/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 29 166,03 KASE 2 288,20
Hang Seng 27 949,64 РТС 1 600,34
FTSE 100 7 616,83 Золото 1 560,00
Молочные страсти

Молочные страсти

В течение трех лет в Казахстане хотят значительно расширить сеть молокоприемных пунктов за счет механизма льготного кредитования.

29 Август 2016 17:59 4841

Молочные страсти

Новости

Все новости

Оператор программы кредитования - АО «Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства» (Фонд - входит в структуру нацхолдинга "Казагро"). За 3 года планируется прокредитовать создание 668 молокоприемных пунктов, в том числе 160 - в 2016 году, на что выделено более 600 млн тенге.

За счет этой меры планируется решить несколько задач. Первая - создание дополнительного источника дохода для сельских жителей за счет продажи молока. Вторая - обеспечение сырьем молокоперерабатывающие предприятия, которые из-за его дефицита в настоящее время загружены в среднем по республике на 60%.

По прогнозам Минсельхоза, трехлетняя программа позволит увеличить загрузку мощностей молзаводов до 84%, что повысит производство переработанной продукции на 30%. Будут созданы более 2,1 тыс. рабочих мест и обеспечены постоянные налоговые поступления ежегодно свыше 1 млрд тенге.

Помочь переработчикам и крестьянам
Как отмечает председатель правления Фонда Жандар Омаров, отечественные молзаводы, имея собственные сети приемных пунктов молока, не могут обеспечить 100-процентную загрузку мощности. Среди возможных причин он называет недостаток оборотных средств на расширение сети приемных пунктов, неорганизованность мелких хозяйств в части сбора и сдачи молока заводам, транспортно-логистические сложности и попросту дефицит самого сырья на селе.

«Я был недавно в Жамбылской области. Там есть завод "Кокжиек-2020", у них мощности используются всего на 25% при максимальной мощности 160 тонн в сутки. До того доходит, что он возит сырье из Манкента Южно-Казахстанской области. Казалось бы, расстояние такое... Просто в Манкенте этот процесс более организован, хотя можно было организовать так же в самой Жамбылской области. Доходит до того, что молзаводы покупают скот для крестьянских и личных подсобных хозяйств, чтобы те вернули этот скот молоком. Вот «Кокжиек» такую программу организует», - сказал г-н Омаров на селекторном совещании по вопросам развития сельскохозяйственных кооперативов (СХК) в Национальной палате предпринимателей «Атамекен».

По его данным,  только в Жамбылской области действуют 20 молокоперерабатывающих предприятий, которые загружены в среднем на 38%.

Это подтверждает директор палаты предпринимателей Жамбылской области Карлыгаш Аралбекова. По ее словам, предприятия региона не могут снабдить себя сырьем за счет местных источников, поскольку их опережают.  «Мы этот вопрос изучали, ездили по районам, разговаривали с крестьянскими хозяйствами. У нас такая проблема, что тот же Меркенский сырзавод не может работать на полную мощность из-за отсутствия молока. Почему? Потому что такие компании как «Фудмастер» приезжают и в Кордае практически все сырье перекупают», - говорит она.

Для решения этой проблемы Меркенский СХК, который объединяет 42 крестьянских хозяйства, получит финансирование на приобретение 1000 голов коров, сообщила глава региональной палаты.

В рамках разработанных правительством мер Фонд финподдержки сельского хозяйства осуществляет выдачу кредитов на льготных условиях для создания молокоприемных пунктов и закупки молоковозов. Заемщиком могут быть как сами молокоперерабатывающие предприятия, так и индивидуальные предприниматели, имеющие личное подсобное хозяйство (ЛПХ), и СХК.

Максимальная сумма займа на оборудование одного молокоприемного пункта мощностью 2000 литров – четыре млн тенге, на покупку молоковоза – семь млн тенге. Ставка вознаграждения по кредиту – 6% годовых, срок кредитования – до 54 месяцев. Залоговым обеспечением может выступать как приобретаемое оборудование, так и прочее движимое и недвижимое имущество. Главное требование при выдаче кредита – договоренность о гарантированном сбыте сырья молокоперерабатывающим заводам.

По словам Жандара Омарова, сами молзаводы в ходе презентации им будущих мер господдержки отрасли выразили готовность закупать сырье как у ЛПХ, так и у СХК.

«По каждой области уже распределено сколько должны открыть молокоприемных пунктов до конца года. Как заявка на кредит поступит, то мы готовы в кратчайшие сроки рассмотреть и выделить средства через наши филиалы в областях», - сказал abctv.kz глава Фонда финансовой поддержки сельского хозяйства.

Ввиду сложностей мелких хозяйств по обеспечению постоянного рынка сбыта предлагается мотивировать их объединяться в сельскохозяйственные кооперативы, чтобы они могли формировать крупные товарные партии для потребителей. Так, в рамках этой же программы предусмотрено второе направление - кредитование СХК на максимальную сумму до 50 млн тенге на приобретение оборудования и техники для сервисно-заготовительных организаций по мясной, молочной и плодоовощной продукции. Ставка вознаграждения по кредиту – 6% годовых, срок кредитования – до 84 месяцев.

И третье направление программы направлено на развитие откормочных площадок. Кредит выдается по ставке 6% годовых сроком до 48 месяцев на приобретение поголовья крупного рогатого скота и необходимых кормов.

Предостережения от бизнеса
Исполнительный директор Молочного союза Казахстана Владимир Кожевников предостерегает от неразумного подхода при создании новых молокоприемных пунктов и призывает учитывать интересы бизнеса этой отрасли, который уже инвестировал в собственную сеть.

«Сегодня крупные молочные заводы наработали свою систему сбора и все молоко, до которого можно дотянуться, они уже взяли. Например, у того же «Фудмастера» 76-78 молокоприемных пунктов, которые он оборудовал и содержит. Там есть все, начиная от приемки и заканчивая ветеринарно-санитарным контролем. Сегодня местные исполнительные органы делают так, чтобы выполнить эту программу. Стоит молокоприемный пункт, который уже наработал систему, рядом ставят другой и, применяя административный ресурс, заставляют сдавать молоко туда. Ведь задача ставится построить молокоприемный пункт там, где его нет, а не там, где он уже существует», - говорит Владимир Кожевников.

«Нужно найти те территории, где еще есть молоко и где расстояние до переработчика хотя бы не больше 200 километров. Сегодня павлодарский завод «Сут» возит каждый день молоко из Первомайки Целиноградского района за 500 километров, потому что там хорошие объемы и наработанная схема. Но тонну-две на такое расстояние не повезешь, поскольку логистика съест все, что только можно», - делится мнением представитель Молочного союза.

В идеальном варианте, говорит он, производство сырья и его переработка должны быть связаны одним проектом.

Владимир Кожевников также выразил мнение, что официальная статистика о том, сколько молока производится внутри страны, не отражает реальной картины: «Я помню выступление министра Асылжана Мамытбекова, когда он только пришел на это пост. Он честно признался, что сегодня 1,5 млн молока – приписано. Сегодня статистика показывает производство 5,1 млн молока - я не верю, что это молоко есть. Поскольку это условное молоко, которое рассчитывается так: есть корова, есть средний надой, но никто не знает доится эта корова или нет, мясная она или молочная».

Другие опасения выразил председатель сельскохозяйственного кооператива «Родная долина» Талгат Султанов из Павлодара.

Он привел вариант развития событий в случае, если СХК при кредитовании не обязать поставлять сырье именно молзаводам: «В России при тех же мерах поддержки кооперации не обеспечили организационно достаточно хорошую привязку деятельности кооперативов и молзаводов. Возникла такая ситуация, что многие сельскохозяйственные кооперативы при относительно небольших капзатратах организуют собственную небольшую переработку. Фактически основной объем молока уходит мимо заводов, поскольку сами СХК разливают фермерское молоко, и оно продается в торговых сетях. Получается, что действующие молзаводы остаются без сырья, а кооперативы встают на их «поле». И вот такая ситуация приводит к тому, что создание СХК не привело к загрузке молзаводов».

Крестьян мотивируют объединяться
Как отмечают и в Национальной палате предпринимателей (НПП), так и в институтах развития, ЛПХ нужно разъяснять преимущества работы в объединениях.

«Нашим региональным палатам нужно провести работу по разъяснению среди мелких фермеров о преимуществах объединения в сельхозкооперативы. Это непростая работа, надо ее во всех районах и аулах провести. Далее нужно обеспечить вновь созданные кооперативы необходимой информацией об имеющихся финансовых инструментах для развития кооперации, в том числе инструментах Фонда финансовой поддержки сельского хозяйства», - сказал на совещании заместитель председателя правления НПП Нуржан Альтаев.

По его словам, крупные торговые сети республики в рамках проведенных переговоров озвучили свою потребность в сельскохозяйственной продукции и заявили о готовности закупать ее крупными партиями у СХК. «Надо как-то кооперативы под эту потребность привязывать», - отметил зампред НПП.

Региональные палаты и Центры обслуживания предпринимателей будут оказать содействие по подготовке пакета документов для вновь создаваемых СХК и их регистрацией в уполномоченных органах.

По данным НПП, в 12 областях страны перерегистрировано 283 СХК, в которые объединены 6 335 личных подсобных хозяйств и около 700 крестьянских/фермерских хозяйств. Наибольшая концентрация объединения ЛПХ наблюдается в Восточно-Казахстанской области – 31%, Западно-Казахстанской – 14%, Актюбинской – 14% и Северо-Казахстанской – 10%.

Саян Абаев

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Денег нет, ваш qoldau.kz

Власти заявляют, что все заявки на инвестсубсидии от аграриев за 2019 год погашены, однако крестьяне озвучивают многомиллионные суммы, которые даже не смогли оформить на портале qoldau.kz.

10 Январь 2020 12:00 3221

Денег нет, ваш qoldau.kz

Фото: Татьяна Шестакова

Прием заявок на получение инвестиционных субсидий через портал qoldau.kz весь 2019 год вызывал возмущение крестьян. Тем не менее проблему до последнего не выносили на публичное обсуждение, ожидая изменений в работе системы, денег, встреч с минсельхозом… Но в рамках отчетной встречи Костанайского областного филиала республиканского общественного объединения «Союз фермеров Казахстана» люди заговорили. Оказалось, что проблема намного шире и серьезнее, чем казалось на первый взгляд.

Мы вас не видим

В зале присутствовало около 150 человек, у пары десятков как минимум оказались вопросы по работе системы qoldau.kz. Портал, по словам крестьян, фактически не работает, хотя они ежегодно платят за пользование им по 8 тыс. тенге. Люди признали, что еще в начале декабря ждали обещанных денег на выплату инвестсубсидий, однако многие их так и не получили.

«Из 50 млн инвестсубсидий я не получил пока ничего. В конце 2019 года обещали все закрыть. Но это 1,3 млрд тенге... Мы не успели зайти на сайт. Может, надо спросить у людей, кто получил?» – озвучил свою проблему директор ТОО «Трояна» Федоровского района Юрий Малышко. Коллегу зал поддержал.

«Мы говорим, что долгов нет, опять от ваших цифр. Мы не знаем, какая задолженность на сегодня, пока вы не обратитесь к нам. У нас в Костанайской области почти 6 тыс. КХ и ТОО. Каждый из вас приобретает ту или иную технику. Пока программа Qoldau не откроется, пока вы не заявитесь, мы не узнаем задолженность. То, что было заявлено, мы погасили», – ответил заместитель акима Костанайской области Гауез Нурмухамбетов.

Руководитель областного управления сельского хозяйства Жансултан Таукенов признал, что отчетность по приобретаемой технике им никто не сдает. В 2019 году акимат нашел дополнительные 4 млрд тенге, перераспределив средства, выделенные в целом на субсидирование сельского хозяйства. В итоге вместо 6 млрд тенге инвестсубсидий аграрии региона получили 10 млрд тенге. Но и этих денег не хватило. Борьба за субсидии в 2020 году, как объявил чиновник, стартует 1 февраля. Дополнительно информацию о старте приема заявок до крестьян доведут через районные отделы сельского хозяйства, Палату предпринимателей и Союз фермеров.

Сколько просили, столько дали

Деньги на выплату инвестсубсидий выделяют из республиканского бюджета. Минсельхоз заранее запрашивает потребность по регионам и после передает эти данные в минфин. Поэтому в отраслевом министерстве заявляют, что погасили всю задолженность по заявкам в пределах сумм, запрошенных регионами.

«Нам нужно модифицировать Qoldau. Ее дефект в том, что фермеры не могут разместить заявку из-за якобы отсутствия средств в бюджете. Нам нужно дать возможность размещать просто заявки. Пусть это будут предварительные заявки. Тогда вы будете видеть их количество и потом их распределять», – высказали предложение аграрии Костанайской области.

Причина проста: крестьяне живут в полях с ранней весны и до глубокой осени. А нынешняя система инвестсубсидирования требует их присутствия в зоне доступа к хорошему Интернету. Гауез Нурмухамбетов признал, что, по имеющимся у него данным, миллиарды тенге распределяются буквально за час-полтора. Крестьяне добавили, что сайт работает, как при хакерской атаке: огромное количество попыток входа за короткое время. И тут явно выигрывают те, у кого есть время и ресурсы, чтобы пробиться к цели. Возмущает людей и тот факт, что субсидии в 2019 году получили те, кто только купил технику, но так и не увидели те, кто приобрел оборудование в 2018 году.

«У нас во многих деревнях Интернета нет. Не ловит. Примите заявку, и мы будем ждать. Годами. Есть опыт. Мы привыкли. Главное, чтобы приняли эти документы», – прозвучало из зала.

«Раньше такой механизм был. Но по итогам 2016 года у нас накопилось 80 млрд тенге по необеспеченным заявкам. Если проецировать на этот год, то если бы в 2019 году у всех заявки принимали, то тем, кто приобретет технику в 2020 году, не досталось бы без денег», – прокомментировал предложение директор департамента производства и переработки растениеводческой продукции МСХ РК Азат Султанов.

В результате крестьяне так и не услышали от представителей власти в лице акимата области и минсельхоза обещания хотя бы подумать над новым форматом работы. Заявление о том, что теперь заявки можно будет подавать в ЦОНах в бумажном виде, не вызвало воодушевления. Ведь их по-прежнему будут принимать лишь при наличии средств.

Обновить прайсы

Минсельхоз признал, что инвестсубсидии аграрии получали не в заявленном объеме в размере 25%, а значительно меньшие суммы. Пример ТОО «Трояна» показал, что за самоходный опрыскиватель, приобретенный два года назад за 43 млн тенге, предприятие получило инвестсубсидию в размере 1,6 млн тенге. 25% в данном случае составили бы 10,7 млн тенге.

«14 января на площадке МСХ будем проводить обширное совещание со всеми производителями и поставщиками, дилерами. Будем обсуждать список оборудования и техники, которые подлежат субсидированию, и актуализировать цены. Цены выставлены на 2016 год, и они не менялись. В 2018 году подкорректировали, но они не актуальны на текущий момент, чтобы фермеры 25% от стоимости получили. В идеале на начало года дилеры должны давать нам прайсы, мы их фиксировать комиссионно и выдавать акиматам, чтобы они рассчитывали сумму субсидий. Тогда будет справедливая цена 25%», – отметил Азат Султанов.

После обновления прайс-листов производителей и дилеров суммы субсидий увеличатся. А это значит, что дефицит средств по линии инвестиционного субсидирования возрастет. Популярность этого инструмента в 2019 году привела к тому, что АО «Казагрофинанс», по данным минсельхоза, выдало техники и оборудования на сумму более 80 млрд тенге по итогам 11 месяцев. Ранее речь шла лишь о 40-50 млрд тенге в год. Сами реализаторы сельхозтехники утверждают, что если бы были удовлетворены все одобренные лизингодателями заявки, то эти суммы были бы выше. Остались незавершенными сделки по приобретению техники в лизинг из-за нехватки средств по инвестсубсидированию, которые крестьяне могут использовать в виде первоначального взноса.

Татьяна Шестакова

Аграрные расписки: новая авантюра или благое дело?!

Эксперты оценили новый инструмент финансирования для фермеров.

09 Август 2019 17:15 3705

Аграрные расписки: новая авантюра или благое дело?!

Казахстанские власти планируют внедрить электронные аграрные расписки с 2020 года. По крайней мере, так заявил вице-министр сельского хозяйства Рустем Курманов и предложил банкам использовать эти «бумаги» как залог при кредитовании фермеров. Аграрная расписка, по его словам, позволяет финансировать производство сельхозпродукции за счет продажи урожая до его фактического сбора, то есть под залог будущего урожая.

Пока до конца не ясно, как Правительство собирается предлагать этот инструмент банкам, после того как они обожглись на зерновых расписках. Несколько лет назад в казахстанских СМИ активно обсуждался вопрос о семи миллионах тонн несуществующего зерна, под которые выпускались зерновые расписки и закладывались в банках. Тогда Генпрокуратура подтвердила отсутствие необходимого количества зерна на хлебоприемных предприятиях, выставляющегося в качестве государственного неснижаемого запаса и обеспечения зерновых расписок перед банками. Такие потери не могли не сказаться на состоянии финансовых институтов. Например, традиционно лояльному к сельскому хозяйству Jýsan Bank (Цеснабанк) потребовалось более 1 трлн тенге господдержки на решение проблем, связанных с этой отраслью. Неизвестно, связано это с зерновыми расписками или нет. Тем не менее, для оздоровления аграрного сектора и повышения устойчивости Цеснабанка в прошлом году Фонд проблемных кредитов выкупил у банка портфель сельскохозяйственных кредитов на сумму 450 млрд тенге. В январе 2019 года этот же фонд дополнительно выкупил у банка портфель сельскохозяйственных кредитов на сумму 604 млрд тенге.

Хороший инструмент с высокими рисками

Смогут ли фермеры привлечь деньги под аграрные расписки после печальной истории с «потерянным» зерном и насколько такой инструмент может быть полезен, нам рассказали экономисты и эксперты.

Мурат Кастаев, генеральный директор DAMU Capital Management считает внедрение аграрных расписок положительной мерой, которая расширит возможности фермеров для привлечения финансирования, а инвесторам позволит получить доход.

Однако, пояснил он, как и в любом новшестве, внедряемом в нашей стране, главное – это механизм реализации и контроля над предлагаемой мерой.

«Во-первых, аграрные расписки могут увеличить и без того высокий уровень закредитованности фермеров. В этом плане хорошо, что будет ограничен их объем (в пределах 30-40% от объема или стоимости предполагаемого урожая). Во-вторых, увеличиваются риски фермера, который, по сути, продает урожай до его сбора. Ведь неизвестно, каким будет в итоге урожай и какие на него сложатся цены. Инвестор несет значительно меньшие риски, так как его права обеспечены наложением обременений на залоговое имущество и счета фермера. В-третьих, если агробизнес, выпускающий расписки, имеет привлекательную бизнес-модель и достаточный уровень прибыли, то он без проблем сможет привлечь финансирование от банка, так как процентные ставки по аграрным распискам будут выше при том же уровне риска для фермеров. И если фермер не способен рассчитаться с банковским кредитом, то вероятность дефолта по распискам еще более вероятна, что откроет возможности для захвата бизнеса и собственности со стороны держателей расписок», – подчеркнул эксперт.

В текущей ситуации в банковском секторе такие расписки могут быть достаточно актуальными, полагает директор «Улагат Консалтинг Групп» Марат Каирленов. Банки все больше сокращают долю кредитов реальному сектору в активах (до менее 50% официально), и уже свыше 40% активов, или 11 трлн тенге, приходится на высоколиквидные активы (ценные бумаги, деньги и др.).

При этом он также указал на ряд рисков, которые могут последовать за внедрением аграрных расписок.

«Начиная с объективных данных о наличии продукции на складах (для адекватной оценки рисков) и ее перемещении при купле-продаже и заканчивая вопросами кибербезопасности, как со стороны хакеров (недавно прошла череда скандалов с утечкой конфиденциальных данных из государственных IT-систем), так и недобросовестных сотрудников складских помещений и/или чиновников», – отметил он.

Экономист Арман Байганов напомнил, что в сельском хозяйстве стоимость залогового имущества традиционно низкая, поэтому такие аграрные расписки могут стать подспорьем аграриям. Однако, по его мнению, спрос на такие расписки, скорее всего, будет низким со стороны холдинга «КазАгро» и коммерческих банков.

«В Казахстане уже был негативный опыт, когда руководители элеваторов оказались не чисты на руки и выпускали зерновые расписки, а зерна в элеваторах не было или оно не соответствовало заявленному качеству. Эта ситуация ударила и по банкам, которые принимали зерновые расписки в залог. Во-вторых, цена на зерно очень волатильная, только за последние четыре года она упала примерно на 40%. В-третьих, в Казахстане стоимость зерна напрямую зависит от урожая. Если он был высоким цены могут упасть на 30-40%, и наоборот. Поэтому, принимая зерновые расписки в залог, сложно угадать, какими будут цены. Все эти факторы приведут к тому, что банки будут с опаской принимать зерновые расписки, а вот квазигоскомпаниям могут навязать эти расписки», – рассказал экономист.

Как помочь сельскому хозяйству?

Арман Байганов считает, что сумма, выделяемая на с/х, недостаточна и этот объем следует увеличивать. По его мнению, бюджет на поддержку сельского хозяйства однозначно должен быть выше чем на оборону (что нельзя сказать по объему финансирования), так как это снизит отток населения из сел в города, снизит социальную напряженность в больших городах и даст мультипликативный эффект в целом для экономики Казахстана. Экономист привел в пример программу поддержки выращивания интенсивных яблоневых садов, профинансированных через АО «Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства», благодаря которой цены на яблоки снизились и увеличилось количество рабочих мест. Похожие программы, по его мнению, стоит внедрять в стране.

«Проблемы с финансированием сельского хозяйства объясняются целым рядом системных причин различного уровня. Это вопросы, связанные с созданием государством различных посредников по экспорту сельхозпродукции, у которых и оседает значительная часть прибыли. Другая группа проблем связана с уровнем реальной защиты прав собственности в стране, в частности с рейдерскими войнами, периодически вспыхивающими в отрасли, очевидно, что это сдерживает как текущих игроков, так и потенциальных инвесторов», – отметил Марат Каирленов.

Как следствие, по его словам, в отрасли достаточно мало игроков, использующих современные технологии и развивающих устойчивые долгосрочные модели с развитием, например и растениводства, и животноводства в одном хозяйстве, как ранее в совхозах и в современных западных агрофирмах.

«В итоге отрасль технологически отстала, что определяет ее низкую рентабельность и высокую чувствительность к погодным условиям и другим рискам, что определяет высокие риски невозврата кредитов», – резюмировал глава «Улагат Консалтинг Групп».

Мурат Кастаев считает, что проблемы с финансированием агросектора связаны с его низкой рентабельностью. Если бизнес рентабелен и приносит прибыль, то эта прибыль формирует оборотный капитал, резервы, которые фермер может использовать до реализации следующего урожая, и тогда ему нет необходимости продавать еще не собранный урожай, увеличивая и без того высокие риски бизнеса.

«Прибыль фермеров низкая, потому что отрасль непрозрачна, на рынке работает много посредников, и у фермеров отсутствует возможность прямого выхода на покупателей», – уверен эксперт.

Он убежден, что либерализация отрасли, ее прозрачность и создание в ней настоящих рыночных отношений позволит фермерам больше зарабатывать и самостоятельно финансировать свои операции.

«Подводя итог, электронные аграрные расписки – это только инструмент, дающий фермеру больше возможностей взять деньги в долг, но не решающий коренную проблему возврата этого долга», – подчеркнул Мурат Кастаев.

Ольга Фоминских

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: