/img/tv.svg
RU KZ
DOW J 29 354,08 РТС 1 637,75 Hang Seng 29 002,59 FTSE 100 7 674,56 KASE 2 375,60 Золото 1 557,30
Погода:
-6Нур-Султан
-7Алматы
DOW J 29 354,08 РТС 1 637,75
Hang Seng 29 002,59 FTSE 100 7 674,56
KASE 2 375,60 Золото 1 557,30
От Исатая до Новороссийска

От Исатая до Новороссийска

Каспийский трубопроводный консорциум завершил все работы в рамках проекта расширения мощности трубопровода на территории Казахстана.

13 Октябрь 2017 16:38 3111

От Исатая до Новороссийска

Новости

Сегодня
19:42

Землетрясение произошло в Алматы

Сегодня
19:33

Проект итогового коммюнике конференции по Ливии предусматривает санкции в отношении нарушителей режима прекращения огня

Сегодня
19:17

Пользователи сообщают о сбое в работе WhatsApp

Сегодня
18:55

Иран пытается самостоятельно расшифровать черные ящики сбитого украинского "Боинга"

Сегодня
18:38

Больше всего жителей Алматинской области на приеме у полиции интересовала регистрация авто из ЕАЭС

Сегодня
18:11

В Казахстане состоялось празднование Всемирного дня снега

Сегодня
17:39

Столичный таксист присвоил деньги пассажирки, забытые в салоне

Сегодня
17:17

Иран может пересмотреть отношения с МАГАТЭ, если европейские участники СВПД не выполнят своих обязательств

Сегодня
16:28

Опознаны 169 жертв авиакатастрофы под Тегераном

Сегодня
15:34

Конор Макгрегор за 40 секунд нокаутировал Дональда Серроне в турнире UFC 246

Все новости

В прошедший четверг в Исатайском районе Атырауской области в торжественной обстановке ввели в эксплуатацию последнюю из строившихся казахстанских нефтеперекачивающих станций Каспийского трубопроводного консорциума (КТК).

В официальных документах этот объект значится как А-НПС-3А, но казахстанская сторона вышла с инициативой назвать ее в честь исторической личности этих мест Исатай-батыра. Именно с этой станции казахстанская нефть с трех крупнейших месторождений Западного Казахстана – Кашагана, Карачаганака и Тенгиза – попадает в трубопровод длиной свыше полутора тысяч километров и далее по нему доходит до морского терминала в порту Новороссийска, а оттуда наше черное золото уже уходит на мировые рынки. По последним данным, по КТК на экспорт уходит примерно 70% добываемой в Казахстане нефти.

На торжество по случаю запуска станции из Москвы и Астаны в регион прилетел целый десант высокопоставленных нефтяников, среди которых были генеральный директор КТК Николай Горбань, его заместитель по Казахстану Каиргельды Кабылдин, старший вице-президент национальной компании «КазМунайГаз» по транспортировке нефти Нуртас Шманов, аким Атырауской области Нурлан Ногаев...

Более подробно о планах КТК и о значимости новой НПС рассказал журналистам глава консорциума Николай Горбань в ходе пресс-конференции после завершения торжественной части. 

– Николай Николаевич, каковы возможности новой станции по прокачке нефти? Во сколько она обошлась консорциуму? И в каком объеме она позволит прокачивать кашаганскую нефть?

– Ввод этой станции даст возможность прокачки нефти из Казахстана в объеме от 52,5 до 60 миллионов тонн в год. Кашаганская нефть приходит в первую очередь на эту нашу станцию и потом уже идет дальше по трубопроводу до конечного пункта – морского терминала в Новороссийске. На данном этапе развития Кашаганского месторождения КТК готов принять любые объемы нефти.

Что касается стоимости строительства станции, то она составляет порядка 92 миллиардов тенге. Это включает в себя изыскательские, проектные и строительные работы, возведение жилого городка, энергетической подстанции  и других вспомогательных объектов. Я также хочу добавить, что с вводом станции в эксплуатацию создано 186 новых рабочих мест.

– Объем заявок на прокачку нефти по КТК на текущий год составил 65, 7 миллионов тонн. Можно узнать, насколько выполнен заявленный объем и сколько именно было перекачано казахстанской нефти и сколько российской?

– С начала 2017 года по конец сентября на Морском терминале было отгружено свыше 40 миллионов тонн нефти, из них свыше 36,5 миллиона тонн – это нефть казахстанских грузоотправителей, а чуть более 3,7 миллиона тонн – нефть российских грузоотправителей. Как видите, львиная доля приходится на казахстанское черное золото.

Причем могу дать данные конкретно по месторождениям за прошедшие девять месяцев. Так, КТК принял с Кашагана 5,2 миллиона тонн нефти, с Карачаганака – свыше 7,8 миллиона тонн, а с Тенгиза – 21,4 миллиона тонн.

– Появились ли какие-либо изменения по качеству смеси КТК в связи с приемом кашаганской нефти?

– Нет. С момента входа в трубопроводный КТК нефти с месторождения Кашаган качество нефти сорта CPC-Blend не претерпело существенных изменений.

– А если Кашаган выйдет на уровень 350-370 тысяч баррелей в сутки (сейчас суточный объем добычи на Кашагане составляет 200-220 тысяч баррелей в сутки. – Прим. автора), изменятся ли доли нефти с других месторождений Казахстана, отправляемой по КТК?

– Как и сейчас, так и в дальнейшем грузоотправители с месторождения Кашаган будут сдавать нефть в систему КТК в соответствии с приоритетными правами, которые им переданы акционерами консорциума, поэтому доля нефти с других месторождений значительно меняться не будет.

– А сможете назвать объемы прокачки на будущий, 2018 год? Ранее сообщалось, что предварительные заявки грузоотправителей на будущий год составили почти 67,5 миллиона тонн нефти, из которых около 58 миллионов тонн казахстанской нефти и 8,7 миллиона тонн российской.

– Не наша прерогатива давать прогноз по добыче нефти во всем Казахстане. Объёмы добычи зависят от производителей нефти. Наша зона ответственности – своевременная прокачка поступившей в «трубу» нефти.

Но могу сказать, что в 2016 году на КТК пришлось 68 процентов общего экспорта казахстанской нефти.

По 2018 году точные прогнозы пока давать преждевременно. Все зависит от грузоотправителей и их возможных планов по корректировке своих заявок на следующий год.  Но могу сказать, что система будет готова принять объемы в соответствии с проектными мощностями – 67 миллионов тонн в год.

– Но цифра в 67 миллионов тонн в год заявлялась после полного завершения проекта расширения, который должен быть осуществлен еще в прошлом году. Пока с запуском НПС в Казахстане консорциум завершил все работы только на территории нашей республики. Что еще предстоит сделать и почему затянулся процесс?

– Основные причины задержки связаны были с технологическими сложностями, которые возникли в процессе реализации проекта. Были и некоторые подрядчики, с которыми пришлось расстаться, и проблемы с поисками оборудования, получением землеотводов, разрешениями на строительство. Проект большой. В конце концов, все проблемы решились, но сроки сдвинулись.

После ввода А-НПС-3А в Атырауской области будет запущена в эксплуатацию последняя станция на территории России, в Калмыкии. Планируем, что в конце ноября мы начнем комплексное опробование станции под нефтью. В зависимости от результатов будет определена точная дата начала ее эксплуатации. И только после этого сможем сказать, что проект расширения завершен.

В целом затраты КТК по расширению нефтепроводной системы на 2017 год осуществляются в рамках утвержденного бюджета – 150 миллионов долларов.

– Среди акционеров КТК присутствуют крупные западные и американские компании. Какие-либо проблемы в связи с вводом санкций против России возникли с проектом расширения?

– Мы мониторим ситуацию и изучаем потенциальные риски, привлекаем к их анализу своих акционеров. Риска немедленного применения к консорциуму санкций или их автоматического наложения пока не усматривается.

Кульпаш Конырова

Астана – Атырау – Астана

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Есть ли в конфликте Ирана и США риски для казахстанской нефти

И как эта ситуация может отразиться на нефтяных ценах.

15 Январь 2020 15:35 1841

Есть ли в конфликте Ирана и США риски для казахстанской нефти

Фото: rbc.ru

Военное противостояние США и Ирана – двух крупнейших нефтяных держав – несет риски для мирового рынка нефти. «Нам удалось заблокировать 80% экспорта нефти из Ирана, и мы твердо намерены разобраться и с остающимися 20%», – сказал госсекретарь США Майк Помпео.

Иран же теоретически способен перекрыть Ормузский пролив, северный берег которого находится в его владении, а это стратегический для мирового рынка нефти объект, через который Персидский залив соединяется с Мировым океаном.

Как мировой рынок нефти ощущает ситуацию между США и Ираном, и может ли это каким-либо образом коснуться Казахстана? Inbusiness.kz поговорил об этом с советником генерального директора Казахского института нефти и газа Акбаром Тукаевым.

– Акбар Куанышбаевич, как ситуация между Ираном и США повлияет на мировой рынок нефти в долгосрочной перспективе? Пытаются ли США с помощью этого конфликта продвинуть на рынок свою сланцевую нефть?

– Иран и США – это страны из ТОП-10 мира по уровню запасов и добычи нефти. При этом Соединенные Штаты за счет сланцевого сектора являются основным генератором прироста нефтяного предложения на мировом рынке, а Иран играет существенную роль в функционировании ключевой нефтетранспортной артерии мира и на теневом рынке черного золота.

Противостояние этих стран – один из существенных факторов рынка уже 40 лет, с тех пор как крупнейшие транснациональные корпорации США лишились более 5 млн баррелей в сутки добычи нефти в Иране.

В текущих условиях любой намек на новый виток напряжения либо потепление отношений между этими странами способен изменить нефтяные цены, как минимум, на 2-3 доллара за баррель.

Кроме того, не исключено, что, оказывая давление на Тегеран, нынешнее руководство США пытается несколько переконфигурировать мировой рынок, усиливая ориентацию на легкие по плотности сорта нефти и готовя, таким образом, возможности для экспорта сланцевой нефти. В текущем своем виде нефтеперерабатывающие мощности планеты более чем на две трети ориентированы на средние и тяжелые по плотности сорта.

– Сколько нефти Иран сейчас поставляет миру? Какие страны для него являются потребителями, кому будет невыгодно терять Иран как поставщика?

– По имеющимся данным ОПЕК, сейчас Иран добывает около 2,1 млн баррелей в сутки. Текущие объемы нефтепереработки страны составляют около 1,7 млн баррелей в сутки. Таким образом, на внешние рынки Тегеран поставляет окольными путями и теневыми маршрутами порядка 400 тыс. баррелей в сутки, при этом уровень экспорта сократился примерно в пять раз по сравнению с 2017 годом.

Вместе с тем следует учитывать, что возросшие в последние годы мощности НПЗ Ирана позволяют перерабатывать всю добываемую в стране нефть. Полное отсутствие экспорта сырой нефти будет болезненно, но не смертельно для Тегерана.

От санкционных мер против Ирана больше всех пострадали Индия, Южная Корея, Турция и Япония, которые еще в начале 2019 года потребляли в совокупности почти 1 млн баррелей в сутки иранской нефти.

Сейчас в большинстве этих стран в результате вынужденного отказа возникли проблемы недозагрузки НПЗ. Так, к примеру, в Индии, третьем государстве мира по объемам потребления нефти, в 2018 году годовой прирост объемов нефтепереработки составлял 3%, а по итогам 2019 года ожидается минимальный рост показателя с недозагрузкой мощностей более чем на 6%.

Практически единственным крупным потребителем иранской нефти остался Китай. Но и там вследствие санкционного прессинга официальный объем закупаемой иранской нефти сократился за последний год в четыре раза и по последним данным составляет менее 150 тыс. баррелей в сутки. В отличие от Индии, в КНР произошло оперативное замещение иранского импорта поставками из России и Саудовской Аравии.

– Какова вероятность того, что Иран перекроет Ормузский пролив, и, если это произойдет, к чему может привести? Кто сейчас основные пользователи Ормузского пролива в обоих направлениях, какой объем нефти через него проходит в настоящее время?

– На мой взгляд, жесткое блокирование Ормузского пролива произойдет только в случае массированного военного удара по Ирану.

Это самый главный нефтяной пролив в мире, через который проходит порядка 70% нефтяного экспорта ОПЕК и около пятой части потребляемых в сутки объемов сырой нефти и конденсата в мире. В сутки через пролив транспортируется примерно 17 млн баррелей нефти и конденсата, из них около 40% приходится на поставки из Саудовской Аравии, около 15% – из Ирака, по 11% – из Кувейта и ОАЭ. В разрезе стран, куда идет нефть через Ормузский пролив: поставки осуществляются в КНР, Индию, Японию, Южную Корею, США, Сингапур и другие государства.

Таким образом, в случае перекрытия пролива нефтяные цены могут взлететь до 90-100 долларов за баррель.

– Какие риски несет конфликт между Ираном и США для Казахстана как нефтяного экспортера?

– На первый взгляд, противостояние Ирана и США не несет прямой угрозы казахстанской нефтяной отрасли. Порядка 80% экспорта нашей страны идет через систему КТК. Оставшаяся часть тоже далека от рассматриваемого региона напряженности.

Вместе с тем такой конфликт не нужен в целом глобальному рынку. Благодаря соглашению ОПЕК+ в настоящее время баланс спроса-предложения на нефть пришел к более или менее равновесному состоянию. Очень важно, что благодаря текущему уровню цен существенно замедлился рост производства нефти в сланцевом секторе США и глубоководной добыче в Бразилии.

В то же время резкое увеличение цены вследствие геополитических факторов приведет к стремительным всплескам добычи и в Северной Америке, и в Бразилии, и в ряде стран-участников ОПЕК+.

Елена Тумашова

Как реагирует нефтяной рынок на события в Иране

Своим мнением в интервью inbusiness.kz  поделился эксперт в нефтегазовой сфере Олжас Байдильдинов. 

08 Январь 2020 15:40 856

Как реагирует нефтяной рынок на события в Иране

На фоне эскалации событий на Ближнем Востоке нефть марки Brent торгуется выше $69 за баррель, цена выросла почти на 1% в среду.

По мнению эксперта, это эмоциональная реакция рынка, не более. При этом на поставках и физических объемах она не отразится.

«Есть очень интересная тенденция: какая бы война ни была, взять тот же Ирак в начале 2000-х, события в Ливии или Венесуэлу, нефтяная инфраструктура никогда не страдает. Никто не бомбит нефтяные скважины, не разрушает нефтяные заводы, нефтепроводы. Бывает разово (…) но ни одна война не приводила к срыву поставок нефти», – говорит он.

«Цены и фьючерсы могут подрастать, но это тоже очень условный фактор, он не долгосрочный, это больше эмоциональная реакция. При этом динамика разнонаправленная –  цены на нефть растут, а акции  нефтедобывающих компаний, которые работают в Персидском заливе, падают. Поскольку есть обеспокоенность, что их объекты могут быть повреждены. По экономическим канонам акции  компаний должны расти вслед за нефтью, но такой динамики нет», – отмечает он.

 Акции мировых нефтяных гигантов, не связанных с Ближним Востоком, тоже «особо не растут».

По словам собеседника издания, на этой ситуации обогатиться могут те, кто занимается нефтью, но не относится к Персидскому заливу  напрямую. «Это США, потому что они добывают много нефти, однозначно Россия. Казахстан, к сожалению, добывает не так много, и мы не так зависимы от этих событий, поэтому я не думаю, что Казахстан может что-то извлечь. Прирост может и будет (цен на нефть), но на тенге это отразится с обратной стороны», – считает Олжас Байдильдинов.

Нестабильность в Иране в какой-то мере все же выгодна Казахстану, ведь Иран, будь там все прекрасно, может увеличить поставки черного золота на мировой рынок. Но, с другой стороны, в случае оттепели  можно надеяться на восстановление прежних своп-операций с этой страной.

«Мы занимались некоторое время своп-поставками, поставляли нефть на север Ирана, где  ее не добывают, а они отдавали нам свою нефть с учетом коэффициентов в Персидском заливе. Это было очень перспективное направление», – говорит он.

 При этом он не видит причин для развязывания Третьей мировой войны, поскольку в регионе присутствуют интересы крупных игроков – Турции, Китая, России.

Айгуль Тулекбаева

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: