/img/tv1.svg
RU KZ
Нефтяная тройка раскрыла планы. Что будет дальше?

Нефтяная тройка раскрыла планы. Что будет дальше?

На протяжении нескольких лет казахстанские компании добивались того, чтобы иностранные разработчики Тенгиза, Кашагана и Карачаганака сделали информацию о тендерах открытой.

11:12 30 Январь 2020 10261

Нефтяная тройка раскрыла планы. Что будет дальше?

Автор:

Айгуль Тулекбаева

Фото: zakon.kz

Бизнес не знал, что планируют закупать крупные недропользователи, и, соответственно, не мог планировать свое дальнейшее развитие. На фоне закрытости иностранных компаний неплохо себя чувствовали различные мошенники и манипуляторы.

Но сейчас ситуация меняется. Нефтяная тройка один за другим – KPO, NCOC и «Тенгизшевройл» (ТШО) – приподняла завесу тайны, опубликовав свои планы закупок на ближайшие годы. Событие для нефтяной сферы долгожданное. Но везде есть свои нюансы.

Отметим, что львиная доля закупок в нефтегазовой сфере, или 77%, приходится именно на эти компании. За 2018 год они затратили порядка 4,6 трлн тенге. Эта сумма почти соизмерима с одной третью расходов бюджета Казахстана.

О том, как в Казахстане намерены усиливать позиции казахстанских поставщиков, в интервью inbusiness.kz рассказал официальный представитель НПП «Атамекен» по взаимодействию с нефтяными операторами, секретарь совета по развитию стратегических партнерств в нефтегазовой отрасли Petrocouncil Асылбек Джакиев. По его словам, первый шаг сделан: операторы «раскрылись».
На сегодня доля местного содержания в закупках услуг крупных разработчиков казахстанских недр составляет от 40% до 49%, товаров еще меньше – 20%, это с учетом ГСМ и продуктов питания, машиностроения не достигает и 7%.

«Объем закупок «тройки» за четыре года, с 2014-го по 2018-й, вырос в три раза, до 4,6 трлн тенге. По услугам, по местному содержанию есть рост, если сравнить 2010 и 2018 годы, с 30% до 40%. А по товарам почти ничего не изменилось. Хотя есть и хорошие примеры. К примеру, идет хорошая тенденция по химическим реагентам, сейчас их производство начинают локализовать. Есть проекты по электрооборудованию, потихоньку процесс идет. Мы видим потенциал нашего бизнеса по закупкам в сумме плюс 273 млн долларов», – говорит Асылбек Джакиев.

К примеру, те же компрессоры самолетами увозят на ремонт в Италию или на Ближний Восток. А можно было бы поставить сервисный центр в Казахстане, как хаб для Каспийского региона, охватывающего Азербайджан, Туркменистан, Россию, говорит наш собеседник.

По мнению Асылбека Джакиева, расширить линейку закупаемых товаров можно за счет создания частных индустриальных парков, предоставления налоговых преференций и привлечения глобальных поставщиков для последующей локализации производства, создания совместных с иностранными компаниями предприятий. Ведь все эти годы наши производители были в неравных условиях. Подписанные на заре независимости соглашения о разделе продукции предусматривали таможенные льготы для зарубежных поставщиков, а потому производить у себя в стране было невыгодно.

«Иностранные операторы зачастую сетуют на несоответствие продукции мировым стандартам. Мы говорим, хорошо, давайте тогда планировать. У нас есть госресурсы на обучение, на развитие производства, давайте внедрим off-take контракт. Например, если оператор ТШО намерен купить насосы, то наш бизнес мог бы внедрить нужные технологии, государство оказало бы необходимую для этого поддержку. Оff-take контракт поможет нашим машиностроителям работать на долгосрочной партнерстве с операторами. Уполномоченный орган, ТОО PSA ведет переговоры по данному вопросу с операторами. Со своей стороны, бизнес готов идти на встречные обязательства, такие как качество товара, цена и его своевременная поставка. Я думаю, мы придем рано или поздно к такому решению», – говорит он.

По его словам, сейчас решению проблем импортозамещения способствует созданный при правительстве проектный офис под руководством вице-премьера Романа Скляра, где встречи с иностранными компаниями станут регулярными.

Пока не все идеально в вопросе местного содержания, но главное – не сбавлять темпы, отмечает Асылбек Джакиев.

«Я хотел бы порекомендовать нашему бизнесу, первое – всегда быть на связи, знать о предстоящих тендерах, проектах, участвовать на различных наших форумах, семинарах. Второе – понятно, что получить подрядные работы напрямую очень тяжело, можно начинать с субподряда, и третье – повышать свои навыки, систему менеджмента, подготовку кадров, систему сертификации», – добавил он.

Что думают по этому поводу нефтесервисники?

Нефтесервисники всегда знают о потребностях нефтедобывающих компаний, ибо это их хлеб, говорят в Союзе нефтесервисных компаний. Производственные нужды везде похожи, вопрос лишь в технологических предпочтениях и бюджете.

Планируемые и фактические закупки всех нефтедобывающих компаний доступны на портале министерства энергетики РК. Поставщикам лишь следует зарегистрироваться.

Касательно публикации своих планов закупок нефтегазовыми компаниями на своих интернет-ресурсах в союзе отмечают, что это была информация без бюджета, сроков тендера и краткого описания работ и услуг. К тому же любой план может быть скорректирован. А бизнесу расходы никто не возместит. «Мы зависим от ситуации в мировой экономике. 10 дней тому назад радовались, что цена была $70 за баррель, шапку в небо кидали, а сегодня уже $59. Мы не можем предугадать, какая цена будет в марте, она может быть и $40. В случае ее дальнейшего понижения в любой момент инвесторы могут перейти на режим экономии, а значит, и пересмотреть свои закупки», – говорит глава союза Рашид Жаксылыков.

Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов и сложившиеся традиции на этом рынке в виде лобби, долголетних отношений нефтяной тройки с иностранными компаниями. Поэтому Казахстану в лице правительства, нефтесервисных компаний еще нужно поработать над увеличением местного содержания.

«Воспринимать это за великую победу я не могу, но это рывок в сторону улучшения положения нефтесервисных компаний именно в части тендерных процедур трех операторов. Переговоры и споры по этому поводу длились не один год», – говорит глава Союза нефтесервисных компаний Рашид Жаксылыков.

По его словам, пока хвалиться в плане увеличения местного содержания в закупках «тройки» нечем.

«Крупные тендеры выигрывают в основном иностранцы. В редких случаях казахстанцы. Есть еще иностранцы, которые женились на гражданках Казахстана, оформили компанию на супругу, а сами используют свое лобби, которое у них сложилось в Европе или Америке», – рассказывает Рашид Жаксылыков.

Отмечает он и такую проблему, как неопределенность в законодательстве статуса казахстанских компаний. По мнению главы союза, казахстанской компанией должно признаваться юридическое лицо, в уставном/акционерном капитале которого не менее 50% находится у гражданина РК.

Кроме того, все заявления о том, что наш бизнес недотягивает до уровня зарубежного из-за кадров, компетенции и прочего, уже должны уйти в прошлое. За 20 с лишним лет уже есть достаточно примеров, опровергающих этот стереотип.

«Если бы они сказали, что гарантируют закуп и большую часть отдадут казахстанским компаниям с учредителем-казахстанцем, вот тогда можно было бы радоваться. Это огромный рынок, огромные деньги. Из всего оборота нефтесервиса, а это 5 трлн тенге, 75-80% приходится на трех иностранных разработчиков, то есть чуть больше 4 трлн тенге», – говорит он.

Преломить данную ситуацию, по его словам, может создание совместных предприятий, ведь любой иностранный генподрядчик не заинтересован взращивать здесь конкурента.

«Поэтому мы должны создавать совместные предприятия с этими иностранными компаниями. Только так. Второе – и президент, и премьер-министр, правительство в целом должны держать вопрос по местному содержанию на личном контроле, нужна хорошая программа для нефтесервисных компаний. Это та отрасль, которая приносит в казну страны больше всего налогов – больше 500 млрд тенге мы планируем за 2019 год. Для чего еще нужна такая поддержка? Мы, нефтесервисники, как ни крути, зависим от оператора. Он может в черный список включить, не подпустить к своему проекту. Этим должно заниматься правительство, наравне с операторами, инвесторами и бизнесом», – считает Рашид Жаксылыков, добавив, что для отрасли переломным стал прошлый год.

«Именно тогда операторы стали вплотную работать с правительством и с президентом. В сентябре в Атырау приезжал президент Касым-Жомарт Токаев, он четко обозначил задачи перед крупными разработчиками», – добавил он.

Напомним, что президент РК поручил правительству провести системную работу с недропользователями, с тем чтобы обеспечить доступ наших предпринимателей к тендерам, а также создать прозрачную систему, которая обеспечит честную конкуренцию между всеми компаниями. Становится ясным, что вопрос о местном содержании в нефтегазовой сфере будет рассматриваться уже под другим углом. Подвижки есть, пусть и небольшие. Времени на раскачку уже нет, слишком долго к этому шли. И это понимают все участники этого процесса.

Айгуль Тулекбаева

Акимат ВКО купил припаромники в 14 раз дороже, чем они стоили

Как следует из конкурсной документации, владелец два года назад купил три несамоходных сооружения для причаливания паромов у другого частника за 4,5 млн тенге, а акимат приобрел их за 66,9 млн тенге.

20 Сентябрь 2020 09:40 14698

Фото: express-k.kz

Конкурс объявляли трижды. Inbusiness.kz решил посмотреть, как прошли госзакупки по лоту «Приобретение трех припаромников для переправы «Кызыл Ту» и натолкнулся на довольно интересную информацию.

Так, в июле заказчик – ГУ «Управление пассажирского транспорта и автомобильных дорог ВКО» – прописал в техспецификации, что несамоходные судна, обеспечивающие бесперебойную работу паромов, должны быть не ранее 1970 года выпуска. Название: ПКУ-1, ПКУ-2, ПКУ-3. Класс: О-2,0. Тип и название: Понтон клиновой усиленный. Длина: 28,8 м. Ширина: 16,0 м. Высота борта: 2,20 м. Грузоподъемность: 100 т. Страна происхождения: Казахстан. Завод-изготовитель: Первомайский судостроительный судоремонтный завод. Год выпуска: ПКУ-1 – 1970 г. в., ПКУ-2 – 1971 г. в., ПКУ-3 – 1984 г. в. В протоколе итогов конкурса отмечено, что он не состоялся из-за отсутствия ценовых предложений.

В сентябре техспецификация изменена. Заказчик указывает, что длина припаромников должна быть не менее 25 м, ширина не менее 12 м, высота борта не менее 2 м. Наименование суден не прописано. Но конкурс не состоялся из-за того, что приглашенный поставщик – КХ «Кокжал» – отказался от участия в госзакупке способом из одного источника.

Далее заказчик приглашает на конкурс ИП «Иманбаева Н.О», тоже предприятие из Курчумского района, который по доверенности главы КХ «Кокжал» Гульнары Катпановой участвует в конкурсе и продает принадлежащие крестьянскому хозяйству припаромники марок ПКУ-1, ПКУ-2 ПКУ-4, предоставив договора купли-продажи и судовые свидетельства, выданные комитетом транспорта министерства по инвестицию и развитию РК. Из данных документов следует, что КХ «Кокжал» приобрело плавпричалы у прежнего владельца Ержана Скакова (все данные совпадают с именем скандально известного директора ТОО «Оскемен-Курылыс», экс-депутата областного маслихата) в 2018 году по цене за 4,5 млн тенге. Один припаромник 1970 года постройки и два 1983, 1984 годов постройки. То есть им уже 50 и более 30 лет.

Договор с ИП «Иманбаева Н. О.» заключен 15 сентября нынешнего года. На общую сумму 75 млн тенге с НДС. Сумма без НДС – 66,9 млн тенге.

Напомним, в августе inbusiness.kz писал о начале конкурсных процедур по приобретению понтонов для причаливания паромов. 

Жанар Асылханова, ВКО


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Нефтесервисники настаивают на пересмотре статуса «казахстанской компании»

Сегодня для выхода из кризиса отечественным нефтесервисным компаниям требуется пересмотр статуса «казахстанской компании», сообщил в интервью inbusiness.kz генеральный директор Союза нефтесервисных компаний Казахстана Нурлан Жумагулов.

16 Сентябрь 2020 08:36 4410

Фото: ortcom.kz

«Сегодня казахстанское законодательство позволяет иностранным гражданам и (или) юридическим лицам создавать в Казахстане новые юридические лица и иметь статус «казахстанского производителя работ и услуг». Для этого достаточно содержать в штате не менее 95% граждан Казахстана от общей численности работников (учредительный/акционерный капитал может быть 100% иностранным), при этом вся получаемая прибыль от деятельности уходит за рубеж (в материнскую компанию)», – сказал г-н Жумагулов. 

Он заметил, что иностранные компании, получив статус казахстанского производителя, имеют право на получение условной скидки во время тендеров в сфере недропользования в размере 20%.

«Наши чиновники любят рапортовать, что удалось отстоять поддержку казахстанских производителей работ и услуг в рамках вступления Казахстана в ВТО. Однако все потенциальные участники имеют статус «казахстанской компании»: и иностранцы, и местные. И такая вот двойственная ситуация длится уже 10 лет», – подчеркнул генеральный директор союза.

По мнению Нурлана Жумагулова, для устранения такого двойственного положения дел необходимо установить в определении «казахстанской компании» минимальное участие (50%) гражданина Казахстана в уставном/акционерном капитале. 

«Это не будет ущемлением прав инвесторов, а приведет к созданию совместных предприятий между зарубежным и отечественным бизнесом», – отметил собеседник.

В настоящее время нефтегазовые операторы проектов Карачаганак и Кашаган уже устанавливают в подрядных контрактах обязательное наличие не менее 50% казахстанского участия.

«В этом плане есть понимание и поддержка со стороны минэнерго, осталось убедить слуг народа», – резюмировал г-н Жумагулов. 

Как сообщал ранее inbusiness.kz, к концу года около 10 тысяч человек, работающих в нефтесервисных компаниях, попадут под сокращение из-за падения цен на нефть и пандемии. 

В целом в отрасли работают 180 000 человек в 1000 нефтесервисных компаниях. Отрасль может понести не только численные потери, но и качественные. Речь идет о потере специалистов, на обучение которых ушло определенное время. Чтобы наверстать потерянное, в будущем казахстанским компаниям вновь потребуются время и средства.

Кульпаш Конырова


Подпишитесь на наш канал Telegram!