/img/tv1.svg
RU KZ
Hang Seng 27 316,53 DOW J 28 998,32
FTSE 100 7 403,92 РТС 1 524,71
KASE 2 373,34 Золото 1 645,90
Обмен валюты грозит уйти в подполье

Обмен валюты грозит уйти в подполье

Владельцы шымкентских обменников жалуются на высокий фиксированный налог.

16 Август 2019 15:03 5560

Обмен валюты грозит уйти в подполье

Автор:

Мира Бахытова

Пока на площадке «Атамекена» обсуждается проект Нацбанка о новых правилах работы обменных пунктов, шымкентские владельцы обменников второй год не могут добиться даже снижения фиксированного налога. С 29 мая 2018-го в Шымкенте, тогда еще областном центре Южно-Казахстанской области, он был установлен для обменных пунктов на уровне 50 МРП. За это время 24 организации закрылись, не выдержав налоговой нагрузки. Представители оставшихся рассказали о своих проблемах на заседании Совета по защите прав предпринимателей и противодействию коррупции.

Менять открыто теперь невыгодно

Председатель Ассоциации обменников Шымкента Хилола Назарметова приводит в пример ставку фиксированного налога для обменников столицы и Алматы: она составляет 30 МРП против 50 МРП в Шымкенте.

«Алматы занимает 31% по обменным операциям в стране. Шымкент и Туркестанская область – 10% от оборота наличных валютных операций. Несмотря на это фиксированный налог в Алматы и Нур-Султане установлен в размере 30 МРП, в Шымкенте с прошлого года все уполномоченные организации за каждый обменный пункт оплачивают 50 МРП. 1 марта мы обратились в городской маслихат, Палату предпринимателей, но до сегодняшнего дня этот вопрос так и не решен. В результате принятия постановления о ввведении фиксированного налога 24 организации были закрыты. И сейчас мы, Ассоциация обменных пунктов Республики Казахстан, обратились в «Атамекен», Национальный банк. В случае принятия этих изменений в закон 70% этих организаций просто уйдут с рынка, и появится нелегальный теневой рынок обмена валюты», – уверяет Хилола Назарметова.

Чистая убыль

На сегодня в Шымкенте существуют 76 компаний, которые занимаются обменными операциями, действуют 200 обменных пунктов, при этом обеспечивают 700 рабочих мест. Чтобы доказать, что предприниматели реально не тянут такую налоговую нагрузку, специалисты шымкентской НПП привели в пример доходы и расходы лишь одной компании.

В 2018 году предприниматели уплатили в местный бюджет порядка 38,095 млн тенге, а в 2019 году сумма, подлежащая уплате, составляет 66,66 млн тенге, то есть бюджет будет пополняться на 50% больше, чем годом ранее. Руководитель отдела планирования поступлений Управления экономики и бюджетного планирования акимата Шымкента Гульмира Пернебаева пояснила, что именно такой рост налоговых поступлений от обменников и мешает снижению ставки ФСН. То есть налицо казус: пока предприниматели платят такие высокие налоги, налоговики не могут назначить хронометражные обследования, а пока их нет, ни маслихат, ни управление экономики не снизят ставку. При этом решение о повышении ставки с 30 до 50 МРП тоже было принято маслихатом именно после такого хронометражного замера.

«В Алматы – 30 МРП, в Шымкенте – 50 МРП. Я с этим согласна, я лично реагировала на обращение НПП «Атамекен», в мае было письмо. Я направила запрос в департамент госдоходов. Но есть такой законодательный нюанс, что работники департамента госдоходов, если деятельность налогоплательщика не представляет риска, не могут просто так инициировать хронометраж. В данном случае нет схемы занижений. Вы же говорите, что идет почти на 50% увеличение суммы уплаты фиксированного налога. 38 млн заплатили в прошлом году, в этом году 66 млн заплатят. Идет рост, никакого риска схемы уклонения от налога нет. Со своей стороны мы, управление экономики, как исполнительный орган совместно с малихатом примем любое предложенное изменение, но на основании официальных данных хронометражных исследований. Мы ждем реакции со стороны департамента госдоходов», – сказала Гульмира Пернебаева.

Спорный проект

На днях Нацбанк опубликовал проект постановления правления «Об утверждении Правил организации обменных операций с наличной иностранной валютой в РК», в котором предусматривается, что уполномоченным организациям (обменным пунктам) необходимо увеличить уставный капитал до 100 млн тенге. Согласно пока действующей редакции: 30 млн тенге – для обменных пунктов в городах республиканского значения, 20 млн тенге – для городских обменных пунктов и 10 млн тенге – для региональных. Кроме того, обменные пункты должны будут обеспечивать наличие на своих банковских счетах денег в тенге или иностранной валюте в размере 20% от суммы уставного капитала (дополнительный резерв). При обмене любой суммы клиентам необходимо будет указывать аспортные данные, ИИН и информацию о месте жительства (сегодня эти требования действуют только для сделок свыше 500 тыс. тенге). Также изменился режим работы обменного пункта в пределах с 10:00 до 19:00. Предполагается, что нормы постановления начнут действовать с января 2020 года.

Предприниматели считают, что подобные нововведения – прекрасная почва для роста криминала.

«Они хотят, чтобы люди приходили с удостоверением и фиксировали все свои персональные данные вплоть до места жительства. Но Закон «О защите персональных данных» не распространяется на эти организации. То есть все данные этих людей, которые совершают какие-то финансовые операции, пусть даже обмен 100 долларов, просто могут быть слиты каким-то криминальным элементам», – предполагает председатель Ассоциации обменников Шымкента Хилола Назарметова.

В НПП «Атамекен» Шымкента считают введенные новшества и установленные ставки ФСН барьерами республиканского и местного уровня, которые негативно сказываются на предпринимательской деятельности в целом и на экономическом показателе региона в частности.

«Как мы видим, негативная сторона от этих нововведений очевидна. В связи с установлением максимальной ставки фиксированного налога уже 24 организации в течение 2018 года прекратили свою деятельность, в 2019 году их будет еще больше, основную часть которых составляют микробизнес и малый бизнес. То есть в условиях нестабильности мировых финансовых рынков и колебаний курсов иностранных валют уполномоченные организации, осуществляющие обменные операции с иностранной валютой, несут большие риски и убытки», – отметил заместитель дирктора НПП «Атамекен» Шымкента Кайрат Акенов.

Стоит отметить, что в этой связи Палатой предпринимателей уже был проведен ряд переписок с Шымкентским городским маслихатом, Управлением экономики и бюджетного планирования Шымкента, городским департаментом государственных доходов. 26 марта управление экономики направило письмо в ДГД о необходимости внесения соответствующих предложений по изменению ставок фиксированного налога, однако от ДГД ответа не последовало, также без ответа в ДГД оставили и два письма от НПП. В связи с чем члены совета приняли решение передать все материалы в прокуратуру.

Мира Бахытова, Шымкент

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

«На закупках у подрядчика нет прав, только одни обязанности»

Павлодарские предприниматели жалуются на неравность условий при конкуренции с российскими подрядчиками и на договоры с компаниями на площадке «Самрук-Казына».

20 Февраль 2020 13:42 1941

«На закупках у подрядчика нет прав, только одни обязанности»

Фото: Максим Морозов

В Павлодаре местные бизнесмены на встрече с представителями Палаты предпринимателей «Атамекен» подняли тему равноправия на тендерной площадке «Самрук-Казына». Это специализированный портал, где публикуются лоты подконтрольных фонду компаний, а также недропользователей и представителей крупного бизнеса.

Кручу, как хочу

Одной из наиболее распространенных проблем называют ситуации, когда крупные компании не спешат с выплатами даже при завершении всех работ со стороны подрядчика и истечении всех сроков, прописанных в контракте. Таким образом, получается, что обязательства действуют только в одну сторону. При малейшем нарушении со стороны подрядчика к нему применяются штрафные санкции, в то время как заказчики, будь то национальная компания или крупный недропользователь, зачастую на такие «мелочи» не обращают должного внимания.

«Договор заключили, но ответственности они никакой не несут. Если я протокол разногласий с ними подписываю, то обязательства там только у меня. По закону если заказчик идет как недропользователь, то оплата должна быть в течение 30 дней. Они заключают свободно с оплатой через 60 дней», – рассказал inbusiness.kz один из подрядчиков, пожелавший остаться неназванным.

Бизнесмен указывает, что при борьбе за лоты национальных компаний и недропользователей больше решают связи, чем качество, сроки поставки или даже законы. По его словам, был случай, когда один из недропользователей для своего казахстанского предприятия выкладывал лоты на поставку антиобледенителей на российском портале закупок.

«Я добился того, чтобы они выложили его у нас. Они в итоге сделали в две партии – маленькой на 60 тонн и крупной на 1000 тонн. На одном из семинаров представитель компании заявил мне: «Вот, вы выиграли 60 тонн. Радуйтесь, будете ставить», – рассказал предприниматель.

Из этого объема у него приняли только 15 тонн. Остальные 45 тонн точно таких же антиобледенителей принимать отказались, уверяет он.

«Что касается крупной партии, то меня просто выкинули с первого же этапа конкурса, практически ничем не аргументируя. Таких прецедентов масса. Если несколько лет назад были такие разговоры, что «отойди от этого конкурса, мы тебе дадим другой», то сейчас просто напрямую отказ», – сказал подрядчик.

СТ-KZ – не панацея

СТ-KZ – это специальный сертификат, который подтверждает, что товар действительно был произведен или переработан на территории Казахстана. Его используют для участия в закупках на территории РК, например в тендерах недропользователей для получения преимущества в сравнении с иностранными поставщиками.

Однако на деле, по словам павлодарских подрядчиков, СТ-KZ  далеко не всегда дает какие-то преференции или скидки казахстанским производителям. У крупных компаний может быть свое мнение.

«Сказать честно? Топ-менеджеры говорят: «Можешь со своим СТ-KZ в туалет сходить», – заявил подрядчик.

Туманное будущее

«У нас скоро производителей не останется. Останутся только сельхозники и производители пищевой продукции. У меня друзья тоже занимаются различными производствами. Тоже все вяло загибаются, потому что работать становится невозможно. Поддержки государства нет, только гнобление», – рассказывает предприниматель.

Начальник отдела сопровождения проектов павлодарской палаты «Атамекен» Амир Баисов в свою очередь сказал, что в конце февраля планируется собрание с участием крупного системообразующего бизнеса, и предложил вместе поднять этот вопрос там. На площадке при Палате предпринимателей действует региональная комиссия по увеличению местного содержания, которую до последнего времени возглавлял экс-аким Павлодарской области Булат Бакауов. Сейчас в связи со сменой руководства региона пока неясно, когда и в каком составе она возобновит свою работу.

«С инициативы Палаты предпринимателей «Атамекен» несколько раз выдвигалась идея о создании единой площадки с едиными правилами закупок, но пока не получается все это соединить воедино», – сообщил inbusiness.kz Баисов.

В целом в Палате предпринимателей отмечают, что такие инциденты далеко не единственные случаи. Подобные взаимоотношения заказчика и подрядчика становятся системной проблемой для казахстанского бизнеса.

Руслан Логинов

Какие законы в Казахстане готовят для предпринимателей

В НПП «Атамекен» рассказали, как это отразится на бизнесе.

20 Февраль 2020 10:38 385

Какие законы в Казахстане готовят для предпринимателей

Снижение порога на учет по НДС, исключение из вычетов товаров без ЭСФ и другие проблемы налогообложения МСБ, которые поднимались в рамках первого заседания регионального совета Палаты предпринимателей, председатель регионального совета НПП «Атамекен» Алматы Максим Барышев обсудил с корреспондентом inbusiness.kz.

Первый важный вопрос, который затронул Максим Барышев, – сокращение суммы оборота бизнеса при постановке на учет по НДС. Согласно законодательной инициативе, предусмотрено снижение порога для постановки на учет по НДС с 30 000 МРП до 20 000 МРП (то есть с 79,5 млн тенге до 53 млн тенге). Председатель регионального совета отметил, что у малого бизнеса нет зачетного НДС, и после освобождения от налогов в размере 3% (подоходного и социального) они обязаны будут платить 12% НДС, что значительно увеличит их налоговую нагрузку.

«В эту разницу попадает около 20 тысяч действующих субъектов малого бизнеса, не имеющих зачетной стороны НДС. Платить 12% с продаж – это колоссальная сумма. Этот процент может быть всей прибылью бизнесмена. Вдобавок к этому предпринимателям придется брать в штат бухгалтеров для ведения учета, выписки ЭСФ и составления налоговой отчетности. Поэтому мы против этой нормы», – сказал собеседник.

Второй вопрос – истечение срока исковой давности по налоговым спорам. В связи с чем в Налоговом кодексе от 25 декабря 2017 года предусмотрели срок исковой давности три года с введением с 1 января 2020 года. Но у комитета государственных доходов иное мнение о сроках.

«КГД считает, по налоговым обязательствам и требованиям, возникшим до 1 января 2020 года, срок исковой давности будет составлять пять лет. Мы отправили письмо в министерство национальной экономики, чтобы устранить неточность, и добились того, что срок исковой давности следует считать три года, а именно 2017, 2018, 2019 годы», – отмечает Максим Барышев.

Третий важный вопрос, который отметил председатель регионального совета, – обсуждение законодательной инициативы по исключению из вычетов с 1 января 2018 года расходов, не подтвержденных электронными счетами-фактурами.

«Приведу пример. Электронные счета-фактуры (ЭСФ) – это не первичная документация. Когда совершается сделка, она документируется первичной документацией. На основе нее выписывается ЭСФ, подтверждающий создание сделки. ЭСФ непосредственно помещается в систему комитета государственных доходов. КГД видит все сделки плательщиков НДС. Это сделано для того, чтобы некоторые плательщики возвращали НДС за товар, который они продают за границу, и по цепочке ЭСФ отслеживаются полностью все товары, работы и услуги, которые это крупное предприятие купило. Для того чтобы вернуть из бюджета НДС, оно должно подтвердить не только первую линию своих продавцов (у кого купило), но и продавшая сторона также должна подтвердить у своих контрагентов, что услуги были куплены с НДС», – объясняет собеседник.

То есть из вычетов предлагается исключить все приобретенные товары и услуги, на которые не был выставлен ЭСФ: приобретения у малого и среднего бизнеса – неплательщиков НДС; приобретения у нерезидентов; расходы на иные товары, работы и услуги, по которым либо законодательно не предусматривается выписка ЭСФ по НДС в электронном виде, либо ЭСФ по НДС выписан с ошибкой.

«Как это будет выглядеть на практике: ТОО покупает товар за 1000 тенге (без ЭСФ) и продает его за 1200 тенге (20% торговая наценка) при этом согласно действующему законодательству ТОО оплачивает налог КПН 20% от разницы 1200-1000 = 200 тенге. КПН 200*20% = 40 тенге. Предлагаемые изменения гласят, что, если товар приобретен без ЭСФ, надо обложить всю сумму 1200 тенге налогом КПН 1200*20% = 240 тенге. Получится, что налог будет больше, чем торговая наценка. Это однозначно может привести к банкротству», – сказал он.

Новые правила могут привести к тому, что бизнес будет работать в убыток. Бизнесмены, работающие по упрощенной системе, не смогут работать с крупными или средними предпринимателями, плательщиками НДС. Предполагаемая норма ухудшит положение малого бизнеса, у которого нет обязательств выписывать ЭСФ, так как компании, работающие на общеустановленном режиме, будут вынуждены игнорировать их в своей предпринимательской деятельности. Кроме того, отсутствие возможности отнесения на вычеты по договорам с нерезидентами (так как нерезиденты не смогут выписать ЭСФ) также отрицательно скажется на бизнесе.  По мнению Максима Барышева, компаниям, привозящим товар из-за границы, остается работать с розницей. А те, кто не выписывает ЭСФ, останутся за бортом.

«Еще одна категория затрат – это работа с частными лицами. Например, фрилансеры получают доход с нескольких изданий по договору гражданско-правового характера. Естественно, такие люди ЭСФ никак не будут выписывать. Это сложно, и частные лица даже не смогут в структуре ЭСФ зарегистрироваться. А по нашему законодательству сейчас издательство платит за этих людей пенсионку и индивидуальный подоходный налог (ИПН) по договору гражданско-правового характера (ГПХ). В итоге оно платит 20% налогов на них, но не может взять на вычет эти расходы. Этих сумм как будто и не было. Это толкает платить зарплаты в черную. Итого государство сразу недополучит пенсионные и ИПН от фрилансеров», – пояснил Максим Барышев.

НПП «Атамекен» направила письма в акимат города, министерство национальной экономики РК и министерство финансов РК о мнении бизнеса Алматы по данным вопросам.

Мария Галушко

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: