/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 419,55 Brent 36,55
Регионы ищут инвесторов

Регионы ищут инвесторов

Борьба за капитал заставляет акиматы активно искать свободные земли, здания и недра среди сплошь занятых кем-то территорий.

12:06 19 Ноябрь 2018 11647

Регионы ищут инвесторов

Автор:

Татьяна Шестакова

Согласно инвестиционной карте Костанайской области, только в Житикаринском районе инвесторам предлагают 28 участков и зданий для развития бизнеса, не считая десятков месторождений полезных ископаемых, среди которых немало золотоносных в прямом смысле этого слова. Однако пока львиный объём инвестиций в экономику района вкладывают асбестовый комбинат АО «Костанайские минералы» и золотодобывающая компания «Комаровское горное предприятие», которая входит в состав российского холдинга «Полиметалл».

По официальным данным акимата, в этом году в экономику района планируют привлечь около 9,4 млрд тенге. Из них лишь 1,5 млрд тенге приходится на сферу сельского хозяйства. Главным образом речь идёт об обновлении машинно-тракторного парка. Львиная доля – это вновь горнорудный сектор.

Как отметил аким Житикаринского района Абай Ибраев, до 2016 года район не привлекал более 2 млрд тенге инвестиций в год. Ситуация изменилась как раз в 2016-м, когда в район пришло 5,8 млрд тенге инвестиций. И с тех пор эти объёмы стабильно и довольно заметно растут.

Это совпало с несколькими событиями. Во-первых, в 2016 году российский горнорудный холдинг «Полиметалл» купил Комаровское месторождение у казахстанского «Казцинка». Это привело к активизации работы на месторождении. К росту вложений привело также закрытие участка дороги областного значения для проведения горных работ. Во-вторых, в эти годы единственный в РК асбестовый комбинат, АО «Костанайские минералы», завершил первый этап модернизации и автоматизации и начал наращивать объёмы производства. Компания также приступила к передаче части услуг в аутсорсинг через вывод из состава АО малых и средних компаний.

Новый поток

Как отмечают в районном акимате, в структуре налоговых поступлений сельское хозяйство занимает меньшую долю – около 20%. Остальное – промышленность. За 10 месяцев текущего года именно промышленники произвели продукции на 42 млрд тенге, а аграрии – в четыре раза меньше. Экономическое благополучие по-прежнему зависит от градообразующих промышленных предприятий.

Существующее положение вещей не устраивает власти района и области. В акиматах говорят о поиске новых инвесторов, как в сфере горнорудной промышленности, так и в сельском хозяйстве. Для этого в районе провели первый в области бизнес-форум районного масштаба по примеру тех, что сегодня проходят в Астане, Алматы и других крупных городах страны.

Говорили о двух главных для района отраслях: добывающей промышленности и сельском хозяйстве. Власти не только говорили о возможностях развития бизнеса, но и организовали для участников форума экскурсию по тем объектам недвижимости и земельным участкам, которые готовы отдать в пользование.

Забегая вперед, важно отметить, что после проведения тематических секций аграрии в кулуарах договорились о продаже друг другу б/у техники, закупе пробных партий семян у российских поставщиков, реализации проектов в партнёрстве с СПК «Тобол». Да, здесь было традиционное для таких мероприятий подписание меморандумов о реализации проектов и взаимном сотрудничестве. Но самым важным участники форума в неформальных беседах назвали новые знакомства и новые возможности, которые эти знакомства открывают.

Сложнее оказалось с недропользователями: крупных потенциальных инвесторов на форуме не было видно. Но директор ТОО «Асбестовое геологоразведочное предприятие» Низами Джафаров подчеркнул в разговоре с abctv.kz, что в его 40-летней практике работы были случаи, когда таких инвесторов в район привлекали именно местные предприниматели.

Освободить землю, занять недра

Сегодня в районе практически нет свободных земель. Почти все они имеют хозяев. Однако практика изъятия неиспользуемых гектаров привела к тому, что сегодня район может перераспределить 20 тысяч гектаров. По словам акима района, большая часть участков разбросана по району и не представляет интереса для крупных инвесторов. Эти земельные участки распределят между своими же фермерами.

Однако есть довольно большая территория и 12 тысяч гектаров в районе посёлка Хазрет. Сегодня в акимате ждут решения суда по изъятию территории, которую уже многие годы никто не обрабатывает.

В районе также работают над изъятием земель сразу у нескольких аффилированных, по мнению властей области, ТОО «АПК Жер Ана», «Талап Астык» и ТОО «Коныспай агро». Уже около пяти лет они проходят процедуру реабилитации, однако, судя по докладам, звучащим на различных совещаниях, проблему решить не удаётся. Производственные процессы уже давно остановлены, и госорганы активно работают над изъятием земель. Однако в акимате Житикаринского района пока не могут назвать даже примерных сроков по возврату этих территорий в госсобственность. Только в Житикаринском районе, по данным местного акимата, этим ТОО принадлежит около 55 тысяч гектаров.

Что же касается добычи полезных ископаемых, то сегодня заключено 18 контрактов на недропользование. Пять из них на стадии согласования. Речь, по словам директора ТОО «Асбестовое геологоразведочное предприятие» Низами Джафарова, идёт о 5,2 тыс. кв. км, или 70% территории района. Самые крупные контракты по асбесту, месторождение которого разрабатывает АО «Костанайские минералы», а также золоту – идёт разработка и промышленная добыча на четырёх месторождениях.

Доктор геолого-минералогических наук отмечает, что в пределах Джетыгаринского месторождения асбеста также можно добывать магний, кобальт, никель, получать щебень. По его словам, сегодня к разработке готовы шесть месторождений никеле-кобальтовых руд, кирпичной глины, железных руд и других минералов. Один из контрактов на недропользование по никелю сегодня как раз находится на стадии оформления.

Можно говорить о том, что большей частью речь идёт о развитии малого и среднего бизнеса. Сегодня в городе предприятия сферы услуг уже расширяются. К примеру, в скором времени владелец нескольких магазинов планирует открыть первый супермаркет.

Безвозмездно – почти даром

В рамках районного бизнес-форума прозвучало два довольно важных для инвесторов заявления. Одно из них касается завершения строительства в 2019 году житикаринской индустриальной зоны. Работы по этому проекту стоимостью 400 млн тенге начали ещё в 2014 году. 312 из них освоили, подведя необходимые сети и асфальтированную дорогу. Однако до сих пор объект не сдан в эксплуатацию, хотя ещё пару лет назад речь шла о том, что найдены инвесторы для реализации 10 проектов по переработке и производству различных товаров на территории индустриальной зоны. Сегодня, после пересмотра проекта и отказа от трат на благоустройство и пешеходные дорожки на завершение проекта нужно 28 млн вместо первоначальных 88 млн тенге. Деньги выделят уже в следующем году. И если необходимая сумма не найдётся в областном бюджете, то её выделит бюджет района.

«Здесь есть все коммуникации: вода, канализация, электроэнергия, газ, автомобильная дорога. Это именно промышленная инфраструктура. Также готова вся градостроительная документация. Нам осталось лишь проложить 675 метров автомобильной дороги. Планируем к августу 2019 года завершить эти работы и сдать индустриальную зону в эксплуатацию», – рассказал руководитель отдела строительства и архитектуры Житикаринского района Мирамбек Ордашев.

Сегодня территория индустриальной зоны занимает 63 гектара. Земельные участки предпринимателям будут предлагать в виде натурных грантов. Заместитель руководителя Управления предпринимательства Костанайской области Роза Горяная отметила, что регион готов финансировать строительство производственных помещений по примеру Костанайской индустриальной зоны, где в готовое помещение «заселился» завод по сборке колёсных тракторов и в течение двух месяцев сумел запустить производство.

Второе заявление касается пустующих зданий Житикары. Большая часть из них находится в частной собственности и имеет обременения. Информация о них также размещена на инвестиционной карте Костанайской области. Однако уже сегодня акимат района предлагает три здания, которые находятся в коммунальной собственности и не имеют обременений. Их власти района готовы отдать предпринимателям в пользование.

«Мы готовы рассмотреть интересные предложения. Эти здания пустуют, надо отдать их бизнесу под развитие. К тому же есть законные схемы передачи. Есть Закон «О госимуществе», который позволяет передавать эти здания частным лицам в доверительное управление. Возможна дальнейшая безвозмездная передача в собственность, если предлагаемый проект будет иметь социальную значимость», – сказал Абай Ибраев.

Среди предлагаемых помещений: четырёхэтажное здание бывшей городской поликлиники площадью около 4,5 тысячи квадратных метров. Оно находится на балансе областного акимата, однако в случае проявления интереса потенциально может быть передано в доверительное управление. Её два здания принадлежат району. Одно из них площадью 1800 квадратных метров предлагают отдать под медицинскую клинику или гостиницу, потому что помещение расположено на территории больничного городка. Второе стоит особняком, имеет свой забор и несколько гаражей. В нём 200 квадратных метров.

Более или менее ясная ситуация с бывшей поликлиникой. На это здание есть проектно-сметная документация на капитальный ремонт со сметой около 600 млн тенге. Однако проект просрочен – был разработан в 2011 году. В то же время чиновники заверили, что на строительно-монтажные работы было заложено лишь 308 млн тенге, остальное – на закуп медицинского оборудования. Сегодня на руках властей нет документов оценки состояния этих помещений. В акимате района признают, что при необходимости готовы пойти на траты на обследование этих зданий.

Татьяна Шестакова

https://inbusiness.kz/ru/images/original/21/images/cQeeUnMu.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/21/images/42PLNa8k.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/21/images/U9mb5jMn.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/21/images/9sBlsxkx.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/21/images/YM8zHr5O.jpg

«Земли Иле-Алатауского нацпарка вывели из статуса особо охраняемых»

В минэкологии списали ошибку на НАО «Правительство для граждан».

10 Июнь 2020 08:25 3211

«Земли Иле-Алатауского нацпарка вывели из статуса особо охраняемых»

Фото: Серикжан Ковланбаев

Земли в Иле-Алатауском национальном парке действительно отнесли к участкам для ведения сельскохозяйственных видов деятельности в базе земельного кадастра. Министерство экологии, геологии и природных ресурсов РК признало ошибку, но списало ее на НАО «Правительство для граждан». Об этом на своей странице в сети «Фейсбук» сообщил казахстанский юрист Бакытжан Базарбек, инициировавший земельное расследование.

В ответ на серию его постов в ФБ вице-министр экологии, геологии и природных ресурсов РК Ерлан Нысанбаев и представители НАО «Правительство для граждан» провели встречу с правозащитником, на которой подтвердился факт передачи земель Нацпарка для сельхозиспользования.  

«Касательно эпопеи земельного участка с кадастровым номером 03-044-307-004 площадью в 165 214,959 квадратного метра, по конфигурации напоминающего «голову Дракона» в селе Тургень Енбекшиказахского района, вице-министр (экологии) признал, что в базе АИС ГЗК допущена ошибка. Мол Нацпарк отношение к этому не имеет, ошибка со стороны НАО «Правительство для граждан. В итоге все-таки признали свои ошибки, недоработки, упущения», – сообщил Бакытжан Базарбек.

«Это вопросы к кадастровикам, что в базе данных допущена ошибка по нашим землям при перекладывании бумажной версии на цифровую. В любом случае эти земли незыблемо оставались в собственности Национального парка – это факт! У нас есть все подтверждающие документы. Ни один клочок земель не переводится из категории особо охраняемых природных территорий в земли других категорий», – заверил замглавы минэкологии Ерлан Нысанбаев.

Однако юрист считает, что упущение допущено умышленно.

«Представители НАО, Нацпарка и акимата Енбекшиказахского района, присутствовавшие на совещании, так и не смогли ответить, как так получилось, что по базе АИС ГЗК целевое назначение ЛПХ сидело на землях Нацпарка!

Не смогли ответить, почему 14 лет это целевое назначение – ЛПХ и категория земли «Земли населенных пунктов» (вместо земель особо охраняемых природных территорий) никто не замечал», – возмутился правозащитник.

Вопросы у него имеются еще по 110 кадастровым номерам на земучастки, которые также отчуждены под коттеджи, ЛПХ, ИЖС, гостиницы и зоны отдыха.

«В Бутаковке, Медео, Чимбулаке, Алма-Арасане, ущелье Проходное и БАО. Проверять будем кадастровые номера на земельные участки посторонних землепользователей в Талгарском, Кегенском, Енбекшиказахском, Карасайском районах. Я подготовлю запрос о предоставлении земельно-кадастровых дел и материалов по указанным кадастровым номерам», – сообщил он.  

Юрист запросил представить утвержденный землеустроительный проект на 200 000 гектаров территории Иле-Алатауского национального парка с актами выноса границ, рабочими чертежами, ведомостью координат, листом согласования, планами общего земельного участка и приказом об утверждении земпроекта.

Карина Алимова

Какие трудности стоят на пути инвесторов в Казахстане

Как вкладываться в наши недра?

25 Май 2020 09:47 4675

Какие трудности стоят на пути инвесторов в Казахстане

Тема, которую inbusiness.kz поднял в материале «Сколько золота осталось в Казахстане» о барьерах, возникающих на пути отечественных и иностранных компаний, желающих осваивать наши богатые недра, неожиданно получила свое продолжение. Партнер юридической фирмы Haller Lomax Тимур Одилов в эксклюзивном интервью нашему порталу рассказал более подробно о том, почему, практически «сидя на золоте», мы его не добываем.

Как известно, правительство в свое время провозгласило реформу недропользования, чтобы стимулировать приток новых иностранных инвестиций, так необходимых нашей экономике, в геологоразведку. С какими трудностями сталкиваются не только иностранные, но и отечественные геологоразведочные компании сегодня?

Трудности прежде всего связаны с государственной политикой в геологии и с состоянием геологической инфраструктуры, а если быть точнее, с системой предоставления геологической информации, координатных данных, с отсутствием кернохранилищ.

То, что Вы перечислили, очень специфично и малопонятно рядовому читателю. Давайте определимся пошагово.

Госполитика в геологии в настоящее время реализуется посредством проведения государственного геологического изучения недр. Это та же геологоразведка, только проводится она государством за счет бюджета. Геологоразведка делится на стадии. В странах с эффективной госполитикой в геологоразведке государство обычно отвечает за первую стадию – региональное геологическое изучение. Она самая непривлекательная и рисковая для частного капитала, поэтому затраты на нее берет на себя государство, выявляя перспективные площади для проведения частным бизнесом последующих самых капиталоемких стадий геологоразведки. По результатам последующих стадий из тысячи проектов, по статистике, успешным оказывается только один. Однако, проведя реформу недропользования по модели успешных стран, включая модель устройства геологической службы, государство традиционно продолжает тратить деньги на последующие стадии, отвлекая ресурсы от злободневных задач – развития геологической и научно-прикладной инфраструктуры. Во-первых, блокируются участки для частного инвестора; во-вторых, проводится слишком рискованная работа с точки зрения результативности расходов. Необходимо перестроить геологическую госполитику и устройство службы.

Второй момент. Государственное геологическое изучение проводится с привлечением подрядчиков через государственные закупки. Сама по себе процедура государственных закупок предполагает разделение этапов разработки проектно-сметной документации от проведения непосредственно работ, что неуместно в геологии. Поэтому это отрицательно сказывается на скорости выполнения подрядных работ, эффективности расходования бюджетных денег и качестве результатов. Геологи добиваются пересмотра для них закупочных правил, но пока безуспешно. Были даже попытки создать нацоператора в геологии, чтобы уйти от госзакупок, хотя всего-то необходимо поправить правила госзакупок.

Касательно геологической информации. На сегодняшний день часть геологической информации секретна по мифическим причинам стратегического характера. По той же причине на результаты гравиразведки также распространяется режим секретности, поэтому геологоразведочная компания не может ими распорядиться или вывезти. Я не слышал, чтобы, например, в Канаде или в Австралии органы власти секретили данные о редкоземельных металлах или результатах гравиразведки.

Почему?

Я думаю, что привычка «секретить» перешла к нам из Советского Союза. Мы все еще не можем избавиться от этих стереотипов.

На мой взгляд, необходимо снять режим секретности с данных о редкоземельном потенциале, лишь ограничив вывоз и оборот редкозема. Бессмысленно и нелогично секретить данные и надеяться на инвестиции. Это все равно, что не выставлять товар на прилавок и ждать покупателя.

Теперь о качестве самого товара – геологической информации. Известно, что ее начали оцифровывать несколько лет назад. Однако оказалось, что это всего лишь сканирование старых отчетов. Но даже такую информацию заинтересованные лица не могут получить простым нажатием клика – необходимо обращаться отдельно каждый раз в фонды. К сожалению, электронная база данных (Национальный банк данных минеральных ресурсов РК) делается третий год и пока не обещает быть в этом году. Обновление геологических карт в цифровом формате тоже предел мечтаний геологов.

Необходимость в электронных базах геологической информации в качестве стимула геологоразведки отмечена в 2012 году в Концепции развития геологической отрасли Республики Казахстан до 2030 года, утвержденной правительством РК. Прошло восемь лет…

Теперь поясните о координатных данных?

В комитете геологии все еще отсутствуют консолидированно координатные данные по всем территориям, ограниченным для геологоразведки: земли населенных пунктов, особо охраняемые природные территории, могильники и т. д. Соответственно, этих данных нет на интерактивной карте недропользования, по которой инвесторы ориентируются, выбирая территории для инвестиций и получения лицензий. Контуры участков и месторождений подземных пресных вод, ограничивающих проведение работ, также не нанесены на интерактивную карту. Недостаток в таких сведениях, во-первых, ведет к многочисленным отказам в выдаче лицензий и тормозит проведение аукционов; во-вторых, препятствует проведению работ, особенно когда лицензии получены по первой заявке. Например, в прошлом году были массовые наложения ранее предоставленных контрактных и лицензионных территорий на охранные зоны, заповедники и национальные парки. Такие проблемы влекут риски не только для недропользователей, но и для государства, поскольку могут повлечь инвестиционные разбирательства.

Теперь о том, что не так с кернохранилищами?

Необходимые кернохранилища (склады лабораторного типа, предназначенные для хранения кернового материала. – Прим. автора) в Казахстане просто отсутствуют. Вместе с тем керн – ценнейший носитель геологической информации, в сохранении которого должно быть заинтересовано более всего государство. Возведение кернохранилищ – это не только государственная задача, но и бизнес. Частные недропользователи могли бы пользоваться услугами государственных кернохранилищ и платить за это деньги. Неплохо было бы реализовать проект по принципу ГЧП по всех регионах с активной геологоразведкой.

Инфраструктурные недостатки сильно влияют на инициативы местного и иностранного инвестора рисковать в геологоразведке, а если рискуют, то эти проблемы замедляют ход работ. Затрачивается слишком много времени, что ведет к удорожанию проектов.

Много лет инфраструктурные проблемы игнорируются госбюджетом. Геологи приводили сравнение, что даже на озеленение Нур-Султана, дающее лишь эстетическое удовольствие, выделяется больше денег, чем на государственные задачи в геологии, от выполнения которых зависят прямые иностранные и местные инвестиции. Такой вот парадокс.

Теперь понятно, но, насколько известно, правительство обещало облегчить предоставление права недропользования для иностранных и отечественных инвесторов в геологоразведку… ведь это прямые инвестиции. Что реально вступило в силу и действует?

Обещание, кстати, закреплено в 75-м шаге Плана нации. Введен принцип первой заявки для получения частными лицами лицензий на недропользование по твердым и общераспространенным полезным ископаемым. Это устоявшийся в мире принцип, традиционно существующий практически во всех странах с развитой горно-геологической отраслью. По такому принципу уже выдано более 600 лицензий частным инвесторам, тогда как за все 30 лет, замечу, было заключено не более 500 контрактов на разведку твердых полезных ископаемых.

К сожалению, данный принцип действует ограниченно, то есть не на всей территории нашей страны. В этом смысле правительство обещание не выполнило, и его выполнение находится под угрозой срыва.

Почему?

По целому ряду причин. Во-первых, в силу проблем с координатными данными, а также из-за бюрократических и рабочих трудностей, возникших после перехода комитета геологии из министерства индустрии в структуру министерства экологии, геологии и природных ресурсов. Кодекс о недрах действует уже почти два года, но вся территория Казахстана для такого режима все еще не открыта.

Во-вторых, двухлетний переходный период получения лицензий в приоритетном порядке только национальными компаниями, «Казгеологией» и «Тау-Кен Самрук», с зимы прошлого года активно пытаются продлить на 5-10 лет. В сущности, это означает, что у нацкомпаний возникает прямая заинтересованность не распространять принцип первой заявки на всю территорию Казахстана – чем меньше пространства для принципа «первой заявки», тем больше пространства только для нацкомпаний.

Приоритетное право нацкомпаний противопоставляется конкурентному рынку инвесторов и политическому решению, закрепленному в 75-м шаге Плана нации.

В такой ситуации нелогично заявлять, что продление преимущественного положения нацкомпаний положительно сказывается на геологоразведке и инвестициях. Инвесторы вынуждены идти в партнерство с нацкомпаниями, так как интересующие их участки все еще не включены в территорию первой заявки.

Чем плох тандем частной компании с государственной?

Хотя бы тем, что квазигоссектор – это не про бизнес, ни с точки зрения корпоративного управления, ни с точки зрения эффективности. Ни один инвестор, ни местный, ни иностранный при прочих равных условиях не стремится работать с нацкомпаниями в недропользовании. Все совместные проекты нацкомпаний возникли искусственно в условиях недоступности территорий для инвесторов. Тандем не деловой. Будь территории открытыми и доступными, инвесторы обращались бы за лицензиями самостоятельно, что, собственно, доказывает практика по 600 лицензиям. Никто из инвесторов добровольно не предложил нацкомпаниям идти в проект вместе.

Из-за наличия приоритетного права у нацкомпаний бюджет недополучает миллионы и, возможно, миллиарды тенге. За участки, которые предоставляются нацкомпаниям, могли бы успешно побороться в аукционах частные инвесторы, уплатив повышенные подписные бонусы в результате торгов. Вместо этого за полученные лицензии нацкомпании уплачивают подписные бонусы по обычной ставке и продают проект полностью или частично инвестору. Деньги по сделке идут не в бюджет, как по подписным бонусам, а остаются в нацкомпании. В лучшем случае они могут поступить в бюджет через дивиденды, если аппарат их не проест.

Само по себе существование концепции приоритетного права или иного коммерческого преимущества, будь то в статусе оператора или ином, противоречит заявленной политике о сокращении присутствия государства в частном бизнесе. Государство, объявив о реформе недропользования и режиме первой заявки, презентует ее последние три-четыре года на всех инвестиционных площадках и форумах, как внутри страны, так и за рубежом, а в итоге ведет себя непоследовательно. Реформа плавно нивелируется. Все это подрывает доверие местных и иностранных инвесторов.

Возможно, власти руководствуются тем, что у нацкоманий больше финансовых возможностей?

Самое парадоксальное, что в тандеме с инвесторами нацкомпании в геологоразведку деньги не вкладывают. Так заведено, такова политика в самих нацкомпаниях. Они служат передаточным звеном, а в условиях недоступности интересующих инвесторов участков – дополнительным барьером с приоритетным правом. Процесс выстроен следующим образом: нацкомпания получает лицензию в приоритетном порядке, а затем передает 75% доли в проекте инвестору в обмен на обязанность инвестора финансировать весь геологоразведочный проект на 100%. По greenfield-проектам это абсолютно не заманчивое условие инвестировать в геологоразведку в Казахстане. Улучшение состояния геологоразведки через приоритетное право нацкомпании – это миф.

Кульпаш Конырова