RU KZ
КТК используем, ККСТ – в уме

КТК используем, ККСТ – в уме

15:20 24 Сентябрь 2016 3092

КТК используем, ККСТ – в уме

Автор:

Кульпаш Конырова

Реализация проекта «Казахстанская Каспийская Система Транспортировки»  откладывается на неопределенный срок, несмотря на ожидаемый запуск Кашагана.

Диверсификация маршрутов доставки
Приближающаяся день от дня дата возобновления добычи на Кашагане (23 октября текущего года),  автоматически реанимирует вопрос о необходимости строительства еще одного крупного проекта, а именно, Казахстанской Каспийской Системы Транспортировки (ККСТ).

ККСТ или, как ее еще называют, Транскаспийская система создавалась именно под нефть с месторождения Кашаган. Предполагалось, что вся эта система должна будет состоять из нефтесливных терминалов на казахстанском побережье Каспийского моря, танкеров и судов, а также из нефтеналивных терминалов на азербайджанском побережье Каспийского моря и соединительных сооружений до системы «Баку-Тбилиси-Джейхан».

Впервые идея об этом маршруте доставки казахстанской нефти на мировые рынки возникла восемь лет назад, еще в 2007 году, когда цены на нефть росли, а Астана была в нетерпеливом ожидании запуска  Кашагана после очередной его отсрочки.

При той благоприятной конъюнктуре цен на углеводороды, власти страны жили в предвкушении больших «барышей» от продажи своей нефти, в том числе тенгизской и будущей - кашаганской.

В 2008 году в Баку национальные нефтяные компании Казахстана и Азербайджана - «КазМунайГаз» и SOCAR - подписали соглашение по ККСТ. Главная особенность этого проекта состояла в том, что кашаганская нефть должна была идти по Каспийскому морю через Кавказ, а не через Россию.

И прежде чем дальше рассуждать о перспективах ККСТ, было бы уместным напомнить в целом о политике казахстанских властей в области транспортировки. Общеизвестно, что для богатого нефтью Казахстана, при его континентальной замкнутости, вопрос доставки «черного золота» на мировые рынки всегда был актуален.

Два имеющихся на заре независимости нашей республики трубопровода (КТК и Атырау - Самара) в силу имеющихся на тот момент мощностей не могли принять растущие год от года (с запуском Тенгиза и Карачаганака)  объемы казахстанской нефти.

Мы помним, как все начиналось, все было впервые...
Именно тогда президент страны Нурсултан Назарбаев первым поднял вопрос о расширении КТК (Каспийской системы трубопроводов). Напомним, что это один из главных для нас экспортных маршрутов, по которому на мировой рынок уходит свыше 50% казахстанской нефти.

В эксклюзивном интервью abctv.kz один из уважаемых аксакалов казахстанской «нефтянки», ныне заместитель Председателя Ассоциации KazEnergy Узакбай Карабалин  рассказал о малоизвестном широкой публике факте.

«Именно глава государства Нурсултан Назарбаев смог пробить вопрос о расширении КТК.  Во время своего очередного визита в Москву, он узнал о том, что его российский коллега (на тот момент) Борис Ельцин лежит в больнице. Назарбаев поехать навестить его», - рассказал Узакбай Карабалин.

По его словам, прямо в больничной палате, президент Казахстана вновь поднял вопрос о необходимости расширения КТК и смог на сей раз убедить Ельцина, лежащего на больничной койке.

«Российский президент дал свое согласие, пообещав, что соответствующее распоряжение оформит после своего выздоровления. Но Нурсултан Абишевич настоял на том, чтобы он  тут же «закрепил» свое решение письменно. И так как под рукой не было ни гербовой бумаги, ни бланка, свою роспись под фразой: «Разрешаю расширить КТК»  российский лидер поставил на обычной медицинской салфетке. «Добро» Бориса Ельцина на таком «документе» дало старт новому крупнейшему проекту  - проекту расширения КТК», - добавил Узакбай Карабалин.

Еще одним толчком к решению в пользу расширения КТК стал тот факт, что в 2008 году Тенгиз стал «набирать силу», увеличив нефтедобычу почти вдвое с 14 миллионов тонн до 25 миллионов тонн в год. Российский трубопровод уже не мог проглотить эти объемы.

Тем не менее, окончательное решение по расширению КТК было принято в конце 2010 года.  Пропускная способность трубопровода должна была увеличиться почти вдвое, до 67 миллионов тонн нефти. Трудности не обошли и этот проект. Все работы по расширению должны были завершиться два года тому назад, еще в 2014 году.

Но вот лишь неделю, за месяц до возобновления добычи на Кашагане,  генеральный директор КТК Николай Горбань заявил на пресс- конференции в Астане, что все работы по расширению этого трубопровода завершатся к середине будущего года. Но при этом, он  заметил, что трубопровод уже в октябре текущего года будет готов принять первые баррели кашаганской нефти.

"Физическую мощность трубопровода мы планируем довести до 67 миллионов тонн по итогам проекта расширения (к середине 2017 года), сегодня предварительных заявок – порядка 65 миллионов (на следующий год), но это предварительно, это все еще будет уточняться до конца года", - Николай Горбань сообщил журналистам Астаны.

По его словам, из этих 65 миллионов тонн нефти 52,5 миллиона тонн приходится на заявки казахстанской стороны (общий объем добычи нефти в Казахстане колеблется от 78 миллионов до 81 миллиона тонн в год – прим. автора), а остальная нефть пойдет по трубе КТК с российской стороны.

Нефть течет туда, где есть экономическая выгода
Казахстан, с прицелом на то, что цены на «черное золото»  все же вырастут в будущем, не отказывается от своих планов по увеличению нефтедобычи. Помимо запуска Кашагана,  на походе реализация новых проектов расширения на Тенгизе и на Карачаганаке. Именно поэтому Астана продолжает придерживаться ранее взятого курса на диверсификацию экспортных маршрутов для своей нефти.

Как, в таком случае, будут распределяться объемы добываемого сырья в ближайшие годы среди имеющихся и планируемых трубопроводов? И будет ли реанимирован проект ККСТ в связи с ожидаемым запуском Кашагана? На эти вопросы ответил заместитель генерального директора по связям с правительством Казахстана АО "КТК-К" Каиргельды Кабылдин.

По его мнению, с запуском Кашагана проблем с доставкой всей добываемой в республике нефти на мировые рынки не будет. Во – первых, КТК, как было сказано выше, готов принять вместе с кашаганской нефтью свыше 50 миллионов тонн нефти в год.

"Кашаган находится на стадии опытно-промышленной разработки, добыча ожидается порядка 350 тысяч баррелей, порядка 16-17 миллионов тонн  в год. Эти объемы мы уже готовы принимать", - уточнил Кайргельды Кабылдин.

Но вот дальнейшее увеличение нефтедобычи в стране поглотить одними мощностями Каспийского трубопровода, по его словам, невозможно.

"После расширения, Тенгиз будет добывать 39 миллионов тонн в год. Кашаган на пике планирует добывать 60 миллионов тонн в год. Безусловно, мощности КТК эти объемы не примут", - добавил Кабылдин.

Но есть еще трубопровод «Атырау – Самара». За все эти годы, пока шли разговоры о Кашагане,  быстро и незаметно был построен  трубопровод «Казахстан – Китай», мощностью в 20 миллионов тонн.

На сегодня маршрут в Поднебесную заполняется на 7 миллионов тонн транзитной российской нефтью, столько же поступает в него казахстанской нефти. Есть возможность принять еще шесть миллионов  тонн.

Кроме этого, на высшем уровне между Астаной и Пекином есть договоренность об увеличении пропускной способности трубопровода «Казахстан – Китай».  Напомним, что китайская нефтяная компания CNPC имеет долю в Кашагане в размере 8,4% и по соглашению о разделе продукции имеет право поставлять объемы с Кашагана в Китай.

"И если китайская сторона предложит коммерческие условия, совместимые с западным направлением, то с Кашагана будет поставляться нефть в нефтепровод «Казахстан – Китай»", — пояснил Кабылдин.

Что касается ККСТ, то, по его мнению, говорить о нем еще рано.

«В стратегии развития казахстанской нефтетранспортной системы есть проект ККСТ, но насколько и когда он будет востребован, это покажет время», -  резюмировал Кайргелды Кабылдин.

Генеральный директор Ассоциации Kazenergy Болат Акчулаков более оптимистичен относительно будущего ККСТ.

«Транскаспийский маршрут может быть реализован. Наличие свободного объема для транспортировки лучше, чем недостаток. Согласитесь альтернатива – это всегда «плюс», - пояснил Болат Акчулаков.

Эксперт по нефтегазовым проектам Каспийского региона Игорь Ивахненко считает, что будущее многих региональных проектов, не только Транскаспийского, будет зависеть «от степени успешности разработки супергигантского, но крайне сложного месторождения  Кашаган».

«Кашаганские акционеры воздерживаются от прогнозов продуктивности на следующих стадиях разработки  месторождения из-за непредсказуемости результатов. Такое положение, конечно, не позволяет реанимировать проекты переработки или транспортировки «заточенные» на большую кашаганскую нефть. В том числе, и Транскаспийский проект ККСТ, особенно на фоне профицита мощностей у КТК и нефтепровода в Китай», - уточнил Игорь Ивахненко.

По его мнению, для возвращения к идее строительства ККСТ необходимы и устойчиво высокий уровень нефтедобычи на Кашагане, и высокие цены на нефть, способные возместить инвестиции в строительство дополнительного гигантского маршрута.

Кульпаш Конырова