/img/tv1.svg
RU KZ
ОПЕК, Россия и Казахстан: лебедь, рак и щука?

ОПЕК, Россия и Казахстан: лебедь, рак и щука?

Несмотря на все заявления и намерения, картель увеличивает добычу и долю рынка.

09:27 29 Октябрь 2016 5354

ОПЕК, Россия и Казахстан: лебедь, рак и щука?

Автор:

28-29 октября в Вене пройдет очередное заседание ОПЕК, на которое было приглашено 12 других стран - Россия, Казахстан, Азербайджан, Оман, Египет, Бахрейн, Боливия, Тринидад и Тобаго, Колумбия, Мексика, а также Норвегия и Канада. 

Традиционные «сенсационные утечки» уже начались до начала самой встречи (причем противоречащие друг другу): страны ОПЕК готовы снизить добычу на 4%; Россия отказывается снизить добычу, но заморозит ее; страны ОПЕК не пойдут на снижение без Ирака, а Ирак отказывается снижать или замораживать и т.д. 

Что же происходит с ОПЕК? Почему все последние заседания проходят в формате ОПЕК + другие нефтедобывающие страны? Способен ли Казахстан внести свою лепту в рост мировых цен, или это приглашение «авансом» на будущее? Попытаемся ответить, взглянув на это сквозь призму истории.

Что представляет из себя картель сейчас: это 14 нефтедобывающих стран - Алжир, Ангола, Эквадор, Габон, Индонезия, Иран, Ирак, Кувейт, Ливия, Нигерия, Катар, Саудовская Аравия, ОАЭ и Венесуэла. ОПЕК была создана в сентябре 1960 года пятью странами (Иран, Ирак, Кувейт, Саудовская Аравия и Венесуэла), позже к Организации присоединились другие страны, при этом Эквадор, Индонезия и Габон приостанавливали членство, однако затем вновь присоединялись. Последним возобновил членство Габон - в июле 2016 года (членство было приостановлено в 1995 году).

Рассмотрев октябрьский отчет ОПЕК, можно увидеть, что в сентябре 2016 года добыча странами картеля выросла на 220 тыс. б/с до 33,39 млн б/с (для сравнения Казахстан сейчас добывает чуть меньше 1,6 млн б/с), хотя буквально недавно страны заявляли о намерении снизить добычу в ноябре.

Если взглянуть на «краткосрочные» данные за 2014-2015 годы, то реальное снижение добычи произошло только у 6 стран, которые условно можно отнести ко второму и третьему «дивизиону»: Алжир (с 1,1 млн б/с в 2014 до 1,08 млн б/с в сентябре текущего года), Габон (с 222 тыс б/с до 211), Ливия (с 470 тыс б/с до 363 тыс б/с), Нигерия (с 1,95 млн б/с до 1,52), Катар (с 714 тыс б/с до 659) и Венесуэла (с 2,36 млн б/с до 2,09). Эти страны, в действительности, вносят относительно небольшой вклад в общие показатели картеля, при этом в доле чистого экспорта нефти их доля еще меньше вследствие высоких показателей внутреннего потребления.

В целом, с 2014 года добыча странами ОПЕК выросла с 31,01  млн б/с до 33,39 млн б/с, то есть на 2,38 млн б/с (+7,7%), что почти в 1,5 раза больше добычи Казахстана. Таким образом, несмотря на все заявления и намерения, картель увеличивает добычу и долю рынка! Стремясь при этом «принудить» к снижению/заморозке добычи остальные страны, не входящие в ОПЕК. Доля ОПЕК в мировой добыче по состоянию на сентябрь 2016 года составляет 35,4%.

И еще один исторический экскурс (уже более «долгосрочный»):  в 1965 году доля ОПЕК в мировой добыче составляла 44%, в «золотой век» (70-е годы) доля превышала 50%, а исторический минимум был зафиксирован в 1984-1985 годы - 27-28%, когда картель в ответ на снижение мировых цен начал снижать собственную добычу. С начала 2000-х доля ОПЕК росла.

Эта история важна для понимания того, какие настроения царят в Организации: в 80-х картель пошел на существенное снижение добычи, однако это не привело к желаемому росту цен - цены восстанавливались медленно, а другие страны, не входящие в ОПЕК, наоборот воспользовались ситуацией и нарастили производство (к примеру, СССР). 

Именно поэтому «фантомная память» не позволяет договориться уже 3 года - с 2014 года, когда цены начали снижаться - ни внутри ОПЕК, ни ОПЕК с другими странами.

Кроме того, страны ОПЕК неоднородны в плане структуры нефтяной отрасли: часть стран полностью или на 80-90% состоит из вертикально-интегрированных государственных компаний (к примеру, Саудовская Аравия), тогда как остальные страны не могут административными методами мгновенно снижать добычу.

Приглашение России на данные заседания логично: страна добывает свыше 11 млн б/с, из которых почти половина направляется на экспорт (в основном, в европейские страны). Однако, Россия не спешит присоединяться к данным инициативам, регулярно обновляя исторические максимумы добычи нефти. При этом глава «Роснефти», крупнейшей нефтедобывающей компании РФ, уже неоднократно заявлял, что компания не пойдет на снижение или заморозку производства. Тогда кто и как будет в ручном режиме снижать добычу в РФ?

В Казахстане ситуация еще сложнее: на долю Национальной компании «КазМунайГаз» приходится лишь четверть от общей добычи, при этом крупные месторождения контролируются и функционируют на условиях СРП (Соглашения о разделе продукции), влиять на которые практически невозможно.

Таким образом, ни Россия, ни тем более Казахстан де-факто не могут административными методами заморозить или снизить добычу. Ситуация напоминает известную басню: и ОПЕК, и другие страны хотят роста нефтяных цен, но при этом делают абсолютно противоположные вещи.

Отсюда можно сделать простой вывод - ОПЕК и другие страны не смогут договориться о заморозке или снижении добычи. Подобные договоренности будут носить массу исключений для некоторых стран (Иран, Ирак и др.), а каких-либо эффективных мер контроля/штрафов, естественно, не существует. 

Так почему же ОПЕК с завидной регулярностью говорит об этом? Ну, а что же им еще делать?! 

Поэтому и в конце октября, и в конце ноября (когда должно быть принято официальное решение) мы будем наблюдать одну и ту же картину: большое количество «утечек», официальных заявлений, прогнозов, которые исполнять никто не будет.

Приглашение Казахстана на подобные заседания, конечно, радует - нашу страну считают важной с точки зрения баланса предложения на нефтяном рынке, при этом приглашения можно назвать и «авансом» на будущее, ведь на горизонте 2020-х годов страна начнет добывать свыше 2 млн б/с. 

Но для «реального» влияния и игры по-крупному на уровне ведущих стран ОПЕК потребуется не только увеличение добычи, но и эффективные меры по регулированию добычи нефти, либо… усиление Национальной компании.

Олжас Байдильдинов

Сделки с нефтегазовыми активами РК прошли законно

Генеральные прокуратуры Казахстана и Швейцарии прекратили рассмотрение дела без предъявления каких-либо обвинений.

29 Сентябрь 2020 15:00 4740

Прокуратура Казахстана и Швейцарии после всестороннего изучения материалов по факту обращения ряда граждан по факту незаконности ряда сделок с нефтегазовыми активами РК прекратила расследование без предъявления каких-либо обвинений еще в 2013 году. Об этом заявил первый заместитель генерального прокурора РК Берик Асылов во вторник, 29 сентября, выступая в нижней палате парламента. Напомним, на заседании комитета экономических реформ и регионального развития мажилиса парламента РК были заслушаны результаты проверки АО «НК «КазМунайГаз» по следам отдельных западных и отечественных публикаций о якобы незаконных операциях с казахстанской нефтью и газом и отмывании доходов.

По словам г-на Асылова, согласно заявлению ряда граждан, прокуратурой Швейцарии в 2010-2013 гг. было проведено расследование обстоятельств продажи ряда казахстанских нефтегазовых активов (включая продажу китайской CNPC государственного пакета акций нефтедобывающей компании «СНПС-Актобемунайгаз», приватизация компаний «КазСтройСервис» и Kazakhstan Petrochemical Industries, а также продажа акций компании «Мангистаумунайгаз») и причастности к этому Кулибаева Т. А..

Всестороннее изучение материалов заняло три года, и в конце 2013 года расследование Генеральной прокуратуры Швейцарии было прекращено. При этом правоохранительные органы Казахстана предоставили швейцарским коллегам все необходимые материалы в рамках оказания правовой помощи.

Более того, в ходе обсуждения стало известно, что министерством финансов Казахстана был проведен анализ полноты уплаты вышеуказанным физическим лицом и принадлежащими ему компаниями налогов и других обязательных платежей в бюджет. Анализ доходной части показал, что порядка 48% всех налоговых поступлений в госбюджет за 2015-2019 годы, или 45,6 трлн тенге, обеспечили 30 крупных групп налогоплательщиков.

Обвинения в неуплате налогов рассыпаются в данных минфина о существенности налоговых выплат. В частности, группа компаний Тимура Кулибаева за указанный период выплатила в бюджет 1,07 трлн тенге налогов. По этому показателю она занимает четвертое место в стране, если сложить налоговые отчисления от всех компаний группы. Ее опережают лишь ТОО «Тенгизшевройл», группа компаний «Самрук-Казына» (со всеми дочерними компаниями) и консорциум «Карачаганак Петролиум Оперейтинг Б.В.» (с учетом структурных подразделений). Более того, Кулибаев Т. А. является крупнейшим налогоплательщиком среди физических лиц в стране с показателем за тот же период в 12,2 млрд тенге.

В ходе проверки также Генеральной прокуратурой не выявлены факты занижения цен на экспортируемую из Казахстана нефть. Как пояснил присутствовавший на заседании комитета представитель министерства финансов РК, все сделки по экспорту нефти мониторятся и контролируются налоговыми органами на предмет соответствия законодательству о трансфертном ценообразовании. Иными словами, нефтегазовые компании не имеют права продавать нефть на экспорт ниже рыночных цен с учетом скидок на транспортировку нефти до пункта назначения и других корректировок – в противном случае налоговые органы произведут корректировку налогооблагаемого дохода экспортера нефти и доначисление ему сумм налогов.

Кроме того, все поставки нефти на экспорт из РК в страны Европы за рассматриваемый период осуществлялись на транспарентной основе в привязке к котировкам международных изданий Argus Media и Platt’s, что опровергает домыслы об экспорте нефти из РК по заниженным ценам и искусственном уменьшении налогооблагаемой базы казахстанских экспортеров нефти.

Говоря о КМГ, то ранее критике в прессе подверглись и европейские подразделения бывшего Торгового дома КМГ за якобы имевшие место факты финансирования частных расходов третьих лиц. По словам зампредседателя правления КМГ Данияра Берлибаева, соответствующие дочерние подразделения, в том числе «TH KazMunaiGas AG» (Швейцария), не могли допустить подобного рода нарушения по двум причинам.

«Первое – расходы дочерних структур ТД КМГ (капзатраты, накладные расходы и др), в том числе компании «TH KazMunaiGas AG», осуществлялись в рамках бюджетов, ежегодно утверждаемых родительской компанией – Торговым домом КМГ, бюджет которой в свою очередь утверждался на уровне головной НК «КМГ». Второе – все расходы дочерних структур ТД КМГ ежегодно аудировались всемирно известной аудиторской компанией Ernst&Young, отчеты которой выпускались без замечаний. Проверка Генеральной прокуратуры не выявила нарушений в данном вопросе», – подчеркнул топ-менеджер нефтегазовой компании.

Саян Абаев


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Доля Vitol в экспорте нефти из Казахстана менее 10%

Говорить о монополизации каналов поставок казахстанской нефти на внешние рынки швейцарским нефтетрейдером и использовании адмресурса не приходится – Генеральная прокуратура РК.

29 Сентябрь 2020 14:00 1768

Обвинения в адрес Казахстана в части предоставления швейцарскому нефтетрейдеру Vitol привилегированного положения на рынке, позволившему ему захватить «львиную долю» в экспорте казахстанской нефти за рубеж, не соответствуют действительности. Об этом во вторник, 29 сентября, заявил первый заместитель генерального прокурора РК Берик Асылов, выступая с докладом в мажилисе парламента касательно обвинений в незаконных операциях с казахстанской нефтью, газом и отмывании доходов. Факты, выявленные в ходе проверки, говорят об обратном, подчеркнул представитель надзорного ведомства.

«Согласно отчету министерства энергетики РК, за период с 2009 по 2019 год из страны всеми компаниями было экспортировано 752 млн тонн нефти, из которых группой компаний Vitol у НК КМГ, его дочерних структур и совместных предприятий было закуплено около 53 млн тонн нефти или около 7% от всего объема экспорта за десятилетний период», – акцентировал г-н Асылов.

Говоря о «львиной доле» Vitol в экспорте казахстанской нефти, он добавил, что почти 75% экспорта в объеме за прошлый год пришлось на операторов трех крупнейших месторождений страны: Тенгиз (ТОО «Тенгизшевройл», 29,7 млн тонн), Кашаган (компания «NCOC», 14,1 млн тонн) и Карачаганак (компания «KПО Б.В.», 10,1 млн тонн).

«Из указанного объема 45,78 млн тонн, согласно условиям соглашений о разделе продукции (СРП) и контрактов с Правительством РК, как отметил г-н Асылов, операторы проектов реализовали самостоятельно на международном рынке через свою независимую систему маркетинга и сбыта, так как освобождены от обязательств по поставкам на внутренний рынок», – подчеркнул Берик Асылов.

Остальной объем вывозимой из страны нефти, а именно 25,4% экспорта, обеспечили 58 компаний в сфере добычи нефти и газа. Более того, как подчеркнул первый вице-министр энергетики РК Мурат Журебеков, эти компании «в первую очередь обеспечивают поставки на внутренний рынок для нужд отечественных НПЗ, и только после этого осуществляют поставки на экспорт».

Доля продаж нефти Vitol со стороны подконтрольных АО НК «КазМунайГаз» нефтедобывающих предприятий в лице «Эмбамунайгаз», «ОзенМунайГаз» и «КазахТуркМунай» за 2009-2019 годы составила всего 2% или 1,23 млн тонн, заявил заместитель председателя правления нацкомпании Данияр Берлибаев.

Ранее ряд западных и отечественных СМИ опубликовали критические материалы в адрес властей Казахстана. В частности, речь шла о предоставлении нефтетрейдеру Vitol посредством «административного ресурса» монопольного положения и захвате «львиной доли» в экспорте экспортируемой из Казахстана нефти. Однако обнародованные в ходе проверки Генпрокуратуры факты говорят об обратном.

Саян Абаев


Подпишитесь на наш канал Telegram!