Почему «зеленым» не дают свободный ход

Почему "зеленым" не дают свободный ход

00:30 17 Ноябрь 2016 7372

Почему «зеленым» не дают свободный ход

Автор:

Элина Гринштейн

В стране заморожены практически все новые проекты, в том числе и из-за моратория на аренду земли иностранцами.

Иностранные инвесторы, представители Ассоциации возобновляемой энергетики РК, КазНИИ энергетики, а также юристы утверждают, что развитие отрасли зеленой энергетики в Казахстане сильно тормозят недоработки законодательства.

По итогам первого полугодия 2016 года доля ВИЭ в общем объеме производства электроэнергии в стране, по оценкам Министерства энергетики, составляет всего 0,94%. Это 252,37 МВт, вырабатываемых 48 действующими объектами ВИЭ.

При этом, в рамках утвержденной Нурсултаном Назарбаевым в конце мая этого года Концепциипо переходу Казахстана к зеленой экономике предполагается увеличить долю возобновляемых источников в структуре производства электроэнергии Республики до 3% к 2020 году.

Интересен тот факт, что Концепция является не первым официальным документом, оговаривающим развитие сектора ВИЭ. Например, в соответствии со Стратегическим планом развития РК до 2020 года (Указ Президента РК от первого февраля 2010 года №922) планировалось довести к 2015 году долю использования альтернативных источников энергии в общем объеме энергопотребления более чем до 1,5%. Государственная программа по форсированному индустриально-инновационному развитию РК на 2010-2014 годы, принятая чуть позже (Указ Президента РК от 19 марта 2010 года №958), ставила уже более скромные задачи – более 1% ВИЭ к 2015 году.

И, говоря о целевых индикаторах Концепции, некоторые скептически настроенные эксперты уверены, что их также будет невозможно достичь, учитывая имеющиеся препятствия, сдерживающие развитие отрасли.

Генеральный директор Казахстанско-Иранского центра по обмену инновационными технологиями Ашраф Акбари, воспользовавшись случаем, на праздновании десятилетия СЭЗ "Парк инновационных технологий" в Алматы обратился к вице-министру по инвестициям и развитию Тимуру Токтабаеву с просьбой оказать содействие министерства в решении ряда проблем, которые испытывает центр.

В их числе оказалась невозможность приобрести или даже арендовать земельный участок для строительства объекта, из-за чего центр был вынужден заморозить совместный казахстанско-иранский проект по строительству в Капчагае солнечной электростанции.

"Все было гладко, речь шла даже о строительстве завода по производству солнечных панелей, не только о строительстве самой электростанции", – поделился г-н Акбари с бизнес-порталом  abctv.kz.

"Сейчас в Казахстане активно обсуждается тема привлечения иностранных инвестиций. Президент приглашает инвесторов, создает определенные условия, очень благоприятные для роста экономики республики, и также для самого иностранного инвестора. Но дело в том, что законодательство Казахстана само этому противоречит", – продолжает директор центра.

Раушана Чалтабаева, партнер юридической фирмы "Colibri Kazakhstan" (ныне "Unicase"), разъяснила ситуацию с мораторием на землю. Ограничение для иностранных компаний и компаний, в уставном капитале которых доля иностранных компаний составляет более 50%, существует в части приобретения и аренды земельного участка сельскохозяйственного назначения. "Но дело в том, что бóльшая часть земель в Казахстане именно сельскохозяйственного назначения. Многие такие земли находятся в благоприятных для ВИЭ зонах. Соответственно, инвесторы хотят получить такие земли с их последующим переводом в категорию земель энергетики. А это сложно с таким ограничением для компаний с иностранным участием", – говорит юрист.

То есть, чтобы изменить категорию земли, ее нужно изначально купить или взять в аренду, этим занимается сам собственник.

"Кроме того, согласно Земельному кодексу, предоставление земельных участков или права аренды земельных участков, находящихся в государственной собственности и не предоставленных в землепользование, осуществляется на торгах (конкурсах, аукционах). И это проблематично для инвесторов, как иностранных, так и местных. Требование новое, процедура получения земли по тендерам не отработана", – отметила Чалтабаева.

Также, по законодательству при выделении земельных участков, инвестор должен быть включен в План размещения объектов по использованию ВИЭ, который утверждается уполномоченным органом, то есть Министерством энергетики. Для того чтобы попасть в этот план, проекту ВИЭ необходимо соответствовать установленным лимитам подключаемой мощности ВИЭ в определенном участке электрической сети. Этот участок имеет ограничения пропускной способности электрических связей с Единой электроэнергетической системой (ЕЭС) Казахстана, лимитирующие возможность роста доли ВИЭ на данном участке.

"То есть АО "KEGOC", которое осуществляет транспортировку электроэнергии, не может создать условия для возобновляемых источников, которые вырабатывают электроэнергию неравномерно. У них (KEGOC) сеть настроена на постоянные источники. Например, ТЭЦ-2 в Алматы дает 510 МВт, ГРЭС-1 в Экибастузе – 3000 МВт. В KEGOC это уже четко знают. И вдруг появляется какой-то источник, который, скажем так, колеблется – то дает электроэнергию, то нет", – комментирует ситуацию заместитель председателя правления АО "Казахский НИИ Энергетики имени академика Ш.Ч. Чокина", доктор технических наук, академик Международной академии информатизации при ООН Марат Кошумбаев. По его словам, вопрос подачи электроэнергии в сети для KEGOC является краеугольным. Именно поэтому и был создан План размещения объектов по использованию ВИЭ. В том случае, если проект не соответствует лимитам подключаемой мощности ВИЭ, предпринимателю придется ждать ежегодных изменений в части данных лимитов.

Но проблема подачи электроэнергии, полученной за счет ВИЭ, в энергосистему существует не только в Казахстане, она глобальна. Генеральный директор компании "Самрук Казына – United Green" Нурлан Капенов отмечает, что именно нестабильный характер работы является главной проблемой возобновляемых источников энергии, из-за чего они нарушают работу энергосистемы. "Конечно, есть страны, которые сильно развили эту отрасль, но теперь у них страдает энергосистема, происходит дисбаланс. В случае если электроэнергия не вырабатывается по природным показателям, в регионе происходит энергетический провал. Для решения этой проблемы нужны маневренные мощности. Надо быстро найти электроэнергию, чтобы не оставить без нее поселки, аулы, заводы. Это могут сделать, к примеру, ГЭС, газотурбинные электростанции, но в Казахстане таких очень мало. У нас 80% – это угольные ТЭЦ. У них есть дополнительные мощности, котлы, но, чтобы они начали вырабатывать энергию, нужны сутки на разогревание", – отметил г-н Капенов. Он также добавил, что именно поэтому нельзя говорить о том, чтобы дать зеленой энергетике бесконтрольный ход. По мнению гендиректора "Самрук Казына – United Green", пока даже установленные Концепцией по переходу РК к зеленой экономике показатели в 3% энергии в энергобалансе, вырабатываемой за счет ВИЭ, могут нанести ущерб общей генерации.

Евгений Дидоренко, заместитель главного диспетчера Национального диспетчерского центра Системного оператора АО "KEGOK" также говорит о том, что "с увеличением доли ВИЭ в структуре генерирующих мощностей, для поддержания надежности работы ЕЭС Казахстана, требуется ввод дополнительных высокоманевренных источников генерации".

Но помимо вопросов включения в План размещения объектов по использованию ВИЭ и приобретения земельного участка инвесторам необходимо решить еще целый ряд других. Да и упомянутый замороженный Казахстанско-иранский проект по строительству солнечной электростанции в Капчагае является далеко не единственным переживающим трудности.

По информации Ассоциации возобновляемой энергетики Казахстана, в стране заморожена реализация практически всех новых проектов, а объекты, введенные в эксплуатацию в 2014 году и 2015 году, сталкиваются с проблемой уменьшения доходов и находятся сейчас на грани банкротства.

"В отрасли ВИЭ все крупные проекты на данный момент реализованы с непосредственным участием государства в лице АО "Фонд национального благосостояния "Самрук-Қазына" и его "дочек". Как известно, во всем мире государство – не самый лучший и эффективный менеджер. Поэтому мы и ставим своей задачей привлечение частных институциональных инвесторов, которые могут запускать проекты и управлять ими лучше, эффективнее и прибыльнее. Но для этого нужно четко определить правила игры, которые, на данный момент, все еще размыты", – пояснил в разговоре с abctv.kz заместитель генерального директора Ассоциации возобновляемой энергетики Казахстана Арман Кашкинбеков.

Стоит сказать, что для инвесторов, желающих вложить свои средства в развитие зеленых технологий в Казахстане, существуют специальные пособия и инструкции. Например, в прошлом году Международная финансовая корпорация (входит в состав Группы Всемирного Банка) подготовила при участии юридической фирмы "Unicase" для Министерства энергетики РК специальное пошаговое руководство. В нем разработчики привели информацию об основных мерах поддержки ВИЭ в РК, а также описали нормативно-правовые аспекты подготовки, согласования, утверждения и реализации проектов по строительству электрогенерирующих станций на основе ВИЭ.

В то же время Раушана Чалтабаева, являющаяся одним из авторов упомянутого выше руководства, также говорит о том, что для успешной интеграции возобновляемых источников энергии в единую электроэнергетическую, тепловую систему и рынок электрической и тепловой энергии РК существуют препятствия на законодательном уровне. По мнению Чалтабаевой, для развития отрасли необходимо комплексное совершенствование целого ряда нормативно-правовых актов с учетом технологической и иной специфики объектов по использованию ВИЭ.

Партнер юридической фирмы GRATA Шаймерден Чиканаев рассказал, что до вступления в силу поправок в Закон РК "О поддержке использования возобновляемых источников энергии" (далее – закон о ВИЭ) в апреле 2016 года, основным сдерживающим фактором для потенциальных инвесторов и кредиторов в отношении участия в проектах по ВИЭ в Казахстане был валютный риск.

"Фиксированный тариф, выплачиваемый Расчетно-финансовым центром по поддержке возобновляемых источников энергии ("дочка" KEGOC, далее – РФЦ) энергопроизводящим организациям, использующим ВИЭ (поставщикам) за произведенную электрическую энергию, устанавливается в тенге. С апреля 2016 года утвержденные фиксированные тарифы подлежат ежегодной индексации в связи с изменениями обменного курса национальной валюты по отношению к иностранной валюте", – поясняет Чиканаев.

Однако до сих пор не приняты соответствующие подзаконные акты о механизме валютной индексации. Таким образом, валютный риск сохраняется. И лишь после принятия подзаконных актов нормативно-правовая база в Казахстане должна обеспечить проектам ВИЭ финансовую привлекательность.

Как рассказал abctv.kz руководитель управления по возобновляемым источникам энергии Министерства энергетики Абай Куланбай, премьер-министр РК дал распоряжение разработать указанные подзаконные акты до декабря текущего года. О том, что к декабрю минэнерго уже вынесет вопрос об изменении фиксированных тарифов на рассмотрение правительства, также рассказала заместитель директора департамента по ВИЭ министерства энергетики Алма Жукенова. По ее словам, после произошедшей в августе прошлого года девальвации национальной валюты, тарифы, утвержденные в 2014 году в тенговом эквиваленте сроком на 15 лет, стали для инвесторов проблематичными, окупать инвестиции стало тяжелее.

В качестве примера можно привести уже упомянутую компанию "Самрук Казына – United Green", которая начинала реализацию проекта по строительству солнечной электростанции "Burnoye Solar-1" когда самих фиксированных тарифов по покупке энергии, произведенной за счет ВИЭ, еще не было. "Мы достаточно долго ждали утвержденные Правительством тарифы на энергию ВИЭ, когда начинался проект, они были на рассмотрении. Сейчас тарифы есть, но нет никакой привязки к валюте, соответственно, этот тариф не вернет нам займ. Дело в том, что в нашу станцию частично инвестировал Фонд чистых технологий, и эти деньги были выданы нам в евро. А теперь, в связи с переходом на новую денежную политику, у нас изменился срок окупаемости. Помимо этого, у нас есть инвестиции с Европейского банка реконструкции и развития, тоже в валюте", – поделился Нурлан Капенов. Генеральный директор компании также добавил, что электроэнергия, вырабатываемая за счет ВИЭ, очень дорогая: "Мы знаем, что традиционная экибастузская ГРЭС-2 на сегодняшний день продает у себя на шинах энергию по 8,65 тенге, а у нас РФЦ покупает по 34,61 тенге. Но даже с таким тарифом срок окупаемости составляет 12 лет". Добавим, что для ветровой электроэнергии фиксированный тариф на сегодня составляет в среднем чуть более 22 тенге.

При этом, в минэнерго пока не смогли сказать, как изменятся тарифы. "Размер изменений пока неизвестен, будем смотреть, пока в разработке. Тем более что есть распоряжение к закону "О внесении изменений в закон "О переходе к "зеленой" экономике", который был принят 28 апреля 2016 года. В этом распоряжении так и сказано, что нужно вносить изменения в постановление правительства по определению правил (изменения тарифа – abctv.kz)", – поделилась г-жа Жукенова.

Еще одним нюансом является отсутствие в действующем Типовом договоре покупки РФЦ электрической энергии у энергопроизводящей организации, использующей ВИЭ, пункта о размере фиксированного тарифа. Подробно рассказал об этом генеральный директор ТОО "Samruk-GreenEnergy" Жомарт Моминбаев, выдвинувший в прошлом месяце предложение внести соответствующий пункт в Типовой договор. По его словам, сейчас стоимость реализации электроэнергии в договорах просто-напросто не указана. "Все участники договора находятся в подвешенном состоянии. Нет возможности выставить стоимость, за которую продается электроэнергия, соответственно, нет возможности привлечь финансирование. Мы не можем обратиться в международные финансовые институты, такие как, например, IFC (Международная финансовая корпорация), Европейский банк реконструкции и развития, Евразийский банк развития. Это основные банки, которые финансируют сейчас проекты возобновляемой энергетики, коммерческие банки финансируют их только в формате исключения. И тот факт, что в договоре отсутствует основной коммерческий параметр, который обеспечивает возврат инвестиций, сильно задерживает принятие банками решений о финансировании", – поделился Моминбаев с abctv.kz.

Еще одной важной проблемой, негативно сказывающейся на привлечении финансирования, является кредитоспособность РФЦ. "На практике действующий механизм гарантированной покупки энергии не обеспечивает достаточного комфорта для кредиторов и инвесторов, так как РФЦ, очевидно, не является достаточно кредитоспособным как единственный покупатель по договору купли-продажи для обеспечения финансовой привлекательности проектов в сфере ВИЭ в Казахстане", – отмечает Шаймерден Чиканаев.

Тем не менее, апрельские поправки в закон о ВИЭ также предусматривают изменения, которые позволят решить эту проблему – путем формирования резервного фонда РФЦ, который предполагается использовать для покрытия финансового дефицита и задолженности РФЦ перед поставщиками. Но и в этом случае необходимые подзаконные акты о порядке формирования и использования резервного фонда РФЦ еще не были приняты.

Устранение указанных выше проблем обеспечит казахстанской зеленой энергетике мощный приток инвестиций, уверен г-н Чиканаев.

Элина Гринштейн

Материалы по теме:

hamro-suvanov-vinit-sebya-v-surovom-nakazanii-nad-rah

kazahstanskaya-ekonomika-dostigla-dna

bez-palcev-ne-budet-i-pasporta

mariya-chaves-hokkej-igra-ne-tolko-dlya-malchikov

kitajskij-turist-kak-trend-vremeni

загрузка

×