/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 383,45 Brent 36,55
Минобразования не освоило 30% займа Всемирного банка

Минобразования не освоило 30% займа Всемирного банка

За два года ведомство отказалось от 18 млн долларов, сославшись на нехватку научных разработок.

07:44 28 Декабрь 2018 13204

Минобразования не освоило 30% займа Всемирного банка

Автор:

Майра Медеубаева

Фото: Максим Морозов

Министерство образования не освоило треть средств Всемирного банка (ВБ), которые были предоставлены взаймы в рамках проекта «Стимулирование продуктивных инноваций» по выделению грантов на исследования казахстанских учёных для развития инноваций и их коммерциализации. По действующему курсу остались невостребованными 7 млрд тенге. Об этом на заседании Счётного комитета, посвящённом итогам госаудита эффективности финансирования науки в Казахстане, сообщила глава СК Наталья Годунова.

По её словам, на эти средства можно было построить семь школ на 600 мест. В этой связи председатель комитета предложила МОН более скрупулёзный подход к заявкам, то есть не заявлять ресурсы, которые в ведомстве не смогут освоить.

«Данные средства вы возвращаете через год-полтора после ратификации соглашения. Надо понимать, что государство заняло эти деньги и, соответственно, платит за них по срокам, предусмотренным в международных договорах. Идёт оплата процентов и консалтинговых услуг, оказанных в начале займа, плюс платим за резервирование. Вы отдали средства Минфину и думаете, что вернули их. Ничего подобного, государство продолжает платить. Это большие суммы, поэтому более чётко подходите к заявленным суммам по привлекаемым займам», – отметила Годунова.

Комментируя данный момент, представители МОН сообщили, что большую часть этих средств составляет экономия. По данным министерства, в рамках проекта были запланированы два раунда конкурсов по грантам на исследования, на что было привлечено 30 млн долларов. По результатам конкурсов поступило более 900 заявок, из которых международный совет отобрал 64 проекта. Часть проектов была отклонена в связи с отсутствием финансирования или софинансирования, что являлось обязательным условием. Другая часть проектов не прошла экологическую экспертизу. В итоге в настоящее время реализуется 41 проект. Образовалась экономия в размере 9,1 млн долларов.

По второму направлению – грантовой программе для консорциумов и производственного сектора, в связи с тем что это новый вид грантов, не все предприятия и учёные готовы к реализации данной программы, сообщили в МОН. Поэтому по результатам конкурса в 2017 году было подано 28 заявок, из которых отобраны только три. В этом году было подано 22 заявки, отобрано также три. По двум конкурсам состоялась экономия также 9,1 млн долларов. Кроме этого, по грантовой программе PhD-исследований было опасение, что данная программа будет дублироваться с программой подготовки кадров за рубежом «Болашак», поэтому ВБ предложил разработать специальную программу для Казахстана. В этом году проведён конкурс, получено 60 заявок, из них отобрано десять. Но есть вопросы, связанные с Налоговым кодексом.

«Из десяти заявок три заявки поступили от Назарбаев Университета. Представители учебного заведения написали официальное письмо в Комитет госдоходов и получили ответ, что согласно закону удерживается 35 процентов НДС от выигранных средств, поэтому НУ планирует отказаться от грантов», – сообщил вице-министр МОН Асхат Аймагамбетов.

Таким образом, продолжил вице-министр, есть два пути: во что бы ни стало освоить заёмные деньги или думать об эффективности проектов.

«Это заёмные средства, поэтому мы должны рачительно к ним относиться. И если есть сомнения и результаты проведённых конкурсов, лучше их вернуть», – объяснил позицию МОН Аймагамбетов.

Бизнес не торопится финансировать науку

В ходе обсуждения глава Счётного комитета задала вопрос, что необходимо сделать, чтобы увеличить софинансирование науки со стороны бизнеса? По её словам, это большая проблема, которая поднимается много лет.

По данным МОН, несмотря на то, что финансирование научных разработок со стороны бизнеса увеличилось в шесть раз, это не соответствует ожиданиям. По оценкам министерства, вопрос кроется в решении системных вопросов, в частности налоговом стимулировании и преференциях, как это можно видеть на опыте Китая и Сингапура: они за короткое время смогли простимулировать привлечение бизнеса в науку. В частности, в этих странах есть хорошее послабление для тех организаций, которые внедряют отечественные НИОКР, они освобождаются от КПН, таможенных пошлин и других платежей. В этой связи МОН внёс предложения по внесению изменений в Налоговый кодекс для стимулирования финансирования бизнесом научных разработок. До недавнего времени софинансирования научных разработок от бизнеса не было, оно появилось только в 2016 году и достигло порядка 400 млн тенге. В настоящее время софинансирование по программам коммерциализации составляет примерно 4 млрд тенге, сообщают в МОН со ссылкой на имеющиеся данные.

Разная трактовка

Более того, в своем анализе грантового финансирования научной деятельности со стороны образовательного ведомства госаудит установил факты неэффективного использования бюджетных средств на 623 млн тенге.

Комментируя данный факт, вице-министр объяснил, что есть моменты, связанные с экспертизой.

«Условно: были выделены средства на экспертизу проектов, после выхода экспертизы на представление Национального научного совета (ННС) проект не одобряют, а нам вменяют неэффективное использование бюджетных средств. Мы согласны наполовину, так как не можем отправлять на экспертизу до ННС только тех, которые могут быть профинансированы на ННС. Сейчас мы включаем первоначальный отбор по формальным признакам, и здесь произойдёт отсев на первоначальном уровне, и на экспертизу будут доходить не все заявки», – рассказал Аймагамбетов.

Также в ходе госаудита распределения грантовых средств на научные разработки были установлены финансовые нарушения на 58 млн тенге. По данным МОН, из этих средств в республиканский бюджет уже возмещены 48 млн тенге. В министерстве пояснили, что из озвученных 58 млн тенге 46 млн тенге были выделены одному из университетов. Нарушения образовались в связи с тем, что с января 2018 года вступили поправки в Налоговый кодекс и научные исследования стали облагаться НДС. В результате образовательное ведомство предложило вернуть прежние льготы для разработок учёных через изменения в налоговом законодательстве, недавно они были приняты во втором чтении мажилиса.

Согласно сведениям Министерства образования, за последний год количество статей казахстанских учёных, опубликованных в 10% самых передовых журналов мира, увеличилось в 2,5 раза. Таким образом, за последние два года Казахстан поднялся с 100-го места на 80-е по количеству публикаций в лучших научных изданиях. Небольшое количество научных статей, по данным МОН, связаны с незнанием английского языка, проблемами с академическим письмом и методологией научных исследований.

Чтобы улучшить эффективность распределения средств, в министерстве работают над нововведениями. Так, если раньше средства грантовых программ выделялись на целевое финансирование на год и учёные жаловались, что за этот период невозможно практически ничего успеть и при этом уже пора сдавать отчёты, то сейчас состоялся переход на трёхлетние договоры, что намного упрощает исследования и работу инноваторов, отмечают в МОН. До этого финансирование происходило по следующей системе: в начале года – 30%, потом 30% и остаток. С января 2019 года финансирование будет происходить по другой схеме, в начале года учёные авансом получат 50%, потом 40% и 10% средств.

Майра Медеубаева

Как получать плоды от научной деятельности и зарабатывать на инновационном бизнесе

Казахстанская наука показывает результаты.

28 Июнь 2020 08:35 2602

Как получать плоды от научной деятельности и зарабатывать на инновационном бизнесе

О том, что такое коммерциализация науки и как развивать наукоемкий бизнес, а также какую пользу это принесет гражданам нашей страны, в интервью Inbusiness.kz рассказал председатель правления АО «Фонд науки» – Арын Орсариев.

Арын Амангельдиевич, словосочетание «казахстанская наука» у многих вызывает улыбку. Что Вы можете сказать по этому поводу?

Нельзя говорить, что в Казахстане нет науки, наука есть, она у нас не любит хвастаться своими достижениями. Если говорить о фундаментальных исследованиях, то можно наблюдать, что ведется колоссальная работа.

По данным базы цитирования Web of Science Core Collection, в 2012 году среди более 200 стран, Казахстан занимал по числу публикаций 90-е место, а сейчас занимает уже 75-е место. При этом общее количество цитирований на 2017 года составляло порядка 9 802, на конец 2019 года составило14 484.

Это подтверждает, что казахстанская наука публикует серьезные импактфакторные статьи. А результаты казахстанских исследований признаются и учеными всего мира, и редколлегиями лучших международных журналов.

Отличной новостью для науки стало решение главы государства увеличить финансирование с нынешних 0,13% до 1% от ВВП к 2025 году.

Как сегодня осуществляется поддержка ученых и инноваторов и какова роль Фонда науки в этом процессе? Чем на самом деле занимается фонд?

Фонд науки – один из казахстанских институтов развития, осуществляющий вывод результатов научных исследований на рынок. Согласно нашим правилам претенденты должны предоставить зарегистрированный в АО «Национальный центр государственной научно-технической экспертизы» отчет о научной работе, который проходит экономико-маркетинговую экспертизу. Далее документы направляются на рассмотрение в Национальный научный совет – ННС (республиканское жюри, оценивающее проекты), и самые лучшие проекты получают госфинансирование.

С конца 2016 года проведено три конкурса, и сейчас наш портфель составляет 157 проектов. Наши проекты призваны вносить или уже вносят вклад в конкурентоспособность Казахстана. На сегодняшний день более 80 проектов дошли до продаж. Создано более 1300 новых рабочих мест. В целом от реализации инновационной продукции выплачено более 2,6 млрд. тенге налогов.

Раз мы заговорили о проектах, то о каких перспективных казахстанских технологиях Вы можете рассказать? Что в них особенного?

Сегодня у нас имеются хорошие примеры почти по всем современным направлениям и технологиям – нанотехнологии, биотехнологии, композитные материалы, ядерные технологии, энергоэффективность и др.

К примеру, в сфере нанотехнологий группой ученых из КарГТУ под руководством д.т.н. Аристотеля Исагулова предлагается антикоррозионное покрытие «Сақтау» для черных и цветных металлов и металлоконструкций. Данные покрытия основаны на герметизации в недорогих глиняных (галлуазитовых) нанотрубках специально подобранных смесей. Использование покрытия «Сактау» увеличивает срок эксплуатации деталей в 1,5-1,7 раза. На сегодня объем продаж превысил 46 млн. тг.

Больших успехов мы достигли в сфере биотехнологий. Например, реализуется проект по производству метабиотика. Важно понимать, что крепкий иммунитет во многом зависит от органов ЖКТ, поэтому важно поддерживать здоровый микробиом кишечника. Метабиотик «Saumet» содержит активные метаболиты и способствуют росту численности нормофлоры для подавления патогенных бактерий, другими словами «вредителей». На данном этапе, несмотря на то, что проект только начался, препарат продан на сумму более 1 млн. тг. Абсолютная уникальность метабиотика состоит в том, что он не имеет аналогов и сделан на основе национального напитка саумал.

Кроме того, у нас имеется большое количество экспортоориентированных продуктов. Среди них хотелось бы выделить разработку в области ядерной физики.

Мы производим высокотехнологичный Кобальт-57. Этот продукт используется для настройки и калибровки оборудования ядерной медицины (гамма-камеры, однофотонные эмиссионные компьютерные томографы, дозкалибраторы).

Высокий спрос на Кобальт-57 в мире вызван ростом числа медико-биологических исследований, радиоизотопной диагностики и процедур лечения заболеваний, связанных с лучевой терапией злокачественных опухолей, где используются радиофармпрепараты. Общий объем экспорта составляет 19,3 млн. тенге. Также заключен договор поставок на сумму более 125 млн. тенге.

В целом в Казахстане очень много перспективных прорывных экспорто-ориентированных разработок. Общий объем экспорта по проектам Фонда науки достиг 125 млн. тенге.

В условиях пандемии коронавирусной инфекции может ли наша наука встать на защиту населения Казахстана? Что Фонд может предложить по противодействию распространения этого опасного заболевания и по преодолению ее последствий?

Нынешняя ситуации распространения коронавируса вызвала высокий спрос на продукцию, направленную на санацию помещений, диагностику в режиме реального времени и лечение.

Так, например, ТОО «НПТЦ «Жалын» в рамках проекта «Создание технологической линии принципиально новых сорбционно-бактерицидных повязок» на основе инновационной технологии готовы изготавливать трехслойные одноразовые маски, содержащие углеродные наноструктуры для лица, которые уменьшают вероятность контакта с возбудителями практически всех заболеваний, передающихся воздушно-капельным путем. Планируемый объем производства составляет от 500 000 до 1 000 000 шт. в месяц.

Кроме того, тем же ТОО «НПТЦ «Жалын» разработан гемосорбент, может очищать кровь от большинства известных вирусов.

В рамках проекта «Организация производства и реализации натриевой соли дихлоризоциануровой кислоты и продукции на её основе» в Павлодаре производятся дезинфицирующие средства и антисептики, необходимые для обеззараживания открытых участков тела (рук, лица), санации жилых и общественных помещений, общественного транспорта и т.д.

Еще одним продуктом является новые химические соединения хлорной извести. Раньше технический персонал, занимающийся уборкой помещений, использовал хлорную известь, которая тяжело растворялась, а нерастворенные остатки имели резкий запах и валялись на полу. Инженер-технолог Борис Александрович Шаров разработал инновационную, легко растворимую форму дезинфицирующего средства и ее таблетировал. Конкурентным преимуществом новой продукции стало снижение неприятного запаха, а чистота и качество данной натриевой соли значительно превосходит импортные аналоги.

Персонал, занимающийся уборкой помещений, высоко оценил качество продукта и на сегодняшний день она реализована на сумму свыше 26 млн. тенге только с начала года. Есть заказы со стороны СК «Фармация». Мы оправданно ожидаем, что к концу года доход от продаж в разы увеличится.

Вызванное падением цен на энергоносители, а также связанная с карантином изоляция государств может способствовать росту цен на продукты питания. Способна ли казахстанская наука повлиять на зависимость Казахстана от импортных товаров и обеспечить товарами повседневного спроса? Какие продукты отечественной науки могут уже сегодня приобрести рядовые казахстанцы?

На сегодняшний день в Фонде реализуются несколько проектов, обеспечивающих население качественной импортозамещающей продукцией.

Так, в области растениеводства мы предлагаем инновационные, недорогие и качественные почвообрабатывающие машины, удобрения, дражированные семена, аппараты, повышающие всхожесть семян, много видов отличных саженцев, технологии защиты растений от бактерий и насекомых.

Не обошли своим вниманием наши ученые-инноваторы и животноводов. В рамках коммерциализации РННТД разработаны и применяются новые вакцины для животных, комбикорма, пробиотические и различные лекарственные препараты. По рыбной продукции ученые страны коммерциализуют запатентованные технологии выращивания судака, сазана, пеляди, тиляпии, африканского клариевого сома и других видов. Вся рыба выращена в чистых водоемах и на специально разработанных биокормах.

Отдельно хотелось бы отметить и совершенно уникальный проект по выращиванию краснокнижных диких гималайских уларов с использованием современных биологических методов – экстракорпорального оплодотворения.

Казахстан взял курс на построение наукоемкой экономики, будут ли у нас технологии, способствующие развитию национальной экономики? В каких отраслях нам следует ждать прорывных казахстанских технологий?

Сегодня мы уже можем говорить о том, что проекты коммерциализации охватывают все отрасли экономики.

В горнодобывающей отрасли отечественными учеными из КАЗНИТУ имени К.И. Сатпаева совместно с АО «Волковгеология» разработан новый (эрлифтный) способ бурения скважин и организовано производство технологического оборудования к нему. Реализация данной научной идеи осуществляется впервые и не имеет аналогов в производстве. Предлагаемая технология в 10 раз дешевле, чем соответствующее обновление парка буровых машин. В целом применение эрлифного способа бурения сократит затраты и даст экономию в 7 миллиардов 425 миллионов тенге. Сумма лицензионных договоров уже составляет 10 млн.тг.

В сфере оптово-розничной торговли мы активно внедряем облачные технологии в наших разработках. Проект «Мультиэквайринговая система по приёму банковских карт» – уникальное решение, не имеющее аналогов в мире. Решение позволяет объединять в одну систему эквайринговые сервисы (возможность предприятия принимать безналичную оплату) нескольких банков на одном терминале. Это дает возможность продавцу экономить средства на банковских услугах. Причем разработка наших ученых может принимать платежи не только когда есть доступ к интернету, но и когда происходят сбои и пропадает связь – система сохраняет все проведенные платежи и автоматически отправляет их в банк при первой возможности.

В области решения экономических задач проекты Фонда показывают впечатляющий результат. А есть ли разработки в области образования? Что Фонд может предложить для наших юных сограждан?

Да, конечно. Наши ученые, не обошли вниманием вопросы образования и интеллектуального развития будущего поколения казахстанцев. Так, ученые из КазНУ им. аль-Фараби производят запатентованные устройства – наноспутники размером 10х10 сантиметров, которые можно запускать в стратосферу на высоту до 30 км. На спутнике две камеры: одна направлена вниз, другая в сторону. Учащиеся средних школ имеют возможность своими руками собрать наноспутник, запрограммировать его на съемку отдельных участков, и запустить его в стратосферу. А полученные данные могут использовать в своих школьных проектах. На сегодняшний день продано несколько комплектов на 1 млн. тенге. Однако уже сейчас наблюдается высокий спрос на данный продукт.

Насколько сегодня бизнес открыт инновациям и готов участвовать во внедрении разработок, инвестировать свои средства? Есть ли интерес со стороны предпринимателей к научным разработкам?

Мы придерживаемся формулы «Индустрия» плюс «Новация» равно «Инновация». Инвестируя в проекты коммерциализации, государство получает мультипликативный эффект в виде выпуска высокотехнологичной продукции с высокой добавленной стоимостью. Поэтому, одним из условий получения грантов на коммерциализацию является наличие частного партнера, который должен со-финансировать реализацию проекта.

Это приводит к тому, что вместе с государственными инвестициями растет вклад частного капитала. Сейчас объем со-финансирования достиг 3,2 млрд. тенге, но эта цифра растет постоянно.

Зачем нужно привлекать частных «бизнес-ангелов» если проекты Фонда получают финансирование из государственного бюджета? И насколько частные бизнес-партнеры или «бизнес-ангелы» вообще заинтересованы в инвестировании в науку?

Мы государственная организация со «свойственными нам особенностями». Поэтому когда, например, возникают сложности в реализации или задержки с финансированием ииные проблемы, нам очень помогают бизнес-партнеры.

К примеру, проект «Создание плазмохимической установки для получения синтез-газа из углеводородных и сельскохозяйственных отходов». В лабораторных условиях плазмохимическая установка показала себя превосходно, газ выделялся, потенциал коммерциализации был очевиден. Но в жизни что-то пошло не так. При запуске только что смонтированной печи, начали происходить микровзрывы. Проект остановился. В промышленных масштабах технология потребовала доработки.Это означало дополнительные усилия и денежные вливания. Чтобы доработать технологию и исправить недочеты частный партнер проекта – ТОО «Союз АлемКЗ» вложил собственные средства более 30 млн. тенге. И только тогда проект задвигался. Сегодня продажи газа достигли 5 млн.тенге.

Другой яркий пример, группа ученых под руководством Аппазова Нурбола разработала технологию переработки нефтесодержащих отходов. В рамках проекта разработан способ извлечения товарной нефти из всех видов нефтесодержащих отходов (до 95% от потенциала) – уникальная технология поэтапной сепарации сырья на центробежном оборудовании. Глубокое извлечение нефти в товарную форму достигло 95 %.

Реализация проекта требовала значительных вложений, превышающих максимальный объем гранта. ТОО «REEF Центробежные технологии», понимая потенциал разработки, инвестировали более 346 млн. тенге. Сейчас компания планирует выходить на зарубежные рынки. На сегодня одобрена заявка на международный патент (PCT) как уникальный способ переработки нефтесодержащих отходов. Объем продаж услуг по данной технологии достиг 22,8 млн. тенге.

Мы все стремимся хорошо выглядеть и заботиться о себе, придерживаться модного тренда на здоровый образ жизни и правильного питания. Ученые под руководством доктора биологических наук Синявского Юрия Александровича разработали технологию изготовления казахстанских деликатесов из мяса индейки – қазы, жая для людей, сидящих на диете или правильном питании.

Мясо индейки знаменито своими характеристиками, очень нежное и не жирное, богатое белками, витаминами (B6, B2, B12, PP) и минералами, высоким содержанием фосфора. Порция индейки способна обеспечить организм человека суточной нормой витамина PP. Железо из мяса индейки очень легко усваивается, магний предотвращает заболевания нервной системы, а селен сохраняет молодость организма и предотвращает раковые заболевания. Мясо индейки не вызывает аллергии, а поэтому идеально подходит для питания детей. Сама продукция не содержит консервантов, ароматизаторов и усилителей вкуса, поэтому имеет короткий срок хранения.

Несмотря на дефицит финансирования, частный партнер ТОО «Ордабасы кус», не просто поверил в будущий успех, но и вложил более 300 млн. тенге собственных средств. Сегодня продукция уже пользуется высоким спросом, а объем продаж составил более 12,5 млн тенге.

Можно говорить, что в стране неплохо развивается культура «бизнес-ангельства».

Раз уж мы заговорили о финансировании, прокомментируйте проблемы задержки выплат по грантам. Неоднократно были жалобы на срывы в выплатах, из-за чего задерживаются зарплаты, срываются договора, обязательства.

Отсутствие финансирования действительно серьезная проблема для Фонда и для наших проектов. В текущем году Фонду на грантовое финансирование еще денег не выделялось. А в целом нехватка средств на коммерциализацию обусловлена тем, что в 2018 г. ННС поручил принять обязательств на сумму большую, чем было заложено в бюджете. И выделенных средств физически не хватило на все проекты. Подобная ситуация с обязательствами перед грантополучателями происходит уже не первый год. В текущем году главным условием Минфина для выделения средств на покрытие обязательств по грантовому финансированию является проведение внутреннего аудита.Министерство образования и науки обещает в ближайшее время завершить аудит, и во втором полугодии вернуть процесс в свое русло.

Здесь важно обратить внимание на то, что средства в бюджете заложены и не секвестированы. В целом Правительство и Парламент поддерживают программу коммерциализации науки.

Несмотря на трудности, мы движемся вперед, работаем и надеемся, что успешные проекты коммерциализации РННТД будут вдохновлять молодых ученых заниматься наукоемким предпринимательством.

Сегодня бытует стойкое мнение, что талантливые ученые уходят из науки.Наука не привлекательна для молодежи, слишком много «препон». Есть ли перспектива для наших казахстанских ученых?

Мы придерживаемся мнения, что именно коммерциализация науки – это возможность удержать талантливых исследователей в стране, и не только молодых.

Так, к примеру, группа ученых Назарбаев Университета под руководством доктора биологических наук Алмагуль Кушугуловой реализовали один из первых проектов полюбившихся населению Нур-Султана – полезный напиток «НӘР».

Исследователи приготовили йогуртный напиток «НӘР», в котором, впервые в мире, силами наших ученых, был собран уникальный консорциум полезных для жителей Центральной Азии и Сибири лакто и бифидобактерий (пробиотиков). Кроме того, продукт содержит пребиотик иннулин – вещество, способствующее росту и развитию пробиотиков. А для получения большего эффекта полезного воздействия йогуртного напитка в него добавлен коллаген, поддерживающий здоровье суставов, волос, предотвращающий появление морщин. Все это, конечно, повысило цену, но значительно увеличило его полезные свойства.

Такое соединение полезных качеств в напитке получило название синбиотик. 9 публикаций по «НӘР» попали в первый и второй квартили журналов научных баз Scopus и Web of Science. Да, еще нужно отметить, что пробиотики были выделены из кумыса, шубата и айрана.

По договоренности с известной компанией «Родина», 10% дохода от продаж синбиотика «НӘР» выплачиваются ученым в виде роялти. В этом году продажи напитка достигли 45 млн.тенге и соответственно группа Алмагуль Кушугуловой получила 4,5 млн.тенге.

И Алмагуль Рахимберлиевна точно никуда не собирается уезжать. Наукоемкий бизнес находится здесь. Потребители здесь. Теперь ее задача создавать новые инновации.

Сегодня важно, чтобы наши ученые именно так получали доходы.

Уже сейчас суммарно роялти ученых проектов Фонда науки составляют более 70 млн. тенге ежегодно. Это проценты от бизнесов, созданных на их открытиях. Ученые уже могут уходить на другие участки работы или вообще не работать, но при этом роялти будет «капать». И эта цифра будет расти с каждым годом.

Наука – это страсть, это смысл жизни ученого. И если он начал зарабатывать на своих открытиях, то никогда из страны не уедет. Именно такие ученые станут казахстанскими лидерами науки и успешными предпринимателями одновременно, такими как Илон Маск или Нобелевский лауреат 2009 года по физике Чарльз Као.

Спасибо за беседу!


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Частные детсады в Казахстане на грани разорения

Куда после карантина пойдут дошколята?

27 Май 2020 09:14 1903

Частные детсады в Казахстане на грани разорения

Этот вопрос может стать острым, частный сектор дошкольного образования сейчас переживает не лучшие времена.

И даже открытие дежурных групп не спасает их, поскольку многие родители еще побаиваются водить в сады своих детей. По словам предпринимателя из Кызылорды Натальи Мишуковой, в дежурных группах по двое-трое детей и содержать учреждение ради такого числа детей невыгодно.

«Если не будет поддержки от государства, с той же самой дотацией, вы понимаете, сколько народу реально может выйти на забастовку», – говорит она на онлайн-совещании с участием НПП «Атамекен».

Практически у всех дошкольных организаций в разных регионах страны аналогичная ситуация. Есть проблемы с арендой помещений либо с банковскими платежами, с выплатой зарплаты воспитателям.

По словам директора детсадов в столице Айшат Вагаповой, они готовились к открытию к 1 июня, вызвали на работу своих сотрудников, подготовили запас дезсредств, масок, ковриков. Но после снятия режима ЧП прекратилось и госфинансирование.

«У меня почти 100 человек сотрудников, я им должна выплатить зарплату. А сегодня выясняется, что нет документа после ЧП, на основании которого будут выплачивать (госзаказ). Все руководители частных дошкольных организаций в панике. 70% в городе частных детсадов в столице в арендуемых помещениях, и нам никто не делает скидок! В трех садах у меня аренда, выставляют счета, хотя в мае мы не работали. Мы на грани закрытия! Как мы будем выживать, если нам не будут выплачивать в полном объеме госзаказ?!» – говорит она

Ее, как и других представителей МСБ, волнует будущее, которое становится весьма туманным с учетом прогнозов о второй волне коронавируса этой осенью и отсутствием госпомощи.

«Это крик души», – говорит женщина, ведь в детсады было столько вложено, в инфраструктуру, в людей, и закрыть их одним махом – решить судьбу многих работников, детей и их родных.

Как отметила предприниматель Кулянда Батырбекова из Алматинской области, у них в регионе более 600 детсадов получали госзаказ, а это значит, что более 50 тысяч детей могут остаться без должного присмотра, а 8 тыс. работников – пополнить ряды безработных.

По данным зампредседателя НПП «Атамекен» Олжаса Ордабаева, в Казахстане работают 4428 частных детских дошкольных учреждений, которые посещают 339 тысяч детей. 70 тысяч человек – это обслуживающий персонал.

«Сады могут просто закрыться, и непонятно, куда после окончания карантина пойдут наши дети», – говорит он.

Ордабаев предложил участникам совещания написать коллективное письмо для решения проблемы на уровне межведомственной комиссии, поскольку одно минобразования не все может решить.

«Вопрос стоит достаточно жестко, большое высвобождение на рынок пойдет. Говорили про дорожную карту бизнеса, но нужно понимать, что это в основном строительные проекты. Нянечек и воспитателей не отправишь на строительство зданий и дорог. Единственным вариантом является то, чтобы сохранить им рабочие места. Для этого нужна поддержка детсадов. Насколько я знаю, МОН прорабатывает совместно с минфином этот вопрос, но не все так просто, не все в их руках. Однозначно нужно стоять на том, чтобы сохранить госзаказ, чтобы выплачивать хотя бы минимальную зарплату работникам», – говорит он.

По мнению Олжаса Ордабаева, ситуацию можно было бы выправить, если бы государство продолжило бы выплачивать 42 500 тенге тем предпринимателям, чья деятельность не разрешена в карантинный период.

К работе совещания подключился и председатель комитета развития человеческого капитала и социальной политики бизнеса президиума НПП «Атамекен» Талгат Доскенов.

Он поделился видением ситуации на дальнейшую перспективу. Представитель НПП предлагает параллельно вносить предложение, чтобы в будущем подушевое госфинансирование было трехлетним, как и бюджет страны.

«То есть заключается контракт на три года, а с теми, кто только начинает, – на год. По родительской плате ограничений (со стороны госорганов) не должно быть. Ведь это риск предпринимателя. Если он завышает цену, никто в сады отдавать детей не будет. А если будет плата минимальной, то рентабельность будет падать», – говорит он.

Также он считает необходимым пересмотреть бизнес-модель детсадов.

«Все-таки частные детсады – это коммерческое предприятие, хотим мы этого или нет. По всей видимости, в дальнейшем, после коронавируса, нам нужно думать о том, чтобы коммерциализировать деятельность детсадов. Это будут дополнительные кружки английского или подготовка к школе, или сдача помещений в субаренду», – говорит он.

К сожалению, не удалось присоединиться к дискуссии представителям минобразования.

Но уже сейчас становится понятно, что данная сфера – дошкольное воспитание детей – затрагивает не только их участок ответственности, ведь дети и их воспитание, возможность родителям работать – это, по сути, тот вопрос, который касается развития общества в целом, экономики страны. Одно государство справиться с этим и обеспечить всех местами в детсадах в одиночку не сможет. В НПП намерены провести массовое анкетирование предпринимателей частного дошкольного сектора образования, чтобы отстаивать интересы этого бизнеса с цифрами на руках.

Айгуль Тулекбаева