/img/tv1.svg
RU KZ
«Кыргызстан ждут очень большие проблемы»

«Кыргызстан ждут очень большие проблемы»

Экономика КР умрет явно быстрее, чем страна успеет подготовиться.

11:31 12 Апрель 2020 12484

«Кыргызстан ждут очень большие проблемы»

Автор:

Олег И. Гусев

Об этом в эксклюзивном интервью inbusiness.kz рассказал политолог из Бишкека, директор ОФ «Трансграничная исследовательская сеть Центральной Евразии» Денис Бердаков.

В Кыргызстане на сегодня 298 подтвержденных фактов коронавируса, пять человек скончались. На территории Бишкека, Оша и Джалал-Абада, Ноокатского и Кара-Суйского районов Ошской области, Сузакского района Джалал-Абадской области введено чрезвычайное положение и комендантский час. Работа общественного транспорта и такси остановлена, разрешается передвигаться только на личном авто. Причем днем передвижения граждан по населенным пунктам ограничены, с 20:00 до 07:00 – полностью запрещены.

– Денис, какова обстановка в Кыргызстане на данный момент?

– Ситуация, как и во многих странах мира, действительно сложная. Коронавирус, кроме всего прочего, приводит к огромным социально-экономическим и политическим последствиям, и этот феномен оказал очень сильное влияние на жизнь всей республики. Ситуация новая и сложная, такой не было никогда. Элиты давно не встречались с таким системным вызовом. И, даже несмотря на то, что вирус не настолько страшен, как его малюют, ситуация с ним поставила некоторые государства на грань социальной и экономической катастрофы.

– А как оперативно ваши власти отреагировали на эпидемию?

– У нас было много времени [для принятия решений], мы уже видели пример Китая, Италии, Ирана. Полностью закрыть авиасообщение надо было недели за три-четыре, а не в третьей декаде марта. На мой взгляд, если бы мы закрылись 2-5 марта, то имели бы только единичные случаи заболевания. Но очень тяжело решиться на такие шаги: в тех регионах, где введено чрезвычайное положение, экономика почти полностью встала.

В Кыргызстане введен серьезнейший карантинный режим, ночью введен комендантский час, но уже понятно, что вирус вырвется (зараженные есть помимо тех, кто находится в обсервации), и все предпринимаемые меры – это просто отсрочка.

Но мы не понимаем, как долго это все будет продолжаться: сколько экономику и людей нужно будет держать на карантине? По разным оценкам, от полугода до полутора лет. То есть пока все не переболеют или не появится вакцина.

– Насколько сильно «оборонительные бои» с COVID-19 ослабят экономику страны?

– Бои действительно идут очень серьезные. Я не помню такого серьезного падения доходной части бюджета. При плане на 2020 год в 2,2-2,3 млрд долларов (в зависимости от курса), по оценкам президента, мы потеряем 400-450 млн долларов.

– Пятую часть, серьезно.

– Наш президент достаточно быстро смог найти ресурсы у крупных международных организаций и финансовых институтов:

  • МВФ выделил $120 млн;
  • Германия (GIZ) – $550 тыс.;
  • Исламский банк развития – $11 млн;
  • Всемирный банк – более $21 млн;
  • ЕБРР рассматривает выделение $100-150 млн;
  • Азиатский банк развития утвердил выделение $200 тысяч на приобретение оборудования и медикаментов, также АБР выделит дополнительные гранты и кредиты для укрепления системы здравоохранения.

Россия, США, Китай и Турция помогают тестами, масками, аппаратами ИВЛ.

– А Казахстан чем помог?

– Тем, что разрешил нам за деньги покупать свою муку. Но таковы нынешние реалии, и за это спасибо.

– Экономика страны – это в первую очередь ее бюджет. В мае прошлого года Вы говорили, что в 2018 году от киргизских трудовых мигрантов поступило 2,6 млрд долларов, а госбюджет КР составил около 2,1 млрд долларов. Кроме этих переводов, какие сектора пострадают в наибольшей степени?

– В Кыргызстане роль бюджета крайне низка по сравнению, например, с Россией, Казахстаном или Белоруссией. Наш бюджет – это не бюджет развития, это содержание чиновников, зарплаты государственных служащих: врачей, учителей, полиции, военных и немного строительство дорог… У нас слабо финансируемые слабые государственные институты: зарплата в министерствах от 100 до 200 долларов.

Бюджетникам мы зарплату и пенсии выплатим. Но гораздо серьезнее ситуация в самой экономике, она была экспортно ориентированной и завязана на внешний мир. Последние годы она состояла из четырех потоков, и по этим системным потокам нанесен очень серьезный удар.

Первый. Довольно мощный кластер швейного производства, в котором занято 200-300 тыс. человек. Из Турции и Китая поступали ткань и фурнитура, в Бишкеке все отшивалось и продавалось в Россию, Казахстан и даже некоторые страны Восточной Европы.

Хоть и с проблемами, но он развивался и давал огромную низовую занятость: люди платили простейший патент по 4-5 тыс. сомов на каждую швею и шили столько, сколько могли продать. В этом секторе проблемы начались раньше введения режима ЧП, еще с февраля: Россия и некоторые другие страны прекратили заказывать продукцию. А еще раньше – с января – Китай закрыл границу и начался дефицит тканей. Сейчас вся отрасль уже больше месяца стоит. В России, например, спрос на одежду и обувь упал на 90%. Так что после окончания карантина нам понадобятся месяцы, чтобы загрузить швейную отрасль.

Второе, на чем жил Кыргызстан, – это переводы трудовых мигрантов. У нас, кроме России, были трудовые мигранты в Турции, Южной Корее и немного в США. По итогам февраля мы видим падение переводов на 20-30%, а в апреле они упадут на 40-45%.

А каждый мигрант содержит здесь двух-трех человек. Это огромная ударная волна, которая начинает идти оттуда. Более того, у нашего государства нет денег, чтобы эвакуировать их из стран пребывания, а у самих людей уже не будет денег на подорожавшие билеты. Это настолько сложный системный вызов, что не понятно, что с ним делать.

Третий. Реэкспорт товаров из Китая, который шел почти на все СНГ. Теперь это все рухнуло. Мы не получаем НДС, наши предприниматели не работают на крупнейших рынках «Дордой» и «Карасу» – они закрыты.

На одном «Дордое» работали десятки тысяч людей, тысяча водителей фур, тысячи грузчиков и тачечников, которые жили от получки до получки, зачастую ежедневной. Это третий мощнейший удар по экономике, причем как по официальному, так и неофициальному денежному потоку, который шел в страну.

– Давайте «не отходя от кассы» поговорим о закрытой границе между Казахстаном и Кыргызстаном. Как сейчас с легальной торговлей и не меньшим объемом контрабанды?

– Да, граница закрыта. Контрабанда же шла с ведома и киргизской, и казахской погранслужб, которые так или иначе в этом участвовали. По крайней мере, знали или догадывались об этом. Сейчас даже было бы хорошо, чтобы хоть какая-то контрабанда шла, потому что в Кыргызстане по многим позициям очень нужны продукты, но их нет. Все просто боятся появления дополнительных очагов вируса на своей территории. Торговля встала и с Казахстаном, и с Узбекистаном, и с Таджикистаном, и с Китаем. Как и большинство стран мира, мы оказались в полной изоляции, и непонятно, когда это все закончится: будут возникать новые вспышки заболевания, районы будут закрывать и т. д. Хорошо, что есть железная дорога и открытые ж/д перевозки до Бишкека из Казахстана, и спрос на эти перевозки растет.

Четвертый поток. Таксисты, водители маршруток, мелкий и средний бизнес: магазины, кафе и рестораны очень сильно пострадали.

– Бишкек славился самым большим количеством кафе на душу населения.

– Это огромная по занятости сфера, которая потребляла массу продуктов питания и организовывала много рабочих мест, в первую очередь для студентов.

В одном только Бишкеке зарегистрировано 16 тыс. таксистов, в основном это люди многодетные и небогатые, арендующие машины и бусики. Им тяжело будет протянуть без заработка даже две-три недели, и без работы они встанут на грань голода. Серьезнейший удар по экономике и низовой занятости.

– Вы как-то говорили, что Кыргызстан – это, по сути, торговая республика венецианского типа, где слабые государственные институты, но в целом люди жили на уровне «нам хватало». А теперь не хватает очень широкому слою населения?

– Сейчас с этим очень сложно, и что делать с экономикой – вопрос тоже сложный. Если бы мы победили коронавирус простым введением ЧС до 15 апреля, было бы хорошо. Но количество зараженных растет, и всем понятно, что нужно продлевать еще на месяц, а то и на два. Как говорят в ВОЗ, все эти карантины только для того, чтобы смазать волну и дать время государствам подготовиться: закупить оборудование, аппараты ИВО, подготовить медиков…

– А может быть, просто не видеть невидимый вирус?

– В этом плане интересен опыт Таджикистана, который банально на все закрыл глаза с пониманием, что у него молодое, сильное население, и оно перенесет коронавирус. То есть, на их взгляд, отсутствие ограничений и режима ЧС спасет больше жизней, чем попытки играть в самоизоляцию и сильную страну с успешным здравоохранением. У нас сейчас побочных явлений от введения ЧС очень много: больные онкологией не могут из регионов попасть в больницу в Бишкеке, беременные не могут попасть на прием и т. д.

Но для нас уже понятно, что экономика умрет явно быстрее, чем мы успеем подготовиться необходимым образом. И нас ждут если не голодные бунты, то большие проблемы: уже сейчас, по подсчетам правительства, 210-230 тысяч семей нуждаются в регулярной помощи государства. Это те люди, которым надо раз в неделю выдавать большой продуктовый набор. Сейчас кабинет оказывает помощь 35 тысячам. При продолжении нынешней ситуации еще на три-четыре недели таких семей уже будет 500-600 тысяч.

– А страна обладает такими государственными материальными резервами?

– Нет. Бюджет, который с помощью доноров будет еле-еле сведен, придется тратить на питание своих граждан. Отчаяния нет, но и нет таких запасов, как в России и у Казахстана, у которого, на мой взгляд, были очень хорошие меры по поддержке малого бизнеса (освобождение от налогов) и адресная помощь в 42 500 тенге. У нас таких мер, к сожалению, нет. Если ситуация продлится еще полтора-два месяца, то мелкий бизнес просто вымрет.

Олег И. Гусев

Теги:

Кыргызстан коронавирус в Кыргызстане экономика макроэкономика коронавирус симптомы коронавирус новости коронавирус в мире коронавирус в России коронавирус статистика коронавирус симптомы болезни коронавирус симптомы лечение коронавирус симптомы температура коронавирус симптомы у детей коронавирус симптомы у людей коронавирус симптомы и последствия коронавирус в китае коронавирус это коронавирус 2020 коронавирус лечение коронавирус китая коронавирус как передается коронавирус что за болезнь коронавирус признаки коронавирус китай 2020 коронавирус устойчивость коронавирус китай коронавирус вакцина коронавирус передается человеку симптомы коронавируса у человека 2020 вспышка коронавируса симптомы коронавируса вакцина от коронавируса коронавирус что будет дальше симптомы нового коронавируса коронавирус у детей симптомы и лечение коронавирус отступает на кого действует коронавирус как определить симптомы коронавируса в каких странах уже есть коронавирус коронавирус настоящие данные в каких странах обна

Более 20 тысяч заявок одобрено по программе «7-20-25» – Нацбанк

В последующие месяцы ожидается дальнейшее ускорение годовой инфляции в рамках прогнозной траектории 8-8,5% до конца 2020 года.

11 Август 2020 16:04 2618

Более 20 тысяч заявок одобрено по программе «7-20-25» – Нацбанк

Фото: primeminister.kz

Председатель Национального банка РК Ерболат Досаев на заседании правительства под председательством премьер-министра Аскара Мамина выступил с докладом об итогах социально-экономического развития и исполнения республиканского бюджета за январь-июль 2020 года.

Как отметил Е. Досаев, последствия пандемии коронавируса привели к рекордным снижениям экономик как развитых, так и развивающихся стран. Во II квартале т. г. ВВП США упал на 9,5% относительно предыдущего квартала, в Евросоюзе – на 14,4%, в том числе в Испании – на 18,5%, в Германии – на 10,1%, что является самым низким значением за всю историю квартальных подсчетов для обеих стран.

По оценке Всемирного банка, мировая экономика столкнулась с глубочайшей рецессией со времен Второй мировой войны, ее ожидает снижение на 5,2% к концу т. г.

«Тем не менее крупные экономики мира заявляют о прохождении дна и начале оживления мировой экономики за счет масштабных государственных расходов на поддержку бизнеса и населения. Китай, страны ЕС и США зафиксировали значительное улучшение показателей деловой активности в промышленности. Индекс Global Manufacturing PMI впервые с января 2020 года перешел в положительную зону и достиг 50,3 пункта», – отметил Е. Досаев.

На фоне плавного восстановления экономики и роста потребления энергоресурсов нефтяные котировки за июль т. г. умеренно выросли на 5,2% – с $41,2 до $43,3 за баррель.

При этом, несмотря на восстановление мировой экономики, сохраняются риски второй волны коронавируса в мире. В июле т. г. возросла неопределенность на внешних рынках в связи с ростом распространения коронавируса. Это увеличило опасения инвесторов относительно экономических перспектив и привело к росту стоимости таких защитных активов, как золото, а также ослаблению валют развивающихся стран.

В Казахстане индекс деловой активности после восстановления до 46,8 пункта в июне т. г. снизился до 44,7 пункта в июле т. г. на фоне введенных карантинных ограничений, что связано с сокращением активности в сфере услуг.

«По оперативным данным, по итогам первого полугодия 2020 года ВВП Казахстана сократился на 1,8% в годовом выражении при прогнозе Национального банка 1,5%, что обусловлено глубоким спадом в секторе услуг, в частности в торговле и транспорте. На этом фоне, учитывая стабилизацию инфляционных ожиданий, Национальный банк 20 июля т. г. снизил базовую ставку до 9% с сужением процентного коридора до +/- 1,5 п.п. для поддержания восстановления роста экономики Казахстана», – подчеркнул Е. Досаев.

Годовая инфляция формируется в соответствии с прогнозами Национального банка, составив 7,1% в июле т. г. Годовой рост цен на продовольственные товары составил 11,3% и продолжает вносить основной вклад в инфляцию. Максимальные темпы роста сохраняются на хлебобулочные изделия и крупы, плодоовощную продукцию, при этом несколько замедлился темп роста цен на мясо и мясопродукты.

Годовой рост цен на непродовольственные товары сохранился на уровне 5,4% при продолжающемся снижении цен на ГСМ. Годовой рост цен платных услуг повысился с 3% до 3,2% в июле на фоне постепенного исчерпания эффекта от временного снижения тарифов на коммунальные услуги в условиях чрезвычайного положения. Тарифы на регулируемые коммунальные услуги за июль т. г. повысились на 0,9%.

В последующие месяцы ожидается дальнейшее ускорение годовой инфляции в рамках прогнозной траектории 8-8,5% до конца 2020 года.

«Одним из приоритетов работы Национального банка является перенаправление избыточной ликвидности на нужды экономики. Для этого с прошлого года Национальным банком совместно с министерством финансов ведется активная работа по увеличению предложения государственных ценных бумаг в среднесрочном сегменте при сокращении количества выпусков долгосрочных бумаг», – отметил Е. Досаев.

В результате скоординированной работы постепенно происходит перебалансировка ликвидности с краткосрочных нот Национального банка в государственные бумаги минфина. С мая т. г. минфин начал выпускать краткосрочные ГЦБ со сроком до трех лет. В свою очередь, Национальный банк с июля т. г. приостановил выпуск нот со сроком один год, что стимулирует интерес инвесторов к приобретению соответствующих ГЦБ минфина.

За июль т. г. объем краткосрочных нот Национального банка снизился на 13,5%, до 2,8 трлн тенге. По сравнению с максимальным значением на 21 февраля т. г. снижение составило 31,6%, с начала года – на 16,9%.

Одновременно происходит увеличение объемов выпуска облигаций минфина. Объем ГЦБ минфина в обращении с начала т. г. увеличился на 19,9% – с 8,2 трлн тенге до 9,8 трлн тенге.

По предложению Национального банка министерство финансов обновило план выпуска ГЦБ с наиболее востребованными сроками погашения от одного года до трех лет на сумму 1 трлн тенге.

Дальнейшее развитие рынка ГЦБ с последующим построением адекватной кривой доходности и включением казахстанских ГЦБ в международные индексы развивающихся стран будет содействовать привлечению инвесторов, развитию финансового рынка и стабилизации экономики, диверсифицируя источники финансирования дефицита бюджета.

Как отметил председатель Нацбанка, из-за роста опасений инвесторов второй волны коронавируса сохраняется тренд на общее ослабление валют развивающихся стран.

«С конца июня по 10 августа т. г. турецкая лира подешевела на 6,9%, индонезийская рупия – на 3%, аргентинский песо – на 3,3%. На фоне общего тренда российский рубль также ослаб на 3,6%, чему также способствовало снижение продажи валюты ЦБРФ в рамках бюджетного правила, выход инвесторов из ОФЗ после снижения ключевой ставки, а также конвертация в валюту дивидендов российских компаний, полученных инвесторами», – проинформировал Е. Досаев.

На фоне указанного ослабления валют развивающихся стран обменный курс тенге с начала июля т. г. ослаб на 3,5% – с 404,07 до 418,31 тенге за долл. США по состоянию на 10 августа т. г.

Ослабление тенге сдерживается нефтяными котировками, зафиксировавшимися на уровне выше $40 за баррель. На 7 августа цена на нефть закрепилась на уровне $44,4 за баррель на фоне известий о снижения запасов нефти и соблюдения сделки ОПЕК+.

Внутреннюю поддержку национальной валюте оказали конвертация активов Национального фонда с целью выделения гарантированного трансферта в республиканский бюджет, а также продленные меры по обязательной продаже части экспортной валютной выручки компаниями квазигосударственного сектора.

По предварительной оценке, текущий счет платежного баланса за первое полугодие т. г. сложился с профицитом $2,1 млрд за счет снижения доходов к выплате прямым инвесторам в 3,5 раза.

Профицит торгового баланса снизился на 12,3%, до $9,9 млрд, по сравнению с первым полугодием 2019 года. Экспорт товаров сократился на 10,7%, или на $3,1 млрд, что связано с падением экспорта нефти и газового конденсата на 8,5%, или на $1,4 млрд, за счет снижения контрактных цен.

Импорт товаров сократился на 9,7%, или на $1,7 млрд, в результате сокращения ввоза инвестиционных товаров на 15,8%, или на $1,1 млрд.

В целом профицит текущего счета платежного баланса в первом полугодии т. г. стал следствием относительно высоких цен на нефть и роста ее поставок в начале года, а также существенным падением доходов прямых инвесторов. Данный эффект будет исчерпан во второй половине года и приведет к дефициту платежного баланса по итогам текущего года.

Валовые международные резервы на конец июля т. г., по предварительным данным, составили $93,5 млрд, увеличившись на 3,2%. Золотовалютные резервы Национального банка за июль т. г. увеличились на 7,3%, или на $2,4 млрд, до $35,3 млрд, вследствие, в первую очередь, роста цен на золото.

Активы Национального фонда составили $58,2 млрд, увеличившись за месяц на $0,5 млрд (+0,9%) за счет полученного в июле т. г. инвестиционного дохода в сумме $1,6 млрд, при этом в целях выделения гарантированного трансферта осуществлялась конвертация активов Национального фонда на $1,1 млрд.

Депозиты в банковской системе на конец июня т. г. составили 19,9 трлн тенге, увеличившись с начала года на 4,4%, или 846 млрд тенге, за счет роста тенговых вкладов. Вклады в национальной валюте выросли на 10,2%, до 11,9 трлн тенге. Валютные вклады снизились на 3,1% тенге, составив 7,9 трлн тенге на конец июня т. г. В результате уровень долларизации депозитов снизился до 40% в июне т. г..

Кредиты экономике с начала года увеличились на 0,4%, до 13,9 трлн тенге, на конец июня т. г. в результате роста долгосрочных кредитов. Краткосрочные кредиты выросли незначительно – на 9,8 млрд тенге, или 0,5%, до 2,1 трлн тенге. При этом отмечается замедление темпа роста кредитования экономики на фоне замедления деловой активности.

Ставка по тенговым кредитам юридических лиц снизилась с 11,4% в мае т. г. до 11% в июне т. г., в т. ч. по краткосрочным кредитам – до 11%, по долгосрочным кредитам – до 11,1%. Cнижение базовой ставки в июле 2020 года позволит уменьшить стоимость кредитов и компенсировать возросшие кредитные риски в банковской системе, а также поддержит процесс восстановления экономики Казахстана.

В рамках поддержки экономики продолжается реализация антикризисных инициатив главы государства:

  1. По программе «Экономика простых вещей» по состоянию на 7 августа т. г. банками одобрены 618 заявок на общую сумму 454,3 млрд тенге, выдано 536 займов на сумму 266,6 млрд тенге.
  2. По программе льготного кредитования субъектов МСБ, пострадавших от введения чрезвычайного положения, на 6 августа т. г. предпринимателями поданы 2207 заявок на сумму 535,9 млрд тенге, выданы 1279 заявок на 341,4 млрд тенге.

Кроме того, Е. Досаев проинформировал, что по программе «7-20-25» на 6 августа т. г. одобрены 20 693 заявки на 240,7 млрд тенге, из них выданы 16 868 займов на сумму 199,3 млрд тенге.

По рыночной ипотечной программе «Баспана Хит» на 6 августа т. г. одобрены 34 904 заявки на сумму 296,4 млрд тенге, выданы 28 347 займов на 235,6 млрд тенге.


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Нацфонд зафиксировал рекордную курсовую прибыль

По итогам II квартала доходы фонда составили свыше 3,1 трлн тенге, что более чем в шесть раз больше, чем в предшествовавшем квартале.

12 Июль 2020 11:24 4032

Нацфонд зафиксировал рекордную курсовую прибыль

Поступления в Нацфонд в апреле-июне текущего года составили 3,111 трлн тенге, свидетельствует отчет министерства финансов РК о кассовом исполнении доходов и расходов. Львиная часть прибыли – инвестиционный доход от управления средствами фонда, который продемонстрировал новый исторический рекорд в тенговом выражении на фоне ценовых минимумов нефти.

Согласно данным Нацбанка Казахстана, являющегося управляющим внешними активами фонда, существенного роста во II квартале не произошло – прирост составил всего $272 млн до $57,7 млрд. Тогда как в статистике Министерства финансов, поступления во II квартале превзошли показатели I квартала сразу в 6,3 раза.

Основной прирост – а именно 2,56 трлн тенге из 3,11 трлн – обеспечил инвестдоход, отраженный в отчетности в апреле. В этом же месяце и фиксировались максимальные значения курса тенге к доллару, а среднемесячное значение составило 433 KZT/USD. Не исключено, что помимо прямого дохода, основной вал прибыли пришелся на валютную переоценку активов фонда. Годом ранее на фоне относительно стабильного тенге инвестдоход был на уровне 405,5 млрд тенге.

Налоговые поступления во II квартале выросли по сравнению с предыдущим на 15,3% до 559,2 млрд тенге. Основной прирост связан с НДПИ и долей Казахстана в СРП-контрактах, квартальные поступления по которым выросли в 2,1 и 1,6 раза до 113,2 млрд и 164 млрд тенге соответственно.

Объем изъятий из фонда посредством гарантированных трансфертов в бюджет во II квартале составил 1,968 трлн тенге, а суммарно за I полугодие этот показатель достиг почти 3,15 трлн тенге. В сравнении с аналогичными периодами 2019 года динамика говорит об увеличении изъятий в 2 и 1,7 раза соответственно.

Согласно отчету Министерства финансов, в результате рекордных курсовых инвестдоходов Нацфонда, нетто-поступления в фонд вышли из отрицательной отметки в «минус» 685 млрд тенге на конец I квартала в положительные 463,5 млрд тенге к концу II квартала текущего года.

Султан Биманов


Подпишитесь на наш канал Telegram!