/img/tv1.svg
RU KZ
«Нашим предложением уже заинтересовалась группа турецких компаний»

«Нашим предложением уже заинтересовалась группа турецких компаний»

Как управляющая компания индустриальной зоны «Актобе» пытается заработать.

09:32 15 Октябрь 2020 959

«Нашим предложением уже заинтересовалась группа турецких компаний»

Автор:

Семен Данилов

Для чего создана управляющая компания индустриальной зоной, почему только сейчас она стала вести активную работу, чем планирует зарабатывать – в интервью inbusiness.kz рассказывает директор ТОО «УКИЗ» Алимжан Жалбаторов.  

Когда создана управляющая компания индустриальной зоной?

Индустриальная зона «Актобе» появилась в 2015 году, а управляющая компания – в 2016-м.

То есть компания «УКИЗ» появилась не сегодня, а еще четыре года назад?

Да, просто за это время мы как-то особо в медийное поле не попадали. Активная работа стала проводиться с приходом в ноябре прошлого года нового руководства СПК «Актобе», дочерней компанией (со стопроцентным участием государства) которой является ТОО «УКИЗ».

Для чего создана компания?

Она создана для управления процессами, происходящими в индустриальной зоне. Резидентам ИЗ предоставляется готовая инфраструктура, условия для размещения, определенные скидки (первые четыре года не взимается арендная плата). Проанализировав ситуацию, учитывая опыт наших коллег из других стран, начали продвигать продукцию уже действующих резидентов. Как управляющая компания, мы заинтересованы в том, чтобы предприятия не просто запустились в ИЗ, но и развивались дальше и реализовывали свою продукцию. УКИЗ будет сопровождать компании на всем пути. Это прописано в Законе «О специальных экономических и индустриальных зонах». Это оказание консалтинговых, маркетинговых услуг.

Чем-то напоминает турецкую модель специальной инвестиционной зоны…

Да, все прописано в законе, но сейчас мы начали более активно это использовать. В условиях пандемии компаниям работать очень сложно. УКИЗ же предлагает им данный инструмент. С РПП «Атамекен» подписан меморандум о сотрудничестве. У Палаты предпринимателей свои инструменты поддержки бизнеса, которые мы будем использовать, и совместными усилиями поддержим резидентов ИЗ.

С кем-то уже заключены договоры?

Пока с двумя компаниями. Компания «Жедел плюс» – производитель стеновых панелей с наполнением из утеплителя и функцией несущей конструкции. ТОО «Баумастер Интернэшнл» выпускает краску и сухие смеси от известного немецкого бренда. Хоть сейчас строительный сезон заканчивается, мы все равно будем помогать компаниям в реализации продукции.

Каким-то проектам будет отдаваться предпочтение?

Свои услуги предоставляем всем резидентам индустриальной зоны. Но в ИЗ мы хотим развивать проекты, которые будут связаны с научно-исследовательскими и опытно-конструкторскими работами (НИОКР). Это требование законодательства – не только развивать предприятия, но и поддерживать науку.

В индустриальной зоне резидентам предоставляется готовая инфраструктура. И ее содержание – довольно дорогое удовольствие, скажем так. Необходима техническая поддержка, существуют эксплуатационные издержки.

Сейчас мы ведем переговоры с компаниями по инвестициям в инфраструктуру. Это тоже прописано законодательно. Одной из функций управляющей компании является содержание инфраструктуры. Чем меньше она будет содержаться за счет государства, тем меньше и нагрузка на бюджет. И, соответственно, выше эффективность работы управляющей компании.

Мы ищем надежного делового партнера, которому можно будет передать часть функций в доверительное управление. Нашим предложением уже заинтересовалась группа турецких компаний MACHTECH. Это крупная энергетическая компания, которая занимается строительством очистных сооружений и имеет многолетний опыт по организации и эксплуатации объектов в индустриальной зоне Стамбула. В рамках сотрудничества сможем построить автономные источники электроснабжения, систему оборотного водоснабжения, а также готовые производственные площадки с их дальнейшей передачей отечественным и турецким товаропроизводителям.

Что получает взамен управляющая компания от предприятий?

Сейчас УКИЗ на 100 процентов зависит от бюджета. Мы начали коммерческую деятельность, чтобы продвигать продукцию резидентов ИЗ. С предприятиями заключается договор, согласно которому управляющая компания будет получать определенный процент от каждой сделки (комиссию). Это если говорить о продвижении продукции. Есть ряд услуг, за которые УКИЗ будет получать оплату. Консалтинговые услуги, подготовка тендерной документации и другие. Не многие компании могут держать у себя целый тендерный отдел. Эти услуги не будут нести для предприятий большую финансовую нагрузку. Но мы, как и любая компания, будем зарабатывать деньги, чтобы не зависеть полностью от бюджета. Мы ТОО, в уставе которого прописано, что организация осуществляет коммерческую деятельность.

Кроме того, УКИЗ сдает в аренду под офисы помещения административного корпуса в индустриальной зоне. Как резидентам, так и нерезидентам. На территории ИЗ проложены железнодорожные пути. И уже есть компании, заинтересованные работать с ними.

В этом году ожидаем большой приток инвесторов. Семь проектов уже прошли РКС. Еще пять находятся на рассмотрении.

Вы как-то говорили, что хотите переформатировать работу управляющей компании. Как и что именно?

УКИЗ должна быть не просто коммунальной компанией, содержащей инфраструктуру. Нам необходимо использовать все доступные инструменты, во-первых, чтобы зарабатывать, во-вторых, поддерживать резидентов и в-третьих, делать индустриальную зону более привлекательной для инвесторов. И еще одно условие. Желательно, чтобы предприятие в ИЗ открывало юридическое лицо, имеющее территориальную принадлежность к Актюбинской области. Чтобы налоги оставались здесь. Поэтому мы стараемся этот вопрос отрабатывать с компаниями.

Можете ли вы оказывать эти услуги и нерезидентам ИЗ?

В принципе, да. Но сейчас наша задача – реализовать пилотный проект с резидентами индустриальной зоны. Если все пройдет удачно, то почему бы нет?

А как УКИЗ поможет реализовывать продукцию компаниям? Каков механизм?

Сейчас мы работаем с торговыми домами. Есть предложение заключить меморандум с государственными органами. Думаю, нам не откажут. Продукция, производимая в ИЗ, должна быть включена в различные региональные проекты. Это же логично – что здесь производится, должно здесь же и использоваться, а не привозиться извне. Конечно, есть устоявшиеся стереотипы, мол, лучше купить за бугром, чем у себя. Там оно все якобы лучше. Надо ломать стереотипы и поддерживать местного товаропроизводителя. Да, существует тендерная система. Индустриальный сертификат дает право компаниям участвовать в госзакупках. А в области только у некоторых предприятий есть подобный документ. И наши резиденты нуждаются в таком сертификате. А его можно получить при поддержке РПП, с которой УКИЗ заключила меморандум о сотрудничестве.

Семён Данилов


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Аким Кызылординской области делает ставку на развитие малого и среднего бизнеса

23 Октябрь 2020 21:30 694

Эксклюзив на телеканале Atameken Business.

Первая в истории Казахстана женщина – аким области занята сегодня не женскими вопросами: электрофикацией, водоснабжением, доступностью Интернета и другими. Гульшара Абдыкаликова в разное время трудилась заместителем премьер-министра РК, была депутатом мажилиса парламента, председателем комитета палаты по социально-культурному развитию мажилиса парламента. И вот 28 марта текущего года назначена акимом Кызылординской области.

Гульшара Наушаевна, когда узнали, что Вас назначают главой области, какие ощущения возникли, это все же родной регион?

Мы же государственные служащие, так что всегда готовы к новым назначениям, чтобы применить имеющийся опыт. Если говорить об ощущениях, то это был ответственный момент: в стране объявили ЧС. Поэтому понимала, какая большая ответственность на меня ложится. Когда приехала, здесь уже был всплеск заболеваний. С другой стороны, это моя родная земля, многих здесь знаю. В 1990-е годы начинала здесь трудовую деятельность. К тому же, как говорится, дома и стены помогают.

При этом мы же понимаем, что Вы вошли в историю, как первая женщина – руководитель области. Причем не где-то в северных регионах, а на юге, где сильны традиции патриархального уклада. Что там говорить, даже на Западе женщинам не просто приходится в политике. А тут целый регион возглавить. В этом смысле не возникало каких-то проблем? Что Вы думаете о гендерном положении женщин в казахстанской политике?

Думаю, она у нас хорошо продвигается. Мой пример тому подтверждение. В последние годы число женщин увеличилось и в парламенте, немало их за эти годы было на министерских постах. Но да, глава региона – это впервые, и это и ответственно. Если прежде я больше занималась социальными вопросами, то теперь, как акиму области, приходится вникать во все проблемы, в том числе экономики, сельского хозяйства. Но у меня есть на кого в области опереться.

Человек, когда приходит на новую должность, ставит перед собой определенную цель. Это помимо ежедневно возникающих проблем, требующих разрешения. Какая главная цель Гульшары Абдыкаликовой, как акима области?

Я долго думала об этом и сделала ставку на развитие малого и среднего бизнеса. Нельзя надеяться только на нефтяные запасы, необходимо больше заниматься реальным сектором экономики. Особенно сейчас, когда идет снижение добычи нефти. Если в 2011 году мы добывали около 11 млн тонн, то в прошлом году всего 5,6 млн тонн. На этот год плановая цифра – 4,2 млн тонн. Этому есть объективная причина – идет истощение запасов. Есть и экономическая подоплека – снижение цены на нефть. Если в 2011 году баррель стоил $120, то сейчас $40.

Как вы с коллегами решаете вопрос по переходу на другие сектора экономики?

Хочу сказать откровенно, что в этом году снижение будет не только по добыче нефти, но и в вопросе привлечения инвестиций. Если в прошлом году реализовывались крупные проекты республиканского значения, такие как газопровод «Сарыарка», строительство газокомпрессорных станций, солнечная электростанция, инвестиции составили более 140 млрд тенге. В этом году таких проектов не планировалось, и поэтому объем инвестиций составит 230 млрд тенге. Снизился и показатель строительства. Поэтому сложа руки сидеть нельзя. Тем более что пандемия показала, что имеется дефицит по значительному количеству продукции. Мы заказали исследования, которые показали, что 70 востребованных продуктов питания у нас завозные. Например, масло сливочное, которое должно быть всегда на столе. В год человек должен потребить его 4,7 кг. Наше собственное производство составляет всего 0,2%, остальное завозится извне. Далее маргарин – 1,5 кг в год на человека. У нас вообще его не производят. Производство макарон составляет только 3,8%. И так далее. Вот и получается, что продукция, пользующая спросом, у нас отсутствует. Все завозное.

И как планируете переломить эту ситуацию?

У нас имеются различные госпрограммы, предусматривающие финансирование, например дорожная карта бизнеса, «Экономика простых вещей» и другие. Мы продлили работу регионального инвестиционного фонда, который может оказывать поддержку бизнесу на возвратной основе. В итоге составили 265 проектов, направленных на развитие новых направлений. Например, выращивание картофеля. Дело в том, что завозим его в основном из Костанайской области, и, когда в стране был карантин, были проблемы с доставкой, а собственного не хватало. В программе учтен и такой момент, как рост населения, и отсюда возрастающая потребность учитывается.

Программа, как понимаю, не одного дня. Есть уже какие-то результаты?

Да, она рассчитана до 2023 года. 100 проектов нашли тех, кто возьмется за их реализацию. Причем мы планируем не ограничиваться только заявленными цифрами. Их может быть более 500.

У вас своего рода диверсификация экономики происходит.

Да.

Как в целом чувствует себя бизнес после первой волны коронавируса? Сейчас чувствует восстановление?

В целом производственные структуры не останавливались. В нефтяном секторе, несмотря на тяжелый период, сокращений сотрудников нет, сохраняется заработная плата. Вокруг нефтяного сектора работают около 5000 человек. Что касается малого и среднего бизнеса, то тут, как везде, есть определенные трудности. По области 128 ресторанов, кафе, прочих подобных заведений, которые до пандемии хорошо зарабатывали. Понятно, что карантинные меры внесли свою лепту, был период простоя. И уже сегодня 10 ресторанов изъявили желание перестроиться, например, в медицинский центр небольшой.

Бизнес настолько готов поменять сферу деятельности?

Да. Летом нам не хватало таких центров, даже просто получить необходимые медицинские назначения было непросто. Поэтому бизнес понял, что необходимо перестраиваться. В целом поддержка бизнеса со стороны государства была мощная. Только по нашей области 51 тыс. структур были представлены налоговые льготы, 4 тыс. бизнесменов были освобождены от взносов за медицинское, социальное страхование. Кроме этого, около 9 тыс. торговых мест были освобождены от арендной платы на 700 млн тенге. В целом была оказана поддержка на сумму 13 млрд 366 млн тенге.

Да, это серьезные цифры. Но при этом всегда найдутся те, кто скажет, что я остался один на один со своими проблемами. Кому-то реально помогли, а кто-то закрыл свой бизнес. Куда этим людям можно обратиться?

Имеется центр обслуживания, управление по поддержке бизнеса, там окажут определенную помощь. Кроме того, все эти 265 проектов мы опубликовали на сайте, у бизнеса появилась альтернатива, и мы готовы к новым предложениям.

Говоря о том, что область должна себя обеспечивать продуктами питания, закономерный вопрос: как обстоят дела с сельским хозяйством? Мы знаем, что Кызылординская область прежде всего рисовый край.

Да, у нас основной посев – это рис, под него было отведено в этом году 89,4 тыс. га, в этом году 300 га урожая сгорело. Необходимо думать, как диверсифицировать сельское хозяйство. Думаю, посевы риса надо держать на уровне 80-85 тыс. га и думать над другими культурами. Например, если на один гектар посева риса уходит 33 тыс. кубометров воды, сколько же необходимо под посевы 10 тыс. гектаров томатов? При этом с одного гектара риса получают 630 тыс. тенге, с 10 тыс. гектаров томатов получают 26 млн тенге.

Люди привыкли, они десятилетиями выращивали рис и им, наверное, сложно перестроиться на новые культуры?

Да, есть такой момент. С одной стороны, эта культура традиционная, имеется спрос, мы полностью обеспечиваем страну рисом, половину экспортируем. Но это не значит, что изменения не нужны.

Давайте поговорим о воде. В частности, посевы риса требуют много воды. Есть ли проблемы с этим?

Сегодня идет большая работа по очистке русла реки Сырдарья. Это республиканский проект, рассчитан на несколько лет. В результате наполняемость реки водой улучшится. Несколько лет назад была программа регулирования русла реки для сохранения северной части Аральского моря. Она была удачной, имеются определенные результаты. До реализации данной программы ситуация на море была не из лучших, улов рыбы был низким – всего 400 тонн в год. Сейчас эта цифра составляет 8 тыс. тонн. Вокруг Арала было построено девять заводов по переработке. Больше половины продукции идет на экспорт. Сейчас стоит задача реализации второго этапа программы по регулированию реки и увеличения северной части моря.

Не так давно в Сети было размещено видео, как ребенок одного из регионов пытается подключиться к Интернету с планшетом на железной дороге. Думаю, если поездить по селам области, то тоже можно найти подобную историю.

Как и везде, у нас есть проблемы с подключением к Интернету. Согласно статистике, 69% населенных пунктов области, где есть Интернет, правда, качество его не везде одинаковое, а вот в 31% он отсутствует. В этом направлении ведется работа с министерством цифровизации. В этом году 23 села будут обеспечены доступом ко Всемирной паутине. Из 300 школ 225 школ обучаются дистанционно, 75 школ, отдаленные аулы, обучение проходит традиционно. Думаю, до конца года 80% территории области будут иметь Интернет.

Если честно, в таком жестком графике работы акима удается почитать?

Дома нахожу время. Причем читаю разную литературу. Недавно попала книга «Счастливый город» урбаниста и журналиста Чарльза Монтгомери, название говорит само за себя. Думаю, она пригодится в работе.

Вернемся к тому времени, когда Вы приехали в область: март, начало апреля. В день, когда Вас представили общественности, появилась информация о первом заболевшем новым вирусом в регионе. Сложно было?

Да. Ведь это невидимый враг. Первый заболевший появился в конце марта, и потом резко эта цифра выросла до 100 человек. Это были приезжие из столицы и Алматы, которые заразили своих односельчан. Сейчас у нас 3249 случаев зафиксировано заражением коронавирусом, 96% выздоровевших. Больницы загружены на 8% всего лишь, но готовы ко второй волне. В запасе имеем 3200 койко-мест, имеется резерв медицинских препаратов на два месяца. Кроме того, в ноябре завершится строительство модульной больницы, которая будет обеспечена передовыми технологиями. Если в марте у нас было всего 64 аппарата ИВЛ, то сейчас 244 аппарата. Не было кислородных конденсаторов, сегодня их 655 в резерве. В двух больницах устанавливаем централизованную подачу кислорода.

Понимаю, что в эти месяцы работа была круглосуточной. Но никто не отменял личное. За кого Вы беспокоились прежде всего?

Конечно, не без этого. За маму, которой 80 лет, родственников преклонного возраста. В такие минуты переживаешь за все население. Постоянно обращаюсь к людям о необходимости соблюдения элементарных правил поведения в такой ситуации.

Если посмотреть на Кызылорду, то она, как и столица, имеет и правый, и левый берег. Как развиваете левобережье?

Там полторы тысячи гектар по генплану. На сегодня выстроен целый микрорайон, имеется две школы, работы будут продолжаться. В плане театр, парковая зона. Если говорить о развитии региона, то необходимо обратиться и к развитию туризма. Тем более что в области есть, что показать. Например, в прошлом веке Кызылорда была столицей Казахской ССР. Имеются музеи, много материалов. Идут раскопки старых городищ в регионе. Рядом Байконур. Я была на последнем запуске и увидела, сколько там туристов. В планах провести реконструкцию областного аэропорта, все же это ворота города. Так что работы, как говорится, непочатый край.

Руслан Идрисов, Марина Попова


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Бизнес для души и творчества

23 Октябрь 2020 08:10 537

Как поездка за океан подтолкнула заняться бизнесом и может ли домашний уют приносить неплохую прибыль, рассказывает Мира Жумагалиева, владелица семейной пекарни из Актобе.   

Мира Жумагалиева открыла в Актобе семейную пекарню. Работает с марта 2018 года. Вроде бы пекарней актюбинцев не удивить. И точкой общепита в классическом понимании этого слова заведение предпринимательницы как-то язык не поворачивается назвать. Тихая музыка, мягкие диваны и запах домашней выпечки.

Мира, скажите, пожалуйста, кто Вы по специальности?

Знаете, раньше была такая профессия – товаровед. Я окончила наш кооперативный колледж. Затем был Карагандинский экономический университет, по окончании которого я получила диплом менеджера по качеству товаров.

Видели ли Вы себя тогда в роли бизнесвумен?

Нет, и никогда об этом не задумывалась. Работала в государственной организации, потом в частной компании. Начинала с бухгалтера и дошла до руководителя компании, предоставляющей услуги сотовой связи. Собственно, я там до сих пор работаю. Наверное, став руководителем, начинаешь понимать: если бы это было мое, я бы сделала по-другому и гораздо лучше. Где-то мнения мое и учредителя расходились. Однажды, кажется, в 2015 году, я прошла тренинг «Женщина и бизнес». Потом получилось так, что наша компания взяла в аренду помещение в старой части Актобе. Хозяйка поставила условие – арендовать помещение полностью. В противном случае она его отдаст конкурентам. Но 90 квадратных метров для салона связи – это очень много. Но и конкурентам отдать нельзя, уж очень удобное расположение и проходимость. Думали, думали и решили печь булочки. А почему такая мысль пришла? Потому что наши девочки еду приносили с собой, так как по близости негде было пообедать. Мы заходили на рынок общепита, будучи абсолютными дилетантами. Задачу поставили себе: чтобы было чисто, а потом уже и вкусно. И, естественно, за счет производства выпечки булочек отбивать аренду, плюс небольшая прибыль. И хотя это не было основным производством, но вариант выстрелил! А затем срок аренды подошел к концу. Хозяйка решила сама заняться этим бизнесом. И вы знаете, я этот момент встретила с облегчением. Потому что уже мы с семьей начали реализовывать проект пекарни. Строительство началось в 2017 году.

Как Вы пришли к этому проекту?

Я была беременна третьим ребенком. Почему-то здесь стало трудно дышать. Захотелось свежего воздуха, и чтобы вокруг все было красиво. В 2017 году с сестренкой и младшей дочкой полетели в Майами (США). И там, у океана, нашла семейную пекарню, которая открывалась в шесть утра. Я стала ее постоянным посетителем. Завтракала там и ужинала. Мне так там нравилось! Я уже родила ребенка, подходило время к отъезду. Но вдруг стала понимать, что вот этой пекарни мне не будет хватать. Это то место, по которому буду сильно скучать. Захотелось создать нечто подобное в своем родном городе. Звонила мужу, и по телефону мы обсуждали предстоящий проект. Из-за разницы во времени выдалась бессонная неделя, в течение которой удаленно я оформляла сделку покупки здания, в котором сейчас и находимся.

Чем зацепила Вас американская семейная пекарня?

Там всегда тепло встречали. Об этом я всегда сейчас говорю девочкам, работающим у меня. У нас здесь два года одни и те же гости. Почти всех знают по имени. Так и в Майами. Уютная, почти домашняя обстановка. Какая-то атмосфера спокойствия, которую мы создаем и здесь. Это то место, где можно просто отдохнуть от городской суеты, выпить чашку ароматного чая или кофе, закусив свежей выпечкой или пирожным без каких-либо добавок, консервантов и улучшителей вкуса и запаха. Можно посидеть поработать на своем ноутбуке – у нас бесплатный Wi-Fi. И никакого алкоголя!

Для создания такой атмосферы в первую очередь необходим соответствующий дизайн.

Это правда. По приезду в Актобе я уже четко знала, что я хочу и как это будет выглядеть. Дизайнер, к которому я обратилась, часто посещала Штаты. Мы с ней сразу поняли друг друга. Поэтому все сделали быстро. Сам ремонт шел около двух месяцев. Поначалу не предусматривались мягкие диваны. Но дизайнер их практически отвоевала, объяснив, что комфорт должен быть во всем. Она оказалась права – у нас есть три столика с железными стульями – они не пользуются успехом.

Столики с железными стульями успехом не пользуются

Если не секрет, во сколько Вам обошелся проект?

В БВУ мы взяли кредит 84 млн тенге в 2017 году. Сроком на три года под 14% годовых. Фактически нам кредит обошелся под 4% годовых. Остальное субсидируется государством в рамках программы «ДКБ-2020». Но пришлось еще вложить 40 млн собственных средств.

Государственная поддержка бизнеса сильна ощутима?

Конечно. Оказывается, есть масса программ, о которых многие не знают. ДКБ-2020 очень сильно помогла. Я, конечно, могла бы взять кредит в коммерческом банке под большие проценты, но, как бы пошел мой бизнес, даже не представляю.

Напомните, как прошла презентация семейного кафе? Насколько я знаю, Вы пошли нетривиальным путем.

Все, кто занимается PR, предлагают одно и то же. Надо поставить арку из шаров, пригласить ведущего. Выставляют чек – около полумиллиона тенге. Я от этого отказалась. Взять полмиллиона тенге и просто их пустить на воздух в момент открытия, когда они еще не заработаны? Стараюсь всегда слушать внутренний голос. И он мне подсказывает, что это не мое. Мы пошли другим путем. Мои дети тогда учились в девятой гимназии. Каждый из нашей семьи просто пригласил своих знакомых. Открытие состоялось на Наурыз, 23 марта 2018 года. Был полный зал. Это здорово! Все сработало безо всякого PR. Заработало сарафанное радио, люди стали приходить. Наверное, можно было дать какую-то рекламную информацию в СМИ, соцсетях, и спорили по этому поводу. Но я посчитала, что мы еще не настолько «крутые», чтобы это делать. Сейчас у нас есть страничка в Instagram. Там 8 тыс. подписчиков. Это не так много, но все они живые люди, а не накрученные просмотры и подписчики. Хотя одна компания нам предлагала подобную услугу в соцсетях. Мы отказались – как-нибудь сами.

Есть ли у Вас постоянные гости? Как-то не могу даже в Вашей пекарне их назвать клиентами или посетителями.

Конечно. И, как правило, у каждого свое излюбленное место.

По нашим подсчетам, к нам приходят от 50 до 80 постоянных гостей в день. Кто-то ежедневно, кто-то раз в неделю и так далее.

У каждого гостя свое излюбленное место

Пандемия внесла коррективы в Вашу работу?

Конечно. В первый месяц карантина мы закрылись полностью. Персонал отправили в отпуск. Затем перешли на доставку. Открылись для посетителей в августе, когда были смягчены ограничения. А уже с октября мы вышли на прежний докарантинный уровень. Все постоянные гости вернулись к нам.

Откуда рецепты тортов и пирожных? Сами разрабатываете?

Наших девочек отправляем на обучение в Нур-Султан. Они оттуда привозят рецепты. А потом мы все, уже как специалисты, пробуем, высказываем свое мнение. И здесь начинается творчество – что-то меняем, добавляем свое. В итоге получается новый рецепт. Поэтому каждый наш торт уникален.

Каждый торт уникален

Сколько средний чек Вашей пекарни?

2-2,5 тысячи тенге. Поверьте, это не так уж и дорого.

Если не секрет, какой месячный оборот Вашего предприятия?

Около 7 млн тенге. Примерно 3 млн составляет чистая прибыль, из которой мы оплачиваем кредит.

Семейная пекарня – это франшиза или же своя разработка?

Это собственный проект. Добавлю, что мы зарегистрировали бренд. В Актобе наш проект является единственным в своем роде. Не могу утверждать, есть или нет подобные семейные пекарни в Казахстане, но к нам уже обращались из Актау и Шымкента с просьбой продать франшизу. И теперь мы уже стоим на следующем этапе развития бизнеса – будем упаковывать франшизу.

Семейная пекарня подразумевает семейный бизнес. В чем он проявляется?

К его созданию причастна, по сути, вся моя семья, наши с мужем отцы. Вы знаете, чтобы как-то приземлить себя, мы с 1 по 10 января весь персонал отправляем в оплачиваемый отпуск, а сами работаем здесь. Выполняем все функции, от технички до пекаря и кондитера. Семейный подряд. Я сама стояла за плитой, моя дочь была на кассе, одна сестренка мыла посуду, другая помогала на кухне. И ты понимаешь, какой это тяжелый физический труд, как это все приземляет. Я заметила, что мои дети стали более рационально и взвешенно относиться к своим расходам.

А не возникали ли какие-либо страхи или сомнения перед открытием своего дела?

Пока вы не спросили, я даже об этом не задумывалась. (Смеется.) Нет, сомнений не было. Я по жизни заточена на достижении цели. Не надо бояться начинать бизнес.

Семён Данилов


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!