RU KZ
Кто создает монополию на мебельном рынке Казахстана?

Кто создает монополию на мебельном рынке Казахстана?

08:03 10 Сентябрь 2020 29432

Кто создает монополию на мебельном рынке Казахстана?

Автор:

Мадина Ерик

Как получить заказчиков из Италии.

Санжар Бокаев, пожалуй, самый удачный пример перехода от слов к делу, или от теории к практике. В прошлом чиновник на серьезных постах, общественный активист, партиец и даже научный деятель. Сегодняпроизводитель. Санжар является владельцем двух компаний – по производству кухонь в Алматы и по производству дизайнерской мебели в Нур-Султане. В интервью корреспонденту Inbusiness.kz молодой предприниматель рассказал об изнанке казахстанского бизнеса, о том, насколько легко далась ему профессиональная переориентация и кто сегодня вставляет «палки в колеса» отечественным производителям мебели.

Санжар, Вас погуглить, так просто пестрите заголовками в стиле «Из политики в бизнесмены» или «Как бывший чиновник мебелью занялся»… Не мешает чиновничье прошлое? А может, напротив, даже привлекает клиентов?

Поработав на государство, я получил огромный опыт, который мне сегодня если не помогает, то уж точно не мешает. Как и многие, я постоянно твердил, что Казахстан ничего не производит. Однако в один прекрасный день в голове зародилась мысль о том, что нужно начинать с себя. Если я не произвожу, если Вы не производите, если не производим все мы, чего обижаться на государство? Так и начался мой путь в другой мир – легкую промышленность. И потом, я искренне верю, что руководители в системе госуправления обязательно должны иметь производственный опыт и поработать в бизнесе. Иначе как им писать работающие госпрограммы, если они ни дня не были на производстве, так сказать, не нюхали порох живой экономики?

В профайле Вашей компании указано, что производство основано в 2005 году. Поговорим о Вашем старте? Получается, Вы совмещали бизнес и политику, работу в нацкомпаниях? Как принимали решение заняться вплотную только предпринимательством?

Начал я с открытия цеха в столице. Это было началом компании. Не все сразу получалось. Были проблемы с помещением, оборудованием, поиском специалистов.  Однако мы настолько были заряжены идеей создания производства, что все эти проблемы решались быстро. Спустя шесть месяцев освоили уникальные технологии, а еще через полгода стали уникальными поставщиками мебели для брендовых отелей, бутиков и многих других. Поверив в себя, мы пошли «на Алматы». На тот момент компания два года показывала убыток и оказалась на грани банкротства. Я решил ее выкупить. Мы пересмотрели стратегию, выстроили бизнес-процессы, провели оптимизацию, внедрили кайдзен. И сделали ее доходной. Хотя карантин, конечно, вынудил скорректировать планы.

Сегодня у Вас два производства, в Алматы и Нур-Султане. Насколько это масштабные проекты, сколько человек трудятся? Что производите? Как часто обновляете, расширяете ассортимент? 

Вряд ли можно сказать, что это масштабные проекты. Сегодня в этих двух компаниях работают 87 человек. Столичное производство заточено на утонченной дизайнерской мебели, в то время как алматинское – на корпусной. Мы постоянно обновляем свою линейку, поскольку вкусовые предпочтения клиентов постоянно меняются и нужно идти в ногу со временем.

Давайте обсудим Ваши успехи в предпринимательском деле. Чтобы было убедительно – основываясь на цифрах. Сколько вложили в оба производства? На что потратились? Как быстро вернули вложения, если уже вернули?

Когда мы говорим об убедительности, то это больше к вопросу восприятия. Для одних мои вложения покажутся серьезными, для других – сущим пустяком. Я лишь могу сказать, что в столице нет ни одного пятизвездочного отеля, в котором нет красивого журнального столика от нашей компании. А в городе Алматы производство стало лидером по количеству производимой кухонной мебели на заказ.

Наверняка, у Вас нет проблем с маркетингом. Не раз видела Вас в постах наших селебрити, чьи дома и квартиры обставляют Ваши компании. Значит ли это, что цены у Вас доступны не всем, притом что, нужно признать, качество Вашей продукции, впечатляет?

Скорее всего, это связано не с маркетингом и рекламой, а уникальностью продукта. Ниша была абсолютно свободной. Такую дизайнерскую мебель раньше можно было купить только за очень приличные деньги и при этом ждать не менее трех месяцев. А с появлением такого производства для многих требовательных клиентов появилась возможность реализовать самые смелые дизайн-решения.

И все-таки за счет чего получается держать цены на продукцию, где качество не уступает той же Италии, к примеру?

Не могу сказать, что производимая нами дизайнерская мебель представлена на рынке по совсем низкой цене. Она лишь в сравнении с итальянскими аналогами дешевле в два раза, а в реальности для среднестатистического казахстанца с доходом среднемесячной заработной платы пока остается малодоступной. Самое интересное в том, что мир настолько глобализируется и стирает границы, что мы недавно получили заказ на прикроватные тумбочки не откуда-нибудь, а из той самой Италии. Отправили товар в  Милан. Видимо, дизайнеры тестируют разные поставки на предмет цены, качества и сроков. Вот уже прошло два месяца, но груз до сих пор не доставлен. И это, казалось бы, история, которая оголяет транспортно-логистическую проблему нашей страны. Вроде напрямую нас это не сильно касается, но по срокам, как по важному показателю, это делает нас неконкурентными.

Мы, журналисты, давно привыкли, к сожалению, к недовольствам участников мебельного рынка. Абсолютно оправданному недовольству, конечно. Говорят о проблемах с сырьем, нехватке комплектующих, качестве фурнитуры, зависимости от доллара из-за необходимости закупаться за рубежом, высокой конкуренции с той же заграничной мебелью. И даже статус ОТП – отечественного товаропроизводителя – не спасает. Как Вы решаете все эти вопросы? Действительно ли отечественные производители сегодня не получают никакой поддержки?

В мебельной отрасли много своих проблем. Как Вы правильно заметили, в первую очередь это отсутствие качественных материалов и фурнитуры, производимых у нас в Казахстане. 80% материалов, используемых в мебельном производстве, импортируется из других стран. Это напрямую влияет на стоимость продукции и создает высокую чувствительность к девальвациям. Также существует проблема с торговыми домами. Арендодатели, такие как, например, «Тулпар» в Нур-Султане, выставляют такие драконовские условия аренды, что многим приходится работать только на выплату аренды, а затем и вовсе попадают в долговую кабалу и закрываются. Однако, на мой взгляд, в настоящее время самым большим тормозом в развитии мебельной отрасли остается политика недобросовестной конкуренции, которую проводит, прошу заметить, не государство, а отраслевая ассоциация. НПП «Атамекен» объективно не может охватить всех и потому пытается координировать предпринимателей через отраслевые ассоциации. Некоторые из них, откровенно говоря, пользуются наделенными полномочиями, создают монополию и недобросовестную конкуренцию. Это как раз про Ассоциацию мебельной и деревообрабатывающей промышленности, руководство которой через свои фирмы участвует во всех крупных тендерах и не дает другим возможность получить индустриальный сертификат для участия в госзакупках. В мебельной отрасли из-за их монополии возникла напряженная ситуация. Сейчас мебельные компании пишут письма в НПП, МНЭ РК и другие органы касательно деятельности отраслевой ассоциации.

Интересно, мы будем следить за этой историей. Давайте остановимся на карантине, Санжар. Как Ваш бизнес пережил ограничения, введенные на фоне пандемии? Как оцениваете в целом ситуацию, которая сложилась сегодня с МСБ? Что думаете о мерах поддержки бизнеса государством?

Карантин, помимо того, что ударил по МСБ, еще и «вправил мозги», заставив каждого предпринимателя иначе взглянуть на свой бизнес и ситуацию в целом. Мы многое пересмотрели. Пока сидели в своих домах, создали ватсап-группы с участием дизайнеров, конструкторов и попытались дистанционно создать новый продукт. Понимая, что после карантина снизится покупательская способность, мы придумали новый продукт. Об этом я расскажу чуть позже, когда все будете готово. (Улыбается.)

Санжар, какие еще отрасли, бизнес-ниши Вам были бы интересны? Где планируете реализовывать себя еще? Или в ближайшее время мы будем наблюдать только за Вашим развитием в мебельной сфере?

В следующий летний сезон я планирую реализовать проект в туристской отрасли. Хочу открыть зону отдыха в Алматинской области. Надеюсь, все получится. Имеются и другие бизнес-планы. Однако не хочется забывать, что я по образованию политолог, доктор Phd. Поэтому буду стараться участвовать в политологических исследованиях тоже.

Успехов Вам, спасибо за беседу!

Мадина Ерик


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Материалы по теме:

×