DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 304,04 Brent 36,55
Передел конкуренции

Передел конкуренции

Инициатива депутатов о регулировании нижнего порога цены при госзакупках ТРУ и сокращении доли субподряда не нашла сторонников в правительстве.

25 Апрель 2018 07:24 6359

Передел конкуренции

Автор:

Майра Медеубаева

Депутатский корпус предлагает ограничить предел демпинга в госзакупках, отменить практику закупок из одного источника, сократить предельные объемы передававаемых работ и услуг на субподряд до 1/3 (с нынешних 2/3 части). Соответствующее предложение озвучено на рабочей группе по законопроекту «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам госзакупок и закупок квазигоссектора». Разработчики поправок в профильный законопроект в лице Министерства финансов и представители бизнеса разошлись во взглядах на предлагаемые новеллы.

Демпинг VS конкуренция

Депутат Валихан Кайназаров предлагает определить размеры демпинга по каждому виду работ на уровне закона. На сегодня эти размеры определены правилами осуществления госзакупок. Минфин в лице директора департамента госзакупок Сабита Ахметова в целях гибкости предлагает данные вопросы продолжить определять на уровне правил, а не закона и не поддерживает поправку.

Стоит отметить, в статье закона сказано: при осуществлении госзакупок способом конкурса допускается представление демпинговой цены при условии внесения потенциальным поставщиком дополнительно к обеспечению исполнения договора суммы в размере, равном сниженной сумме от минимальной допустимой цены, не признаваемой демпинговой.

«Вы здесь перечеркиваете все условия: внесение обеспечения дает возможность поставщику снижать цену, и мы возвращаемся к тому, что имеем сегодня», – считает Валихан Кайназаров.

По данным Минфина, пять видов работ и услуг предусматривают демпинговую цену. Это строительно-монтажные работы (СМР), разработка проектно-сметной документации (ПСД) ТЭО, работы по экспертизе, услуги технадзора и в целом услуги. В этой связи правилами установлено: по СМР и ПСД демпинг признается, если цена ниже 5%, технический надзор – 10%.

«Учитывая, что, помимо СМР, технадзора, есть услуги, демпинг в которых доходит до 50%, мы их планируем оставить, так как ценообразование услуг непонятное. Понятное дело, если это товар либо работы, которые имеют ПСД, которая прошла госэкспертизу, тут вопроса нет – есть четкая цена, от которой можно отталкиваться. По услугам не все понятно, поэтому в этой части мы хотим дать возможность предоставлять цену, которая ниже 50%», - подчеркнул представитель Минфина.

По мнению зампреда Комитета по регулированию естественных монополий и защите конкуренции (КРЕМиЗК, антимонопольное ведомство) МНЭ Рустама Ахметова, поправка касается не только определения цены демпинга, этот вопрос концептуально меняет действующий закон о госзакупках и Предпринимательский кодекс.

«Действующий закон о госзакупках не запрещает демпинг, он говорит: если ты идешь ниже себестоимости, ты должен сделать обеспечение и выполнить условия договора. Предпринимательский кодекс тоже не запрещает реализацию товара ниже себестоимости субъектам предпринимательства. Этот запрет установлен только субъектам рынка, занимающим монопольное доминирующее положение, когда они, пользуясь рыночной властью, снижают стоимость и устраняют конкурентов. В этих случаях демпинг запрещен, во всех остальных случаях демпинг не запрещается», – отметил чиновник.

Минфин, в свою очередь, чтобы не препятствовать появлению новых компаний на рынке, предлагает установить пороги по работам первой и второй категории сложности, по третьей категории пороги не устанавливать, чтобы дать возможность молодым компаниям на объектах третьей категории сложности наработать опыт.

По мнению ТОО «КазХимПром», данная поправка будет эффективна в том случае, если будет прописано, что изменение в ПСД возможно только на более качественные, при сохранении цены.

«Если мы ставим цель добиться качества, и чтобы цена была нормальная, тогда надо сделать так, чтобы заказчик по данному бюджету не менял товар на менее качественный. У нас были случаи, кабеля с сечением 1000 квадратов меняли на 800, 500 – на 300, при этом в рамках выделенного бюджета. Мы дадим возможность акиматам покупать под весь бюджет, не факт, что он не раздутый, а потом они будут менять на менее качественные товары через 45-ю статью, и тем самым опять получим некачественное исполнение работ», – считает специалист компании.

Когда все «падают» одинаково

Другой немаловажный вопрос, которым задаются эксперты: если установить нижний порог 5%, то если участвуют 10 компаний, все дружно «падают» на 5%. Кто в этом случае является победителем?

При равенстве цен победителем определяется тот, кто имеет больший опыт работы, аргументирует Минфин. Как правило, из десяти компаний две-три имеют одинаковый опыт работы. При равенстве цен и опыте работы победителем признается тот, кто первый подал. Данная норма уже была принята в законе, тогда, по данным Минфина, были коррупционные сговоры не только между поставщиками и заказчиками, но также обращались к айтишникам на портал, которые блокировали заявку, и поставщик не мог подать заявку.

«Коррупционная составляющая на всех этапах может быть, что мы так поставим, что так. Опыт показывает, что демпинг влияет на качество работы. Утверждение, что предприниматель будет из благих намерений что-то делать, я в это не верю абсолютно. Любой предприниматель при любом демпинге будет все равно брать свое», – считает руководитель рабочей группы Валихан Кайназаров.

Злосчастный «один источник»

Краеугольным камнем стал напор депутатов на исключение госзакупок способом из одного источника в случае признания его несостоявшимся. К слову, в прошлом году по такой схеме прошло свыше 40% средств в рамках госзакупа. Напомним, в действующем законопроекте прописано четыре случая, при которых возможно закупать ТРУ из одного источника.

Первый наступает в случае отсутствия заявок на участие в конкурсе. При этом поставщик, которому направляется приглашение на участие, определяется заказчиком. Второй – это когда представлено менее двух заявок на участие в конкурсе. При этом приглашение на участие в госзакупках направляется поставщику, представившему заявку на участие в конкурсе. Цена договора не должна превышать конкурсное ценовое предложение поставщика.

В третьем случае допускается закуп из одного источника, если к участию в конкурсе не допущен ни один потенциальный поставщик. При этом приглашение на участие направляется поставщику, представившему заявку с наименьшей ценой. Последний вариант – к участию в конкурсе допущен лишь один потенциальный поставщик. На практике самый популярный способ для перехода на один источник.

«Поправка предполагает, если конкурс признан несостоявшимся, объявлять его повторно. Чтобы провести второй конкурс и завершить, пройдет полгода. Тем самым мы можем застопорить экономику, поэтому мы предлагаем не исключать весь пункт, а исключить лишь четвертый подпункт, тем самым мы будем стимулировать наших заказчиков, чтобы они пытались сделать конкурс состоявшимся».

Начальник юротдела ТОО «Сейсмостройзащита» Бахытжан Балабатыров частично поддерживает данную поправку:

«В третьем подпункте не допущен ни один потенциальный поставщик, и заказчик заключает договор с тем, кто дал наименьшую цену. Но, если он не соответствует квалификационным требованиям и комиссия его не допустила, какое качество услуг он окажет? По закупкам, когда допущен один поставщик, но при этом, если он соответствует квалификационным требованиям, почему бы с ним не заключать договор с одного источника? Норма непонятна, это противоречие и нонсенс».

В ТОО «КазХимПром» также высказываются за введение данной поправки, считая, что она не даст «хулиганить» с госзакупками.

«Все акиматы в марте уже будут вынуждены контрактоваться, а не в ноябре, когда строительство объекта, длящееся восемь месяцев, за два месяца как-то принимается. Все будет делаться своевременно. Когда они будут знать, что бесполезно тендер разваливать, им придется приглашать реальные компании, которые будут конкурировать и вовремя все выполнять. До тех пор, пока конкурс не состоялся, называть его конкурсом бессмысленно. Всегда будет разваливаться тендер, покупаться из одного источника, у своего, тем более если демпинг будет ограничиваться пятью процентами», – резюмировал спикер.

Напомним, по итогам 2017 года из общего объема госзакупок в 3,2 трлн тенге свыше 77% (свыше 2,5 трлн тенге) были исполнены из одного источника. Причем впервые за последние три года начала расти доля закупок из одного источника после несостоявшегося конкурса.

Майра Медеубаева

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Как разыгрывался конкурс на медиабюджет столицы?

Inbusiness.kz попытался разобраться в объективности победы малоизвестного ТОО, а также других бенефициаров этого решения.

26 Май 2020 15:26 657

Как разыгрывался конкурс на медиабюджет столицы?

Фото: rbc.ru

На минувшей неделе в публичное поле вырвалась критика результатов конкурса на закупку услуг по медиаосвещению деятельности акимата столицы Казахстана. Победителем неожиданно стала темная лошадка в лице ТОО New Vision LTD, учредителем и руководителем которой стала малоизвестная 23-летняя Азиза Абильбек. Inbusiness.kz не мог пройти мимо этой истории, попытавшись на основе фактов восстановить все детали спорного конкурса на медиабюджет города Нур-Султана.

Начать, пожалуй, стоит с небольшой сухой хроники. Речь идет об оказании информационно-коммуникационных услуг и организации работы медиацентра акимата столицы. В деталях, речь идет о всестороннем освещении деятельности акима и его подчиненных по развитию мегаполиса посредством публикаций на интернет-сайтах, в соцсетях и через блогеров, на телевидении, организации конференций и многое другое.

Примечательно, что, помимо требований по материально-техническому оснащению и кадровыми ресурсами, потенциальному участнику требовался договор намерения сотрудничества с республиканским каналом на показ передачи Astana life, а также соответствующий договор намерения о ротации видеороликов на республиканских каналах.

В результате из шести участников только двое смогли соответствовать квалификационным требованиям конкурса – ТОО New Media Marketing и ТОО New Vision LTD. Уже в самом конкурсе последнее предложило более низкую цену – 200 млн тенге (без учета НДС) против 214,12 млн со стороны ТОО New Media Marketing. Так и победили.

Сам жалобу написал, сам ее и отменю

Примечательно, что сразу после оглашения результатов конкурса один из участников, выбывших еще на этапе предквалификационного отбора (ИП Копбай), написал жалобу (скачать документ) на действия конкурсной комиссии, якобы прозевавшей несоответствие конкурсной документации ТОО New Vision LTD квалификационным требованиям.

Во-первых, потенциальный поставщик, исходя из жалобы ИП Копбая, предоставил договор намерения о сотрудничестве с ТОО «Телевидение г. Астаны», тогда как необходимо было иметь договор с АО «Агентство «Хабар», как подлинным правообладателем передачи Astana Life; во-вторых, несоответствие трудовых ресурсов заявленным требованиям акимата (в самой жалобе идет перечисление); в-третьих, несоответствия в части материально-технических ресурсов с требованиями заказчика (также перечисляется).

Еще большее удивление вызывает ответ на жалобу со стороны РГУ «Департамент внутреннего государственного аудита по городу Нур-Султану комитета внутреннего государственного аудита министерства финансов РК». В нем госорган отмечает, что после пяти поданных 26 марта 2020 года жалоб уже 30 марта ИП Копбай обращается в госорган с просьбой о прекращении рассмотрения поданных ранее жалоб (вх. № ФЛ-717 от 30 марта 2020 года на основании пп. 7 ст. 14 Закона РК № 221 «О порядке рассмотрения обращений физических и юридических лиц»).

Собственно, на этом основании госорган принимает решение об отказе в рассмотрении жалобы, не предоставив по существу ответы на перечисленные пункты нарушения, указанные в жалобе.

Связаться с Дауреном Копбаевым, на которого зарегистрировано ИП Копбай, чтобы выяснить причины его решения отменить рассмотрение жалобы, inbusiness.kz не удалось. Указанный на сайте госзакупок контактный телефон якобы принадлежит не ему – так ответил человек, снявший трубку; письма на электронную почту остались без ответа. Однако, будь у inbusiness.kz документы, можно было бы продолжить разбор полетов уже с министерством финансов РК.

Кого подвинули?

Исходя из жалобы Даурена Копбая, имеющейся в открытом доступе, видно, что победитель конкурса – ТОО New Vision LTD не имело договора намерения на показ передачи с АО «Агентство «Хабар». Так это в действительно или нет, мы не утверждаем в отсутствие документов, но допустим, что это так.

На сайте телеканала «Хабар» и его дочерней структуры «24.kz», inbusiness.kz обнаружил пятиминутные сюжеты передачи Astana Life, отснятые в 2018-2019 годы. Просмотрев целый ряд сюжетов, редакция inbusiness.kz не смогла обнаружить на них обозначения, отражающего наличие авторских прав на контент как у канала, так и исполнителя. Не исключено, что такие права принадлежат заказчику, однако утверждать что-то на этот счет без фактов однозначно невозможно.

В 2019 году тендер акимата на услуги по изготовлению и размещению передачи выиграло ТОО New Media Marketing, о чем говорят как сайт госзакупок, так и счета на оплату по акту выполненных работ. Всего у данного ТОО было три договора с ГУ «Управление по делам общественного развития г. Нур-Султана» на общую итоговую сумму около 75 млн тенге, хотя изначально договорная сумма была вдвое меньше.

К 2020 году у ТОО New Media Marketing накопился пятилетний опыт в этой сфере, что и отражено в итоговом протоколе конкурсной комиссии. И, судя по практике работы в последние два года, бенефициаром такого сотрудничества становился телеканал «Хабар», собственником которого значится профильное министерство.

Однако в текущем году победителем неожиданно стало ТОО New Vision LTD, у которого, как опять же указано в протоколе, такой опыт отсутствовал вовсе. К слову, учредителем и первым руководителем ТОО New Media Marketing значатся Муслим Макажанов и Марат Аубакиров.

Кто стоит за победителем? Ищи, кому выгодно

ТОО New Vision LTD в лице 23-летней Азизы Абильбек в текущем году выиграло сразу три открытых конкурса: от акимата г. Нур-Султана (224 млн тенге), АО «Агентство «Хабар» (13,44 млн тенге) и министерство труда и соцзащиты населения (13,44 млн тенге). Если контракт с акиматом ранее мы разобрали, то с телеканалом «Хабар» речь идет о продвижении в Интернете; с министерством речь идет об изготовлении трех видеороликов про госпрограмму «Енбек» и их прокрутке в эфире республиканского телеканала не менее 114 раз в прайм-тайм на казахском и русском языках. О самой г-же Абильбек информации мало, а отсутствие опыта не позволяет увидеть все ее бизнес-связи.

Однако что можно обнаружить, просматривая реестр договоров ГУ «Управление внутренней политики г. Нур-Султана» за текущий год? Inbusiness.kz обратил внимание, что из четырех упоминаний телеканалов в качестве поставщиков трижды фигурирует ТОО «Телевидение г. Астаны» и лишь однажды АО «Агентство «Хабар».

Суммарный госбюджет, полученный телеканалом «Астана» от акимата столицы, по данным сайта госзакупок, составляет свыше 286 млн тенге, которые пойдут на: 1) изготовление и показ 14 социальных и информационно-аналитических передач; 2) производство и ротацию спецрепортажей, видеороликов и документальных фильмов по предотвращению коронавируса властями столицы; 3) производство и показ информационно-аналитической передачи «Елорда Live». И это без учета средств, которые телеканал получит от ТОО New Vision LTD за показ телепередачи Astana Life в эфире.

Для сравнения, телеканал «Хабар» выиграл лишь один конкурс на 50 млн тенге от акимата на создание и ротацию на республиканских каналах тематических видеосюжетов о мерах по предупреждению распространения коронавируса.

Как видим, история с победой малоизвестного ТОО New Vision LTD еще полна открытых вопросов, в том числе и того аспекта, насколько объективно конкурсная комиссия подходила к оценке квалификации данной компании. Сама Азиза Абильбек не ответила на вопросы, которые редакция направила на почту.

Стоят ли 200 млн тенге (без учета НДС) освещение деятельности акима и его подчиненных по развитию мегаполиса посредством публикаций в интернет-сайтах, соцсетях и через блогеров, на телевидении, организации конференций таких денег при полном информационном поводе. В условиях дефицита бюджета разумно ли тратить столь огромные деньги на освещение работы акима? Возможно, местные власти боятся, что их работа на безвозмездной основе будет освещаться не так позитивно, как хотелось бы.

Султан Биманов

Новый портал по прозрачности бюджета презентовали в Казахстане

Почему Казахстану выгодно иметь открытый бюджет, обсудили эксперты.

08 Май 2020 08:21 2304

Новый портал по прозрачности бюджета презентовали в Казахстане

Бюджет Казахстана должен быть открытым и прозрачным. Ровно в тот момент, когда государственные органы начнут публично обсуждать, на что тратить, а потом также прозрачно тратить деньги налогоплательщиков, тогда главный финансовый документ страны станет сбалансированным, а граждане увидят, что власти реально что-то делают. Стоит отметить, что на неделе в Казахстане появилась площадка, на которой квалифицированные эксперты, депутаты мажилиса, сотрудники счетного комитета и все заинтересованные лица могут на макроуровне получить информацию о состоянии государственных финансов. Для этого в центре прикладных исследований TALAP разработали портал OpenBudget.kz, который презентовали в ходе онлайн круглого стола TALAP.Talks.

Новый портал

Почти два года проводилась работа по изучению мировых лидеров в области индекса открытости бюджетов, и запуск самого портала. Оpenbudget.kz должен стать новой площадкой, где будут видны все основные показатели по бюджетной статистике: сам республиканский бюджет, налоговые поступления, государственный долг на текущую ситуацию, активы Нацфонда, расходы, дефицит, трансферты и так далее. Все будет обновляться в режиме реального времени. Так же как и параметры бюджета в разбивке по годам.

«Для аналитиков, журналистов, депутатов и всех, кому это интересно, мы сделали более подробные ссылки по каждому направлению. Это консолидированный бюджет, государственный бюджет, республиканский бюджет, местный бюджет, госдолг, Национальный фонд. Вся эта статистика есть, представлена различными графиками. Мы изучали много аналитических материалов, как представляется этот бюджет, чтобы все было понятно простым гражданам», – говорит аналитик центра аналитических исследований TALAP Аскар Кысыков.

На портале можно найти всю информацию, куда, зачем и для чего тратит деньги каждое министерство и ведомство по каждой бюджетной программе. Причем в динамике.

«Это очень важно. Потому что сейчас вся эта информация есть в различных документах, в различных законах, в отчетах об исполнении. Мы это все постарались собрать в единую базу», – объясняет Кысыков.

Для неподготовленных пользователей на сайте сделана своего рода обучающая методичка: из чего состоит бюджет, виды, уровни бюджетов, включая Национальный фонд и так далее с пояснениями. А также есть бюджетный календарь.

«Пройдя в него, можно посмотреть, на какой стадии какие сейчас бюджетные процессы происходят. Мы видим по календарю, что уже приняты изменения в бюджет на 2020 год. Первое уточнение прошло. Сейчас мы ожидаем отчёт счетного комитета. И как раз формируется новый прогноз социально-экономического развития на уже 2021-2026 годы», – добавляет аналитик.

Для удобства на сайте собраны в одном списке и все документы, которые касаются планирования бюджетных процессов и исполнения бюджета. Ну и, конечно, аналитика.

«Аналитика – это наши авторские статьи центра TALAP с разъяснениями. Наш основной продукт – это оценка бюджетной устойчивости в условиях низких цен на нефть... Мы провели оценки, и у нас вышло, что при текущих ценах на нефть, 20-30 долларов, если они будут сохраняться, устойчивость бюджетной системы высокая. И даже по самым консервативным оценкам, нам хватит средств Нацфонда на шесть лет. Соответственно, запас прочности есть, и он большой», – привел одно из исследований Кысыков.

Связи бюджета и результатов нет

Пандемия коронавируса обнажила самые серьезные проблемы бюджетирования в Казахстане. Именно сегодня стали отчетливо видны нестыковки, отсутствие связи между выделяемыми средствами и результатами. Об этом заявила директор центра исследований «Сандж» Жанар Джандосова. Именно эта организация с 2006 года считает индекс открытости бюджета.

«Мы постоянно поднимаем вопрос о национальном фонде. О том, что есть у нас какие-то уязвимые группы. Есть малый бизнес, разные субъекты рынка, которым нужно или не нужно помогать. И вот сейчас эта пандемия обнажила именно вопросы о том, кому нужна эта помощь, хватит ли нам средств Национального фонда. И сейчас интерес к бюджетной прозрачности вырос в несколько раз. Это какие-то положительные вещи, которые принесла с собой такая критическая ситуация», – говорит Джандосова.

По ее данным, сегодня Казахстан находится на 58-м месте по индексу открытости бюджета из-за ограниченной информации. Это примерно в середине списка. Вместе с нами на одном уровне находятся Монголия, Азербайджан и страны Восточной Европы.

«К сожалению, уже в течение какого-то времени не можем выйти за пределы вот этой цифры 60… С 2010 года, получается, за 10 лет мы улучшили свои показатели на 20 баллов. Но за это время Кыргызстан улучшил на 55 баллов, Грузия – на 47, а Россия – на 27 баллов. То есть мы идем последовательно, стабильно, но медленно», – констатировала глава центра исследований.

Как ни странно, но «тянет назад» или планирование и полнота информации страдают от отсутствия всего лишь одного документа – проекта бюджета, который, по идее, должен быть представлен в парламенте в конце августа – начале сентября. А до конца года обсуждаться депутатами совместно с гражданским обществом.

«Какие основные проблемы? У нас нет экономической классификации – это та вещь, где мы смотрим на зарплаты, на капитальные расходы. Но ее нет у нас в проекте бюджета. У нас нет связи между политикой и финансами. У нас не говорится, почему мы решили вдруг финансировать то или иное. Это говорится в программных документах, но конкретно в бюджете, когда уже расписываются цифры, этих вещей нет», – констатирует Джандосова.

Имеются проблемы и с точки зрения макроэкономических прогнозов, которые дает министерство национальной экономики. В стране попросту нет независимых исследовательских институтов, которые могли бы проверить – а верные ли расчеты? Низкие баллы по индексу бюджета у Казахстана и из-за отсутствия в обсуждении формирования бюджета общественных организаций.

«Хотя парламент все время говорит: «Мы же ездим в регионы, мы у них собираем их наказы». Но на самом деле фактически нет никаких доказательств, чтобы эти слушания, в конце концов, влияли на бюджет», – поясняет она.

Обязательной должна быть и точка зрения общественности по бюджетным вопросам. Необходимо проводить комитеты, публичные слушания по макроэкономическим и финансовым основаниям бюджета. Но этого не делается и «может быть, и не приходит в голову».

«Должны быть публичные слушания комитетов по отдельным административным единицам с их отчетами. Общественность надо приглашать даже на республиканскую бюджетную комиссию, чтобы такие проекты, как LRT или недавно принятое решение по строительству этой очень дорогой больницы за сколько-то миллиардов (инфекционные госпитали в Нур-Султане и Алматы. – Прим.), чтобы общественность тоже участвовала (и говорила о целесообразности или нецелесообразности. – Прим.). Обязательно создать механизмы по вовлечению общественности. Особенно на этапе планирования. Заслушивать общественность, бенефициаров, тех, кому проводят эти дороги, кому прокладывают водные линии. Проводить опросы, проводить консультации», – заключила директор центра исследований.

Бюджет – как аквариум с рыбками

Прозрачный бюджет – это выгодно, уверена руководитель общественного фонда Zertteu Research Institute Шолпан Айтенова. Причем выгодно это как с технической, так и с политической стороны. Ведь прозрачность повышает не только рейтинги, но еще она улучшает и повышает эффективность управления государственными финансами. Самый простой пример целесообразности прозрачного бюджета – это как аквариум с рыбками.

«Почему аквариум должен быть прозрачным? Чтобы видеть, сколько рыбок там осталось живых, сколько умерло, чтобы планировать корм. Я, когда это услышала на онлайн уроке сына-второклассника, поняла, что это самое простое и очень понятное объяснение целесообразности», – сказала Айтенова в ходе онлайн круглого стола TALAP.Talks.

Именно целесообразность, по ее словам, помогает понять, нужны те или иные расходы или нет.

«Мы каждый день в понятной и доступной форме публикуем информацию, какие закупки были произведены для борьбы с коронавирусом во время чрезвычайного положения. И там была одна из закупок – компания, специализирующаяся на продаже цветов, выиграла тендер на поставку медицинских масок. Мы это опубликовали, и через два дня в управлении по борьбе с коррупцией по Туркестанской области вышли на нас и сказали: «Спасибо, что вы это заметили. Мы объявили эту сделку несостоявшейся по ряду причин. В том числе потому, что это не специализирующаяся компания на поставки медицинских товаров». В итоге они произвели мониторинг сайта госзакупок и по своей области сэкономили бюджету 221 миллион тенге», – привела пример руководитель общественного фонда.

Второй и самый важный фактор, по ее словам, – доверие. Потому что во время чрезвычайного положения именно прозрачность помогает преодолеть страхи и недоверие. И только открытая информация формирует у людей уверенность в том, что государство способно что-то сделать и защитить своих граждан. Еще один аспект, которые дает открытый бюджет, – повышение эффективности госуправления. Однако позиция министерства финансов, по ее мнению, должна быть не только в том, чтобы сказать «мы прозрачные» и озвучить место в международном рейтинге, а «чтобы снизить транзакционные издержки».

Сегодня, говорит Айтенова, необходимо создать отдельный сайт по использованию средств Национального фонда, а не ограничиваться одним файлом «Агрегированный отчет об использовании средств Национального фонда», в котором выдается, сколько налогов поступило, какой был инвестиционный доход. Кроме того, необходима прозрачность квазигосударственного сектора, соответственно, пора начать публиковать их финансовую отчетность «в машиночитаемом виде».

«7000 организаций квазигосударственного сектора складывают свои финансовые отчеты в PDF-файле. Это представляет очень большую нагрузку и очень большую работу для контролирующих госорганов, для того чтобы проверять, какие из этих госорганов прибыльные, какие не прибыльные, какие надо закрывать. Если бы эти все отчеты были в машиночитаемом виде, их было бы очень легко обрабатывать и уже видеть все результаты. Как ревизионным комиссиям, как счетному комитету, так и самому внутреннему государственному контролю», – поясняет Айтенова.

Не хватает прозрачности, по ее мнению, в части участия общественного участия на ранних этапах планирования бюджета. Ведь на центральном уровне текст документа публикуется только после того, как он сформирован и попал в парламент. Бюджеты же местного уровня недоступны вовсе.

«Эту практику нужно менять. Тогда у нас повысится та часть индекса, где речь идет об общественном участии», – уверена она.

Следующий момент о том, что минфин является техническим органом, который собирает бюджетные данные, обобщает их и уже готовит сам проект документа в парламент. Но за бюджетный процесс внутри должны отвечать сами отраслевые госорганы, считает Айтенова, соответственно, проекты бюджета должны обсуждаться на этапе планирования каждым госорганом в отдельности.

«Прозрачность – не панацея. Открытость должна вести к развитию и к дискуссиям. Но для этого эта открытость должна быть понятной и доступной. И вот эти агрегированные виды отчетов – наши доходы такие, расходы такие – они ничего не говорят обычным гражданам. Все эти отдельные проекты, которые делали отдельные организации, по открытости бюджетов, они нежизнеспособны. И институциональную жизнеспособность может дать только такой портал, как «Открытые бюджеты», – резюмировала она.

Минфин согласен и готов к диалогу

В министерстве финансов заверяют: здесь планируют повышать эффективность бюджетного планирования. Да и в целом оптимизировать этот процесс. В первую очередь за счет оптимизации и цифровизации. Так как, объясняет вице-министр финансов Руслан Енсебаев, из-за «бумажных талмудов», сложно включить в обсуждение общественность. В течение года здесь намерены создать полноценную систему по цифровому бюджетному планированию. Еще одна задача – интеграция баз данных. С министерством труда и социальной защиты населения – по пенсиям и пособиям, с министерством национальной экономики – по инвестиционным и ГЧП-проектам и так далее.

«В этом году мы работаем с министерством экономики по разработке модуля стратегического планирования для увязки как раз-таки стратегических целей с бюджетами, выделяемыми на исполнение достижения этих целей. Какие эффекты планируются? На 30% сокращение всех подтверждающих документов, на 70% – сокращение расходов, связанных с бумажным планированием: канцтовары, командировочные. Раньше с талмудами документов надо было приезжать сюда, в центр, это тоже очень неэффективно. В целом планируется сократить как минимум в два раза процесс согласования бюджетных заявок со своими администраторами бюджетных программ и с уполномоченным органом, с минфином», – говорит о планах Енсебаев, считая, что именно это «освобожденное время даст хорошие возможности для улучшения процесса, в том числе в части обеспечения прозрачности».

Вице-министр также напомнил, что благодаря электронным закупкам государству только за год удалось сэкономить 361 млрд тенге, а за три года – около одного триллиона тенге. Теперь же планируется открыть электронный магазин для уже имеющихся поставщиков.

«По сути, это стандартный электронный магазин, покупку через который можно осуществлять практически в течение одного дня», – пояснил он.

Несмотря на проводимую работу по оцифровке, вице-министр признается, слишком много еще не оцифровано, соответственно, нет данных. Это и бюджетные заявки, и некоторая отчетность, и взаимодействие с такими надзорными органами, как прокуратура и счетный комитет. Но Минфин обещает: «В течение ближайшего года мы планируем эту работу полностью завершить».

«Таким образом, мы планируем полностью оцифровать и зациклить весь бюджетный процесс. После того как мы будем собирать полный набор данных, можно включать элементы анализа больших данных, прогнозирования данных, более четкого планирования и принятия более быстрых и качественных управленческих решений», – считает Енсебаев.

Говоря об открытости отчетности, уже другой вице-министр финансов, Татьяна Савельева, обратила внимание на три компонента: инклюзивность, соревновательность и уже сверху отчетность.

«Гражданская активность очень низкая, и мы это видим в той же карте открытых бюджетов. Я за ней наблюдаю и смотрю, мне это интересно. Но я вижу, что простые граждане фактически не интересуются. Поэтому здесь и должны подключиться наши организации, такие как «Сандж», чтобы привлекать как можно большее число простых граждан. Но простым гражданам интересны не наши доходы и наши огромные расходы. Им интересно то, что их касается в их повседневной жизни», – считает Савельева, отмечая, что при этом люди должны понимать свое участие на уровне того, как преобразились их двор, школа или обустроена аллея. И вот здесь подключается такой важный компонент, как соревновательность – «соревновательность программ, как на местном, так на центральном и республиканском уровнях».

«Соревновательность проектов – это когда в условиях ограниченности наших средств госорганы должны бороться за то, что либо мы сейчас принимаем госпрограмму развития туризма и она нам дает это и это, либо запускаем какой-то крупный проект в сельском хозяйстве. Здесь должна быть соревновательность, потому что все охватить невозможно. И это основная проблема, которая сейчас есть в увязке бюджетного планирования и наших стратегических документах, результатах. Именно в том, что мы ставим себе большие цели по всем отраслям, ставим себе показатели результатов, а достигнуть не можем, поскольку на все не хватает средств. Принцип соревновательности у нас пока отсутствует. Это как следствие и всех остальных проблем», – признает вице-министр.

По ее словам, еще слишком много вопросов, но минфин готов обсуждать проблемы и совместно вырабатывать предложения и внедрять их в жизнь. Хотя порой времени на это не хватает, ведь бюджетный процесс – постоянный и нескончаемый.

Саян Абаев

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: