Баннер втб
RU KZ
Рекламный баннер Dell
ОПЕК, Россия и Казахстан: лебедь, рак и щука?

ОПЕК, Россия и Казахстан: лебедь, рак и щука?

09:27 29 Октябрь 2016 5394

ОПЕК, Россия и Казахстан: лебедь, рак и щука?

Автор:

Несмотря на все заявления и намерения, картель увеличивает добычу и долю рынка.

28-29 октября в Вене пройдет очередное заседание ОПЕК, на которое было приглашено 12 других стран - Россия, Казахстан, Азербайджан, Оман, Египет, Бахрейн, Боливия, Тринидад и Тобаго, Колумбия, Мексика, а также Норвегия и Канада. 

Традиционные «сенсационные утечки» уже начались до начала самой встречи (причем противоречащие друг другу): страны ОПЕК готовы снизить добычу на 4%; Россия отказывается снизить добычу, но заморозит ее; страны ОПЕК не пойдут на снижение без Ирака, а Ирак отказывается снижать или замораживать и т.д. 

Что же происходит с ОПЕК? Почему все последние заседания проходят в формате ОПЕК + другие нефтедобывающие страны? Способен ли Казахстан внести свою лепту в рост мировых цен, или это приглашение «авансом» на будущее? Попытаемся ответить, взглянув на это сквозь призму истории.

Что представляет из себя картель сейчас: это 14 нефтедобывающих стран - Алжир, Ангола, Эквадор, Габон, Индонезия, Иран, Ирак, Кувейт, Ливия, Нигерия, Катар, Саудовская Аравия, ОАЭ и Венесуэла. ОПЕК была создана в сентябре 1960 года пятью странами (Иран, Ирак, Кувейт, Саудовская Аравия и Венесуэла), позже к Организации присоединились другие страны, при этом Эквадор, Индонезия и Габон приостанавливали членство, однако затем вновь присоединялись. Последним возобновил членство Габон - в июле 2016 года (членство было приостановлено в 1995 году).

Рассмотрев октябрьский отчет ОПЕК, можно увидеть, что в сентябре 2016 года добыча странами картеля выросла на 220 тыс. б/с до 33,39 млн б/с (для сравнения Казахстан сейчас добывает чуть меньше 1,6 млн б/с), хотя буквально недавно страны заявляли о намерении снизить добычу в ноябре.

Если взглянуть на «краткосрочные» данные за 2014-2015 годы, то реальное снижение добычи произошло только у 6 стран, которые условно можно отнести ко второму и третьему «дивизиону»: Алжир (с 1,1 млн б/с в 2014 до 1,08 млн б/с в сентябре текущего года), Габон (с 222 тыс б/с до 211), Ливия (с 470 тыс б/с до 363 тыс б/с), Нигерия (с 1,95 млн б/с до 1,52), Катар (с 714 тыс б/с до 659) и Венесуэла (с 2,36 млн б/с до 2,09). Эти страны, в действительности, вносят относительно небольшой вклад в общие показатели картеля, при этом в доле чистого экспорта нефти их доля еще меньше вследствие высоких показателей внутреннего потребления.

В целом, с 2014 года добыча странами ОПЕК выросла с 31,01  млн б/с до 33,39 млн б/с, то есть на 2,38 млн б/с (+7,7%), что почти в 1,5 раза больше добычи Казахстана. Таким образом, несмотря на все заявления и намерения, картель увеличивает добычу и долю рынка! Стремясь при этом «принудить» к снижению/заморозке добычи остальные страны, не входящие в ОПЕК. Доля ОПЕК в мировой добыче по состоянию на сентябрь 2016 года составляет 35,4%.

И еще один исторический экскурс (уже более «долгосрочный»):  в 1965 году доля ОПЕК в мировой добыче составляла 44%, в «золотой век» (70-е годы) доля превышала 50%, а исторический минимум был зафиксирован в 1984-1985 годы - 27-28%, когда картель в ответ на снижение мировых цен начал снижать собственную добычу. С начала 2000-х доля ОПЕК росла.

Эта история важна для понимания того, какие настроения царят в Организации: в 80-х картель пошел на существенное снижение добычи, однако это не привело к желаемому росту цен - цены восстанавливались медленно, а другие страны, не входящие в ОПЕК, наоборот воспользовались ситуацией и нарастили производство (к примеру, СССР). 

Именно поэтому «фантомная память» не позволяет договориться уже 3 года - с 2014 года, когда цены начали снижаться - ни внутри ОПЕК, ни ОПЕК с другими странами.

Кроме того, страны ОПЕК неоднородны в плане структуры нефтяной отрасли: часть стран полностью или на 80-90% состоит из вертикально-интегрированных государственных компаний (к примеру, Саудовская Аравия), тогда как остальные страны не могут административными методами мгновенно снижать добычу.

Приглашение России на данные заседания логично: страна добывает свыше 11 млн б/с, из которых почти половина направляется на экспорт (в основном, в европейские страны). Однако, Россия не спешит присоединяться к данным инициативам, регулярно обновляя исторические максимумы добычи нефти. При этом глава «Роснефти», крупнейшей нефтедобывающей компании РФ, уже неоднократно заявлял, что компания не пойдет на снижение или заморозку производства. Тогда кто и как будет в ручном режиме снижать добычу в РФ?

В Казахстане ситуация еще сложнее: на долю Национальной компании «КазМунайГаз» приходится лишь четверть от общей добычи, при этом крупные месторождения контролируются и функционируют на условиях СРП (Соглашения о разделе продукции), влиять на которые практически невозможно.

Таким образом, ни Россия, ни тем более Казахстан де-факто не могут административными методами заморозить или снизить добычу. Ситуация напоминает известную басню: и ОПЕК, и другие страны хотят роста нефтяных цен, но при этом делают абсолютно противоположные вещи.

Отсюда можно сделать простой вывод - ОПЕК и другие страны не смогут договориться о заморозке или снижении добычи. Подобные договоренности будут носить массу исключений для некоторых стран (Иран, Ирак и др.), а каких-либо эффективных мер контроля/штрафов, естественно, не существует. 

Так почему же ОПЕК с завидной регулярностью говорит об этом? Ну, а что же им еще делать?! 

Поэтому и в конце октября, и в конце ноября (когда должно быть принято официальное решение) мы будем наблюдать одну и ту же картину: большое количество «утечек», официальных заявлений, прогнозов, которые исполнять никто не будет.

Приглашение Казахстана на подобные заседания, конечно, радует - нашу страну считают важной с точки зрения баланса предложения на нефтяном рынке, при этом приглашения можно назвать и «авансом» на будущее, ведь на горизонте 2020-х годов страна начнет добывать свыше 2 млн б/с. 

Но для «реального» влияния и игры по-крупному на уровне ведущих стран ОПЕК потребуется не только увеличение добычи, но и эффективные меры по регулированию добычи нефти, либо… усиление Национальной компании.

Олжас Байдильдинов