/img/tv1.svg
RU KZ
С террористами решили бороться силой закона

С террористами решили бороться силой закона

Правозащитники не вдохновились поправками по борьбе с терроризмом и экстремизмом.

09:41 09 Сентябрь 2016 1741

С террористами решили бороться силой закона

Автор:

Ирина Севостьянова

Пакет поправок в законодательство по вопросам противодействия терроризму и экстремизму презентовали в четверг представители силовых структур в мажилисе парламента. Как и ожидалось, уже в ходе презентации между "силовиками" и правозащитниками возникли разногласия. 

Основную презентацию делал заместитель председателя КНБ Марат Колкобаев. Он пояснил, что в законе "О связи" предлагается закрепить возможность "предоставления органу, осуществляющему оперативно-розыскную деятельность на сетях связи, права приостановить работу сетей и средств связи в случаях, не терпящих отлагательств и могущих привести к совершению тяжких и особо тяжких преступлений, а также преступлений, подготавливаемых и совершаемых преступной группой, с последующим уведомлением генеральной прокуратуры в течение 24 часов". Такая необходимость, по его словам, может возникнуть при проведении антитеррористической операции. "Для предотвращения использования на сетях мобильной связи и ввоза в Казахстан абонентских устройств с одинаковыми IMEI-кодами в этот же закон вносятся поправки, направленные на создание единой базы IMEI-кодов всех устройств, функционирующих и ввозимых на территорию страны. А также введение их регистрации для соотнесения с абонентскими номерами пользователей", - пояснил он. Такой подход, по мнению зампреда КНБ, позволит оперативно устанавливать объекты заинтересованности правоохранительных и специальных органов, сократит ввоз контрафактных устройств и уменьшит кражи чужого имущества. Кроме того, для выявления незарегистрированных абонентских номеров в законе "О связи" "уполномоченному органу также предоставляется право доступа к служебной информации абонентов услуг связи".

Закон "Об охранной деятельности" предлагается дополнить особыми требованиями к охранным организациям. Конкретизируются условия, при которых лицо не может быть принято на должность охранника частной охранной организации; устанавливается обязанность охранника частной охранной организации по незамедлительному информированию органов внутренних дел о срабатывании охранной сигнализации на охраняемых объектах, на территории которых имеются оружие, боеприпасы и взрывчатые вещества.

Законодательно устанавливается запрет на деятельность религиозных групп и объединений, способствующих экстремизму и терроризму; вводится административная ответственность охранных структур и владельцев объектов, уязвимых в террористическом отношении, за несоблюдение законодательства о противодействии терроризму, а также за неисправность обязательных к использованию технических средств.

Также предлагается законодательно ввести запрет на продажу оружия в готовом для стрельбы состоянии, установить особые требования к охранным организациям, обеспечивающим охрану объектов, на территории которых имеется оружие, боеприпасы и взрывчатые вещества. За оборотом оружия и порядком его хранения - усилить контроль, при этом установить особый порядок государственного контроля за субъектами предпринимательства, занятыми в сфере оборота гражданского, служебного оружия и боеприпасов, а также осуществления охранной деятельности. 

Заместитель министра внутренних дел Рашид Жакупов проинформировал о новшествах, предлагаемых в сфере миграции. Это в частности, увеличение штрафов за проживание без регистрации либо без документов, удостоверяющих личность. Одновременно предлагается сократить срок пребывания без регистрации, за который предусмотрено предупреждение на срок проживания без регистрации до месяца. Также устанавливается административная ответственность собственников за проживание в них лиц без регистрации, и вводятся штрафные санкции.

Кроме того, предлагается запретить на территории Казахстана оборот огнестрельного длинноствольного нарезного оружия и патронов с крупным калибром. "На наш взгляд использование такого оружия на территории Казахстана не может быть объяснимо только тем, что оно может применяться в интересах охотников, - пояснил зам министра. - Пуля, выпущенного из этого оружия, позволяет вести эффективный прицельный огонь на дистанции до 1,5 тысяч метров и дальше. (...) Поэтому во избежание гипотетически применения этого оружия при террористических актах в отношении государственных деятелей вводится запрет на использование этого оружия на территории республики". 

У участников дискуссии сразу же возник вопрос о блокировках социальных сетей. Зампред КНБ поспешил заверить, что опасаться злоупотреблений здесь не стоит: "Это, прежде всего, период проведения антитеррористических операций, когда необходимо полностью лишить средств связи, чтобы преступники не вели между собой переговоры, во-первых. И во-вторых, четко проходили между собой команды между подразделениями, которые проводят эту операцию. Это определяется на месте в каждом конкретном случае".

"Мы понимаем обеспокоенность здесь спецслужб, - поддержал его заместитель генерального прокурора Андрей Кравченко. - И понимаем, что какого-то злоупотребления со стороны спецслужб, видимо, не будет. Поскольку все будет диктоваться оперативными интересами, и интересами соблюдения жизни и здоровья граждан в период проведения антитеррористических операций".

Правозащитники же сразу взглянули на законопроект с другой стороны. Председатель совета Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгений Жовтис напомнил, что "и терроризм, и экстремизм имеют не только уголовную составляющую, но и социальную, и политическую составляющую". "И в этом смысле не очень понятно, почему закон имеет только силовую составляющую. Весь закон построен только по пути повышения контроля, увеличения компетенции, добавления полномочий, более ужесточающих норм. Он вообще не содержит ни социальную, ни политическую компоненту, ни участия общества в этом вопросе. А без этого практически ничего не получится, потому что это проблема более глубокая и имеет социальные, политические и иные корни", - считает правозащитник.

Кроме того, по мнению г-на Жовтиса, законопроект "перегружен религиозным компонентом", несмотря на то, что у терроризма и экстремизма есть и иные компоненты. Юрист предложил учитывать эти составляющие в отношении литературы, пояснив, что "любая предварительная религиоведческая экспертиза нарушает конституцию, потому что вводит цензуру, а цензура запрещена". "Но проблема еще более глубокая. «Майн камфп» - не религиозная литература. Мне представляется, что из закона нужно максимально убрать этот компонент. Это должен быть один из элементов, одна из идеологий, которая возможно будет лежать в основе террористической деятельности, но одна из. Иначе мы наступаем на те грабли, на которые на Западе зачастую наступают, когда говорят об исламском радикализме или экстремизме. Это неверный подход вообще. Нужно говорить о политическом использовании различных идеологий, в том числе, религиозных", - считает он.

Недоумение юриста вызвали и поправки в уголовный кодекс, предусматривающие повышение сроков наказания: "Мне интересно, какими объективными критериями руководствовались разработчики, чтобы увеличить сроки с 15 до 17 лет. В связи с чем? Потому что криминологи всего мира говорят, что увеличение срока не обязательно влечет за собой снижение преступности. Хотелось бы, чтобы мы руководствовались какими-то объективными критериями, а то у нас только визуальный эффект".  

Эту позицию поддержал и политолог Досым Сатпаев. "Если в законе усиливается репрессивная составляющая, это создает определенный уровень недовольства в обществе. Как показывает практика, основа радикализма, это именно вот это. В том числе, коррупционная составляющая. Чем больше будут чиновники иметь в своих кругах дополнительные системы контроля, это создает определенный уровень для коррупции. А это опять же, как показывают теракты последних лет в Казахстане, также лежало в основе деятельности террористов", - заметил он.

Зампред КНБ, отвечая на вопросы, напомнил, что при разработке законопроекта его авторы "руководствовались поручениями главы государства, которые были даны на заседании совета безопасности и которые из него вытекали". "Более того, рабочая группа, которая была создана по поручению премьер-министра, она тоже разработала ряд институциональных мер, которые необходимо будет реализовать. Просто они в данный законопроект не попадают, потому что они очень затратные, и они будут внесены позже. И дальнейшая работа в этом направлении  проводится. Но когда это будет реализовано, пока еще не могу вам конкретно сказать", - объяснил он "силовое преобладание". 

Что касается религиозного компонента, представитель КНБ признался, что отчасти согласен с позицией г-на Жовтиса, однако подчеркнул, что поправки разрабатывались на основе "той статистики и той судебной практики, которая есть" сегодня в стране. 

Ну а усиление уголовного наказания Марат Колкобаев откомментировал мировой практикой: "Международный опыт показывает, что мы выбрали правильный путь. Я не думаю, что у нас на сегодняшний день такие драконовские методы наказания в уголовном кодексе". 

С правозащитником согласился председатель комитета мажилиса по международным делам, обороне и безопасности Маулен Ашимбаев, заметив, что в законопроекте "не охвачены такие вопросы, как идеологическое противостояние, идеология салафизма". "И противостоять идеологии можно только идеологией, обратной идеологией. Разъяснять нашу политику в этой сфере. Это я говорю, в целом, что у нас в законопроекте, такое ощущение, что упущены опросы, касающиеся идеологической и иной деятельности. Поэтому в рамках рабочей группы посмотрим", - подытожил он.  

Пока состоялась лишь презентация законопроекта, на которую депутаты пригласили не только разработчиков поправок, но и представителей общественности. В ходе презентации они выслушали всех, и пообещали и дальше обсуждать в таком же режиме все поправки, с тем, чтобы в итоге из стен парламента вышел качественный и действенный закон. 

Ирина Севостьянова

О фейках и мировой практике ограничений

Министр информации представил в парламенте поправки в закон о СМИ. 

28 Июнь 2017 09:58 5193

Фото: bnews.kz

Министерство информации и коммуникаций представило в мажилисе пакет поправок в законодательство по вопросам информации и коммуникаций. Некоторые предлагаемые новшества вызвали у журналистов немало вопросов, однако министр Даурен Абаев назвал их международной практикой. 

В целом законопроект включает более 200 поправок в четыре кодекса и 12 законов. Министр, презентуя документ, подчеркнул, что работа над ним проходила в максимальной открытости, проводились общественные обсуждения, принимались предложения от общественных объединений, журналистов и простых граждан, и в целом 70% этих предложений учтены в законопроекте. 

«Для министерства было важно предусмотреть нормы, направленные на обеспечение прав наших граждан», – отметил господин Абаев. 

В частности, разработчики сочли, что в действующем законодательстве недостаточно четко был прописан порядок досудебного разрешения споров в рамках опровержения опубликованной в СМИ информации. Практика, по словам министра, показывает, что зачастую после публикации в СМИ порочащих честь и достоинство сведений бремя доказательства обратного ложится на гражданина.

«Считаем, что в данный процесс должны быть вовлечены обе стороны», – сказал он.

Предлагается законодательно урегулировать порядок публикаций в СМИ изображения и персональных данных ребенка, пострадавшего в результате противоправных действий.

«В настоящее время этот вопрос никак не урегулирован, в то время как появившиеся в Интернете сведения могут в дальнейшем отрицательно сказаться на жизни ребенка», – сказал господин Абаев, добавив при этом, что «уже сейчас мы добились понимания многих СМИ, использующих технические средства, позволяющие скрыть личность таких детей». 

В качестве послаблений для самих СМИ предлагается исключить меры административного взыскания в виде приостановки деятельности СМИ и конфискации тиража по таким незначительным нарушениям, как невыполнение требований о размещении выходных данных и предоставлении обязательного экземпляра. Также предложено отказаться от бумажной версии обязательного экземпляра печатного издания, которую СМИ обязаны направлять в министерство. В ведомстве решили, что вполне достаточно будет электронной версии. 

В законопроекте, по словам министра, расширен перечень оснований, по которым СМИ освобождаются от ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности (если они ссылаются на официальное или обязательное сообщение, а также информацию от уполномоченных лиц или структурных подразделений по взаимодействию со СМИ). При этом расширяется само понятие «официальное сообщение» – с включением в число авторов подобных сообщений юридических лиц, являющихся получателями бюджетных средств.

«Это направлено на обеспечение информационной доступности указанных организаций. Кроме того, предлагается обязать государственные органы обеспечить наличие в своей структуре уполномоченного лица либо уполномоченного подразделения по взаимодействию со СМИ», – подчеркнул господин Абаев. 

По мнению министра, это будет способствовать открытости госорганов и улучшит работу журналистов. В первую очередь за счет того, что на запрос СМИ, связанный с официальным сообщением, изданию обязаны будут ответить в течение двух дней. Если же журналистский запрос не связан с темой официальных сообщений, то тут срок ответа увеличивается до 15 дней, чтобы госорган смог ответить более качественно. 

Вводится обязанность журналистов получить согласие от лица или его законного представителя на распространение в СМИ личной, семейной, врачебной, коммерческой, банковской и других тайн. Некоторых депутатов эта норма удивила: как тогда бороться с коррупцией, особенно если учесть, что чаще о взятках сообщают именно журналисты в своих расследованиях. Министр заверил, что на борьбе с коррупцией эта норма никак не отразится. 

«Это мешать борьбе с коррупцией не будет. Мы исходили из нормальной мировой практики. Персональные данные, личные данные должны быть опубликованы только с согласия. Если мы этот вопрос снимем, то будет, наверное, не очень корректно, когда все будут обращаться и узнавать номера банковских счетов. Мы долго думали, изучили мировой опыт и пришли к тому, что на персональные данные нужно согласие гражданина», – заявил господин Абаев. 

Уже в кулуарах журналисты сами пытались прояснить у министра, как он себе представляет действие этой нормы. Министр объяснил так:

«Появился фейковый сайт, который опубликовал фото депутата или министра через фотошоп, повесили на главной странице. Недоброжелатель мог придумать эту информацию. Но вы же должны будете у депутата или министра спросить – твой дом или нет». 

«Меня удивляет, что у вас вызвало вопрос то, что вы должны проводить нормальное расследование. Вы хотели получить информацию и просто разместить на своём сайте, не проверяя? Это же противоречит и этике журналиста, и профессиональному долгу. Вы же тем и отличаетесь от обычного гражданина, который может написать на «Фейсбуке»: «Вот депутат купил остров». У вас высокий статус, которому вы должны соответствовать», – заявил он журналистам.

Предлагается также обязать журналистов проверять полученную информацию и получать официальное подтверждение сообщениям очевидцев. Присутствовавшие на презентации репортеры вспомнили прошлогодние теракты, когда сообщения от официальных лиц поступали лишь через несколько часов после случившегося. Министр тоже вспомнил об этих же ситуациях, но с другой стороны. 

«С этой точки зрения мы внимательно посмотрели. Посмотрели первые реакции в Ницце, властей в Лондоне. Какая была реакция и через сколько они ответили? Каждый из них с помощью «Твиттера» отвечал. В Ницце, по-моему, ответили через 40 минут. Но общество правильно отреагировало, оно не сеяло панику. У нас же, к сожалению, прошлогодний теракт когда был, мы получили немного другую ситуацию. Когда один так называемый стрелок в Алматы вызвал сумасшедший переполох, когда люди начали писать, что на вокзале захватили. Один человек внёс такую сумятицу, потому что люди начали фейковые новости выставлять. Мы думаем об этом и понимаем, что правило «золотого часа» уже не работает. Если раньше в течение часа госорган отвечал, сейчас мы эти механизмы в той или иной степени отработали. Жизнь покажет, насколько мы правильно это сделали», – заявил он. 

Ирина Севостьянова 

Парламент возьмется за госзакупки

Законодательство о госзакупках будет скорректировано для защиты интересов бизнеса.

28 Апрель 2017 17:42 9982

Государственные закупки и закупки квазигосударственного сектора могут стать драйвером для развития обрабатывающей промышленности в стране. Однако на деле принятые несколько лет назад критерии по госзакупкам с учетом «казахстанского содержания» фактически превратились в головную боль для отечественных производителей.

По словам заместителя председателя правления Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Нуржана Альтаева, действующие меры поддержки предприятий уже не оказывают желаемого эффекта, причем отчасти из-за внешних факторов.

«Мы считаем, что обрабатывающей промышленности Казахстана нужно придать новый импульс, увеличив в первую очередь спрос на товары отечественного производства. Мы опрашивали предприятия последние 2-3 года. Основной вопрос, который ставится новыми предприятиями, это сбыт продукции. Такой спрос мог бы быть обеспечен в первую очередь за счет возможности максимального участия отечественных товаропроизводителей в государственных и квазигосударственных закупках, а также в закупках недропользователей», - сказал он, выступая на собрании фракции «Нур Отан» по вопросам предпринимательства в мажилисе парламента.

Господин Альтаев сравнил размеры средств, выделяемых на поддержку бизнеса, с суммами закупок – разница колоссальная: десятки миллиардов – в первом случае и триллионы – во втором. Только в 2016 году объем закупок составил 8,3 трлн тенге.

«Это огромная сумма! Если грамотно на системном уровне использовать этот ресурс, то это станет мощнейшим стимулом для развития местного производства. Госрегулирование, инструменты, нормативная база – все это должно работать в первую очередь на поддержку отечественных товаропроизводителей», - убежден он.

Безусловно, весь импорт отечественные производители заместить не сумеют. Согласно анализу НПП, есть 8 отраслей, которые уже сейчас конкурентоспособны, могут продукцию импортировать и поставлять на внутренний рынок. Объем закупок в этих отраслях составляет порядка 1,5 трлн тенге, причем речь здесь идет исключительно о товарах, тогда как закупаются еще работы и услуги.

«Три четверти от этого объема (более 1 трлн тенге) приходится на закупки товаров машиностроения, металлообработки, продукции нефтепереработки. Самая минимальная сумма составляет 12,6 млрд тенге – на закупку мебели, но даже эта сумма является для наших отечественных товаропроизводителей очень весомой», - подчеркнул господин Альтаев.

Однако участвовать в закупках производителям сегодня очень сложно. Во-первых, отсутствует какой-либо план проведения закупа. Даже несмотря на требование законодательства размещать эти планы в начале года. По данным за март 2017 года, из 18 тысяч госучреждений свои планы разместили в доступе только 8 тысяч структур. Соответственно, бизнес не может планировать свое развитие, ориентируясь на закупки.

Во-вторых, отсутствуют единые подходы в закупках. Существует несколько «площадок» для закупок – у госорганов, у фонда «Самрук-Казына» и его дочерних предприятий, у недропользователей, то есть ни о каком едином подходе говорить не приходится. Попытка упорядочить процесс с введением предквалификационного отбора, красиво выглядевшая в теории, на практике привела только к новым сложностям для бизнеса.

«Сейчас каждая национальная компания имеет свой предквалификационный отбор. То есть теперь к предпринимателю, чтобы он мог участвовать в разных закупках, будут от каждой нацкомпании, госоргана приходить комиссии, его проверять, и каждый раз ему нужно будет доказывать, что он способен, что он отечественный товаропроизводитель, - объяснил суть практики господин Альтаев. - Мы считаем это неправильным. Нужен единый подход, должен быть один реестр, единая система проверки этих предприятий».

Еще одна проблема также с применением хорошей, казалось, нормы на практике возникла с кодификацией товаров, работ и услуг. Был создан справочник кодификации ЕНС ТРУ, предполагалось, что он необходим как раз для удобства бизнесменов, которые по специальным кодам могут быстро найти и просмотреть интересующие их закупки определенных товаров, работ и услуг.

«Этот справочник постоянно обновляется, на сегодня 170 тысяч кодов, и каждый день принимаются новые, более тысячи в неделю, - констатировал господин Альтаев. - Получается так, что заказчик, договорившись уже с тем предпринимателем, под кого все заточено, придумывает новый код. И вот эти коды каждый день принимаются. Мы предлагаем провести полную ревизию этих кодов и утвердить порядок присвоения новых коллегиальным способом и передать эту систему кодификации на государственный уровень – министерству финансов».

Директор региональной палаты предпринимателей Восточно-Казахстанской области Игорь Шацкий также отметил, что с проблемой «затачивания» заказчиком конкурсной документации (технических спецификаций) под определенных поставщиков бизнес сталкивается постоянно. Такая же «ориентированность» на конкретного поставщика нередко заложена в проектно-сметной документации по многим проектам.

Господин Шацкий пояснил, что зачастую в проектах указывается оборудование иностранных производителей, даже при наличии аналогичной по качеству и меньшей по стоимости продукции отечественных производителей.

Услышанное возмутило спикера мажилиса Нурлана Нигматулина. Он сразу же поддержал предложение НПП об установлении ответственности за проведение закупок в квазигосударственном секторе и уравнивании ее с требованиями по нарушению проведения госзакупок.

«Получается, что уже на этапе технико-экономического обоснования, на этапе проектно-сметной документации, что называется, затачивается все под конкретные товары, под конкретные материалы, которые завозятся? - уточнил он и, получив утвердительный ответ, возмутился: - А мы идем и хватаем только последнее звено этой цепи – смотрим, какое там есть наше, казахстанское, содержание. Давайте внесем все необходимые предложения вместе с правительством и изменим законодательство. Так, чтобы уже на этапе ТЭО, ПСД было полное участие и «Атамекена», если необходимо – структур правительства, госорганов, чтобы уже на этом этапе мы могли формировать, и тогда и вам, и производителям будет легче. Мы готовы».

Готовы и предприниматели. Нуржан Альтаев подчеркнул: «На сегодняшний день бизнес говорит не просто развернуть государственные закупки на себя, он говорит: мы готовы взять ответственность на себя, мы готовы увеличивать свою модернизацию, мы готовы выходить на экспортные рынки, мы это готовы зафиксировать в соответствующих соглашениях».

Ирина Севостьянова