RU KZ
Пять глобальных IT-изменений, повлиявших на казахстанский рынок

Пять глобальных IT-изменений, повлиявших на казахстанский рынок

12:51 04 Февраль 2021 15612

Пять глобальных IT-изменений, повлиявших на казахстанский рынок

Автор:

2020 год повлек за собой колоссальные перемены во всех сферах деятельности человечества, а пандемия COVID-19 сыграла роль триггера для информационно-технологического скачка.

В этом материале мы рассмотрим топ-5 глобальных IT-перемен во всем мире, которые оказали влияние и на Казахстан. О главных трендах рассказывает Еркегали Машир, генеральный директор ГК Azimut Solutions.

– Многие мировые ИТ-компании прогнозировали быстрый переход к облачным решениям. В одном из интервью Вы уже говорили, что облачные решения – это один из главных трендов современного мира ИТ. Перешел ли Казахстан к облачным решениям, как ожидалось?

– Облачные решения – это тренд последних пяти лет. Одни компании используют облачные сервисы для снижения регулярных затрат на содержание инфраструктуры, хранение данных, обеспечение высокой доступности сервисов, другие – для решения разовых задач. «Облако» помогает бизнесу любого масштаба оптимизировать процессы, предлагая платформу и средства управления данными.

Сегодня не только такие крупные компании, как Amazon, Microsoft, Google и Yandex, но и локальные операторы связи предлагают выгодные облачные решения для компаний различных сегментов рынка и направлений деятельности. Мы уже видим, что новые тренды, такие как «распределенные облака», получают широкое распространение. Например, эти технологии используют провайдеры услуг облачного гейминга, арендуя незагруженные вычислительные ресурсы у майнинговых ферм.

Ввиду использования облачных решений и увеличения общего объема обрабатываемого трафика вопрос каналов связи также является актуальным. Технологии вроде оптической передачи данных, 4G, новых радиорелейных решений позволяют качественно и быстро передавать огромные объемы данных, но даже эти технологии уже считаются устаревшими – 2020 год принес начало массовой эксплуатации сотовых сетей пятого поколения.

Стоит отметить, что все выросшие сервисные услуги, такие как доставка продуктов и товаров, не смогли бы существовать без качественных каналов связи и дата-центров, позволяющих обеспечивать драматически высокие нагрузки.

Все мы провели большую часть 2020 года, работая удаленно. Zoom, база пользователей которого приросла за этот год в 30 раз, а стоимость акций компании выросла с менее $100 до почти $600 за штуку, ворвался в топ-20 самых дорогих IT-предприятий США. Данный факт достаточно характеризует сегодняшнюю зависимость от качества инфраструктуры – дата-центров и каналоа связи.

– Наверное, самым главным повсеместным трендом стала всеобщая цифровизация. Какие решения в этой области «выстрелили» в 2020 году в мире в целом и в Казахстане в частности?

– Все сервисы, облегчающие жизнь потребителю. Среди них системы, которые обеспечивают коммуникации между людьми, вроде Zoom, мессенджеры WhatsApp, Telegram. Онлайн-образование набрало обороты. У людей появилась потребность получать знания просто и удобно, как у взрослых, так и учащихся школ и университетов.

Возросшая популярность финтех-сервисов (онлайн-оплата, переводы) продемонстрировали приоритетность цифровизации для финансовых интститутов. Необанкинг, стартапы Revolut, Monzo и Starling показали наибольший успех и конкурируют с гигантами европейского рынка финансовых услуг. Казахстанский Kaspi уже давно позиционирует себя не как банк, а как IT-компания. Сейчас это три платформы, объединенные в одном приложении – маркетплейс, платежи и финтех. 41,49% населения Казахстана являются активными пользователями Kaspi ежемесячно – это 7,8 млн человек (при населении Казахстана в 18,8 млн человек). Для сравнения, аналогично IT ориентированный российский Тинькофф банк на российском рынке в 146,7 млн потенциальных клиентов имеет только 6 млн клиентов (4,09%). И если «Яндекс» собирался купить «Тинькофф» за $5,48 млрд, Kaspi во время IPO в Лондоне был оценен в $6,5 млрд. Сейчас, после успешного IPO, можно ожидать масштабирования казахстанского IT-гиганта на страны Кавказа и Центральной Азии.

Netflix, Ivi, Amazon Prime – зарубежные примеры того, почему классическому медиарынку и рынку развлечений необходимо меняться. У Netflix появились такие новые крупные конкуренты с оригинальным контентом, как Disney+ и Apple TV. Люди стали потреблять больше контента – вместо ожесточенной конкуренции сервисы сосуществуют и растут. В России этот год также оказался прорывным для видеосервисов. More.tv, Okko, ivi, «Кинопоиск HD», Start и Premier увеличили или сохранили свои доли на рынке.

Телекоммуникационный рынок демонстрирует со своей стороны, что, учитывая его насыщенность и одни из самых низких в мире тарифов, при этом появляются новые игроки рынка – Forte Bank, который запустил новую мобильную связь ForteMobile в партнерстве с оператором Beeline, создание аналогичного продукта анонсировали Jýsan Bank и «Мобайл Телеком-Сервис» (Tele2/ALTEL) в ноябре 2020 года, операторам мобильной связи и новым виртуальным игрокам рынка надо вести борьбу только в поле улучшения качества оказываемых услуг и клиентского опыта.

Защита данных и сохранение конфиденциальности с учетом удаленной работы и удаленного получения услуг – также один из актуальных ИТ-трендов, начавшихся задолго до 2020 года, но ввиду локдауна его актуальность стала гораздо острее. Антимонопольные иски против гигантских IT-корпораций показывают, что государства начинают борьбу с ИТ-титанами, как за владение аудиторией, так и за данные этих аудиторий. В сторону Google, к примеру, менее чем за два месяца было подано три антимонопольных иска от властей США. Компанию обвинили в недобросовестной конкуренции, «использовании своей позиции на рынке, чтобы собирать и использовать данные в ущерб пользователям и для получения миллионов долларов прибыли». В пример был приведен тот факт, что Google заключает контракты с разработчиками устройств, чтобы те использовали поисковик компании по умолчанию (к примеру, контракт с Apple).

Три иска к Google, а также два иска против Facebook, возможно, станут крупнейшими антимонопольными разбирательствами за последние годы. Движение против технологических компаний только набирает обороты, ведь компании удерживают огромные доли рынка. 90% онлайн-поиска и 41% мирового рынка онлайн-рекламы принадлежат Google, Facebook доминирует среди соцсетей, а Amazon – это крупнейшая площадка e-commerce.

С другой стороны, набирает тренд концепция «сети кибербезопасности», и Gartner в своем отчете о трендах считает, что такие сети будут контролировать более половины пользовательских запросов.

– Отрасль образования по всему миру особенно подверглась изменениям. Все учащиеся уже, казалось бы, привыкли к онлайн-образованию. Удалось ли Казахстану достичь высокого уровня в онлайн-обучении и что нужно перенять нашей стране в этой области у тех, кто показал лучшие результаты в этой области?

– Сложно пока говорить, кто на рынке показал истинную success story. В Казахстане в начале пандемии переход образовательной системы на онлайн-формат можно было назвать провальным, но к сегодняшнему дню удалось настроить и адаптировать системы, обучение проходит бесперебойно. Появились казахстанские платформы для обучения в школах и университетах. Считаю, что еще рано говорить, отстаем ли мы от других стран. Я бы обратил внимание на цифровизацию материалов, ведь учеба – это не только и не столько конференц-связь. Это и оцифрованные книги, материалы, сама база и методология обучения, которую еще предстоит адаптировать. Причем без общего понимания методологами концепций цифровизации, UX и геймификации невозможно будет создать что-то радикально новое, приспособленное для качественного массового удаленного обучения.

– Еще в начале пандемии Вы делали ставку на профессию будущего – data science. Уже сегодня все HR-специалисты заявляют, что data science относится к топ-5 востребованных профессий будущего, специалисты будут в спросе. Как с этим обстоят дела в Казахстане? Есть ли рост по данной специализации?

– Да, конечно, рост однозначно наблюдается. Компании, у которых есть данные, нуждаются в выстраивании процессов работы с Big Data. Это крупные компании, банки, ритейл, HORECA – те, у кого есть возможность собирать эти самые данные. Но для того, чтобы анализировать их, понимать реальное клиентское поведение, нужны специалисты, а мы наблюдаем их дефицит. Профессия новая, и потребность в специалистах будет только расти.

Помимо data science специалистов, на рынке значительная нехватка профессиональных бизнес-аналитиков – людей, которые могут качественно систематизировать и преподнести информацию, проанализировать интеграции, бизнес-процессы и рынки.

Думаю, на эти две компетенции учебным заведениям надо сделать фокус.

– Искусственный интеллект захватывает города и даже мир. Захватил ли он Казахстан?

– В Казахстане эта ниша по большей части не занята. Несмотря на активно появляющиеся стартапы и вход на рынок иностранных игроков, какие-то значимые изменения происходят только в крупных корпорациях. Это решения, направленные на снижение себестоимости качества оказываемых услуг, такие как голосовые роботы, обслуживающие входящие звонки в колл-центрах, участвующие в телепродажах. Решения для распознавания лиц.

Очень интересной является сфера использования ИИ в медицине – сервисы, позволяющие быстрее и точнее диагностировать заболевания, эффективнее проводить скрининг. Например, стартап Cerebra уже запустил в седьмой городской алматинской больнице в промышленную эксплуатацию ИИ, ускоряющий диагностику инсульта у пациентов. И уже есть кейсы, наглядно демонстрирующие преимущество совместной работы искусственного интеллекта и человека.

В то же время огромное количество отраслей остаются до сих пор незадействованными. Технологии не проникли в средний и малый бизнес, потенциал роста еще очень высок. Основываясь на прогнозах Gartner, набирает обороты тренд Internet of Behavior – громадные объемы данных о поведении пользователей, собираемые с электроники и смартфонов. Конечно же, часть данных уже давно используется, например, в маркетинге, так, банк, основываясь на вашей истории оплат, может предложить вам кешбэки или скидки в партнерской сети. Но настолько огромный объем даты, как в IoB, обрабатывать смогут только ИИ.

Здесь важным шагом может стать развитие ИИ-сервисов лидирующими игроками рынка и предоставление платформ и сервисов на их базе компаниям поменьше, учебным заведениям и всем тем, кто хочет и может развиваться в этом направлении. Таким образом, можно достичь того критического объема специалистов, который необходим для качественного технологического и коммерческого прорыва.


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!