/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 376,04 Brent 36,55
Прислушиваются ли госорганы к мнению граждан?

Прислушиваются ли госорганы к мнению граждан?

Законотворчество властей обсуждается на уровне технических ошибок, концептуальные возражения зачастую не принимаются.

08:14 18 Декабрь 2019 1243

Прислушиваются ли госорганы к мнению граждан?

Автор:

Елена Тумашова

«Как вы думаете, сколько нормативных правовых актов у нас рассматривается в год?» – исполнительный директор Transparency International Kazakhstan Ольга Шиян обратилась к тем, кто присутствовал на презентации исследования, проведенного общественной организацией для определения активности граждан в обсуждении законопроектов.

Кто-то предположил: 10 тысяч.

«В 2018 государственные органы проработали 44 880 нормативных правовых актов. Из них 22 048 НПА были приняты впервые, 13 594 подверглись изменениям и дополнениям, 9238 подлежали утрате», – поделилась цифрами спикер.

Она считает, что количество законопроектов избыточно (ежедневно для первичного обсуждения с общественностью публикуется более 100 НПА) и что гражданам сложно в таком потоке успевать отслеживать все документы, анализировать их, находить ошибки и давать свои комментарии и предложения. Особенно с учетом низкого качества этих документов по содержанию и зачастую – с учетом плохих коммуникаций госорганов с комментаторами.

Хотят ли граждане комментировать?

Для детального изучения процесса и эффективности коммуникации между государством и гражданами авторы исследования рассмотрели законотворческую работу за 2018 год.

По плану законопроектных работ восемь министерств должны были принять 18 законов в 13 сферах общественных отношений, где на обсуждение вынесли почти 5 тыс. законопроектов.

С территориальной точки зрения лидерами по разработке стали Костанайская, Северо-Казахстанская, Акмолинская, Алматинская, Павлодарская и Туркестанская области: госорганы в этих областях опубликовали более половины всех НПА (в шести сферах общественных отношений). «Но качество этих документов страдает, один и тот же документ публикуют три-четыре-пять раз, поэтому объем у них и больше», – комментирует Ольга Шиян.

С точки зрения сфер больше всего предложенных к обсуждению законопроектов было по бюджетированию, налогообложению, финансам (1995 НПА) и сельскому хозяйству (1650 НПА). Также существенное количество документов предлагалось по транспорту (507), избирательным правам (285), здравоохранению (247).

Однако активность комментаторов в этих сферах оказалась на уровне ниже среднего. Например, в бюджетировании и налогообложении она оценивается в 38 баллов, в здравоохранении – в 34 балла, в сельском хозяйстве – в 28 баллов, в транспорте – в 25 баллов.

Вместе с тем больше внимания пользователи уделили экологии (48 баллов на 150 предложенных к обсуждению НПА) и избирательному праву (47 баллов на 285 документов).

Лидером в индексе оказалась сфера лицензионной деятельности и игорного бизнеса – 50 баллов, но ирония в том, что на обсуждение здесь было вынесено всего два нормативных правовых акта.

В целом уровень участия в обсуждении законопроектов составил 29,6 балла.

«То есть только треть НПА были прокомментированы (из проанализированных нами). При этом 95% комментариев поступили по проектам подзаконного уровня – приказам министерств, решениям и постановлениям акиматов и маслихатов. В обсуждении законов, кодексов или указов граждане и компании Казахстана фактически не принимали участия», – говорит спикер.

Отметим, что индекс участия граждан в законопроектной деятельности рассчитывался как количество прокомментированных НПА, умноженное на 100% и разделенное на количество опубликованных для публичного обсуждения НПА.

Готовы ли госорганы слушать?

Авторы исследования изучили и обратную сторону процесса – то, насколько госорганы, разрабатывающие законопроекты, готовы взаимодействовать с гражданами.

«Почти на 5 тыс. НПА было оставлено 3375 комментариев. Госорганы ответили не на все, треть комментариев проигнорировали. Чаще всего мнение населения не учитывают в Актюбинской, Атырауской, Жамбылской и Мангистауской областях – до 80% комментариев там игнорируются», – говорит представитель общественного фонда.

Картина по отраслям такова: в сферах историко-культурного наследия, платежеспособности граждан и лицензионной деятельности госорганы отреагировали на все поступившие замечания (индекс – 100 баллов).

Высокий уровень обсуждения оказался по проектам здравоохранения (88,6 балла), ЖКХ (76 баллов), спорта (75,8 балла), избирательных прав (75 баллов). Меньше всего госорганы принимали в расчет замечания по транспорту (49,8 балла), сельскому хозяйству (51 балл) и бюджетно-налоговым отношениям (63,5 балла).

Но тем не менее, по словам эксперта, госорганы все же заинтересованы принимать комментарии: индекс готовности властей обсуждать предложения в рамках публичных обсуждений составил 75,8 балла.

Он рассчитывался по формуле: количество комментариев, по которым даны корректные разъяснения, сложили с количеством комментариев, принятых в работу, умножили на 100% и разделили на количество поступивших комментариев.

Каждое третье предложение – в дело

Каково влияние общественности на законопроектную деятельность? Для того чтобы определить, вошли ли предложения граждан в итоговые версии принятых нормативных актов, было сопоставлено 3375 комментариев и 2504 ответов государственных органов по 1673 проектам НПА.

Сравнительный анализ по 13 сферам показал: госорганы-разработчики одобрили 1840 предложений граждан и компаний к 1072 проектам НПА, в итоге было принято 756 нормативных правовых актов, и в их финальные версии включили 1212 идей граждан и компаний.

«Это означает, что каждое третье предложение, поступившее от граждан и получившее одобрение властей, вошло в НПА», – комментирует Ольга Шиян.

Однако в целом влияние общественности на законотворчество в Казахстане находится на уровне ниже среднего – 38,9 балла.

Наиболее высокий индекс – в сфере избирательного права (76 баллов), на втором месте – сельское хозяйство (54 балла), на третьем – здравоохранение (46 баллов). Меньше всего власти прислушиваются к гражданам в сферах транспорта (34,8 балла), спорта (34,6), ЖКХ (25,8 балла).

Ваш комментарий очень важен для нас…

Ольга Шиян рассказывает, что в комментариях люди в основном указывали на грубые грамматические, технические, стилистические ошибки, а госорганы показали низкую степень правовой и общей грамотности.

Более 90% комментариев и замечаний касались технических ошибок разработчиков, из-за чего один и тот же законопроект регионального или районного уровня выносился на публичное обсуждение в среднем два-четыре раза.

«Мы отмечаем, что в госорганах проблема с отсылочными нормами. Сами разработчики не понимают, к какому новому нормативному акту относятся все предыдущие, какое место в иерархии он занимает. Не понимают, на сколько можно поднять налоги согласно Налоговому кодексу, как рассчитываются тарифы. Кроме того, они самостоятельно определяют или сокращают сроки публичного обсуждения, не понимают принципов законотворческого процесса. Также не знают, каковы полномочия акиматов и маслихатов», – делится наблюдениями эксперт.

Она говорит, что во время проведения исследования его авторы не планировали, но не могли не фиксировать однотипные ответы на вопросы (более того – в которых обещали рассмотреть предложения уже после того, как документ будет одобрен).

Например, универсальный ответ маслихата Кербулакского района Алматинской области:

«Ваши комментарии будут учтены! После принятия и официального опубликования НПА согласно вашему комментарию мы будем принимать соответствующие меры для устранения ошибок по проекту решения».

Зачастую госорганы, предлагая какой-либо проект к обсуждению, забывали вложить сам текст документа (например, так было с проектом республиканского бюджета на три года).

Еще одна распространенная практика – разработка новых НПА без постановки на утрату прежних версий. Это нарушение допускают акиматы и маслихаты районного и городского уровня.

«Не все НПА индексируются на сайте «Открытые НПА», – продолжает Ольга Шиян. – Например, министерство обороны в прошлом году разработало 65 проектов, но они никак не индексируются. Люди не принимают участие в обсуждении, потому что не знают об этих документах, не видят их на портале».

Вводит в заблуждение публикация проектов местных бюджетов на портале «Открытые НПА», а не на портале «Открытые бюджеты», куда обычно обращаются пользователи, желающие принять участие в обсуждении проектов местных бюджетов.

В целом эксперты фонда рекомендуют гражданам активнее принимать участие в обсуждении нормативных правовых актов.

Это можно делать на портале «Открытые НПА». Можно обратиться к самому госорган через общественный совет (на сайте каждого госоргана должна быть ссылка с контактами).

Финансы, бюджет, налоги можно обсуждать напрямую с депутатами. По НПА для бизнеса – обратиться в палату «Атамекен».

Также на сайтах мажилиса и сената есть формы обратной связи, через которые можно обратиться к депутатам Парламента.

«Все, что касается подзаконных актов, министерства разрабатывают сами, а все, что касается законов, обязательно идет через парламент. Мы этим каналом пользуемся, общаемся напрямую, и многие наши предложения входят в законопроекты», – поделилась эксперт.

Елена Тумашова

Ряд поправок предлагается внести в закон по режиму ЧП

Возможность экстренно корректировать законодательство в период ЧП предлагают предусмотреть в министерстве национальной экономики, сообщает inbusiness.kz.

29 Апрель 2020 10:51 837

Ряд поправок предлагается внести в закон по режиму ЧП

Фото: primeminister.kz

Глава ведомства Руслан Даленов внес в мажилис парламента законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты по вопросам чрезвычайного положения».

«Целью документа является возможность принятия оперативных мер в период ЧП для обеспечения социально-экономической стабильности. Он определяет механизм функционирования государственного управления в период чрезвычайной ситуации», – пояснил он.

Для этого, по словам министра, вносятся поправки в законы «О чрезвычайном положении» и «О правовых актах».

«Законопроектом к ним отнесены 14 сфер. В их числе налоговое, бюджетное, таможенное, банковское, трудовое, антимонопольное законодательство. А также законодательство о здоровье, государственных закупках, о валютном регулировании. Кроме того, в сфере социальной защиты, государственного имущества, государственного контроля и надзора, а также реализации международных обязательств страны», – уточнил Даленов.

Правовые акты, принятые в период чрезвычайного положения, в целом будут действовать до окончания срока его действия, продолжил он. Исключение составят акты, в которых будет установлен иной срок их действия.

«Также предложена поправка, согласно которой действие нормативного правового акта или отдельных его норм может быть приостановлено в случае и порядке, установленном Законом «О чрезвычайном положении». В целом указанные поправки направлены на обеспечение социально-экономической стабильности в период чрезвычайного положения. Принятие проекта закона не повлечет дополнительных финансовых затрат из бюджета и негативных социально-экономических и (или) правовых последствий», – резюмировал он.

Дана Карина

Айдос Сарым: «Люди у нас превратно и узко воспринимают законодательство»

В Казахстане обсуждают первый пакет политических инициатив.

14 Февраль 2020 12:33 1349

Айдос Сарым: «Люди у нас превратно и узко воспринимают законодательство»

Фото: Серикжан Ковланбаев

«Детский сад» или спящие пенсионеры в парламенте? Одна из поправок, входящая в первый пакет политических инициатив президента, – предоставление 30%-ной квоты в избирательных партийных списках для женщин и молодежи – вызвала интересную дискуссию на заседании общественного совета в минюсте.

Неоднозначным оказался вопрос возраста. Прозвучало мнение, что возрастной порог, который установлен законодательством для определения молодежи, 29 лет, не подходит для «пропуска» в депутаты. В таком возрасте человек «жизни не видал еще» и потому не сможет работать с населением, отвечать на его вопросы, считает председатель общественного совета минюста Серик Акылбай.

«Не надо наш законодательный орган превращать в детский сад», – сказал он и предложил поднять возрастную планку до 35 лет.

Другая участница обсуждения – директор союза профессиональных медиаторов «Келiсу» Сара Идрисова, напротив, уверена в том, что «омоложение» парламенту необходимо.

«Мы работаем с парламентом, даже в Интернете есть… как спят наши депутаты, которые занимаются такой важной работой», – говорит она.

Более того, Сара Идрисова считает, что если депутаты будут получать более низкую, чем сейчас, заработную плату и будут лишены всех льгот, это повысит профессиональный уровень законодателей, поскольку в эту сферу придут те, кто хочет искренне работать во благо государства.

Льготы, зарплаты, возраст

«Заработная плата депутатов – это вопрос, который регламентируется внутри парламента. В мировой практике если к власти приходит «очень популистская» либо очень богатая партия, то зарплата снижается, как правило. В истории США есть опыт, когда миллиардеры, работая в правительстве, парламенте, назначали себе зарплату в один доллар и работали за свои деньги», – комментирует для inbusiness.kz политолог Айдос Сарым.

Ссылаясь на свои накопленные еще с 1990-х годов наблюдения за тем, как это происходит в Казахстане, он делится таким мнением:

«Парламентарии, даже приходя на популистских лозунгах, как правило, постепенно начинают требовать себе квартиры, льготы, проездные, командировочные, зарубежные поездки и т. д. Я более чем уверен: все, кто сегодня предлагает что-то (отменить льготы или снизить зарплаты для депутатов. – Ред.), попадя в парламент и не имея при этом сильной материальной базы, уже через полгода начнут эти темы поднимать», – говорит политолог.

По его мнению, каждый депутат, «если он честный человек и за эти лозунги всю жизнь бился», может персонально отказаться от льгот и высокой зарплаты.

«Но опять же законотворчество – это непростая работа, не митинговщина. Это на самом деле большая интеллектуальная деятельность. У нас тоже есть депутаты, которые сутками сидят на рабочих комиссиях, на конференциях, изучают мировой опыт. Если кто-то думает, что интеллектуальный труд менее трудоемок или более легок, чем труд шахтера или водителя, то он сильно ошибается. И если кто-то считает, что такой труд не должен оплачиваться, – тоже», – говорит собеседник.

По поводу возрастного порога: некоторый жизненный опыт, на взгляд эксперта, депутатам, безусловно, необходим.

«После окончания вуза и магистратуры надо еще успеть где-то поработать. Если вы знаете школьников и первокурсников, которые могут спасти страну сейчас, я скажу: давайте поменяем возрастной ценз. Думаю, 25-27 лет – более или менее оптимальный возраст, когда человек может становиться депутатом», – считает Айдос Сарым.

В пакете – четыре реформы

«Мы должны стимулировать активный приход женщин в политику, особенно в законотворческий процесс. Точно так же мы должны способствовать приходу в парламент и местных представительных органов молодежи. Для молодежи необходимо создавать не только социальные, но и общественно-политические лифты», – сказал президент Касым-Жомарт Токаев на втором заседании Национального совета общественного доверия в декабре прошлого года, когда представлял первый пакет политических инициатив.

В целом пакет включает четыре меры реформирования политической системы: внедрение уведомительного принципа организации митингов, снижение порога регистрации политической партии с 40 тыс. до 20 тыс. подписей, предоставление 30%-ной квоты для женщин и молодежи, создание института парламентской оппозиции.

«Прививать общественному сознанию культуру митингов и совершенствовать законодательство о мирных собраниях» – таким был посыл главы государства по поводу митингов.

Законопроект «Об организации и проведении мирных собраний в РК» представили в среду, 12 февраля, на заседании межведомственной комиссии по законопроектной работе в минюсте.

Уведомительный характер организации митингов, пикетов, собраний возможен при условии, что участвовать будет не более 250 человек. Если же количество участников демонстрации, митинга, шествия превышает эту цифру, то предлагается применять регламентированный порядок получения разрешения. Для мирных собраний определят специальные места. Кроме того, в проекте закона прописан механизм рассмотрения уведомлений и заявлений, указан перечень оснований для отказа, введен институт агитации.

Митинги: почему 250

«Норма в 250 человек связана с тем, что у нас в основном больше этого количества на митинги не ходит, – комментирует Айдос Сарым. – Пока идут разговоры по этой теме, я убедился, что люди очень сильно «упираются» в отдельные слова, не понимая сути. Основная дискуссия шла вокруг двух слов – «разрешительный» и «уведомительный». Что такое «уведомительный характер»? Представьте, вы сидите дома, к вам приходят 25-30 друзей и говорят: мы же позвонили. Иногда на таких примерах нужно объяснять. Что будет, если 20 тысяч человек выйдут на улицы или площадь? Ни одна площадь такого количества не выдержит, это большая нагрузка на инфраструктуру».

По словам эксперта, в результате долгих дискуссий было выработано решение – до определенного количества участников можно организовывать митинги в уведомительном порядке, свыше, если говорить о шествии и большом количестве людей, – согласовывать.

«Я в этом ничего страшного не вижу», – комментирует собеседник.

«Люди у нас, к сожалению, превратно и узко воспринимают законодательство, то, каким оно должно быть, – продолжает он. – Ни в одной стране мира, тем более в Европе, законов в том идеалистическом понимании, в каком их представляют, нет. Наоборот, все последнее десятилетие по всей Европе шло ужесточение законов и дальнейшее детальное регламентирование всех событий».

Айдос Сарым считает, что цифра 250 появилась на основе сложившейся в Казахстане практики.

«Повестка проходящих митингов интересна максимум 10-15 тыс. активных пользователей соцсетей. В противном случае мы бы видели другое – по 100 тыс. человек на площадях. Но этого нет. На площади выходят все те же 250 человек. Значит, это их норматив и, значит, у них права кому-то что-то диктовать. Есть закон аналогии и закон прецедента. Если бы у нас на улицах собиралось по 80 тыс. человек и при этом у нас нет подходящих для этого пространств, тогда можно было бы о чем-то другом говорить. Пока этого нет, исходим из всех тех норм и прецедентов, которые есть в нашей недавней истории», – заключает политолог.

Отметим, ранее эксперты обсуждали предложенный пакет реформ. Говорили, в частности, о формате реформ – революционный он или эволюционный, об ожиданиях и о том, что по экономической и социальной корзинам предстоит еще большая работа и «есть шанс более или менее концептуализированные программы или идеи двигать».

Елена Тумашова