/img/tv1.svg
RU KZ
«Нужны коммунальные предприятия или ГЧП. Тогда многие проблемы снимутся»

«Нужны коммунальные предприятия или ГЧП. Тогда многие проблемы снимутся»

Как законодательство о государственных закупках работает на местах? Что предпринимают местные исполнительные органы, спотыкаясь о дыры в законах и набивая шишки? Какие рекомендации и предложения местные власти могут дать законодателям? Об этом inbusiness.kz рассказал аким города Темиртау Галым Ашимов.

12:13 28 Октябрь 2019 5912

«Нужны коммунальные предприятия или ГЧП. Тогда многие проблемы снимутся»

Автор:

Олег И. Гусев

Галым Абиханович, давайте поговорим о том, как при несовершенстве законодательства в области госзакупок местные исполнительные органы пытаются систематически разруливать систематически же возникающие проблемы. Есть подрядчики, которые, по моему мнению, настоящие вредители. Вот такой индивид участвует в конкурсе, ставит самую низкую цену, выигрывает определенный лот, а потом заявляет: «Не-не-не, я за такие деньги работу делать не буду». В итоге и дело не сделано, и бюджетные деньги пропадают и, главное, люди смотрят и говорят: «Какой бардак, какая беспомощная у нас власть!»

– Хороший вопрос. Я Вам скажу так, например, мы возьмем детские площадки. Два года подряд мы выделяем деньги на 15 детских площадок. Суммы немаленькие, площадки городу нужны как воздух, честно говоря. В прошлом году алматинская фирма [победителем конкурса] была, в этом году – карагандинская. Они выигрывают, скидывая большие суммы, а потом, когда дело касается исполнения обязательств, они говорят: «Вы извините, нам невыгодно». Понимаете? Чтобы с ними расторгнуть договор, на это уходит определенное время. Мы объявляем конкурс заново, это тоже занимает очень большое время. Сейчас же еще пошла такая тенденция, когда подрядчики – победитель и проигравший – начинают друг с другом судиться. И вот мы два года подряд не можем установить детские площадки. Остается в заложниках кто? Остается в заложниках исполнительная власть. Иногда и душа болит, сердце кровью обливается. Одно время денег не было, а сейчас есть деньги, и не можем установить. Почему? Потому что нерадивые подрядчики, которые скидывают большие суммы, выигрывают эти конкурсы, а потом начинают вести такую игру.

В городе из-за таких подрядчиков проблемы далеко не детские.

– В Темиртау долгое время не ремонтировали школы, детсады, и вот уже три года мы их активно ремонтируем, но имеем с этими подрядными организациями большие проблемы. Вот в этом году выделили порядка 800 млн тенге на капитальный ремонт трех школ: 11-й, 19-й и женской гимназии. И что мы имеем? От двух конкурсов мы отказались – с  марта подрядчики между собой судятся. А от этого страдает город. Возьмите, например, клумбы: весной мы в свое время цветы не высадили, мы их высадили уже, наверное, в середине лета.

21 июля приступили.

– Да, до этого времени у нас столько было критики, а это из-за чего? Из-за того, что, опять же, один выигрывает и отказывается. В основном такие позиции выигрывают у нас общества инвалидов из южных областей. Выигрывают, отказываются, а мы заново объявляем конкурс – это все не объяснишь, понимаете, да? А потом нам приходится выкручиваться из этого положения.

У нас и получается, что дороги наконец-то в Темиртау сделали, едешь по ним, все хорошо, и бац бурьян вдоль дороги в человеческий рост.

– По асфальтированию дорог всего три улицы на следующий год у нас остались, и большую часть, порядка 80% внутриквартальных, мы тоже сделали. Вроде как в этих направлениях мы идем неплохо, но есть проблемы в других. Вот я чуть-чуть остановлюсь на нашем населении, которое нас критикует. Мы уже только за одно лето до осени три покоса сделали, поймите правильно, это все не рассчитаешь. Бывает лето засушливое, когда трава не растет, понимаете? А бывает, как в этом году, она обильно растет. Пришлось вот осенью косить, опять же деньги нашли, объявили, хочется, чтобы и подкоситься, и чтобы и зимой снег держало. И начинают опять критиковать, что вот «поздно начали косить». А проблема с подрядными организациями, которые идут на конкурсы, на электронные торги, делают большие скидки… Это очень большая проблема, честно скажу.

Закуп из одного источника мы никак не можем организовать?

– У нас в городе нет такого слова «из одного источника», мы из одного источника не работаем. Конечно, сейчас мы даем свои предложения, чтобы вот такие позиции привести к этому. Вот уличное освещение возьмите: в середине апреля мы заключили с подрядчиком договор. И вот пришлось с ним расторгнуть договор решением суда, потому что тоже нерадивый подрядчик. Мы заново объявили конкурс на остаток времени, а вот только освещение в городе было, честно говоря, с нашим коммунальным предприятием мы его поддерживаем.

Получается, что нет никаких рычагов, для того чтобы заставить нерадивого подрядчика исполнять свои обязанности?

– Рычаги все только через суд, поймите правильно. Вот сейчас очень много нареканий на ТОО «ТТС». Подашь на них в суд, откажешься, объявишь новый конкурс, пока по закону заведешь другую кампанию…

А «ТТС» большую часть рынка городских пассажирских перевозок держит.

– А в это время людям-то надо ездить. То же самое с освещением, надо всегда освещать, вне зависимости от проблем с подрядчиками.

Еще пример два дома в девятом микрорайоне. Начали быстренько строить, а потом у них просел фундамент, и один дом треснул.

– Сейчас мы подали в суд, у нас большие судебные тяжбы по этому дому, честно, и мне самому, как руководителю города, обидно. Мы подали в суд и на проектанта, и на подрядчика, и на технадзор – пусть суд определяет вину каждого. Я сразу задал этот вопрос: почему на одной площадке два разных фундамента?

Мы выделили деньги на проект – проект прошел. Получили проект с экспертизой, объявили конкурс на дом, подрядчик выиграл, заключили договор. Нам нужно получить квартиры, а получаем что? А получаем то, что эти дома нужно разбирать – опять проблемы. Сейчас мы объявили конкурс еще на два дома по 90 квартир в 4 «а» микрорайоне. Еще один проект у меня в работе под кредитное жилье по 36 квартир. Надо строить жилье, восстанавливать надо. Есть у меня проект в разработке на снос пустующих домов по улице Тольятти, тоже сносить надо и на этом месте опять строить.

Если мы о проектах завели разговор, то вот еще один конкретный пример это школа в том же девятом микрорайоне. Есть вредители подрядчики, но, к сожалению, есть вредители и в министерстве. Они купили в Белорусии проект школы, абсолютно неадаптированный к погодным условиям центрального Казахстана с его перепадами от -40 до +40 градусов, пришлось делать дополнительное утепление. Еще в проекте были ригели, которые в Казахстане не производят, и потратили уйму времени на согласование. Построили по проекту шахту лифта, а таких лифтов нет в природе, поэтому пришлось заказывать его в Китае.

– Там 672 ригеля, а эти конструкции белорусского производства, если их оттуда везти, представляете, на одной платформе умещается всего четыре-пять ригелей. Это сколько платформ нужно и какая им здесь цена будет? Мы эти проблемы в итоге разрешили.

Но ведь этот проект же прошел экспертизу?

– Мы сделали корректировку, заново прошли госэкспертизу, прошли проектные институты.

Так местные исполнительные органы не должны этим заниматься!

– Факт в том, что школу построили, школу сдали. Она существует.

На девять месяцев позже и с кровью.

– Сколько судебных процессов было и с подрядчиками, и со всеми. Три процесса только с подрядчиками мы провели. Поэтому ну нелегко, очень нелегко было.

Все-таки я не устану говорить о том, что только «массовые казни подрядчиков» спасут ситуацию, потому что эти товарищи совершенно страх потеряли. Вы на него подали в суд, объявили его недобросовестным поставщиком, он зарегистрировал другую кампанию и поехал дальше по стране гастролировать.

– Мы с 2016 года провели 391 конкурс государственных закупок. На 50 поставщиков-подрядчиков подали в суд, из них только 18 были признаны недобросовестными. Таразская компания была в 2017 году по цветам, в суд на нее подали. А суд их только штрафует, но не признает недобросовестными. Хотя такие компании нужно убирать, они же завтра появляются в других регионах, и такая же ситуация повторится и там. В 2019 году у нас в Темиртау уже 28 судов, и каждый суд отнимает очень много времени.

Я и говорю о том, что такие разборки это несвойственная для местных исполнительных органов работа.

– У нас в отделе ЖКХ работает всего семь человек. Это за всем городом уследи, все эти программы проведи, ногами все пройди, замерь-проверь, еще и со всеми судись. А потом все равно обвиняют отдел ЖКХ, что они не работают. ЖКХ пашет, я официально заявляю – пашут, и за такую мизерную зарплату. Строительство – то же самое.

А если бы был какой-то механизм быстрого разрешения вот таких проблем с подрядчиками? Он что-то там не выполняет, раз составили акт, второй, три акта – до свидания, без всяких судов. Было бы гораздо легче. И, к сожалению, мы не можем ограничить, чтобы на наш рынок госзакупок приходили компании только Карагандинского региона.

– Если у тебя не хватает возможностей, не хватает силенок, то не надо идти на это дело. Вот, например, в 16-й школе ремонт делает шымкентская компания, выиграли объемы, скинули цену, а мы до сих пор не можем получить объект. Уже конец октября, они приступили у нас в июне. Сейчас с ними судимся, а в суде они стараются защитить себя. И таких у нас очень много. 10-ю и 27-ю школы ремонтировали, с Кызылорды ребята приехали – нет у них ничего, понимаете. Приезжают сюда – начинают искать работников, нанимать технику. Я понимаю компанию, когда она приходит мощно, заходит со своими специалистами, которые у них в штате, со своими прорабами, со своими столярами, мастерами и т. д. А когда он приезжает сюда только с чемоданом…  Бывает, с Петропавловска приезжает, с Кокшетау, и второй вопрос, после того как они сюда приходят: «Кого здесь можно нанять?» Я понимаю, хорошо, когда ты берешь на работу наших местных людей, это хорошо, занятость, но, когда ты приезжаешь без никого, берешь прораба, которого ты даже не знаешь, на что он способен, вдруг он брак везде сделает?  

А мы не можем создать какую-то государственную компанию при ОЖКХ?

– Я сейчас с удовольствием создал бы коммунальное предприятие, раньше же оно было по содержанию уличного освещения, по этой траве, по озеленению. Но сейчас законы, где от этого всего отошли и отдали все в конкурентную среду для развития МСБ.

Да-да, принцип Yellow page, Предпринимательский кодекс запрещает создавать госпредприятия там, где есть конкурентный рынок.

– Мы не против, но дело в том, что должна быть ответственность. Есть предприятия, которые ответственно заходят, работают хорошо, качественно. Вот когда в прошлом году у нас цветы высаживала карагандинская кампания, каждый кустик выхаживали, каждый кустик обрабатывали. А есть компания «3К», три года мне переделывали по улице Чернышевского, эта дорога им вышла не знаю, в какую копейку. За три года они мне дважды некачественную дорогу построили, почему? Потому что основание некачественное.

Вот мы сейчас три года дороги делаем в Темиртау, у нас в основном дороги идут двухслойные: нижний слой – 7 см крупнозернистый, верхний – 5 см мелкозернистый, и он будет дольше служить.

Вы говорили о том, что есть подрядчики, которые просто приезжают с чемоданом из других областей. Но в то же время недавно упомянули, что есть подрядчики, которые не хотят заходить в Темиртау, потому что здесь им весь мозг обгладают.

– У нас очень сильный контроль. Как бы нам ни говорили хорошо/плохо, но мы контролируем. Были моменты, когда очень много дорог переделывали.

Не знаю, как в других регионах, но в нашем городе мы раз в две недели проводим совещание, где присутствуют заказчики, подрядчики, технадзор, авторский надзор, общественный совет, депутатский корпус, руководители силовых структур и СМИ. Этого совещания они все боятся, потому что там мы правду говорим, и здесь все налицо. Я даже силовым структурам говорю: не надо нигде ничего искать, все в этом совещании, послушайте внимательно и сделайте вывод.

И в заключение, какие есть предложения, чтобы на местах был порядок?

– Те моменты, которые необходимы на ежедневную жизнь, их надо отдавать обратно в коммунальные предприятия или создавать ГЧП на долгосрочной основе.

Загибаем пальцы: озеленение, содержание фонтанов, освещение…

– В апреле мы заключили договор на уличное освещение, потом, пока эта компания зашла и начала приводить к соответствию, где-то пять месяцев мы были без освещения. Сколько было негатива по городу, людям это не объяснишь – законодательство это, или суды, или что-то другое. А если бы это было коммунальное предприятие – все было бы в норме: дал им бюджет, они защитили деньги и потихоньку работают: свет, цветы, трава, фонтаны… И содержание дорог – зимнее и летнее. Каждый год объявляем конкурс – это время выпадает, кто-то выиграл, кто-то не выиграл, начинают судиться, а дороги чистить надо. Деньги в бюджете Темиртау есть. Нужно коммунальное предприятие или ГЧП. Тогда многие проблемы снимутся.

Олег И. Гусев

«Фаворита» местных властей ВКО апелляционный суд признал недобросовестным участником госзакупок

В Восточном Казахстане завершился один из самых резонансных судебных процессов этого года.

29 Сентябрь 2020 16:01 5583

Сегодня судебная коллегия по гражданским делам Восточно-Казахстанского областного суда огласила резолютивную часть постановления по апелляционной жалобе ТОО «Востоквзрывпром» на решение первой судебной инстанции о признании этого предприятия недобросовестным участником государственных закупок.

Накануне завершающего судебного заседания в апелляционной инстанции, которое проходило через приложение ZOOM, напряжение у сторон процесса росло с каждым днем. Не только они, но и представители СМИ, бизнеса пытались предугадать, каким же будет решение служителей Фемиды. Заседание суда должно было состояться еще 24 сентября, но в связи с отсутствием судьи по семейным обстоятельствам его перенесли на 29 сентября. На этом заседании число журналистов увеличилось – за его ходом наблюдали как представители местных, так и республиканских СМИ. Чем же интересно было это гражданское дело? Еще 1 июня представители довольно известных предприятий Восточного Казахстана открыто выступили против сложившейся системы государственных закупок, назвав два предприятия, которые выигрывают львиную долю конкурсов в Усть-Каменогорске по ремонту и строительству дорог. В их числе – «Востоквзрывпром», который они и вовсе назвали фаворитом местных властей ВКО из-за того, что это ТОО становилось победителем большинства конкурсов по разведке запасов питьевой воды для сел области, не имея для этого, по их мнению, необходимых ресурсов.

Особое расположение

При этом, как утверждал генеральный директор ТОО «ГРК «Топаз», доктор экономических наук, действительный член (академик) Академии минеральных ресурсов РК Булат Багадаев, ТОО «Востоквзрывпром» существует с начала 2000-ых годов, но некие обстоятельства вдохнули в него жизнь в 2017 году. И предприятие, «у которого нет ни одного специалиста, ни одного бурового станка, все проекты, все бюджетные дела начало выигрывать». Таковыми обстоятельствами Булат Багадаев называл особое расположение к предприятию областных властей. К тому же руководитель ТОО «ГРК «Топаз» на брифинге озвучил, что в специализированном межрайонном экономическом суде ВКО находится дело о признании ТОО «Востоквзрывпром» недобросовестным участником госзакупок. Истцом на этом судебном процессе выступило РГУ «Восточно-Казахстанский межрегиональный департамент «Востказнедра», которое местным властям не подчиняется, а относится к комитету геологии министерства экологии, геологии и природных ресурсов РК. Третье лицо процесса – ТОО «ГРК «Топаз». Суть иска касалась того, что на конкурс, проводимый «Востказнедра», предоставило недостоверную информацию о трудовых ресурсах, указав в качестве своих специалистов, а ныне пенсионеров, которые не состояли с предприятием в трудовых отношениях. 25 июня 2020 года СМЭС ВКО признал ТОО «Востковзрывпром» недобросовестным участником госзакупок. Предприятие подало апелляционную жалобу на решение суда первой инстанции.

Недобросовестный участник госзакупок

29 июня судебная коллегия по гражданским делам областного суда, кстати, ее состав изменился к последнему заседанию по неозвученным причинам, снова заслушала истца, ответчика, третью сторону.

Представитель ТОО «Востоквзрывпром», адвокат Ирина Дубровская настаивала, что СМЭС ВКО дано неправильное толкование доказательствам, и обстоятельствам, которые ему были предоставлены, норм законодательства. Она утверждала, что предприятие работало со специалистами Валентиной Владимирцевой и Алексеем Федоровым по договорам ГПХ с 2017 года, и они якобы были пролонгированы в 2020 году. Кроме того, адвокат подчеркнула, что не имеет никакого отношения к тому, почему их запрос в министерство финансов попал в комитет казначейства, а не комитет государственного внутреннего аудита. Она поставила под сомнение показания на одном из судебных заседаний свидетеля Валентины Владимирцевой, что та уже не работала с предприятием в 2020 году.

«Никакой недостоверной информации нами предоставлено не было, – резюмировала адвокат. – У нас договор был (с Владимирцевой и Федоровым – прим. авт.) который не расторгался».

Представитель истца – РГУ «Востказнедра» Гульнар Туменбаева заявила, что проходит уже четвертое заседание судебной коллегии, а они еще ни разу не были выслушаны. Юрист отметила, что самый важный свидетель – Алексей Федоров не смог прийти в суд по состоянию здоровья, но в материалах дела есть его пояснения, что он вообще никогда не выполнял работы для ТОО «Востоквзрывпром»! И он, и Валентина Владимирцева, по ее словам, глубоко возмущены действиями этого предприятия.

«Мы в первый раз с «Востоквзрывпромом» участвовали в таком конкурсе, поэтому, пользуясь своими правами, сделали такие запросы (о наличии трудовых ресурсов – прим. авт). Наш запрос был проигнорирован в ТОО «Востоквзрывпром», поэтому мы сделали письменный запрос к этим лицам, – отметила Гульнар Туменбаева. – И те категорично отказались, заявили, что давно с ними не работали. Это имеется в материалах дела».

Более того, она привела примеры имевшей, по ее мнению, «фальсификации» со стороны ТОО «Востоквзрывпром» в документах о наличии у предприятия трудовых ресурсов – они внесли в договор от 2020 года с Алексеем Федоровым данные его старого удостоверения личности, которое он на тот момент уже заменил.

Представитель третьего лица, адвокат Розита Багадаева поддержала истца и выразила уверенность, что ТОО «Востоковзрывпром» не проявляет добросовестность в самом судебном процессе.

После заслушивания сторон и судебных прений коллегия по гражданским делам удалилась для вынесения постановления. Спустя несколько минут она вернулась в зал заседаний и огласила: решение СМЭС ВКО от 25 июня 2020 года оставить без изменения, апелляционную жалобу ответчика – без удовлетворения.

«Постановление вступает в законную силу с момента его оглашения, – зачитала резолютивную часть председательствующий судья. – Стороны, лица, участвующие в деле, другие лица, интересы которых затрагиваются этим судебным актом, могут подать ходатайство или внести протест о пересмотре постановления суда апелляционной инстанции в кассационном порядке в течение шести месяцев со дня его вступления в законную силу в Верховный суд Республики Казахстан».

Объективно и беспристрастно

Представители истца и третьего лица выразили inbusiness.kz мнение, что суд вынес постановление «законно, справедливо, объективно и беспристрастно». Кроме того, представители бизнеса, которые внимательно следили за ходом процесса, считают, что большую роль в исходе дела якобы сыграли средства массовой информации и что будто бы для областных властей «своя рубашка оказалась ближе к телу».

Однако инцидент не исчерпан – в городском суде Усть-Каменогорска рассматривается гражданский иск о защите деловой репутации ТОО «Востоквзрывпром» к директору ТОО «ДСУ-14» Александру Федосову и Булату Багадаеву. Каким будет исход дела в связи с признанием предприятия недобросовестным участником госзакупок, пока неясно.

Ольга Ушакова


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Акимат ВКО купил припаромники в 14 раз дороже, чем они стоили

Как следует из конкурсной документации, владелец два года назад купил три несамоходных сооружения для причаливания паромов у другого частника за 4,5 млн тенге, а акимат приобрел их за 66,9 млн тенге.

20 Сентябрь 2020 09:40 27311

Фото: express-k.kz

Конкурс объявляли трижды. Inbusiness.kz решил посмотреть, как прошли госзакупки по лоту «Приобретение трех припаромников для переправы «Кызыл Ту» и натолкнулся на довольно интересную информацию.

Так, в июле заказчик – ГУ «Управление пассажирского транспорта и автомобильных дорог ВКО» – прописал в техспецификации, что несамоходные судна, обеспечивающие бесперебойную работу паромов, должны быть не ранее 1970 года выпуска. Название: ПКУ-1, ПКУ-2, ПКУ-3. Класс: О-2,0. Тип и название: Понтон клиновой усиленный. Длина: 28,8 м. Ширина: 16,0 м. Высота борта: 2,20 м. Грузоподъемность: 100 т. Страна происхождения: Казахстан. Завод-изготовитель: Первомайский судостроительный судоремонтный завод. Год выпуска: ПКУ-1 – 1970 г. в., ПКУ-2 – 1971 г. в., ПКУ-3 – 1984 г. в. В протоколе итогов конкурса отмечено, что он не состоялся из-за отсутствия ценовых предложений.

В сентябре техспецификация изменена. Заказчик указывает, что длина припаромников должна быть не менее 25 м, ширина не менее 12 м, высота борта не менее 2 м. Наименование суден не прописано. Но конкурс не состоялся из-за того, что приглашенный поставщик – КХ «Кокжал» – отказался от участия в госзакупке способом из одного источника.

Далее заказчик приглашает на конкурс ИП «Иманбаева Н.О», тоже предприятие из Курчумского района, который по доверенности главы КХ «Кокжал» Гульнары Катпановой участвует в конкурсе и продает принадлежащие крестьянскому хозяйству припаромники марок ПКУ-1, ПКУ-2 ПКУ-4, предоставив договора купли-продажи и судовые свидетельства, выданные комитетом транспорта министерства по инвестицию и развитию РК. Из данных документов следует, что КХ «Кокжал» приобрело плавпричалы у прежнего владельца Ержана Скакова (все данные совпадают с именем скандально известного директора ТОО «Оскемен-Курылыс», экс-депутата областного маслихата) в 2018 году по цене за 4,5 млн тенге. Один припаромник 1970 года постройки и два 1983, 1984 годов постройки. То есть им уже 50 и более 30 лет.

Договор с ИП «Иманбаева Н. О.» заключен 15 сентября нынешнего года. На общую сумму 75 млн тенге с НДС. Сумма без НДС – 66,9 млн тенге.

Напомним, в августе inbusiness.kz писал о начале конкурсных процедур по приобретению понтонов для причаливания паромов. 

Жанар Асылханова, ВКО


Подпишитесь на наш канал Telegram!