/img/tv1.svg
RU KZ
Минсельхоз хочет стать хозяином леса

Минсельхоз хочет стать хозяином леса

Но предприниматели выступают против идеи МСХ по ликвидации долгосрочной аренды в лесу.

10:54 08 Декабрь 2017 4604

Минсельхоз хочет стать хозяином леса

Автор:

Ольга Ушакова

К двукратному увеличению себестоимости продукции деревообрабатывающих предприятий Восточного Казахстана (ВКО), их неконкурентоспособности, а также к резкому скачку коррупции приведут очередные инициативы руководства комитета лесного хозяйства и животного мира министерства сельского хозяйства. Об этом сообщили предприниматели в разговоре с abctv.kz.

При этом на текущей неделе они встречались с представителями комитета в Усть-Каменогорске. Сами инициативы, которые были при встрече упомянуты, заключаются в ликвидации «долгосрочки» и возможной передаче всех видов рубок лесхозам, а лесхозов – из ведения областных акиматов под крыло этого комитета. Бизнесмены считают, что под намерениями чиновников, их риторикой о необходимости сохранения лесов для последующих поколений скрывается лоббирование определенных интересов.

Жаркая зима для долгосрочников
В 2003 году с принятием новой редакции Лесного кодекса РК в стране ввели институт долгосрочного лесопользования для заготовки древесины. Сейчас он действует в четырех областях – Восточно-Казахстанской, Акмолинской, Северо-Казахстанской, Костанайской. В ВКО изначально было 22 лесопользователя, которым передали участки в аренду сроком на 49 лет. Сейчас осталось 12 таких предприятий с общей численностью около тысячи работников. С остальными договоры аренды были расторгнуты либо добровольно, либо по решению судов, протесту прокуратуры – за нарушения законодательства. По данным руководителя управления леса и особо охраняемых территорий комитета лесного хозяйства и животного мира министерства сельского хозяйства Максата Елемесова, за лесопользователями в ВКО закреплены участки гослесфонда общей площадью в 791 тысячу гектаров, а возможный ежегодный объем по всем видам рубок составляет 496 тысяч кубометров.

«В ВКО долгосрочники осваивают всего 15% от разрешенных объемов, – заявил он. –  Причинами стали отсутствие у них техники, отдаленность лесосек, нехватка производственных мощностей для переработки получаемой древесины. Наши лесопользователи, за исключением ТОО «Мелисса» и ТОО «Фаворит», капиталовложений в переработку, наращивание мощностей не делают, хотя за последние пять лет заготовили и вывезли 342 тысячи кубометров древесины. Минимальный общий доход за это время составил порядка миллиарда тенге».

По словам г-на Елемесова, лесопользователи не выполняют объем лесокультурных работ, план противопожарных мероприятий, превышают разрешенные объемы заготовленной древесины, не отражая это в бухгалтерии, допускают нарушения лесного законодательства и договорных обязательств.

Впрочем, Максат Елемесов повторил недавний спич своего начальника – вице-премьера сельского хозяйства Ерлана Нысанбаева – на заседании правительства РК 21 октября, который первым предложил запретить институт долгосрочного лесопользования. Это уже вторая серьезная запретительная мера для лесопользователей только за последний год после введения моратория на все виды санитарных рубок в лесу.

«Анализ показал низкую эффективность долгосрочного лесопользования в целом по Казахстану, не только в ВКО, – резюмировал Максат Елемесов. – Считаю целесообразным ввести запрет на долгосрочное лесопользование по заготовке древесины и передаче всех необходимых лесохозяйственных мероприятий, всех видов рубок государственным лесовладельцам – лесхозам. Субъекты бизнеса и предпринимательства будут приобретать лесоматериалы и лес непосредственно у лесхозов».

Кто останется в лесу?
Первый заместитель председателя комитета лесного хозяйства и животного мира МСХ Кайрат Устемиров немного понизил градус выступления подчиненного, упомянув, что их ведомство выходит «с предложением пересмотреть долгосрочное лесопользование», вместе с тем есть предложения о рассмотрении перехода на реализацию древесины с аукционов, передачи прав рубок лесхозам.

«Вопрос стоит и в добросовестных лесопользователях, у которых есть производство, необходимо, чтобы оно не остановилось – в ВКО это ТОО «Фаворит» по выпуску фанеры, сейчас после пожара заработает «Мелисса» по производству OSB-плит», – добавил он.

 По словам г-на Устемирова, работающих сейчас в лесу долгосрочников и исполняющих договорные обязательства никто не выгонит, однако дал понять, что с каждым из них можно расторгнуть договоры из-за нарушений, которые можно найти у всех.

«Все виды лесозаготовок нужно организовать под ведомством лесовладельцев, путем найма или специализированных бригад, через аукционы. На открытые рыночные торги нужно выставлять отведенные для рубок лесосеки. Самое главное, чтобы лесорубы не являлись собственниками материалов, собственником должно стать лесное учреждение», – выступил представитель казахского лесоустроительного предприятия Владимир Мандзюк.

Владелец ТОО «Фаворит» Сергей Огнев возразил чиновникам, что многие цифры они подают однобоко.

«В лесном хозяйстве ВКО наведен порядок. Может, и были незначительные незаконные рубки, но объемы неосвоенных лесосек, при этом разрешенных, больше», – говорит он. «Сегодня правительство дает под 6% кредиты по программам развития экономики, куда включена лесозаготовка и лесопереработка. Мы этим пользовались, – говорит Сергей Огнев. – «Фаворит» с 2004 по 2017 год увеличил стоимость основных средств в 20 раз. Сумма налогов за этот период увеличилась с 6 миллионов 300 тысяч до 30 миллионов. Но, если отменят институт долгосрочки, я один не смогу заготовить тот объем древесины, который потребляю. Если все передать лесхозам, то где они будут брать трудовые ресурсы, технику, как они будут поддерживать дисциплину трудовую, охрану труда?»

Поднятый из руин завод
Директор и владелец другого деревообрабатывающего предприятия – ТОО «Мелисса» – Александр Воробьев рассказал аbctv.kz, что инициативы комитета приведут к тому, что себестоимость сырья для производства OSB-плит, низкосортной осины, возрастет с пяти тысяч тенге за кубометр до 10 тысяч тенге и выше, вырастет цена на конечный продукт.

«Сейчас у нас два лесничества в долгосрочной аренде. Мы только за счет того выигрываем, что себестоимость наших плит дешевле, чем российских. Поставляем их в Россию, Кыргызстан, Узбекистан, монголы ждут, когда мы запустимся, – говорит Александр Воробьев. – У нас на 100% импортозамещение из сырья, которое ежегодно в ВКО возможно заготавливать по 800 тысяч кубометров. Мы максимум готовим 100 тысяч. Акимат ВКО и СПК «Ертыс» вложили в восстановление и реконструкцию нашего завода 300 миллионов тенге, в конце января 2018 года мы начнем работать, увеличим производительность вдвое, а сырья нам не будет хватать. И мы опять остановимся. Аким ВКО пообещал, что даст нам еще два лесничества, и тогда мы на 80% сможем себя обеспечить сырьем. Сейчас 20% мы покупаем у ТОО «Кенес», других лесопользователей. Если сами все будем заготавливать – цена древесины вырастет».

По мнению Александра Воробьева, в отличие от многих долгосрочников ему удалось открыть предприятие по переработке древесины. «Мелисса» – первое частное предприятие в области.

«Мы очень медленно поднимались, а кому из предприятий четыре-пять лет, они только начали работать, – говорит он. – Ну и пусть у них старые трактора – они могут продукцию реализовать по низкой цене. Если купят американские трактора, то цена на древесину вырастет».

По информации руководителя региональной ассоциации предприятий лесной, деревообрабатывающей и мебельной промышленности ВКО Виталия Чернецкого, большинство лесопользователей-долгосрочников выполняют договорные обязательства в полном объеме, в том числе делают противопожарные мероприятия, используемая ими техника соответствует установленным требованиям. Кроме того, не имели места и не подтверждены доводы комитетчиков о превышении объемов рубок, не отраженных в бухгалтерии.

«Все долгосрочники продолжают ежегодно обновлять парк   техники. Кроме них, никто более не строит лесные дороги, которыми пользуются и лесхозы, – отметил он. –  Для обеспечения пожарной безопасности все предприятия приобрели спецтехнику и оборудование. По сведениям лесопользователей, они закупили машин, оборудования, станков на сумму около двух миллиардов тенге за счет собственных средств и банковских кредитов. Их незакрытые обязательства по кредитам перед БВУ составляют около 1,5 миллиарда тенге».

Заместитель директора палаты предпринимателей ВКО Оксана Желякова отметила однозначную позицию своей организации – институт долгосрочников должен существовать. Такое же мнение у ветерана лесной промышленности Владимира Резанова. По его информации, чаще всего законодательство в лесу нарушают именно лесхозы.

«Если все будет в руках лесхозов, выйдет сплошная коррупция. Лесхоз не может быть хозяином рубок. Его функция – охранять лес», – добавил он.

Председатель профсоюза предпринимательства ВКО Галина Казанцева высказалась о порочности инициатив комитета о запрете в лесу долгосрочной аренды, и что они будут добиваться того, чтобы такие не были приняты на законодательном уровне.

«Если отменят долгосрочную аренду, лесхоз будет владельцем древесины, то все кончится тем, от чего в ВКО ушли несколько лет назад: нужно будет идти в лесхоз, «откатить» сверху по тысяче-полторы тенге за каждый кубометр древесины, купить у него, кроме этого, лес у корня, самому его срубить. Это еще около пяти тысяч за кубометр. Таким образом, себестоимость древесины увеличится на порядок», – говорят предприниматели.

Ольга Ушакова

Минсельхоз заставит фермеров «сдавать анализы и принимать лекарство»

Аграрии в ответ просят больше субсидий. 

16 Март 2020 15:28 9001

13 марта первый вице-министр сельского хозяйства РК Айдарбек Сапаров встретился с фермерами Карагандинской области, и в ходе совещания стороны поделились своими предложениями по улучшению состояния сельскохозяйственной отрасли в регионе.

Замминистра рассказал местным фермерам о достижениях казахстанского агропромышленного комплекса, но карагандинских аграриев больше всего волновал и волнует вопрос субсидирования. Министерство же озабочено увеличением объемов отечественного производства, и сейчас в систему финпомощи АПК вносят поправки, о которых и рассказал замминистра.

«Новым подходом в субсидировании будет финансирование исходя из трехлетнего бюджета. Это даст возможность подавать заявки на субсидии, не ограничиваясь бюджетом одного года. По определенным критериям может быть увеличен размер дотаций и за счет областного бюджета. Также в планах создание электронного реестра заявок, рассмотрение которых затягивалось из-за необходимости выезда специалиста из областного центра в крестьянское хозяйство. Поэтому мы решили открыть пункты приема заявлений в районных и городских акиматах», – отметил он.

К слову, из запланированных на этот год 490 миллионов тенге субсидий карагандинским фермерам уже выплатили 483 миллиона.

Отдельно Айдарбек Сапаров остановился на развитии перерабатывающей отрасли в сельском хозяйстве. По его словам, государство оказывает серьезную поддержку развитию аграрного сектора и надеется увидеть: а) увеличение объемов производства; б) повышение урожайности и качества производимой продукции; в) максимальную загрузку производственных мощностей предприятий по переработке сельхозпродукции.

«В 2019 году произведено продуктов питания в денежном выражении на 1,6 трлн тенге, наблюдается рост объема производства растительного масла, мучных кондитерских и макаронных изделий. При этом снизились объемы производства муки, плодоовощных консервов и соков, крупяных и сахаристых кондитерских изделий, а также сахара. В этой связи необходимо принять меры по наращиванию объемов собственной переработанной продукции», – подчеркнул замминистра.

Если говорить о проблеме переработки сельхозпродукции в масштабах страны, то можно и нужно разделить озабоченность Айдарбека Сапарова. Экономист Петр Своик сравнил нынешние объемы внутренней экономики – пищевой и легкой промышленности – с временами «тоталитарного» СССР и, по его словам, был шокирован. Сейчас от советского уровня Казахстан производит всего:

  • 25% мяса и субпродуктов;
  • 29% колбас;
  • 37% молока и сливок;
  • 23% кожи
  • 3,6% шерсти.

Да и само сельское хозяйство в структуре ВВП РК сейчас занимает менее 5% против более чем 30% в Казахской ССР.

Следует отметить, что из 19 наименований социально значимых продовольственных товаров в Карагандинской области производится 14 видов, из которых регион  полностью обеспечивает себя девятью: мука пшеничная первого сорта, хлеб из муки первого сорта, картофель, говядина, мясо птицы, молоко сырое, кефир, яйцо и морковь. Не в полном объеме область обеспечена пятью видами продуктов питания: рожки, лук (6%), капуста, творог и масло сливочное. Еще пять наименований в регионе не производятся и завозятся из других областей: гречка, рис, сахар, масло растительное и соль.

И карагандинские аграрии в своем алаверды попросили профильное министерство об увеличении госдотаций и в переработку.

«На сегодняшний день импортная продукция по-прежнему дешевле нашей. У нас, напротив, увеличилась себестоимость из-за высокой закупочной цены сырья. Если нам не удастся снизить стоимость, мы можем стать неконкурентоспособными. Мы предлагаем субсидировать поставку говядины на перерабатывающие предприятия. Это позволит стабилизировать цену на сырье и снизить себестоимость нашей продукции», – заявил директор ТОО «Апрель Кулагер» Александр Воленберг.

Еще первый вице-министр заострил внимание участников совещания на острой проблеме [не] применения удобрений и призвал аграриев активнее проводить агрохимический анализ почв, который для них с удовольствием сделают новые, но мало загруженные агрохимлаборатории с современным автоматизированным оборудованием в Костанае и Петропавловске.

По информации Айдарбека Сапарова, объемы внесения удобрений по республике остаются на очень низком уровне – в пределах всего 5% от потребности, а чтобы стимулировать фермеров «сдавать анализы и принимать лекарства» – применять удобрения, в министерстве придумали хорошую схему.

«В 2019 году приобретено значительно меньше удобрений, чем в предыдущем году. Основной причиной снижения темпов роста внесения удобрений стало отсутствие, в особенности в южных регионах, агрохимических картограмм (она показывает степень обеспеченности пахотной почвы питательными элементами и является одним из документов агрохимического обследования почв, – Авт.). Поэтому я хотел бы напомнить, что со следующего года для получения субсидий необходимо будет иметь агрохимическую картограмму, у вас остался всего один год», – подчеркнул первый замминистра.

В Карагандинской области этот вопрос уже решают: площадь удобряемых земель планируют увеличить до 100 тысяч гектаров. Заодно больше – до 1000 гектаров – станет и орошаемых земель: дополнительные системы полива установят в Осакаровском, Нуринском, Абайском и Бухар-Жырауском районах.

По окончании встречи Айдарбек Сапаров пообещал передать все предложения карагандинских фермеров правительству и принять меры для поддержки отечественных производителей, после чего ознакомился с работой крупных предприятий Карагандинской области.

Олег И. Гусев

Денег нет, ваш qoldau.kz

Власти заявляют, что все заявки на инвестсубсидии от аграриев за 2019 год погашены, однако крестьяне озвучивают многомиллионные суммы, которые даже не смогли оформить на портале qoldau.kz.

10 Январь 2020 12:00 7691

Фото: Татьяна Шестакова

Прием заявок на получение инвестиционных субсидий через портал qoldau.kz весь 2019 год вызывал возмущение крестьян. Тем не менее проблему до последнего не выносили на публичное обсуждение, ожидая изменений в работе системы, денег, встреч с минсельхозом… Но в рамках отчетной встречи Костанайского областного филиала республиканского общественного объединения «Союз фермеров Казахстана» люди заговорили. Оказалось, что проблема намного шире и серьезнее, чем казалось на первый взгляд.

Мы вас не видим

В зале присутствовало около 150 человек, у пары десятков как минимум оказались вопросы по работе системы qoldau.kz. Портал, по словам крестьян, фактически не работает, хотя они ежегодно платят за пользование им по 8 тыс. тенге. Люди признали, что еще в начале декабря ждали обещанных денег на выплату инвестсубсидий, однако многие их так и не получили.

«Из 50 млн инвестсубсидий я не получил пока ничего. В конце 2019 года обещали все закрыть. Но это 1,3 млрд тенге... Мы не успели зайти на сайт. Может, надо спросить у людей, кто получил?» – озвучил свою проблему директор ТОО «Трояна» Федоровского района Юрий Малышко. Коллегу зал поддержал.

«Мы говорим, что долгов нет, опять от ваших цифр. Мы не знаем, какая задолженность на сегодня, пока вы не обратитесь к нам. У нас в Костанайской области почти 6 тыс. КХ и ТОО. Каждый из вас приобретает ту или иную технику. Пока программа Qoldau не откроется, пока вы не заявитесь, мы не узнаем задолженность. То, что было заявлено, мы погасили», – ответил заместитель акима Костанайской области Гауез Нурмухамбетов.

Руководитель областного управления сельского хозяйства Жансултан Таукенов признал, что отчетность по приобретаемой технике им никто не сдает. В 2019 году акимат нашел дополнительные 4 млрд тенге, перераспределив средства, выделенные в целом на субсидирование сельского хозяйства. В итоге вместо 6 млрд тенге инвестсубсидий аграрии региона получили 10 млрд тенге. Но и этих денег не хватило. Борьба за субсидии в 2020 году, как объявил чиновник, стартует 1 февраля. Дополнительно информацию о старте приема заявок до крестьян доведут через районные отделы сельского хозяйства, Палату предпринимателей и Союз фермеров.

Сколько просили, столько дали

Деньги на выплату инвестсубсидий выделяют из республиканского бюджета. Минсельхоз заранее запрашивает потребность по регионам и после передает эти данные в минфин. Поэтому в отраслевом министерстве заявляют, что погасили всю задолженность по заявкам в пределах сумм, запрошенных регионами.

«Нам нужно модифицировать Qoldau. Ее дефект в том, что фермеры не могут разместить заявку из-за якобы отсутствия средств в бюджете. Нам нужно дать возможность размещать просто заявки. Пусть это будут предварительные заявки. Тогда вы будете видеть их количество и потом их распределять», – высказали предложение аграрии Костанайской области.

Причина проста: крестьяне живут в полях с ранней весны и до глубокой осени. А нынешняя система инвестсубсидирования требует их присутствия в зоне доступа к хорошему Интернету. Гауез Нурмухамбетов признал, что, по имеющимся у него данным, миллиарды тенге распределяются буквально за час-полтора. Крестьяне добавили, что сайт работает, как при хакерской атаке: огромное количество попыток входа за короткое время. И тут явно выигрывают те, у кого есть время и ресурсы, чтобы пробиться к цели. Возмущает людей и тот факт, что субсидии в 2019 году получили те, кто только купил технику, но так и не увидели те, кто приобрел оборудование в 2018 году.

«У нас во многих деревнях Интернета нет. Не ловит. Примите заявку, и мы будем ждать. Годами. Есть опыт. Мы привыкли. Главное, чтобы приняли эти документы», – прозвучало из зала.

«Раньше такой механизм был. Но по итогам 2016 года у нас накопилось 80 млрд тенге по необеспеченным заявкам. Если проецировать на этот год, то если бы в 2019 году у всех заявки принимали, то тем, кто приобретет технику в 2020 году, не досталось бы без денег», – прокомментировал предложение директор департамента производства и переработки растениеводческой продукции МСХ РК Азат Султанов.

В результате крестьяне так и не услышали от представителей власти в лице акимата области и минсельхоза обещания хотя бы подумать над новым форматом работы. Заявление о том, что теперь заявки можно будет подавать в ЦОНах в бумажном виде, не вызвало воодушевления. Ведь их по-прежнему будут принимать лишь при наличии средств.

Обновить прайсы

Минсельхоз признал, что инвестсубсидии аграрии получали не в заявленном объеме в размере 25%, а значительно меньшие суммы. Пример ТОО «Трояна» показал, что за самоходный опрыскиватель, приобретенный два года назад за 43 млн тенге, предприятие получило инвестсубсидию в размере 1,6 млн тенге. 25% в данном случае составили бы 10,7 млн тенге.

«14 января на площадке МСХ будем проводить обширное совещание со всеми производителями и поставщиками, дилерами. Будем обсуждать список оборудования и техники, которые подлежат субсидированию, и актуализировать цены. Цены выставлены на 2016 год, и они не менялись. В 2018 году подкорректировали, но они не актуальны на текущий момент, чтобы фермеры 25% от стоимости получили. В идеале на начало года дилеры должны давать нам прайсы, мы их фиксировать комиссионно и выдавать акиматам, чтобы они рассчитывали сумму субсидий. Тогда будет справедливая цена 25%», – отметил Азат Султанов.

После обновления прайс-листов производителей и дилеров суммы субсидий увеличатся. А это значит, что дефицит средств по линии инвестиционного субсидирования возрастет. Популярность этого инструмента в 2019 году привела к тому, что АО «Казагрофинанс», по данным минсельхоза, выдало техники и оборудования на сумму более 80 млрд тенге по итогам 11 месяцев. Ранее речь шла лишь о 40-50 млрд тенге в год. Сами реализаторы сельхозтехники утверждают, что если бы были удовлетворены все одобренные лизингодателями заявки, то эти суммы были бы выше. Остались незавершенными сделки по приобретению техники в лизинг из-за нехватки средств по инвестсубсидированию, которые крестьяне могут использовать в виде первоначального взноса.

Татьяна Шестакова