/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 376,04 Brent 36,55
Переноса избыточных проммощностей из Китая в Казахстан не будет

Переноса избыточных проммощностей из Китая в Казахстан не будет

Совместная программа, подписанная властями двух стран в 2014 году, трансформировалась в создание свыше 50 новых СП по китайским технологиям.

23:24 14 Ноябрь 2018 4279

Переноса избыточных проммощностей из Китая в Казахстан не будет

Автор:

Майра Медеубаева

Совместная программа между Казахстаном и Китаем по импорту 51 промышленного объекта ввиду избытка мощностей, подписанная в 2014 году, не реализуется ввиду наличия «множества проблем». Об этом abctv.kz заявил китаист Константин Сыроежкин в кулуарах семинара «Современный Китай: вопросы и ответы», состоявшегося 14 ноября в Астане.

«Разработана программа индустриального развития в рамках казахстанско-китайского сотрудничества. Забудьте слово «перенесено», строится новое 51 предприятие. Они не китайские», – сказал главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ), синолог Константин Сыроежкин.

С ним солидарны и другие эксперты из Казахстана и Китая, подчёркивающие, что текущая повестка трансформировалась в разговор об открытии новых производств, а не переносе избыточных производственных мощностей из КНР. Прежняя программа, подписанная в 2014 году и нацеленная на экспорт объектов в другие страны, включая Казахстан, не реализуется, потому что «там много проблем», отмечает казахстанский эксперт.

«Строится наше 51 предприятие по китайским технологиям. Финансирование частично казахстанское, частично КНР. Но это не перенос предприятий – это другая программа. Программа по переносу подписана, но в ней нет конкретики. В частности, имеется протокол о намерениях. Перенос не идёт по многим причинам: несогласованное законодательство, контракты, разные системы строительства», – отметил сотрудник КИСИ.

Основной вал критики в отношении импорта промышленной инфраструктуры из Китая был связан с экологическими рисками и последствиями ввозимых производств. Говорить о влиянии строящихся объектов на экологию сложно, отмечает в этой связи Сыроежкин.

По его данным, в Казахстане сначала предоставляют проектно-сметную документацию в полном объёме, которая проходит экспертизу. После этого происходит выделение средств и процесс строительства. В Китае под конкретную базу или дорогу сначала выделяются деньги.

«Они строят с «колёс». Нужен следующий цех – строят. Поэтому провести экологическую экспертизу невозможно, потому что нет ПСД, а когда уже построили, началось производство, какая экспертиза? Надо отдавать деньги, рассчитываться с кредиторами», – резюмировал Сыроежкин.

Ранее министр по инвестициям и развитию Женис Касымбек сообщал, что «никто никакие старые объекты в Казахстан не заводит». Напомним, договорённости о реализации китайской стороной 51 проекта в рамках переноса производственных мощностей на территорию Казахстана были достигнуты главами двух государств.

«Программа называется по-другому – размещение производственных мощностей. Речь идёт о 51 проекте на сумму 28 миллиардов долларов. Речь идёт о создании на территории Казахстана новых заводов, фабрик, которые будут выпускать в основном экспортно ориентированную продукцию. В том числе мы ожидаем большой экспорт именно в направлении Китая», – пояснял в этой связи министр индустрии Казахстана.

Майра Медеубаева

Золоотвалы павлодарских электростанций привлекают промышленные инвестиции

Число компаний, осваивающих рынок микросферы, растет.

25 Июнь 2020 12:46 2478

Золоотвалы павлодарских электростанций привлекают промышленные инвестиции

Фото: Марина Попова

Несмотря на нынешнюю ситуацию, связанную с пандемией, на территории СЭЗ «Павлодар» ведутся строительные работы. Среди проектов, которые могут быть запущены нынешней осенью, – новое предприятие по извлечению микросферы из угольных отходов Аксуской электрической станции. На этот раз в проекте по созданию совместного ТОО KazCenosphere’s участвуют две инвестиционные группы: казахстанская Kusto Group, зарегистрированная в Сингапуре, и российское ООО «Гранула». Стоимость проекта – 2,3 млрд тенге, окупаемость до пяти лет.

«В год на новом предприятии будет перерабатываться 12 тысяч тонн отходов производств, выход продукции составит 7 тыс. тонн. Уже сегодня ведется сбор золы, чтобы предприятие после запуска не простаивало, так как в зимнее время водоем замерзает», – сообщил Inbusiness.kz представитель ТОО KazCenosphere’s Ильяс Досжан.

В полку прибыло

Уже сегодня в области сбором ценосферы официально занимаются три компании. Это ТОО Hantamur Microsphorе, которое на данном рынке с 2014 года, имеет в Экибастузе цех по переработке алюмосиликатной микросферы и производству сорбента. Компания поставила данную деятельность на научную основу. Так, совместно с Казахским национально-техническим университетом имени Каныша Сатпаева и Сибирским отделением Рос­сийской академии наук (СО РАН) был разработан сорбент для утилизации нефтепродуктов, термошумоизоляционные краски. В компании с Белорусской академией наук, а также с Казах­станской и СО РАН разрабатываются сорбенты по очистке жидких ядерных отходов. При участии ООО «КузбасПромСервис» (г. Новокузнецк) разработали рецептуру и тех­нологию производства сухих теплозвукоизоляционных смесей с применением алюмосиликатных микросфер.

Следующая компания имеет польские корни – ТОО «Зумир микросфера» (ZUMIR microsphorе) зарегистрировано в июне 2018 года, имеет цех промышленной сушки микросферы в поселке Калкаман. Головная компания ZUMiR основана в 1995 году. Это один из крупнейших производителей микросфер в Польше. Компания специализируется на приобретении, переработке и продаже микросфер. Сырье производится главным образом в Польше и Казахстане. Годовая переработка польского сырья составляет около 4-5 тыс. тонн, казахстанского – 8-10 тыс. тонн. Рынки сбыта сосредоточены в основном в Европе и Северной Америке.

И, наконец, ТОО «Металлогамма», которое работает с 2004 года и три года назад поставило свой цех в СЭЗ «Павлодар» мощностью 13,6 тысячи тонн, работающее на микросфере Экибастузской ГРЭС-1.

Борьба за отходы

Компании, поставившие свои производства в Павлодарской области, завозят ценосферу и из соседних регионов, например Петропавловска.

Конечно, объем сбрасываемой золы в накопитель двух экибастузских ГРЭС несравним по объемам, поэтому борьба развернулась именно на этом поле. Так, в мае текущего года произошел вооруженный инцидент с участием павлодарских полицейских и сельчан из-за отходов золы на озере-накопителе Корасор. Причем подобные инциденты здесь не редкость. Например, два года назад компания, выступающая генподрядчиком по добыче микросферы, написала около 40 обращений в правоохранительные органы с просьбой пресечь факты массового воровства этого вида сырья. К слову, официальная стоимость неочищенной микросферы в прошлом году на Экибастузской ГРЭС-1 составляла до 50 тысяч тенге за тонну. Именно столько платит компания «Металлогамма» энергетикам за сырье, кроме этого, до 40 тенге за килограмм платится подрядчику, который, собственно, и занимается вылавливаем микросферы из воды. Перекупщики предлагали по 100 тенге за тот же объем. На водоемах промышляют местные жители, смекнув, что зола стоит денег. И тут вступает в действие закон рынка: кто платит больше, тому и сдают микросферу. И этот нелегальный оборот пока не удалось взять под контроль.

Доллары под ногами

Российские ученые провели исследования и пришли к выводу, что на процессе переработки золы можно заработать десятки миллионов долларов. Причем свои расчеты они построили на результатах исследований зол уноса Рефтинской и Верхне-Тагильской ГРЭС, которые работают на углях Экибастузского месторождения. Их общий годовой объем золы и шлака, планирующийся к переработке, составляет 1 млн тонн в год. Химический состав золы и шлаков показывает, что в них находится значительное количество железа, алюминия, кремния и других химических элементов. Все это можно извлекать, получая прибыль. В частности, зола от сжигания углей Экибастузского месторождения содержит до 15% железа. Золы содержат благородные металлы: золото до 0,3 грамм на тонну; платину 0,2-0,3 г/т; серебро и палладий. И, наконец, главные расчеты, что из одного миллиона тонны золы можно получить 164 тысячи тонн железного концентрата, 50 тысяч тонн алюмосиликатных микросфер, до 280 килограмм благородных металлов и почти 800 тысяч тонн сырья для алюминиевой промышленности и стройиндустрии. Правда, для начала необходимо вложить средства. А вот этого зашедшие на зольный рынок компании делать не спешат. Сегодня они предпочитают снимать сливки в виде микросферы.

Марина Попова


Подпишитесь на наш канал Telegram!

«Сибирские валенки» made in Восточный Казахстан

До 10 тысяч пар зимоходов готов валять индивидуальный предприниматель из Бородулихинского района.

14 Июнь 2020 08:17 6132

«Сибирские валенки» made in Восточный Казахстан

Производственная мощность пимокатного цеха составляет 420 квадратных метров. Несмотря на то, что продукция продается только в зимнее время, работа здесь кипит круглогодично.

Предприниматель Николай Костенко валяльному мастерству научился, когда работал в районном быткомбинате. А после его закрытия задумался о собственном деле. С нуля построил цех, склады и продолжил пимокатное производство.

«Я весь процесс знал. Приобрел оборудование прекративших свою деятельность предприятий: Семипалатинской камвольной фабрики, фабрики ПОШ. Один только станок мне обошелся в 10 тысяч долларов США. Примерно так же стоит и чесальная машина. Сейчас цех полностью оборудован. Не могу сказать, сколько вложено. Но все это за счет собственных средств. Большая часть работы в цехе выполняется вручную. Так называемая ручная катка», – говорит он.

Технология мокрого валяния, по его словам, в современном мире используется редко. Хотя изготовленные таким образом самокатки можно носить годами. Фабричные же валенки промышленной валки такой прочностью не обладают, говорят эксперты. Они намного жестче и тоньше валенок ручной работы и быстро изнашиваются.

По дедовской технологии

На предприятии трудятся шесть мастеров, в основном это женщины. Процесс довольно трудоемкий, говорит предприниматель Николай Костенко. Валяют изделия вручную. Этим и ценятся местные пимы. На производство только одной пары обуви уходит четыре дня. Здесь нужен, можно сказать, творческий подход.

Технологический процесс пимокатания выглядит так: на нарисованную специальную форму накладывают необходимое количество вычесанной шерсти, чтобы везде было в нужных пропорциях, затем выкатанный валенок кипятят, прокипяченные определенное время изделия набивают колодками, тянут, подгоняют, катают, а после помещают в сушку.

Сырье свыше 10 тонн шерсти закупается в восточноказахстанских крестьянских хозяйствах. В день на предприятии изготавливают до 12 пар валенок. Хотя, говорит Николай Костенко, можно и по 30 пар валять.

Как таковых крупных заказов нет, рассказывает предприниматель, поэтому, чтобы не оставались валенки на складе, продукция производится в небольших объемах.

«В год производим до двух-трех тысяч пар обуви. Сдаем под реализацию на рынки. В Семей и Усть-Каменогорск возим. К сожалению, бывает, что нас «кидают». Бывает, что изготовим 2000, а продаем только 500. По цене 5000 тенге. Наша наценка где-то 500 тенге. Хотелось бы, чтобы местные власти поддержали. Нам не нужен кредит, нужны заказы», – говорит предприниматель Николай Костенко.

По словам бизнесмена, производственная мощность позволяет им изготавливать в три раза больше продукции.

Между тем районные чиновники гордятся данным производством, но ничем помочь предпринимателю не могут.

«Раньше к нам возили из России валенки. Поэтому производство пим важно для района, предприниматель снабжает не только район, но и города. Наши пимы качественные. Реализовывать продукцию, правда, тяжеловато, конкуренция», – сказал руководитель отдела предпринимательства промышленности и туризма Бородулихинского района Жаркын Жолдыбеков.

Основную конкуренцию составляет ТОО «Роза-валяльно-войлочный комбинат», расположенный в Семее. Продукция предприятия пользуется спросом не только в Казахстане, но и за ее пределами. На сегодня ассортимент продукции компании довольно разнообразен. Предприятие выпускает современную войлочную обувь 11 видов. Развить ТОО, по словам руководства, помогла государственная программа «Дорожная карта бизнеса – 2020». Благодаря полученным льготным кредитным средствам было закуплено новое оборудование. В итоге весь процесс стал автоматизированным, начиная от полного закрытого цикла глубокой обработки шерсти до получения высококачественного войлока и конкурентноспособной войлочной продукции. В компании отмечают, что товар изготовлен из 100%-ной шерсти. 70% продукции, в основном, классические валенки, приобретают крупные компании, военные организации.

Жанар Асылханова, ВКО