Почему в Казахстане может появиться несколько десятков тысяч браконьеров

6653

Необходимо внести изменения в действующие правила перезакрепления охотничьих угодий в РК, которые несправедливы и несут коррупционные риски, уверены охотпользователи.

Почему в Казахстане может появиться несколько десятков тысяч браконьеров

Действующие в Казахстане противоречивые правила, которые регулируют деятельность охотничьих хозяйств и касаются закрепления и перезакрепления за ними угодий, стали миной замедленного действия. Юридическая коллизия, созданная однобоким решением республиканского комитета лесного хозяйства и животного мира минэкологии, в ближайшее время поставит в неравные условия начинающих охотпользователей и уже работающих, в том числе общественные объединения охотников и рыболовов, передает inbusiness.kz.

Что за правила такие?

При этом охотпользователям пока не удается внести поправки в действующие правила, чтобы исключить такие противоречия.

Прежде всего надо понимать, что охотпользователем называют юридическое лицо или ИП, которые ведут охотничьи хозяйства на основании долгосрочной лицензии на пользование животным миром и договора о предоставлении угодий. Многие из них входят в общественные объединения охотников и рыболовов. Сроки закрепления охотничьих угодий – от 10 до 49 лет, и многие из них должны будут перезакрепляться на новый срок в ближайшее время. Вот тут-то и возникает ряд проблем. К примеру, правила сейчас таковы, что если охотхозяйство является действующим, то ему необходимо сделать огромные вложения в материально-техническую базу, егерскую службу, а если ты только собираешься стать охотпользователем, закрепить за собой участки угодий, то вкладываться не надо. Наоборот, для твоего обустройства деньги потратит государство. Если ничего не изменить, говорят охотпользователи, то это приведет к тому, что самокупаемость охотничьих хозяйств при действующей кабальной норме после перезакрепления наступит через 8-35 лет в зависимости от их величины. Помимо этого, в Казахстане появится несколько десятков тысяч потенциальных браконьеров. Только в ВКО Восточно-Казахстанское общественное объединение охотников и рыболовов насчитывает 8 тыс. человек, из них активных охотников – 4 тыс. человек.

Министр ушел – проблема осталась

Юрист объединения Оксана Валиева рассказала, что еще 25 июня 2020 года прошло совещание в режиме ZOOM-конференции под председательством министра экологии, геологии и природных ресурсов РК Магзума Мирзагалиева с участием охотпользователей и научных организаций. По его итогам появились протокольные решения, которые состояли из 12 пунктов. В одном из них было сказано, что необходимо в срок до 1 августа 2020 года рассмотреть вопрос внесения изменений в правила проведения конкурса по закреплению и перезакреплению охотничьих угодий и рыбохозяйственных водоемов и (или) участков и квалифицированных требований. Речь шла об исключении требований к пользователям о наличии материально-технической базы для ведения охотничьего хозяйства, но обязательным условием для этого было расширение соответствующих требований для дальнейшего развития охотничьего хозяйства.

"Мы предлагали альтернативу такой норме, как необходимость иметь материально-техническую базу. Это включение сведений о материально-технической базе в квалификационные требования при перезакреплении, – отметил главный охотовед Восточно-Казахстанского областного общественного объединения охотников и рыболовов Жомарт Архабаев. – Проект прошел обсуждение на открытых НПА, в общественном совете при минэкологии, аккредитованных ассоциациях, в НПП "Атамекен", получил положительные заключения от государственных органов. Проходили проверки на предмет их законности в юридических службах комитета лесного хозяйства и животного мира, минэкологии и минюста, антикоррупционная экспертиза. Но потом чиновники решили, что проект следует изменить. В итоге на открытых НПА появился проект правил перезакрепления. Там все изменения заключаются в том, что при подписании договора на ведение охотничьего хозяйства один государственный орган был заменен на другой. В остальном правила остались в прежней редакции".

Прежний министр минэкологии покинул свой пост в сентябре 2021 года. И получилось так, что к настоящему времени в правилах проведения конкурса по закреплению охотничьих угодий нормы о наличии материально-технической базы исключены, а в правилах по перезакреплению они остались в прежней редакции, с обязательным требованием вложений в материально-техническую базу, если хочешь получить охотничьи угодия на новый срок.

Зачем столько техники?

Что плохого в требованиях к охотпользователям иметь мощную материально-техническую базу, например, чтобы сберечь лес от пожара, проводить восстановительные работы? Дело в том, что охотничьи угодия – это не какие-то отдельные участки, которые принадлежат охотникам. Они не являются землепользователями, у этих участков есть другие хозяева в лице государства, фермеров. Зачем охотничьим хозяйствам навязывать несвойственные им функции? Они и так платят государству. В общей сложности общественное объединение охотников и рыболовов в Восточном Казахстане затрачивает на содержание охотничьих хозяйств в среднем 100 млн тенге в год, это 35 млн тенге взносы охотников и реализация путевок – 65 млн тенге. На эти средства охотобщество выкупает право пользования животным миром, содержит егерей, проводит биотехнические и рейдовые мероприятия по охране животного мира.

Благодаря таким объединениям, говорят в общественном объединении, развивается внутренний туризм и поддерживается малый и средний бизнес, у которого охотники в сезон охоты закупают продовольствие, снаряжение, бензин, другие товары на сумму до 300 млн тенге.

"Нормы действующих правил по перезакреплению охотничьих угодий регламентируют, что, к примеру, только нашему общественному объединению охотников, за которым закреплена территория в 11,7 млн га, а это 14 охотничьих хозяйств, расположенных на территории Восточно-Казахстанской области, необходимо приобрести технику и технические средства на несколько миллиардов тенге. Нужно купить больше 1 тыс. единиц техники – грузовые, легковые, пожарные машины, мотоциклы, плуги, а также бензопилы, лошади, снегоходы, – объясняет Оксана Валиева. – Помимо этого, нужно содержать больше тысячи егерей, платить им зарплату, не считая трат на обмундирование, закуп оружия для них".

При этом егерская служба охотничьих хозяйств не финансируется из госбюджета, в отличие от природоохранных учреждений. Их содержат общественные объединения охотников и частные охотпользователи.

Но, даже если и закупить такое огромное число техники, еще не факт, что сможешь пройти перезакрепление охотничьих угодий, говорят охотпользователи.

Может быть, формальный подход?

Между тем вице-министр экологии, геологии и природных ресурсов Алия Шалабекова выразила убеждение, что если исключить требования о наличии материально-технической базы для ведения охотничьего хозяйства, то в дальнейшем это приведет к формальному подходу в таком важном деле, как охрана животного мира. Вице-министр добавила, что минэкологии внесло изменения в правила ведения охотничьего хозяйства от 29 мая 2015 года, исключив нормы закрепления охраняемой площади за одним егерем. Но Генеральная прокуратура в конце прошлого года дала предложения по возврату прежней нормы, полагая, что их отсутствие приведет к формальному функционированию егерской службы.

Но охотпользователи иного мнения. Они считают, что наличие такого огромного количества транспорта в охотничьих угодьях не увеличит численность животного мира, а нормы закрепления охраняемой площади в гектарах за одним егерем являются необоснованными. Вообще непонятно, по какой методике, критериям, на основании чьих рекомендаций это высчитывалось, говорят они.

"Более того, охотпользователи в первую очередь заинтересованы, чтобы численность охотничьих животных и птиц на их территории не уменьшалась. Существует контроль со стороны государства за этим", – приводит свои доводы Оксана Валиева.

К слову, Восточно-Казахстанское общественное объединение охотников и рыболовов является старейшим в Казахстане. Его в 1923 году организовал известный краевед и писатель Ефим Пермитин. В 1999 году оно заключило договор на ведение охотничьих угодий с государством на 25 лет, поэтому перезакрепление охотничьих угодий ему предстоит в 2024 году.

Если действующие объединения охотпользователей не выполнят правила перезакрепления, то не смогут работать дальше. И эти земли перейдут в резервный фонд. Пока суд да дело, охотники станут на время "беспризорными" и могут пополнить ряды браконьеров. Потом в комитете лесного хозяйства и животного мира собираются провести тендеры на закрепление охотничьих угодий, и победителям уже не надо делать все эти обременительные траты! Напоминает механизмы рейдерского захвата при пособничестве государственных органов, говорят охотпользователи.

Эти проблемы общественники намеревались обсудить на заседании научно-технического совета, которое должно было состояться в комитете лесного хозяйства и животного мира. Однако председатель комитета Нурлан Кылышбаев в участии им отказал на том основании, что областное общественное объединение охотников и рыболовов не является членом этого совета.

Ольга Ушакова