Новая жизнь классики: от оркестра до моушен-дизайна | Inbusiness
/img/tv.svg
RU KZ
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 246,73 Пшеница 465,40
$ 378.38 € 431.05 ₽ 6.02
Погода:
+12Нур-Султан
+17Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 246,73 Пшеница 465,40
Новая жизнь классики: от оркестра до моушен-дизайна

Новая жизнь классики: от оркестра до моушен-дизайна

2203 30 Май 2019 09:47

Народные мелодии можно будет послушать и пережить в современных ритмах и образах.

Новая жизнь классики: от оркестра до моушен-дизайна, Музыка, Культура, народная музыка, оркестр «Отрар Сазы», Отрар Сазы, группа iFly, Ксения Сухомазова, Xenon

Автор: Ольга Власенко

Когда-то народные казахские мелодии были переработаны под классические инструменты и аранжированы для исполнения их оркестром. Сегодня в классику пришли цифровые технологии, меняющие не только звучание, но и характер сценического выступления.

Современная интерпретация классических казахских мелодий стала результатом совместного творческого проекта Академического фольклорно-этнографического оркестра «Отрар Сазы» им. Нургисы Тлендиева и группы iFly. Этим летом музыканты представят алматинцам концертную программу, соединившую звучание казахских народных инструментов, электронную музыку и видеошоу. Премьера концертной программы состоялась на выставке EXPO 2017.

«Когда-то и оркестровое исполнение народных песен казалось дерзкой инновацией, актуализирующей, выводящей в авангард что-то из прошлого. Пожалуй, важнее всего мелодия и эмоциональное сообщение песни. Сила этой основы дала произведению жизнь в веках. Мы стараемся бережно сохранить это и дополнить музыкальными деталями из 2019 года. И мы надеемся, что обновленный звук поможет по-новому раскрыть и дополнить ценность оригинальных композиций и их оркестровой подачи. Это будет рассказ о чувствах, в которых слов недостаточно», – уверена эстрадная певица Ксения Сухомазова, известная широкой публике как Xenon, которая исполнит на концерте песни на казахском языке. Певица дала inbusiness.kz эксклюзивное интервью.

Ксения, расскажите о предстоящем выступлении оркестра «Отрар Сазы» и группы iFly. В чем изюминка этого проекта? Как возникла его идея?

– Казалось бы, что может быть общего у этнографического академического оркестра и группы, играющей современную музыку? Наверное, как раз та самая изюминка, которая являет собой фьюжн стилей, культур, эпох, звуков и чувств. Это первый по-настоящему крупный концерт, совмещающий звучание оркестра казахских народных инструментов и современной танцевальной электронной музыки с исполнением казахских народных песен. Это действительно большой эксперимент микса, характерного звучания более шестидесяти народных инструментов и самого свежего синтезированного звука электрогитар, а также необычной вокальной подачи.

Не потеряются ли в новой подаче «живое» и народное звучание? Как известно, одно из направлений работы оркестрового исполнения усиление звука, его глубины, объемности, многогранности. Что делает в этом направлении современная электроника усиливает громкость, работая с массовой аудиторией и популяризируя классику?

– С одной стороны, мы стараемся сделать непривычные современному слушателю аспекты народной музыки (переменные музыкальные размеры, нецикличные ритмы, специфическая вокальная подача и т. д.) проще и легче для восприятия (цикличный бит, пульсирующая ритм-секция, мягкий вокал). С другой стороны, мы дополняем эмоциональную и мелодическую основу некоторыми современными ключами восприятия, помогающими прожить чувства композитора сегодня. Что-то вроде того, как в Средневековье люди легко читали и интерпретировали детали картин, а зрителю современности приходится дополнительно вникать в развернутую текстовую аннотацию, чтобы понять изображение. Иногда наша аннотация будет звучать весьма громко, и на переднем плане композиции в фокусе внимания будут то народные инструменты, то вокал, то гитара, то пролеты синтезаторов. А иногда мы будем затихать настолько, чтобы киловатты звука транслировали все грани звучания маленького глиняного саз-сырная на мягкой подкладке из 60 инструментов, играющих пианиссимо.

Каким будет звук цифровым, аналоговым?  

– Все народные инструменты снимаются аналоговыми микрофонами, но проходят обработку через цифровой пульт. Это помогает гармонично распределить более 60 источников звука по частотам и панораме. Синтезаторы тоже цифровые, но, конечно, мечтаем пополнить парк винтажной аналоговой клавишной техникой, хоть она и очень тяжелая.

Каково место вокального исполнения в этом проекте?

– Вокал в любом музыкальном проекте является одним из основных инструментов. В данном проекте я являюсь солисткой, исполняющей вокальные партии. Разумеется, от моего исполнения зависит 60% успеха исполняемого произведения, то есть если я спою «криво», то, как бы хорошо ни сыграли музыканты оркестра и группы, зритель будет недоволен, да и я вгоню себя в деструктивные эмоции. Родители привили мне в детстве перфекционизм. Сейчас я понимаю, что это достаточно стрессовое состояние, но оно помогает делать все на высоком уровне либо не делать совсем. В процессе исполнения я держу в голове главные задачи для себя – это попасть в нужные ноты, корректно произнести казахские специфичные звуки в словах, помнить текст, передать настроение произведения и слышать музыкантов. Все перечисленное требует длительных репетиций, практики, сил и терпения. Наверное, этим и отличается работа профессионального вокалиста от певца в караоке.

В чем заключаются особенность и различия работы вокалиста в эстрадном ансамбле, группе и с оркестром?

– Моя сольная карьера началась с группы «Рахат-Лукум». Все участницы проекта проходили жесточайший кастинг в несколько этапов, где учитывались не только внешние данные, которые, казалось бы, сейчас актуальны и очевидны для современных «герлз-бэндов», а в первую очередь вокал, хореография и артистизм. С нами занимались лучшие педагоги Казахстана и России. Именно в этом проекте меня научили управлять собственным голосом, телом и быть артистом на сцене. Я гастролировала по Казахстану в начале 2000-х. В регионах, да и часто в больших городах на концертах, организаторы особо не тратились на аппаратуру, которая могла дать хороший звук, поэтому мы пели под фонограмму. Порой даже не хватало микрофонов на всех, это было бы смешно, если бы не было так грустно. «Рахат-Лукум» изначально был шоу-бизнес-проект, в который инвестировали колоссальное количество денег и хорошо на нем зарабатывали. Творчества там практически не было, но это была прекрасная школа, где выживали сильнейшие артистки и где побеждали истинные ценности для каждой из солисток. За 10 лет существования группы в составе поменялось около 25 участниц. Из них на сцене осталась только я.

Следующим этапом стал коллектив iFly. До меня у ребят был проект «Эклектика» где они играли музыку потяжелее. Мы решили сделать совместный экспериментальный проект, где бы не было бизнеса, лишь одно чистое творчество. Мы пробовали работать в разных направлениях, начиная с тяжелых гитарных риффов с экстремальной электроникой, ироничным хип-хопом и поп-рок балладами. С каждым годом группа добавляла в репертуар все больше казахских народных песен и переосмысливала звучание, трансформируя подачу голоса. От звонких эстрадных распевок и вокализов я перешла к нежным и плавным вокальным линиям с мелодическими украшениями, ярко и эмоционально усиливающимися в кульминациях. У группы iFly уже был опыт выступления с симфоническим оркестром во Дворце Республики на рок-премии, именно там мы осознали, как глобально и широко может звучать любой трек, с корректным музыкальным продюсированием. С оркестром «Отрар Сазы» мы впервые выступили на Аstana EXPO 2017.

Организаторы предложили сделать нам коллаборацию из современной электронной музыки и классических народных казахских произведений. Все очень переживали, поскольку для оркестра это был вызов, а для нас огромная ответственность.

Для меня лично исполнять песни в сопровождении оркестра «Отрар Сазы» – это в первую очередь качественный уровень, мой рост как артиста и как вокалиста. Это доверие и поддержка 60 музыкантов и продюсеров проекта. Это звуки и частоты инструментов, которые вибрируют на кардинально ином уровне. Когда я исполняю произведения с оркестром, я наслаждаюсь музыкой, она проникает в каждую клеточку моего тела. Я становлюсь с ней единым целым. Публика слушает музыку из зрительного зала, а я нахожусь внутри нее. Эти ощущения я вам передать не могу, поскольку это запредельный уровень.

В рок-творчестве есть такое понятие, как фронтмен коллектива. Ощущали ли Вы себя в подобной роли? Она ограничивается лишь вокальным исполнением или намного шире?

– По своей сути, вся группа iFLY – это Дмитрий Щеголихин, мы его называем руководителем нашей творческой самодеятельности. Он является продюсером коллектива, автором слов, музыки, оранжировок, клипов, а также партитур для каждого инструмента в оркестре «Отрар Сазы» нашего совместного проекта. Дмитрий – музыкант-мультиинструменталист и креативный директор рекламного агентства. Это один из тех людей современности, гениальностью которого, на мой взгляд, стоит восхищаться. Поэтому я ощущаю себя музыкальным инструментом в его умелых руках, как гитара или фортепиано, как паззл в большой красивой картинке. Скорее, я – голос и лицо коллектива. Но моя роль не ограничивается вокальным исполнением, я принимаю участие в творческом процессе создания наших песен при записи, вношу свои коррективы и конструктивную критику, ведь гениев нужно иногда останавливать, иначе процесс может затянуться.

Кем и как был составлен репертуар, который прозвучит на концерте?

– В обсуждении репертуара для концерта участвовали главный дирижер оркестра «Отрар Сазы» Динзухра Тлендиева, организаторы проекта и група iFLY в лице Дмитрия Щеголихина и меня. Мы оставили в программе три композиции, исполнявшиеся ранее. Это Yapur-ai, Qosni Qorlan и Bir bala, добавили всем известные и полюбившиеся произведения Нургисы Тлендиева Saryzhailau, Qustar ani, Alatau и пару народных песен, также на концерте вы сможете услышать виртуозное исполнение солистов оркестра – домбриста Данияра Байжуманова и мультиинструменталистки Гаухар Жумагуловой, а также несколько композиций несравненной скрипачки Джамили Серкебаевой.

Кто создает техническое и визуальное обеспечение? Расскажите немного о проекте, как о коллективной работе.  

– Техническое обеспечение создают технический директор проекта Роман Кирпиченков и команда людей с большим стажем и опытом работы в этой области. Коллективная работа – это большой механизм, где каждый выполняет свою функцию. В первую очередь хотелось бы отметить молодых, хрупких, но очень сильных девушек, которые занимаются организационными вопросами, связями с общественностью и СМИ. Иногда мне кажется, что им подвластно свернуть горы. То, как они ведут дела, достойно восхищения. Еще мне нравится, что в нашем коллективе все горят проектом, а это уже половина успеха мероприятия.

Порой я наблюдаю, как оркестранты, никогда до этого не играющие современные ритмы и мелодии, обескуражены своими новыми партиями и как они приятно удивляются гармонии этнического и авангардного звучания.

Костюмы к концерту создал казахстанский дизайнер Михаил Kravez, который специально разработал целую коллекцию для всего оркестра и нашей группы. Это колоссальная работа, но очень эффектная. Этим концертом мы не заканчиваем проект «Отрар-Сазы» & iFLY». Мы хотим, чтобы как можно больше людей услышали эту прекрасную музыку, вспомнили о корнях, традициях своего народа и посмотрели в будущее, ведь именно так звучит наш международный слоган: POWERED BY TRADITIONS LOOKING INTO THE FUTURE

Каково место шоу в музыкальном творчестве? Стоят ли какие-то специальные задачи перед видеошоу, как составляющей оркестрового, вокального исполнения?

– Сейчас словом «шоу» может называться любое действие, цепляющее ваш взгляд. Даже ссора ваших соседей на лестничной площадке – это тоже своего рода шоу.

Сейчас уже никого не удивишь исполнителем, выступающим без видео бэкграунда, подтанцовки, световых эффектов и так далее. Людям нужны эмоции, они хотят восхищаться тем, что видят на сцене, иначе они будут скупы на аплодисменты и обратную связь, а это очень важно для артиста. В современном мире визуальные эффекты на сцене – это часть любого перформанса.

Под словом «шоу» в нашем случае подразумевается визуальный видеоряд. Вся наша музыкальная программа поддерживается композицией из LED-экранов с моушен-дизайном, в минималистичной графике с элементами супрематизма, погружая зрителя в особое состояние восприятия казахской народной музыки с электроникой.

Какую роль сегодня играют цифровые технологии в презентации вокального и инструментального исполнения?

– Если коротко, то теперь меньшими усилиями можно создать больше красоты. Множество технических нюансов позволяют прибрать дефекты и подчеркнуть характер партии исполнителя. Характер очень важен и для народных инструментов. И с помощью современной цифровой обработки звука мы сделаем все, чтобы зрители в зале услышали каждый инструмент, как будто бы находятся на месте дирижера.

Каковы идеалы и образцы современного вокального исполнения? На что оно ориентируется? Чем должен обладать исполнитель? Что он может приобрести и благодаря чему?

– Самое важное – это быть свежим, интересным в своей индивидуальности и особенной красоте. Можно обладать потрясающей силой голоса, как SIA или LP, а можно петь полушепотом, но креативно и «цепляюще», как Billie Eilish. А можно кричать, как Bjork, или просто рассказывать в жанре spoken word – что угодно может захватить зрителя. Когда люди слушают нашу музыку, мы часто слышим от них выражение «у меня мурашки по коже». Уверена, что эти самые «мурашки» и есть показатель того, что эмоциональная связь со слушателем, зрителем установлена и дает конструктивную обратную связь.

Ольга Власенко

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: