DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 324,92 Brent 36,55
Офицеры, обвиняемые по делу о терактах в Актобе, сделали громкое заявление

Офицеры, обвиняемые по делу о терактах в Актобе, сделали громкое заявление

По их словам, подвергшаяся нападению вооруженных экстремистов воинская часть не охранялась должным образом, а у наряда на КПП в/ч 6655 для отражения атаки в руках были только резиновые дубинки.

25 Декабрь 2016 13:15 8891

Офицеры, обвиняемые по делу о терактах в Актобе, сделали громкое заявление

Автор:

Семен Данилов

В военном суде актюбинского гарнизона идет слушание уголовного дела в отношении двух офицеров воинской части 6655 Нацгвардии РК, которых обвиняют в нарушении устава во время теракта 5 июня.

Правда, военнослужащие этого подразделения уже с приставкой «экс». К тому же, теперь их еще обвиняют по части 2 статьи 447 УК РК «Нарушение уставных правил несения внутренней службы или патрулирования в гарнизоне, повлекшее тяжкие последствия, либо совершенные группой лиц или группой лиц по предварительному сговору».    

В то июньское воскресенье майоры Кайнарбек Тастамбеков и Каиргали Уражанов несли службу на территории части. Первый заступил дежурным по части, второй – его помощником.

Обвинение настаивает, что оба офицера в момент нападения действовали не по уставу, не применили оружие и не развернули специальный план по отражению атаки.   

«Тастамбеков 5 июня, наблюдая происходящее внезапное групповое вооруженное нападение 17 человек на воинскую часть 6655, опасаясь за свою жизнь, умышленно не обеспечил выполнение уставных правил несения внутренней службы, согласно которому дежурный по части в особых случаях был обязан дать команду дежурным по подразделениям на закрытие входных дверей в казармах на запоры», - сказал суду гособвинитель Торегали Бакиров.

Также в обвинении говорится, что дежурный по части и его помощник, спасая свои жизни, оставили в помещении дежурного по части военнослужащего, а сами убежали через окно туалета на первом этаже. Плюс ко всему, они не применили по нападавшим имеющееся у них табельное оружие.

Однако у подсудимых отличная от обвинения позиция и интерпретация произошедшего.

Они полностью свою вину не признают. Каиргали Уражанов сказал, что вину признает только в части того, что не применил оружие.

А Кайнарбек Тастамбеков сделал громкое заявление (в перерыве судебного заседания), в котором сказал, что нападавшие застали военных врасплох, потому что воинская часть   6655 не охранялась должным образом. Военнослужащие, заступившие в наряд на КПП, были вооружены только резиновыми дубинками. Собственно, регламент несения службы сохранился со времен СССР.

«Нас не оповестили о происходящем в городе, хотя обязаны были сразу сообщить об этом (до атаки на часть экстремисты напали на магазин «Паллада», где похитили около двух десятков единиц нарезного и гладкоствольного оружия, а также ножи и патроны, убив при этом двух человек. После чего захватили автобус городского маршрута №1, которым и протаранили ворота воинской части – прим авт.). Если бы это было сделано, то мне, как дежурному, хватило бы 7-8 минут, чтобы всю часть поднять «в ружье» и встретить террористов автоматами. Но у меня на это не было времени», - сказал Тастамбеков.        

По словам подсудимого офицера, оповестить служащих в/ч 6655 о ЧП в Актобе должен был центр оперативного управления ДВД, куда поступают звонки «горячей линии» и фиксируются все происшествия.

«Мы звонка от ЦОУ ДВД в тот день не получили, хотя их камеры стоят по всему городу. Поэтому и произошла такая трагедия в нашей части. Вы обратите внимание, что в здании суда стоит часовой с автоматом и 60 патронами к нему. А у нас воинскую часть охраняют с резиновой дубинкой», - прокомментировал Тастамбеков.

Кайнарбек Тастамбеков рассказал, что при нападении на часть он не прятался от террористов и отстреливался из своего пистолета, как положено. Из шестнадцати патронов (а это две обоймы по 8 патронов каждая) он израсходовал четырнадцать, оставив два на крайний случай.  

Нападавших было много, Тастамбеков (по его словам) решил спасти трех солдат, отведя их в правое крыло штаба. Там убежищем стало помещение санузла. Из туалета офицер выпрыгнул в окно и побежал в узел связи. Там поручил связистам, чтобы оповестили региональное командование «Батыс», которое находится в Уральске.

Кстати, рядовые – военнослужащие срочной службы в/ч 6655, которые проходят свидетелями по этому делу – подтвердили, что были вооружены лишь резиновыми дубинками.

Например, об этом заявил суду свидетель Рамазан Мусабаев. В тот день он был в патруле. Солдат, когда увидел, что часть атакуют неизвестные в черной одежде, сразу побежал в штаб. Там, по его словам, он столкнулся с майором Тастанбековым и солдатами, которые бежали в сторону туалета. 

«Дежурный по части побежал в сторону туалета – я за ним. Забежал я последним, поэтому закрыл дверь на щеколду», - сказал суду рядовой Мусабаев.

По его словам, (и еще двух свидетелей – солдат подтвердивших) майор Тастамбеков забежал в туалет на первом этаже штаба, откуда через окно вместе с помощником дежурного по части Уражановым покинул здание.

При опросе свидетелей участников процесса интересовало, получали ли солдаты какие-либо приказы от командования. Рядовой Мусабаев ответил, что ничего, кроме стрельбы не слышал. То есть, находился в состоянии шока. Действия остальных военнослужащих срочной службы, судя по их показаниям, были никем не скоординированы.

Если вина майоров по вменяемой им статье УК РК будет доказана, то офицерам «светит» до пяти лет за решеткой.

Тастамбеков является отцом трех детей. У майора Уражанова двое: полуторогодовалая дочь и двухмесячный сын.

Напомним, 5 июня группа религиозных радикалов напала в Актобе на оружейные магазины «Паллада» и «Пантера», а также на воинскую часть 6655 Нацгвардии РК. В результате погибли четверо гражданских трое военнослужащих  

Слушание дела, которое проходит в открытом режиме, продолжается. По нему также проходят трое потерпевших и 14 свидетелей. Интересы военных защищают два адвоката. Подсудимые находятся под подпиской о невыезде.

Семен Данилов

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

«Мне иногда кажется, что в индустриальную зону нас заманили»

В Актобе открылся цех по выпуску биг-бэгов.

17 Август 2019 09:09 6974

«Мне иногда кажется, что в индустриальную зону нас заманили»

О бизнесе, проблемах и перспективах в интервью inbusiness.kz рассказала директор ТОО FIBC KAZAKHSTAN Ботагоз Тайбукенова. 

– Биг-бэги – это очень большие мешки, для чего они нужны?

– Правильнее будет сказать, что биг-бэги  это мягкие контейнеры разового использования (МКР). Они действительно представляют собой большие прочные мешки, но с грузоподъемными стропами различной конструкции. Грузоподъемность биг-бэгов – от 500 до 2 000 килограммов. И притом биг-бэги сшиты не из вредного с точки зрения экологии полиэтилена, а из полипропилена, полностью разлагающегося без вреда для окружающей среды. 

– Почему решили заняться этим бизнесом?

– Компании брата просто необходимы биг-бэги для фасовки извести, вот мы и подумали: «А зачем покупать за рубежом, когда можно производить самим?». Начинали с двух специальных машинок для шитья биг-бэгов, но каждая из них стоит как неплохой автомобиль. Простые швейные машинки для шитья биг-бэгов не подходят, шов должен быть очень прочный, ведь в биг-бэг могут загрузить до двух тонн сыпучих материалов. Надо сказать, что использование биг-бэгов при перевозке сыпучих материалов, особенно ядовитых и опасных для окружающей среды, является обязательным по экологическим требованиям.

– Вы открыли цех в индустриальной зоне «Актобе».

– Мне иногда кажется, что в индустриальную зону нас заманили. До этого мы поменяли три здания. Сначала был небольшой цех. Затем арендовали помещение побольше. Когда мы стали выпускать вагонные вкладыши и участвовать в тендерах, нужно было пройти квалификацию. Ведь потенциальными заказчиками выступали очень крупные компании, такие как «Норт Каспиан Оперейтинг Компани Н.В.» и «Тенгизшевройл».

– Вы проводили маркетинговые исследования рынка, чтобы узнать какую нишу на рынке можете занять?

– Конечно, мы изучали потребности местного рынка. Если ты инвестируешь в производственный проект, то должен быть уверен в сбыте продукции. Одно предприятие-потребитель на рынке – конечно же, мало. Основной наш клиент, благодаря которому мы движемся вперед, – «Тенгизшевройл».

Производств, подобных нашему, в Казахстане два и у них полный цикл – производят ткань и шьют из нее продукцию. Сначала мы тоже хотели запустить полный цикл. Но это очень тяжело, нужны большие инвестиции. Поэтому решено было пойти поэтапно. Нам предложили два гектара земли в индустриальной зоне, где и был построен наш цех, а в планах построить фабрику. Уже посчитали, во сколько обойдется строительство фабрики полного цикла – такой проект реализуется в четыре этапа и оценивается примерно в 1 млрд тенге.

– Сколько было инвестировано в проект на первоначальном этапе?

– На первом этапе освоено 200 млн тенге – построен и запущен раскроечный и швейный цех.

Первые две машинки нам обошлись примерно в 10 тысяч долларов. Вложили свои деньги и до сих пор не используем заемные средства. Постепенно начали докупать другое оборудование. Открытие нового цеха – это завершение осуществления первого этапа строительства Актюбинской полимерной фабрики. Здесь работают 30 человек. Предприятие сейчас работает только на 40% проектной мощности.

– Какой объем реализуемой продукции сделает предприятие рентабельным?

– 1 млн биг-бэгов в год. Или около 100 тысяч в месяц.

Сейчас у нас 17 производственных машин, и на этом оборудовании мы можем производить 30 тысяч вагонных вкладышей и 300 тысяч биг-бэгов в год. После полной реализации проекта планируем увеличить мощность до 1 млн мешков в год.

На втором этапе планируется расширение производственного цеха. На третьем – строительство цехов для экструдирования полипропилена и подготовка собственной сырьевой базы. На окончательном этапе планируется приобретение оборудования для экструдирования полипропилена и выход на производственную мощность в 1 млн МКР в год.

– Какие сложности есть у вашего бизнеса?

– Наш бизнес работает в формате В2В. То есть только для предприятий. Обычной рекламой или какими-то акциями ничего не продвинешь. Нужны другие инструменты. Самый главный – тендер. Мы сейчас участвуем во всех тендерах.

Проблемы создает волатильность курса тенге. У меня работают 30 человек, вдруг что-то пойдет не так, как им буду в глаза смотреть, если придется закрывать или замораживать производство?

– Кредитов на развитие бизнеса брать не планируете?

– На свои средства мы уже не потянем. Сейчас наша задача – ввести объект в эксплуатацию и выкупить землю, на которой стоит цех и в будущем будет находиться фабричный комплекс. СПК дал нам землю в аренду на 49 лет, но с правом выкупа. Чтобы выкупить землю, нужны деньги. Но банк не дает кредит под залог производства, если земля арендованная. На сегодня это проблема номер один. Другая проблема – сбыт. Наши российские партнеры рассказали, что у них работает закон, согласно которому большие предприятия отдают 15% заказов малому бизнесу. У нас такого, к сожалению, нет.

– В индустриальной зоне дорогая земля?

– Чтобы выкупить землю, необходимо 38 млн тенге. На эти деньги я могу построить второй цех. Было бы замечательно, если бы земля оставалась в аренде, а нам дали возможность брать кредиты. Да, мы взяли обязательства вложить собственные средства, но дальше без кредитов никак. Какой-то замкнутый круг получается, но этот вопрос мы все  равно решим.

Семен Данилов

В Актобе проверили проекты ПРООН

Была протестирована новая система раннего предупреждения о ЧП на Актюбинском водохранилище стоимостью 340 тыс. евро.

06 Май 2018 18:48 1535

В Актобе проверили проекты ПРООН

Дипломатическая миссия ЕС и ПРООН осмотрела новую систему раннего предупреждения, установленную Европейским Союзом и Программой Развития ООН на Актюбинском водохранилище.

Постоянный координатор ООН и постоянный представитель ПРООН в Казахстане Норимаса Шимомура и глава Департамента сотрудничества Представительства Европейского Союза в Казахстане Йоханнес Стенбек Мадсен ознакомились с новой системой раннего предупреждения.

Она была установлена Европейским Союзом и Программой Развития ООН (ПРООН) на Актюбинском водохранилище в рамках пилотного проекта «Безопасность и комплексное использование гидротехнических сооружений (ГТС) в Актюбинской области». Это первый этап, стоимость которого – 340 тыс. евро.

Второй этап проекта – разработка бизнес-модели по повышению эффективности управления ГТС с развитием многопрофильного рентабельного бизнеса на базе Каргалинского водохранилища Актюбинской области. На него ЕС выделил сложности 250 тыс. евро. На эти деньги составлено технико-экономическое обоснование для использования потенциальных мощностей водохранилища с учетом установки минигидроэлектростанции. Уже получено положительное заключение государственной экспертизы.

Пилотный проект в области является частью еще более масштабного совместного проекта ЕС и ПРООН «Поддержка Казахстана для перехода к модели зеленой экономики». Проект полностью финансируется Европейским Союзом на сумму 7,1 миллиона евро.

Внедрение новой системы предупреждения на актюбинском водохранилище должно позволить на 25% сократить риск затопления прибрежной территории и спрогнозировать чрезвычайную ситуацию за 24 часа до ее возникновения.

«Проект «Поддержка Казахстана для перехода к модели зеленой экономики» помогает Казахстану трансформировать свою экономику и поставить ее на «зеленые» рельсы. Он реализуется совместно с ПРООН. В рамках этого проекта мы обеспечиваем необходимым оборудованием, которое обеспечивает энергоэффективность. В Актобе мы установили систему раннего предупреждения на ГТС. Этот проект для нас очень важен хотя бы по тому, что Казахстан и страны ЕС – хорошие торговые партнеры. Сотрудничество с ЕС помогает диверсифицировать экономику Казахстана. Также и для нас это создает возможности в сфере бизнеса. Например, в системе раннего предупреждения есть оборудование производства Германии. Для Казахстана, в свою очередь, повышается безопасность в системе водообеспечения и его эффективность.

В теле плотины, на которой мы находимся, установлены датчики, которые замеряют температуру, давление и другие параметры. Информация от них передается в специальную «умную» систему. Там она обрабатывается. Система принимает интеллектуальное решение о рисках, о том, когда необходимо сделать сброс, чтобы понизить давление», - рассказал Йоханнес Стенбек Мадсен.

Цель подобных проектов – протестировать их, чтобы в дальнейшем эти новые технологии были реплицированы по всему Казахстану. Но для этого государству придется изыскивать средства. К тому же необходимо привлекать бизнес.

Если говорить о втором этапе проекта, – ГТС с развитием многопрофильного рентабельного бизнеса на базе Каргалинского водохранилища - то там планируется построить минигидроэлектростанцию. В комплекс предполагается включить теплицы, рыбное хозяйство и объекты туристического бизнеса. Но только составление проектно-сметной документации оценивается в 3,4 млрд тенге.

Европейские специалисты уверяют, что здесь возможно ведение бизнеса с рентабельностью 5,5 – 17,3%. Срок окупаемости – от 4,5 до 13 лет. Это позволит создать 35 «зеленых» рабочих мест.

В свою очередь Йоханнес Стенбек Мадсен отметил, что уже сейчас прорабатываются вопросы о сотрудничестве с бизнес-структурами и местными исполнительными органами.

«В первую очередь вы должны заострить свое внимание на том, что гидроэлектростанция должна управляться бизнесом-структурами. Доходы и выгода, получаемые от этой электростанции, должны работать только во благо, - сказал представитель ЕС в Казахстане.

Норимаса Шимомура отметил, что данный проект имеет огромное значение не только на региональном и республиканском уровне, но и на международном. И без фондирования ЕС он бы не состоялся.

«Подобные проекты решают не только проблемы безопасности, но и социального аспекта – в сфере возобновляемых источников энергии, создании новых рабочих мест. Мы надеемся, что эта программа на национальном уровне вносит свой вклад в диверсификацию и развитию зеленой экономики страны. Хочу отметить, что на глобальном уровне лидеры стран мира согласовали «Сендайскую рамочную программу по снижению риска бедствий». И данный проект – шаг в эту сторону», - подчеркнул постоянный представитель ПРООН в Казахстане.

Реконструкция может не только предотвратить серьёзные последствия паводков, но и ежегодно дает занимающимся орошением аграриям дополнительные кубометры поливной воды,- сообщила пресс служба акимата. В 2016 году аким области Бердыбек Сапарбаев отмечал, что заинтересован в том, чтобы именно Актобе стал пилотной территорией реализации проекта ПРООН.

Кроме того, в апреле 2017 в Актюбинской области более 1 500 человек были эвакуированы в результате паводка. Тогда в реку Илек, на котором находится Актюбинское водохранилище, в ходе интенсивного таяния снега нерегулируемые стоки поступали в объеме 595 кубических метров в секунду. Всего в Актобинской области три крупных водохранилища: Каргалинское, Актюбинское и Саздинское. Сток из которых поступает на территорию областного центра. 

Семен Данилов 

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: