/img/tv.svg
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 311,62 Пшеница 465,40
Погода:
-1Нур-Султан
+2Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 311,62 Пшеница 465,40
На неудобные вопросы не отвечают, но их стало можно задавать

На неудобные вопросы не отвечают, но их стало можно задавать

О чем говорили участники «MadiaКурылтай′19». 

30 Ноябрь 2019 09:00 1265

На неудобные вопросы не отвечают, но их стало можно задавать

Автор: Елена Тумашова Фото: Екатерина Иванова

Новости

Сегодня
12:53

Накануне Дня Независимости ряду казахстанцев присуждены государственные награды

Сегодня
12:33

На Байконуре из аренды выведут 11,6 тыс. га земель

Сегодня
12:17

Повторные кражи в Казахстане отнесут к тяжким преступлениям – МВД

Сегодня
11:55

Сотрудники Центра социального обслуживания Нур-Султана получили благодарственные письма

Сегодня
11:35

Промпроизводство в Казахстане в январе-ноябре выросло на 3,6%

Сегодня
11:13

ЕБРР поможет Казахстану в модернизации инфраструктуры здравоохранения

Сегодня
10:55

Следующий раунд переговоров по Сирии в Казахстане пройдет в марте 2020 года

Сегодня
10:36

Более половины банков мира уделяют внимание экологическим, социальным и управленческим рискам – Fitch

Сегодня
10:17

1360 проектов в 24 секторах обрабатывающей промышленности запущено за годы индустриализации Казахстана

Сегодня
09:52

Женщинам выдано 5156 микрокредитов по госпрограмме «Еңбек»

Все новости

«Мы с вами живем уже в новой реальности. Как чувствуют себя медиа в эпоху политического транзита, стало ли им работать более или менее комфортно, какие есть вызовы и тренды?» – такую тему предложила обсудить экспертам президент Казахстанского пресс-клуба Асель Караулова на XII конференции по вопросам развития рынка СМИ.

Политолог Айдос Сарым, ставший участником дискуссии, поделился мнением, что транзит еще далеко не завершился. Казахстану нужно пройти полный электоральный цикл – выборы в Парламент и маслихаты, новые президентские выборы, и в зависимости от того, как они пройдут, можно будет говорить о том, насколько транзит состоятелен.

«Самое главное – изменения ментальные, которые медленно, но верно происходят. Нам предстоит поиск формулы роста и развития, и в ней хорошее место будет отдано традиционным медиа, у которых, если мы будем правильно двигаться, откроется второе дыхание», – говорит спикер.

По его мнению, то, что называли «пятой, шестой властью», социальные сети не оправдывают надежд.

«В условиях фейк-ньюс у традиционных медиа есть шанс – они должны быть современными. Изменения на медиаполе происходят, их надо закреплять законодательно – убирать уголовные статьи, по всей видимости, нужен новый закон о медиа, который перезапустил бы систему», – делится своим мнением Айдос Сарым.

На его взгляд, власть становится более открытой, однако одной из угроз может стать популизм. Поэтому традиционным СМИ нужно демонстрировать высокие стандарты качества информации, глубины и анализа. Тем более запрос есть. И мировые тренды говорят об этом же: тиражи газет растут, возвращается доверие к телевидению.

Госорганы получают информацию из СМИ

Директор информационного агентства inbusiness.kz Мира Халина, представляя свое видение того, как ощущается транзит, отметила, что средства массовой информации получили самое главное – повод.

«Долгое время у нас было затишье по информационным поводам. Когда объявили об отставке Президента и о предстоящих выборах, для СМИ это был кайф, мы работали с невероятным драйвом», – вспомнила спикер недавние события.

По ее словам, сейчас, в новых реалиях, СМИ все еще сталкиваются с тем, что госорганы не отвечают на некоторые вопросы, но, тем не менее, появился диалог.

«И контент будет зависеть от профессионализма журналистов: чем больше они будут искать информацию, тем больше узнает читатель и зритель», – говорит эксперт. 

«Если раньше журналистам не то чтобы запрещали, но ожидалось, что они не будут задавать неудобные вопросы, то теперь, если на такие вопросы и не отвечают, то их хотя бы можно задавать. Есть такое ощущение?» – обратился к коллеге главный редактор Informburo.kz Михаил Дорофеев.

«Вопросы задавать можно», – поделилась мнением Мира Халина. По ее словам, со многими пресс-службами государственных органов сейчас можно разговаривать по поводу предоставления информации. И аргумент «вы же хорошие пиарщики, вы можете предоставить информацию корректно и в то же время выгодно для себя, а не просто умолчать» стал действовать.

«Самое главное, что появилось в деловой журналистике, – мы перестали зависеть от пресс-релизов, сами генерируем контент. Ведомства потом нам звонят и говорят: «А где вы взяли эту информацию? Можно нам получить источник?» Мы расшевелили этот рынок, и это здорово, потому что долгие годы мы были в тишине», – говорит топ-менеджер Inbusiness.kz.

«Запретные темы все-равно существуют»

Генеральный директор «Алаш Медиа Групп» Батыр Казыбаев был неоптимистичным.

«Не могу сказать, что что-то сильно изменилось, негласные запреты на определенные темы все равно существуют. Проблемная зона – те же самые митинги. Некоторые органы скептично смотрят на присутствие нашего ресурса на таких мероприятиях. Мы же понимаем, что обманывать читателя в наше время бессмысленно, и мы должны освещать такие события с точки зрения социальной ответственности СМИ, поэтому Tengrinews все равно на них ходит», – делится опытом спикер.

На его взгляд, запрещать – это то, что нельзя делать государству в наше время, когда происходит транзит, который по сути своей касается не столько власти, сколько ментальности.

«Мы учимся либеральности, но ее тоже надо воспринимать адекватно, иначе могут случиться нехорошие события, которых мы все не хотим. Поэтому основная установка – на социальную ответственность», – говорит эксперт.

Председатель правления Казахстанского медиаальянса Арманжан Байтасов отмечает, что медийщики отражают то, что есть в обществе.

«А в обществе сейчас есть огромное ожидание перемен. Некоторых это возбуждает, некоторых просто вдохновляет – мы читаем об этом в телеграм-каналах, которых в последнее время стало очень много. Некая оттепель и ожидание того, что либеральные процессы будут идти и дальше, присутствует», – говорит спикер.

Подтверждение тому – создание Национального совета общественного доверия.

«Это говорит о том, что у исполнительной власти действительно есть запрос на широкие консультации с обществом, разными группами. Это хорошо, и медиа становятся более востребованными», – уверен медиаменеджер.

Запрос на качественную информацию есть

«Возвращение ratel.kz – это оттепель?» – задала Асель Караулова вопрос главному редактору Ratel.kz Марату Асипову.

«За 19 месяцев неопределенности разные мысли приходили, было непонятно, что с нами будет. Не знаю, связано ли это с транзитом или нет, но мы вышли из блокировки, судебный запрет был снят, но свидетельство о постановке на учет сетевого издания Ratel.kz нам не дали, сказали, еще ждите», – рассказал Марат Асипов.

На его взгляд, если СМИ кому-то и должны, так это читателю. «Наш профессиональный долг – предоставлять ему качественную, глубокую информацию. Иногда, может быть, не так быстро реагируя на события, но, на мой взгляд, лучше выдержать паузу, осмотреться и дать то, что на самом деле было. Не гоняться за трафиком, и читатель это непременно оценит», – уверен журналист.

Очень показательный пример, на его взгляд, был в начале этого года: в Караганде произошла драка, информационное поле замерло, в СМИ проходила только сухая информация. А в соцсетях все кипело.

«Мне очень понравилось, когда на площадке одного из изданий три политолога обсуждали эту тему, причем очень спокойно. Меня поразила реакция аудитории: в первый же день видео набрало 100 тыс. просмотров на YouTube, через неделю их было уже 500 тыс. Это очень показательно: запрос на качественные тексты, на умных людей в эфире у общества очень высокий», – рассказывает Марат Асипов.

Интернет, который рубят

Продолжая тему самочувствия СМИ в условиях транзита, Мира Халина затронула вопрос блокировок.

«В течение года, что я работаю на проекте, я еще ни разу не столкнулась с проблемами, которые были бы связаны с инструментом, с внедрением новых технологий. Это все работает, и есть возможности внедрять. Для СМИ это большой скачок. В условиях того, что нам дали инфоповоды, мы стали добывать еще больше интересной информации», – говорит эксперт.

Но интернет-издание напрямую зависит от Интернета, точнее, от доступа к нему аудитории.

«Нам нужен Интернет, чтобы нас прочитали или посмотрели. И вот что случается, когда в стране происходит то, чего власти, возможно, не ждут или не готовы эти ситуации комментировать. По исследованию NetBlocks, с мая этого года, сейчас уже меньше, идут блокировки. Выключают кнопку, которая просто отрывает нас, как носителя контента, от аудитории», – говорит спикер.

Чиновники говорят: блокировок не было.

«Мы же видим, каким образом «выключение Интернета» отражается на нашем трафике. Трафик – это то, что приносит нам деньги. Мы работаем на увеличение нашей аудитории. Когда было объявлено об отставке Президента, мы за день сделали 100 с лишним тысяч просмотров – очень хорошие показатели для нового проекта. Увеличение просмотров, увеличение количества подписчиков произошло потому, что мы освещали эту тему очень активно, запускали аналитиков. Но если Интернет, как наш основной инструмент взаимодействия с аудиторией, будут «рубить», мы будем бессильны», – обрисовывает проблему Мира Халина.

«Такие, как мы»: о слухах и недоверии

Региональный эксперт по медиастратегии Internews Ержан Сулейменов говорил о трендах потребления контента казахстанской аудиторией (исследования провели в странах Центральной Азии, в Казахстане было опрошено 1000 человек в 14 регионах и крупных городах).

Оказалось, что телевидение остается главным источником информации, на втором месте – интернет-сайты. «Удивительная ситуация, с которой нам, как медийщикам, нужно работать: 41% опрошенных получают информацию от родственников, друзей, знакомых, 45% – из соцсетей. Думаю, трендом будущего для медиа станет выстраивание коммьюнити, генерирование контента для целевой аудитории, и я вижу, что власть с этим начинает работать», – говорит эксперт.

«Что люди делают в Интернете?» – таким был один из вопросов. На первом месте среди ответов оказалось общение через социальные сети – это новое поле медиа.

«Социсследование вскрыло очень интересную вещь – где деньги. 72% опрошенных казахстанцев сказали, что не готовы платить за контент», – продолжил спикер. И предложил «пока вычеркнуть эту аудиторию из маркетинговых и бизнес-планов», если только «вы не научились строить очень понятные коммьюнити, попадая в болевые точки и ниши».

Люди готовы платить за фильмы и сериалы. Деньги, которые появятся и будут нарастать в Интернете, скорее всего, соберут онлайн-витрины, а не интернет-сайты. То есть это сайты, на котором показывают кино- и сериальный контент.

Также исследования показали, что категория «такие, как мы», куда включаются друзья, коллеги, контакты в соцсетях и мессенджерах, влияют на аудиторию больше, чем медиа. «Это большой вызов для медиа. Но уровень доверия к информации, получаемой таким образом, очень низок. То есть большой процент опрошенных получает информацию от друзей и родственников, но не доверяет ей. Возможно, когда люди отвечают, что не доверяют, они хотят выглядеть лучше, чем есть на самом деле, – что они не пользуются слухами», – говорит Ержан Сулейменов.

Часть опрошенных говорит, что может формулировать поисковые запросы и собирать информацию из разных источников, чтобы получить полное представление об интересующей теме, то есть какая-то часть людей считает, что обладает критическим мышлением и может анализировать информацию. Часть замечает разницу между информацией, другими сообщениями, мнениями, суждениями и критикой. «Это говорит о том, что критическое мышление есть», – комментирует спикер.

Определенная часть опрошенных посчитала себя информационно грамотной, то есть люди говорят, что могут ориентироваться в информации и выбирать интересующий их контент. «Есть сомнения, что это действительно», – отмечает эксперт.

Казахская пресса: о деньгах и проблематике

«Есть много вопросов, которые беспокоят рынок. Один из них – разделение аудитории на казахскую и русскую. Произошли ли какие-то изменения или это по-прежнему два отдельных мира, которые никак не соприкасаются?» – обозначил еще одной направление дискуссии Михаил Дорофеев.

«Мне кажется, актуальность этой темы исчезнет через какое-то время, потому что многие сегодняшние 25-летние люди свободно говорят на трех

языках, у них нет барьеров, которые в нашем поколении присутствовали между русскоязычными и казахскоязычными СМИ», – ответил на поставленный вопрос Марат Асипов.

Он считает, что русскоязычные СМИ будут вынуждены стремиться к тому, чтобы читать контент на казахском языке (это связано с тем, что есть документооборот на казахском языке, а СМИ нужно добывать информацию).

Эксперт уверен: скоро для любого средства массовой информации будет нормальным публиковать материалы и обоих языках, и эти материалы не будут дублировать друг друга.

Сейчас зачастую казахская и русская редакции даже внутри одного медиахолдинга не пересекаются по тематике, и ценностные ориентиры у них разные. «Например, русскоязычные СМИ были против «Кок-Жайлау», а казахскоязычные более спокойно к этому относились и не видели глубокой проблемы в застройке. Есть такое – чувствительность русскоязычных и казахскоязычных СМИ к тем или иным проблемам разная. Это и по темам материалов можно заметить. Девственность, язык, топонимика, токалки, религиозные дела – об этом пишет казахская пресса. Но, думаю, это пройдет, мы помним, что «СПИД-Инфо» имела огромный тираж в начале Перестройки. Эту ситуацию казахскоязычнми СМИ тоже переживают, но там, наверно, процессы гораздо глубже», – рассуждает спикер.

Айдос Сарым как «читатель с 30-летним стажем» отметил, что помнит те времена, когда все казахскоязычные СМИ выходили с дайджестом русскоязычной прессы. Теперь он замечает, что почти во всех русскоязычных СМИ есть обзор казахской прессы, но этот формат исчез из казахских изданий.

«Я вижу, что серьезность тем в казахскоязычных СМИ высокая. Есть еще неуверенность в некоторых социальных вещах, эмоциональный всплеск идет, ну просто другой уровень обсуждения, есть запрос на большое количество восклицательных знаков, риторика тоже есть. Но и рационализм появляется. Появляется поколение казахскоязычных, двуязычных экспертов», – делится наблюдениями политолог.

На его взгляд, то, какой будет казахскоязычная пресса, во многом зависит от того, как будет проходить процесс урбанизации в Казахстане, станут ли города «kazakh friendly». «Думаю, если урбанизационный период пройдет нормально, накал страстей и взаимное недоверие уйдут. Но если будем в каких-то вопросах архаизироваться, то это не произойдет», – прогнозирует политолог.

Мира Халина пояснила, чем отличается деловая аудитория русскоговорящая от деловой аудитории казахскоговорящей. «Вывод, который мы сделали,

работая с аудиторией в течение года: казахская аудитория ищет информацию о том, как списать кредиты, а русская – как увеличить свои инвестиции. Мы как холдинг ATAMEKEN BUSINESS, например, ставим задачи обучать и направлять нашу аудиторию. Ищем экспертов, которые могут давать такую информацию, советы», – говорит спикер.

По ее словам, если СМИ возьмут на себя ответственность и начнут повышать уровень финансовых знаний своей аудитории, привлекать экспертов, которые будут обучать и делиться опытом, то они смогут стать источником влияния.

«Внезапно обнаружил себя в казахской аудитории, меня тоже больше волнует, как списать кредиты», – пошутил Михаил Дорофеев.

«Казахскоязычная пресса не зарабатывает деньги на рынке, у нее не стоит задача монетизировать трафик», – продолжил тему Марат Асипов. Русскоязычная пресса, по его словам, в таком режиме с 1990-х годов и в этом смысле пробежала гораздо больший участок. «Как только казахскоязычная пресса будет стремиться к самоокупаемости и подъему тиража и трафика, не только за счет обсуждения каких-то тем, думаю, взрывной рост пойдет», – говорит журналист.

Ержан Сулейменов проблему видит в том, что работать с увеличивающейся казахскоязычной аудиторией некому. «Скорее всего, это та же самая причина, почему рекламные агентства не продают «большой 20-ке» рекламодателей казахскую аудиторию. Но если казахскоязычные медиа не убедят каким-то образом крупных рекламодателей «перевзвесить» стоимость своей аудитории, то это так и будет. И это большой перекос на рынке», – заключает спикер.

Елена Тумашова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: