

Удастся ли действующей власти решить проблему? Это зависит не только от действующей власти, но и от всех сил, которые сегодня так или иначе заинтересованы в ухудшении или, наоборот, в стабилизации ситуации. На сегодняшний день от государственных структур ничего не зависит, к большому сожалению.

Может ли это повлиять на участие Кыргызстана в евразийской интеграции? Сейчас можно ожидать всего. Это зависит от того, кто придет к власти. В течение 10-15 дней будет ясно, кто является конечным бенефициаром всех этих процессов.

Елена Тумашова


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Страна «тюльпановой революции» обошла Украину в чемпионате майданов и ведет 3:2

07 Октябрь 2020 14:20 15054

Кыргызстан: классический народный бунт, куда политики подбегали и кричали: «Я тут, я с вами!».  

О том, в чем разница между протестами в РК и КР; из-за чего киргизское МВД не разгоняет бунтующих и почему в соседней республике государство может в прямом смысле издохнуть, а народ останется и будет жить не менее счастливо, в эксклюзивном интервью Inbusiness.kz рассказал директор аналитического фонда «Эльчи» (Бишкек) Денис Бердаков.

Денис, что происходит в Кыргызстане?

Давайте уйдем от стандартных вопросов. Я уже дал 18 интервью, и у всех однотипные вопросы. Давайте чего-нибудь такое, как вы умеете. Россияне чушь порют: судя из вопросов, вообще не понимают, что происходит. Европейские СМИ в своей прострации летают. Китайские жаловались: а с кого теперь [долги] спрашивать?

Хорошо. Не превращается ли наш солнечный Кыргызстан, а я родился в Кордайском районе, в 40 км от Фрунзе, в который довольно часто ездили с бабушкой, так не превращается ли он в Украину?

Давно уже превратился. Одно время я плотно общался с украинскими политтехнологами, и еще лет шесть-семь назад мы отмечали удивительную схожесть. У них есть такое явление, как политикум, чего нет, к примеру, в Казахстане, России и тем более Беларуси, а у нас он был. У нас специфичный набор политиков, про которых хоть видео показывай со страшными преступлениями, хоть сажай их, они все равно в обойму попали и тусуются оппозиция/не оппозиция.

Второе отличие, которое есть только у нас с Украиной, – есть политический класс, который может быть оппозиционным сам себе 20 раз в неделю. Власть или оппозиция – не имеет значения.

Наш политолог Данияр Ашимбаев по этому поводу сказал следующее:

«Казахстан, Узбекистан и Туркменистан преемственность сохранили, как и Россия. Ельцин хоть и шел к власти в РСФСР типа как оппозиция, но в душе как был первым секретарем обкома, так им и остался. По ходу, вопрос тут не в демократии или авторитаризме, а в высокой идейности преемственности».

В Кыргызстане, как видим, преемственности как таковой нет.

Давайте «преемственность» заменим на «национальная бюрократия», и тогда все встанет на свои места. В России, как и в Казахстане, это не вопрос народа, это не вопрос даже политиков, это вопрос преемственности бюрократии, которая сама в себе, вращает вокруг себя ресурсы и медийные смыслы и сама себе преемственна, хотя внутри и грызется.

Я понимаю, что вы уже 100 раз на этот вопрос отвечали, но «К чему вы идете?»

Никто сегодня не может ответить, куда мы идем. Один из путей – гражданская война. Один из путей – дальнейшее ослабление и так слабых госинститутов. Но и есть шанс жить, как жили. Но опасности во времена таких переходов множатся. Та слабая институциональная память, которая была, она рушится. У нас нет чиновников, которые бы сидели на своем посту более двух-трех лет, в принципе.

Наши тоже могут на посту долго не сидеть, но по горизонтали власти скользят, не вылетая из обоймы.

У нас бывает, что и вылетает, и может вернуться в виде оппозиции. Наши обладают большим политическим опытом, и любой киргизский политик один на один в открытом медийном поле уделает любого российского или белорусского.

Лучше бы работой занимались, чем дебатировать.

Они выросли как политики, и с них невозможно требовать отчета, как с национальной бюрократии. У них мышление другое.

В сериале «Полицейский с Рублевки» есть сцена, где Володю Яковлева вместе с депутатом госдумы Владимиром Андреевичем посадили в СИЗО. Так вот там этот политик так себя «обосновал»:

«Ты кого обмануть хочешь? Я в политике с 18 лет. Я с института в костюме. Я еще Ельцину за водкой бегал. Я стольких повидал, что раскалываю на раз!»

Да примерно так же. Это такой политический класс.

Это не шоу-политика? Люди работать не хотят и идут политические груши околачивать.

На Украине больше шоу. А у нас скорее борьба за ресурсы при низкой кормовой базе. Для них политика – это формат выжить, потому что вести нормальный бизнес – ты попадешь на деньги. Политика – самая выгодная форма бизнеса в Кыргызстане. Это глубокий цинизм, помноженный на реализм маленький экономики.

Ясно. Что ждет Кыргызстан в ближайшее время, хотя бы в обозримой перспективе – неделю?

В воздухе витает безвластие. Действующий президент и целый ряд связанных с ним кланов с точки зрения морали оказались отодвинуты. Но это только на время. С другой стороны, те, кто условно победил, а это семь-девять кланов, они между собой не общаются и не понимают, в каком взаимоподчинении они находятся.

Хорошо. Получается, что они смогли договориться, чтобы вывести народ на улицы и поменять власть, но не знают, что делать дальше?

Во многом народ сам скидывал. Многие из тех, кто пытается оседлать протест, они оседлывают народный, а не их [собственный] протест. Во многом это был классический народный бунт, куда политики подбегали и кричали: «Я тут, я тут, я с вами!».

Как тот прапорщик из фильма «ДМБ»: «Я тут, я здесь, я везде!»

И теперь из того же политикума образуется новый набор старых лиц, потому что других нет. И даже власть-то не поменяли, а, по сути, пожгли административные здания. Президент находится у себя, не скрывается, сидит у себя в резиденции, его никто не атакует. Просто все потеряли статусность. Это не похоже на наши две предыдущие революции: кровь, убитые, президент бежит. Нет, вот он сидит, к нему даже ехать никто не хочет.

А не получится так, что побузили недельку, потом отскочили и все вернулось на круги своя?

Не-не-не, они же себе уже министерские посты поназначали. А если под тобой МВД, то какие широкие возможности перед тобой открываются.

А как себя как раз и ведут-то полиция и армия?

Полиция ушла. У каждого нашего политика есть огромная сеть влияния в силовых структурах, и они в решающий момент переходят на его сторону. Это складывалось десятилетиями, когда все своих племянников отдают, например, в Комитет национальной безопасности и растят их там. А когда приходит время, они переходят на «правильную» сторону силы. И потом даже если чиновника снимают или сажают, но племянники-то в комитете остаются. Такой договорняк: «этому клану все равно в стране многое принадлежит, и он будет [здесь] представлен».

Я могу сказать, что немножко понял, что творится в вашем политикуме, но не представляю, что будет через неделю или через месяц.

А никто не представляет. Скорее всего, будут безумно конкурентные выборы, на которых возможно все, вплоть до того, что группа действующего президента возьмет себе неплохой кусочек мест в парламенте. Такое уже было в 2010 году, когда Бакиев бежал, а партия его чиновников вошла в парламент.

У нас бы всех зачистили.

А у нас понимают, что сегодня ты наедешь на этот клан, а завтра они на тебя. Поэтому главная фигура выкидывается, а остальная колода перетасовывается с уменьшением влияния и доступа к ресурсам, но в целом система остается.

Весело у вас. Главное – без крови.

Поэтому и без крови. Вот смотрите – интересная особенность столкновений: сотрудники МВД организованно ушли, их не разбили. У протестующих до последнего момента не было ни палок, ни прутьев. По сути, МВД в какой-то момент сказало: «Власть хотите? Так вот она валяется, бери, нас только не бей, мы сами по себе. Назначите нам нового министра? Да не вопрос, назначайте». А народ тогда: «А зачем нам тогда громить город?»

То есть все поняли правила игры?

Если большая толпа людей на улице, то МВД говорит: «Раз такая мощная политическая воля в одной точке, то не вопрос – рассыпаемся. Через две недели, может, все совсем по-другому будет». И действительно: какой смысл за кого-то гибнуть? Все очень прагматично.

У нас государство и общество очень сильно разделены. В России, Беларуси или у вас, если, не дай бог, что-то случается с первым лицом, то летит вся вертикаль и летит общество. Потому что все взаимосвязано. У нас можно все министерства закрыть, а общество будет существовать само по себе. Эта смычка была разломана в первую революцию и доломана во вторую. И сейчас идут митинг и стрельба, а работники коммунальной службы убирают город. И никто их не трогает, потому что [чистота] – это священное дело. А в первые две революции в Бишкеке был вообще хаос. Сейчас порядок наводится, бизнес свое охраняет… «Вы пришли свергать президента? Пожалуйста, мы постоим, нам-то что».

И вот эта смычка между государством и обществом, она окончательно лопнула, власть и общество разделены. Что у вас, что в России развал государства (структур управления. – Авт.) – это катастрофа. А в Кыргызстане государство может в прямом смысле издохнуть, а народ останется и будет жить не менее счастливо. Территория останется, люди останутся. Министерства? Так они ничего не решают. Да, развития не получается. Как в народе говорят: «Да, мы не взлетим. Но и не упадем».

Олег И. Гусев


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Вооружены и решительны. Что происходит в Кыргызстане после парламентских выборов

06 Октябрь 2020 11:36 6542

Итоги выборов стали поводом для акции протеста. По сообщениям киргизских СМИ, участники протестов вооружены арматурой, палками, камнями брусчатки.

Коротко

  • 5 октября в Бишкеке начались протесты. Сторонники партий, которые не прошли 7%-ный барьер на выборах, выдвинули ряд требований, главное из которых – отменить итоги и провести новое голосование.
  • Из 16 партий, участвовавших в выборах, в парламент смогли пройти только четыре.
  • Партии «Ата Мекен», «Бир Бол», «Республика», «Мекенчил», «Бутун Кыргызстан», «Замандаш», «Реформа», «Ыйман нуру», «Чон казат», «Мекен Ынтымагы», «Ордо» и «Социал-Демократы» убеждены в фальсификации результатов и требуют провести новые выборы.
  • Вечером на центральной городской площади Ала-Тоо собрались несколько тысяч митингующих. Протесты переросли в столкновения с правоохранителями.
  • Митингующие освободили из тюрьмы бывшего премьера Кыргызстана Сатыбалдиева, а из СИЗО вышел экс-президент Атамбаев.
  • Протестующие прорвались в Белый дом, где расположены парламент и администрация президента. В здании начался пожар.
  • Протестующие тем временем назначили нового мэра Бишкека. Азиз Суракматов, занимавший этот пост, подал в отставку.
  • Партия Атамбаева заявила о смене власти в стране.
  • ЦИК Кыргызстана признала итоги парламентских выборов недействительными.

Последние новости о том, что происходит в Кыргызстане, – в обзоре inbusiness.kz.

Ради нового парламента

Как заявляет митингующая оппозиция, цель митинга – отменить результаты выборов, провести новое голосование и сформировать новое правительство. По сообщениям СМИ, для достижения этих целей используются парки, арматура, брусчатка. Для разгона митингующих органами правопорядка применяются резиновые пули, водометы, слезоточивый газ и светошумовые гранаты.

«Согласно поступившей информации, в Бишкекский научно-исследовательский центр травматологии и ортопедии и Национальный госпиталь были госпитализированы с различными телесными повреждениями 75 пострадавших, из них 46 сотрудников правоохранительных органов, умерших нет», – говорится в сообщении, распространенном пресс-службой столичного ГУВД.

Утром во вторник 6 октября минздрав Кыргызстана сообщил, что один мужчина 2001 года рождения скончался, 590 пострадали в результате беспорядков в Бишкеке.

На 15.00 в организации здравоохранения за медицинской помощью обратилось 686 пострадавших. По данным портала 24.kg, со ссылкой на минздрав Кыргызстана, 521 пострадавший после оказания первичной медпомощи отправлен на амбулаторное лечение. 164 пострадавших с различными травмами госпитализированы, из них 7 пострадавших находятся в реанимации, один мужчина 2001 года рождения скончался.

Протестующие освобождают тюрьмы

Протестующие освободили бывших премьер-министров Сапара Исакова и Жанторо Сатыбалдиева, осужденных за коррупцию.

В соцсетях распространяется видео выхода Сатыбалдлиева из исправительного учреждения. Сторонники встречают его ликованием и аплодисментами. Освобождены также бывшие депутаты Равшан Жээнбеков и Садыр Жапаров.

Чтобы освободить бывшего президента страны Алмазбека Атамбаева (Атамбаев был президентом с декабря 2011 года по ноябрь 2017 года), митингующие штурмовали здание Государственного комитета национальной безопасности Кыргызстана – они протаранили ворота и вошли на территорию, не встретив практически никакого сопротивления.

Как передает корреспондент Интерфакса с места событий, Атамбаева к протестующим, прорвавшимся на территорию ГКНБ, вывели сами сотрудники спецслужбы. Между тем Атамбаев был осужден в июне по делу о незаконном освобождении криминального авторитета Азиза Батукаева в 2013 году, а также он подозревается в организации массовых беспорядков и организации покушения на убийство по событиям 7-8 августа 2019 года в селе Кой-Таш. Уголовные дела в отношении экс-президента расследуются по статьям «Массовые беспорядки», «Хулиганство», «Убийство», «Покушение на убийство», «Угроза или насилие в отношении представителя власти» и «Захват заложников».

Позже решением Первомайского районного суда было принято решение об изменении меры пресечения бывшему президенту на домашний арест.

«Сегодня Атамбаеву была изменена мера пресечения с заключения под стражу на домашний арест», – сказал Интерфаксу его адвокат Замир Жоошев. Напомним, 23 июня Первомайский районный суд Бишкека приговорил Атамбаева к 11 годам и двум месяцам лишения свободы с конфискацией имущества.

Пожар в парламенте

Прорвавшись на территорию Белого дома, где также расположен офис президента страны и парламент, митингующие подожгли один из кабинетов. Пожар стал быстро распространяться по зданию. Пламенем были охвачены отдельные кабинеты на четвертом, пятом, шестом и седьмом этажах с западной стороны здания.

На месте выехали четыре пожарных расчета. К настоящему времени пожар полностью потушен. О масштабах повреждения и ущерба ничего не известно.

Кстати, ранее протестующие на пожарной машине протаранили ворота здания парламента и ворвались в здание, устроив там погром.

Новое правительство, новый мэр

Политические партии, которые проиграли парламентские выборы, намерены сформировать народное правительство и выбрать нового премьер-министра. Об этом еще ночью заявил на митинге лидер оппозиционной партии «Ата-Мекен» (Родина) Жанар Акаев.

«Вместо действующего правительства будет образовано новое – народное, а также назначат нового премьер-министра», – заявил Акаев на митинге, его слова цитируют местные СМИ.

В свою очередь кандидат в депутаты от «Ата-Мекен» Тилек Токтогазиев заявил, что «три провластные партии («Биримдик», «Мекеним Кыргызстан» и «Кыргызстан») не должны быть допущены к власти, а также члены этих партий не должны занимать каких-либо должностей в будущем».

Позже появилась информация, что протестующие назначили нового мэра Бишкека.

«Мэрию Бишкека захватили около 30 сторонников оппозиционных партий. Никаких требований действующей власти они не предъявили», – сообщила советник градоначальника Азиза Суракматова Гуля Алмамбетова.

В здании муниципалитета корреспонденту Интерфакса демонстранты вручили пресс-релиз, в котором указано, что «народным мэром» стал Жоошбек Коеналиев. Демонстранты заняли кабинет градоначальника и намерены провести совещание. Мэр Бишкека Азиз Суракматов подал в отставку. Он написал заявление на увольнение по собственному желанию. Об этом рассказала его советник Гуля Алмамбетова.

ЦИК Кыргызстана признала итоги парламентских выборов недействительными

Сооронбай Жээнбеков рекомендовал Центризбиркому изучить материалы, связанные с выборами, он не исключил, что итоги могут быть аннулированы. Об этом сделал заявление пресс-секретарь Толгонай Стамалиева, передает портал 24.kg.

«С учетом сложившейся ситуации глава государства рекомендует ЦИК тщательно изучить материалы, связанные с нарушениями, вплоть до аннулирования итогов парламентских выборов», – сказала пресс-секретарь.

Позже Центральная избирательная комиссия Кыргызстана официально признала итоги выборов недействительными.

«Членами комиссии принято решение признать итоги выборов депутатов парламента Кыргызстана, прошедших 4 октября, недействительными», – сказала глава ЦИК Нуржан Шайлдабекова.

В ЦИК уточнили, что решение принято в связи со сложившейся ситуацией.

«В целях недопущения напряжения обстановки в стране, принято такое решение. Из присутствующих на заседании 11 членов ЦИК все единогласно поддержали предложение», – отметила Шайлдабекова.

Казахстан надеется на стабилизацию ситуации в Кыргызстане

Пресс-секретарь президента Казахстана Берик Уали прокомментировал события в Кыргызстане на своей странице в Facebook.

«Все происходящее в Кыргызстане является внутренним делом этой страны. В Казахстане исходят из исключительной важности укрепления традиционно дружественных взаимоотношений и стратегического партнерства с братским Кыргызстаном. Выражают надежду на стабилизацию ситуации в соседней стране в соответствии с Конституцией и законами Кыргызстана. Полагают, что киргизский народ найдет выход из сложившейся непростой ситуации в долгосрочных интересах своего государства», – написал Уали.

Между тем пропускные пункты на казахстанско-киргизской границе работают в штатном режиме.

Партия Атамбаева заявила о смене власти в стране

Киргизский народ «сверг преступную власть» в стране, говорится в заявлении Социал-Демократической партии Кыргызстана (СДПК), поддерживающей бывшего экс-президента страны Алмазбека Атамбаева.

«В Кыргызстане произошло поистине историческое событие. В очередной раз киргизский народ, объединенный стремлением к справедливости и свободе, сверг преступную власть. Народ снова показал, что не позволит семейно-клановому режиму узурпировать все органы власти в стране», – цитирует Интерфакс заявление СДПК.

Во вторник представители партии намерены обсудить текущую ситуацию в стране и принять безотлагательные меры, которые необходимы для сохранения стабильности в стране. Как говорится в заявлении, СДПК призывают неравнодушных граждан, разделяющих ценности партии, присоединиться к этой встрече и сообща разработать программу дальнейших действий, как в политическом направлении, так и в сфере сохранения общественного порядка.

В МВД опровергли слухи о захвате их здания

Замминистра МВД Кыргызстана Алмазбек Орозалиев опроверг информацию о захвате сторонниками оппозиции здания министерства.

«Информация о захвате МВД не соответствует действительности. Такого нет», – сказал Орозалиев в комментариях Интерфаксу.

Ранее очевидцы разместили в телеграм-каналах сообщения о том, что здание МВД Кыргызстане в Бишкеке захвачено демонстрантами.

Центральная избирательная комиссия Кыргызстана официально признала итоги выборов в парламент недействительными.

«Членами комиссии принято решение признать итоги выборов депутатов парламента Кыргызстана, прошедших 4 октября, недействительными», – сказала глава ЦИК Нуржан Шайлдабекова.

В ЦИК уточнили, что решение принято в связи со сложившейся ситуацией.

«В целях недопущения напряжения обстановки в стране принято такое решение. Из присутствующих на заседании 11 членов ЦИК все единогласно поддержали предложение», – отметила Шайлдабекова.

Экстренное заседание парламента не состоялось

Сегодня, 6 октября, депутаты действующего созыва парламента пытались провести экстренное заседание. Об этом сообщил руководитель пресс-службы парламента Ибрагим Нуракун уулу.

«Депутаты парламента соберутся на экстренное заседание», – написал Нураку уулу на своей странице в Facebook. Депутаты планируют обсудить ситуацию в республике, которая сложилась после парламентских выборов.

Он также сообщил, что заседание состоится в 16.00 в гостинице «Достук», так как здание парламента «разгромлено».

Однако, депутаты не собрали кворум.

Координационный совет рассматривает два варианта восстановления законности с республике. Первый – предложить Сооронбаю Жээнбекову добровольно сложить полномочия президента. Второй вариант, который должен был быть рассмотрен на экстренном заседании Жогорку Кенеша, депутаты объявят Сооронбаю Жээнбекову импичмент.

Мародеры захватывают месторождения золота

В регионах Кыргызстана захватывают золоторудные месторождения. Об этом с ссылкой на как представители компаний, так и пользователи социальных сетей, сообщает портал 24.kg.

Пострадали месторождения Джеруй, Джамгыр, Терексай, Кичи-Чаарат. На «Джеруе» разграбили склад и подожгли здание золотоизвлекательной фабрики. На территорию предприятия проникла группа неизвестных граждан.

Также сообщается, что в стране создаются отряды дружинников для охраны правопорядка.

Inbusiness.kz продолжает следить за ситуацией. Информация обновляется.


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!