/img/tv1.svg
RU KZ
Масочные приоритеты

Масочные приоритеты

Госорганы закупают многоразовые маски оптом уже не первый месяц, обеспечивая работой многие предприятия легкой промышленности и посредников.

10:43 08 Сентябрь 2020 2774

Масочные приоритеты

Автор:

Татьяна Шестакова

Фото: Татьяна Шестакова

Анализ портала госзакупок показал, что все государственные и бюджетные учреждения регулярно в течение года выкладывают объявления о приобретении медицинских одноразовых или многоразовых масок. Например, департамент статистики Костанайской области в июне объявил лот о покупке 1650 масок по 223,22 тенге за штуку. В объявлении сказано, что приобрести госорган хочет «средство индивидуальной защиты для органов дыхания». Из технической спецификации становится ясно, что это маска многоразовая двухслойная из хлопчатобумажной ткани и гипоаллергенного материала. Обязательно стерильная, на ушных эластичных петлях. Выиграла лот индивидуальный предприниматель из города Тараза.

В КГКП «Ясли-сад «Айналайын» аппарата акима поселка Карабалык» маски, на этот раз одноразовые, везут из Павлодара по 120 тенге за штуку. Для СПК «Тобол», которая в рамках технической спецификации потребовала от поставщика масок 12-месячной гарантии, потребовалось 1130 многоразовых масок. Выиграло лот таразское общество глухих, которое обеспечит компанию многоразовыми масками по 180 тенге за штуку.

Разница в ценах и запросах по качеству товара, его цвету, форме, креплению заметная. Стоимость одноразовых масок, судя по объявляемым лотам, стартует от 75 тенге. Правда, карасуский сельскохозяйственный колледж не смог найти предпринимателей, готовых поставить 500 одноразовых масок по такой цене. В костанайском ДЮСШ № 1 за одну одноразовую маску готовы заплатить 80 тенге. В костанайской школе-гимназии № 24 – уже 90 тенге за штуку. По их мнению, это средство защиты должно быть трехслойным, из нетканого материала. Есть и те, кто хочет купить те же одноразовые маски, но непременно с носовым металлическим фиксатором и готовы платить за такое конструктивное дополнение 130 тенге за одну маску. Этот лот на 1650 масок разыграл филиал АО «НЦПК «Өрлеу» ИПК ПР по Костанайской области». Поставщик – алматинское ТОО «Самгау Групп».

Единых требований к маскам и их закупке нет. Кто-то публикует лоты с указанием цены за одну штуку, кто-то – за упаковку. Например, за одну упаковку, в которой 100 масок, библиотеки Лисаковска готовы заплатить 8035,71 тенге. Чаще всего одноразовые маски закупают учреждения образования: детские сады, колледжи, организации дополнительного образования. Многоразовыми масками пользуются госслужащие. Но с этой категорией средств защиты все несколько интереснее. Госорганы прописывают размеры масок, требуют согласовывать их цвет. Да и цена за одну маску порой «убегает» за 200 тенге за штуку.

Обратившись к костанайским производителям, которые работают с порталом госзакупок, с вопросом, почему они не шьют для области, услышали, что заказов хватает. В немалом количестве швейных цехов даже отложили плановые заказы ради срочных – масочных. Те компании, что работают с предприятиями, производя спецодежду, получили и продолжают получать дополнительные заказы на маски от своих партнеров.

«Наша основная работа – изготовление зимне-летней спецодежды. Абсолютно все предприятия, которые шьют у нас костюмы, обратились к нам, чтобы мы шили им маски. 280 тыс. масок изготовлено за период карантина. Ежедневно шьем до 10 тыс. многоразовых масок», – рассказала коммерческий директор ТОО «Азурит» Наталья Токун.

Вот только шитье масок предприниматели не называют выгодным занятием. Скорее вынужденным. Согласны с такой формулировкой и другие руководители швейных производств Костанайской области. Ведь в процессе производства масок возникали сложности разногласия с заказчиками, чаще госорганами, по цене, объемам поставок и т. д. Производственный кооператив «Большевичка» столкнулся с этими сложностями, как и многие другие предприятия. В период летней паники, когда санитарные врачи фиксировали распространение инфекции, поспешные действия руководителей швейных производств привели к тому, что, отложив плановые заказы и перейдя на пошив масок, они просрочили даты исполнения именно плановых заказов. Некоторые костанайские предприятия по этой причине вынуждены будут пойти в суд.

При этом руководители предприятий признают, что рынок госзакупок растет и работать в его условиях нужно. Есть немало примеров, когда компании, работающие с порталом госзакупок, увеличивают штат специалистов, несмотря на все сложности и нюансы сотрудничества с госаппаратом и квазигоссектором. Одна из главных озвучиваемых проблем – отсутствие по таким договорам 100% гарантии оплаты, в том числе в указанные сроки.

Сложностей предприятиям легкой промышленности добавил и переход обучения на удаленный формат работы. Это привело к резкому падению спроса на школьную форму. Родители в большинстве своем просто не стали тратить средства на приобретение новых костюмов. Производители рассказали, что закупку тканей произвели еще в конце зимы. Некоторые предприятия частично отшили форму для будущих первоклассников. Однако в большинстве своем это была работа на склад. Когда теперь компании смогут вернуть вложенные в сырье средства, пока непонятно.

В фонде «Даму» рассказали, что часть кредитных линий, которые предприниматели в рамках госпрограмм открывали еще в 2019 году, из-за пандемии и введенных ограничений закрыть в срок не удалось. Среди получателей займов есть и швейные производства. Одно из них пытается договориться с банком о продлении срока действия двух кредитных линий по 18 млн тенге каждая, которые компания открыла на закуп оборудования и пополнение оборотных средств. Невостребованными до сих пор остаются в общей сложности около 8 млн тенге. В сложившихся условиях сложно предугадать, какое решение примут банки по подобным займам. Если линию не продлят, то компания останется без части оборотных средств, а также необходимого оборудования, чтобы завершить процесс расширения и модернизации производственных цехов.

Важно, что сегодня все больше предприятий легкой промышленности Костанайской области смотрят на розничную торговлю собственной продукцией как перспективное направление развития. Наталья Токун подтвердила, что это направление стратегически просматривают как одно из приоритетных. В текущем году объемы розничной реализации значительно упали из-за снижения спроса на школьную форму. В прошлые годы производство этой категории продукции занимало до 30% мощностей компании. При этом главным ограничителем для растущих производств остаются мощности и скорость работы.

Татьяна Шестакова


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Первые 100 кредитов одобрены Альфа-Банком по новой государственной программе микро- и малого предпринимательства

Альфа-Банк – один из первых банков подписал соглашение с фондом развития предпринимательства «Даму» по новому направлению государственной программы «Дорожная карта бизнеса» – «Поддержка микро- и малого предпринимательства».

30 Сентябрь 2020 11:51 3048

Одним из инициаторов данной программы выступил управляющий директор Альфа-Банка и член комитета по развитию МСБ президиума Палаты предпринимателей «Атамекен» – Дамир Какиев.

За все время работы всех государственных программ в Казахстане по направлению субсидирования кредитов было поддержано около 17 тыс. проектов, по гарантированию – около 10 тыс. За первую неделю работы наш банк одобрил первым 100 предпринимателям кредиты под 6% в рамках новой программы. Филиалы г. Алматы и Нур-Султана Альфа-банка первыми одобрили и выдали кредит микробизнесу среди банков второго уровня в нашей стране. Также территориально по Казахстану наши филиалы приняли решения и выдали первые кредиты в г. Шымкенте, Атырау, Актау, Актобе, Уральске, Петропавловске, Усть-Каменогорске и Караганде. Мы рассчитываем и ставим перед собой цель, что данная программа позволит в разы увеличить количество субъектов, которые получают государственную помощь, учитывая, что в Казахстане более 1 млн действующих бизнесменов. Это первая программа в стране, направленная именно на микро- и малый бизнес, такая поддержка – уникальная возможность для наших предпринимателей. Мы благодарны правительству за помощь и приложим все силы для того, чтобы данная инициатива максимально получила масштаб по всей стране. Мы ставим перед собой цель – 10 000 клиентов», – комментирует Дамир Какиев.

Сумма кредита не превышает 5 млн тенге на пополнение оборотных средств и 20 млн тенге на инвестиционные цели. Такие требования ограничат интерес более крупных игроков к дешевым заемным средствам. Максимальный срок кредита составляет два и три года соответственно. К тому же для участников нет никаких отраслевых ограничений.

«Сегодня, в период карантина, малый бизнес несет серьезные убытки, а некоторые предприниматели и вовсе останавливают работу из-за отсутствия средств на развитие своего направления, – рассказывает Дамир Какиев. – Наша цель заключается в том, чтобы помогать развивать бизнес нашим предпринимателям, а курс на малый бизнес  один из важнейших стратегических приоритетов для Альфа-Банка. Поэтому мы первые в Казахстане активно начали выдавать беззалоговые займы по низким ставкам для ИП и ТОО».

Беззалоговое кредитование идет за счет поддержки государства – 85% от суммы кредита покрывается за счет гарантий фонда «Даму». Ставка вознаграждения по кредиту для предпринимателя с применением инструмента портфельного субсидирования составляет 6% годовых (ГЭСВ 19,3% на 15.09.2020).

Напомним, льготные кредиты не единственная мера Альфы по поддержке бизнеса. Банк бесплатно предлагает много цифровых онлайн-сервисов для бизнеса: открыть счет за 10 минут, мобильное приложение для совершения операций дистанционно, эквайринг и онлайн-касса в смартфоне.

Альфа-Банк работает на рынке Казахстана более 25 лет. Стабильность банка уже четыре года подряд подтверждают Fitch Rating (BB-) и Standard&Poor’s (BB-/B). АО ДБ «Альфа-Банк». *лицензия АРРФР № 1.2.61/237 от 03.02.2020.

Материал подготовлен совместно с партнерами


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Инклюзивный бизнес в Казахстане – какой он?

Телемарафон «Бизнес & государство».

30 Сентябрь 2020 08:00 897

Успешные кейсы в инклюзивном предпринимательстве, существующие программы поддержки, влияние карантина и проблемы, с которыми сталкиваются бизнесмены с ограниченными возможностями, – об этом говорили участники очередного выпуска проекта «Бизнес & государство» на телеканале Atameken Business.

Пилотный проект стал мастерской

Наталья Воротынская из Караганды открыла ремесленный центр «Шебер» в 2016 году. «Все началось с обучения по программе от центра занятости. Это был пилотный проект. Набрали группу, обучали людей с частичной или полной потерей зрения войлоковалянию. За время обучения мы стали как семья. Люди с ограниченными возможностями нуждаются в социализации, и когда они попадают в коллектив, покидать его, работать из дома уже не хотят. Так пришла идея организовать мастерскую», – рассказывает она.

Ее бизнес, как говорит сама владелица ремесленного центра, в первую очередь решает существующие в обществе проблемы, прибыль – на втором месте.

«Кроме внимания и интереса к проекту никакой поддержки нет, мы на самоокупаемости. Это мой как предпринимателя проект, я не получала ни грантов, ни субсидирования», – подлилась участница телемарафона.

Капитал для старта и предпринимательский дух

«Мне кажется, должно быть немного иначе. Государство должно уделять больше внимания», – заметил ведущий эфира Данил Москаленко. И предложил руководителю проектов «Бастау» и «Жас кәсіпкер» по городу Алматы Куанышбеку Ерниязову рассказать о том, на какую поддержку могут рассчитывать предприиматели с ограниченными возможностями.

Спикер говорит, что есть возможность получить базовое финансирование через проекты палаты «Атамекен».

«Мы призываем присоединяться именно к «Бастау», потому что участие в этом проекте, помимо обучения, подразумевает сопровождение в течение года, помощь в том числе с разрешительными документами. Выпускники имеют возможность получить сумму для старта – 555 600 тенге, также предоставляются гранты до 5 млн тенге от управления предпринимательства. В Алматы создан микрофинансовый институт «Almaty Finance», который выдает кредиты до 50 млн тенге со ставкой до 4% именно людям с инвалидностью, при этом оборудование, которое человек покупает для своего проекта, принимается как залог (до 40%)», – рассказал спикер.

Кроме того, по его словам, в четырех районах города был проведен аудит принадлежащих государству зданий, их отдали через ГЧП крупному бизнесу. Для тех предпринимателей, включая людей с ограниченными возможностями, которые захотят открыть здесь производство, арендная ставка составит от 200 до 1000 тенге за квадратный метр.

«Совместно с центром поддержки глухих инвалидов «Умит» мы открыли специализированный класс, обучили основам предпринимательства 240 человек. На занятиях работал сурдопереводчик, психолог и бизнес-тренер», – продолжил Куанышбек Ерниязов.

В прямой эфир вместе с ним вышли выпускники этого класса. Одна из участниц занимается пошивом одежды, ее доход составляет от 40 тыс. тенге в неделю. Другой участник обшивает кожей автомобильные рули, в день он зарабатывает минимум 20 тыс. тенге. Он рассказал, что работал в этой сфере и раньше, у него было свое СТО. Это помогло развить тот бизнес, которым он занимается сейчас.

Закон о соцпредпринимательстве: что включить

«Насколько развито социальное предпринимательство?» – обратился ведущий телемарафона к руководителю социальной мастерской «Green TAL», основателю школы социального предпринимательства Эмину Аскерову.

«В Казахстане сейчас около 300 социальных предпринимателей. Для сравнения: в Великобритании – 70 тыс., в США – 168 тыс.» – привел данные спикер.

Главное, на его взгляд, это то, что государство заинтересовалось новым трендом. «В феврале была встреча в Акорде, где была оговорена совместная работа. Мы дали предложения, как усилить и развить новый тренд. Плюс сейчас прописываем закон о социальном предпринимательстве. В этом году взяли курс на развитие регионов, открываем филиалы, потому что там большая проблема с трудоустройством людей этой социальной категории», – поделился спикер.

Он рассказал, что сейчас в его мастерской работает 74 сотрудника, поддерживается девять направлений: есть автомойка, столярный, сварочный, швейный, войлочный цеха, социальное кафе и пр. «Все социальные предприниматели решают вопросы инклюзии, экологии, занятости. Ограничений здесь нет», – говорит участник эфира.

Ведущий попросил его привести расчеты: сколько зарабатывает, например, социальное кафе в сравнении с «обычным» (возможно, кто-то из бизнесменов заинтересуется этой идеей). «Основная цель не заработок. Более 50% прибыли мы должны реинвестировать в предприятие, чтобы развиваться. Это один из критериев социального предпринимательства. Свою прибыль мы измеряем не количеством заработанных денег, а количеством трудоустроенных человек. Когда ты меняешь жизнь людей, это гораздо ценнее, чем просто заработок», – ответил собеседник.

Нет сбыта – нет предпринимательства

Говоря о том, какие нормы, на его взгляд, должны быть прописаны в законе о социальном предпринимательстве, Эмин Аскеров указал в первую очередь на необходимость закрепления самого юридического термина. Также нужны льготы по кредитованию, по предоставлению помещений и главное – сбыт. «Это самое необходимое, чтобы тренд социального предпринимательства в Казахстане продвинулся», – считает он.

Наталья Воротынская отметила, что социальным предпринимателям, когда они участвуют в конкурсах на получение грантов, субсидий, кредитов, нужны «хотя бы какие-то преимущества». «Нужно, чтобы нам давали карт-бланш, а не на общих основаниях рассматривали наши бизнес-планы», – обозначает она необходимую, на ее взгляд, меру поддержки.

Предприниматель пояснила, что у нее работают люди с ограниченными возможностями, но сама она здоровый человек. «Людям с инвалидностью дают льготы. Когда рассматривают мои проекты, меня в эту категорию не включают. Есть люди абсолютно здоровые, но они занимаются проблемами инвалидов и являются социальными предпринимателями. Прошу обратить на это внимание. У социального предпринимательства очень большой потенциал. Кризис действительно для нас не помеха, потому что люди, с которыми мы работаем, замотивированы работать при любых условиях. Они готовы работать всегда и везде и преодолевают трудности», – добавила она.

Госзакупки как рынок сбыта

«Какие проблемы актуальны в социальном предпринимательстве, как вы видите развитие инклюзивного бизнеса?» – обратился ведущий к следующему участнику, председателю фонда социальных инновационных проектов «ELAMAN», внештатному советнику председателя НПП РК «Атамекен» по инклюзивной экономике Алмазу Ержану.

«Радует, что в Казахстане начали поднимать такие проблемы, потому что в начале, когда мы только начинали, было много вопросов – а что это такое вообще. И сейчас мы идем к тому, что здоровые люди и люди с инвалидностью объединяются на уровне предпринимательства», – прежде всего отметил собеседник.

По его словам, проблемы существуют, и они «к сожалению, очень большие». Аренда – в их числе. Палата «Атамекен» предложила для бизнесменов с инвалидностью, в том числе и социальных предпринимателей, сделать полное освобождение от оплаты аренды на время пандемии.

«Вторая большая проблема – сбыт. Очень болезненная тема. Рынок в Казахстане маленький, население всего 18,7 млн человек. Но есть такой большой «рынок», как госзакупки. В этой сфере не совсем корректные правила игры, многие люди с инвалидностью просто не могут участвовать в тендерах», – говорит спикер.

Предложение НПП: совместно с минтруда и соцзащиты создать рабочую группу для рассмотрения новых правил игры в госзакупках. «Если социальные предприниматели смогут в них участвовать, им откроется рынок сбыта. Потому что без рынка сбыта будущее социального предпринимательства невозможно», – поясняет Алмаз Ержан.

Конкретных данных о том, сколько в Казахстане социальных предпринимателей, у него нет, но таких людей, по словам главы фонда, очень много. «Я могу говорить о лицах с инвалидностью, в госзакупках участвуют около 450 организаций, – приводит он некоторые цифры.

На собственное производство колясок нет средств

Директор мастерской по ремонту инвалидных колясок «AVA» (ВКО) Вадим Аханов открыл мастерскую в 2018 году после того, как узнал, что людям с инвалидностью негде ремонтировать свои средства реабилитации – коляски.

Первое, с чем столкнулся, – отсутствие деталей для ремонта. «Китай работать с нами не хочет, маленькие объемы ему неинтересны, нужны поставки вагонами. Детали нам приходилось искать. Моя мастерская находится на машзаводе, еще в 2018 году я обратился к директору с вопросом, могут ли они изготавливать что-то по нашему заказу. Он пошел навстречу. Благо, с деталями все наладилось. Мы обслужили дома инвалидов, реабилитационные центры ВКО», – рассказывает гость эфира.

Проблема, которая тревожит его сейчас, – аренда. Из-за карантина клиенты не могут привозить коляски на ремонт. За помещение же нужно платить и иногда на это приходится тратить пенсию (а она у спикера, по его словам, 37 тыс. тенге). «Было бы неплохо, чтобы была возможность отменить арендную плату для общественных объединений. Кроме коммунальных услуг», – говорит он.

Вадим Аханов также рассказал, что у него была идея открыть собственное производство недорогих инвалидных колясок. «Желание начать работу есть, в производство можно было бы вовлечь машзавод. Но нет финансирования. Обращался в банки, пробовал найти деньги у предпринимателей, но у большинства полное безразличие. Цены на коляски российского и китайского производства неподъемны для инвалидов», – говорит спикер.

С финансовой инклюзией – проблема

Вопрос получения средств для развития бизнеса людьми с ограниченными возможностями – проблема, о которой говорит и Алмаз Ержан.

По его словам, у банков есть общие предложения для вех категорий лиц, и они смотрят на людей с инвалидностью с точки зрения того, что они не смогут выплачивать кредиты, потому что не имеют доходов, живут на пособия и пенсии. Но одно дело рассматривать под таким углом физлиц, другое – предпринимателей, при условии, что у них есть залоги.

«У нас отсутствует финансовая инклюзия, есть ограничения по кредитованию людей с ограниченными возможностями. Мы этот вопрос поднимаем, но это вопрос на уровне банкиров. Нужен закон о дискриминации людей с инвалидностью. Это также касается адаптации рабочих мест. Лиц с инвалидностью в Казахстане более 700 тыс. человек. По закону есть квота, 3-4% рабочих мест должны отдаваться им. Но на практике мы этого не видим. Все это не позволяет вовлекать людей с ограниченными возможностями в экономику», – говорит спикер.

Региональная модель в действии

Куанышбек Ерниязов поделился опытом мегаполиса: совместно с акиматом разработана программа «Алматы бизнес – 2025», где учтены проблемы рынка, при СПК создана отдельная микрофинансовая организация.

«Банк – это частное учреждение, со своими процедурами, он смотрит на обороты компании. Существуют системные проблемы. Но есть еще и субъективные модели региональных властей, где эти моменты должны быть отработаны. Мы, когда начали проект «Бастау инклюзив», показали модель акимату, и городские власти отдельно для этой категории разработали продукты – залоговое и беззалоговое кредитование. Если для всех регионов залоговое кредитование – под 6% до 12 млн тенге, то в Алматы выдаются кредиты под 4% до 50 млн тенге. В этом плане в Алматы экосистема создана», – говорит представитель НПП.

«Они должны расти в конкурентной среде»

«Надо распространить этот опыт на весь Казахстан», – заметил Данил Москаленко.

«Слишком много говорить о поддержке не нужно, обеспечить льготами и программам всех невозможно. Пусть конкуренты конкурируют, выживают сильнейшие. Они должны расти в конкурентной среде, – прокомментировал Алмаз Ержан. – Мы совместно с «Атамекеном» сделали пробный запуск «Бастау инклюзив». Это очень полезный кейс для Казахстана. Распространить опыт на весь Казахстан, конечно, можем. У нас есть специальные программы по обучению лиц с инвалидностью, мы можем скооперироваться с другими социальными предпринимателями и создать образовательные проекты. Здесь вопросов нет».

В заключение он добавил, что вопрос инклюзии – общий для всех, и затрагивает не только коммерческие структуры, но и все общество.

Отметим, инклюзивным считается бизнес, который помогает снижать уровень бедности, создает устойчивые решения социальных проблем, приносит пользу обществу и при этом сохраняет свой коммерческий смысл. Термин введен Всемирным советом предпринимателей по устойчивому развитию.

Елена Тумашова

Подписывайтесь на телеграм-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!


Подпишитесь на наш канал Telegram!