RU KZ
Социологи выяснили, что больше всего ценят казахстанцы

Социологи выяснили, что больше всего ценят казахстанцы

16:25 07 Октябрь 2019 19228

Социологи выяснили, что больше всего ценят казахстанцы

Автор:

Айгуль Тулекбаева

Фото: Серикжан Ковланбаев

Что нас сближает, какие ценности мы поддерживаем? Ответ на эти вопросы дало социологическое исследование, которое было проведено Фондом Эберта в 2018 году.

Воссоздать ценностный облик казахстанского общества попытались в своем общем труде группа социологов и политологов. В анкетировании приняли участие 1,6 тыс. респондентов, представляющих разные регионы Казахстана.

«Проведенное исследование показало, что в Казахстане имеет место очень сложный процесс трансформации ценностей, изменяется их иерархия, происходят серьезные метаморфозы в источниках их формирования, тенденциях развития, мотивационной природе», – говорит профессор социологии Леонид Гуревич в кулуарах научной конференции в столице.

«На сегодняшний день казахстанец – это самый советский человек на постсоветском пространстве, самый западный, европеизированный человек в Центральной Азии, один из самых открытых веяниям прогресса на пространстве развивающихся стран. И, наконец, самый светский человек на фоне стран с доминированием ислама», – говорит профессор, отметив при этом, что это его личное убеждение, частично подкрепленное результатами анкетирования.

Судя по опросу, Казахстан тяготеет больше к европейской ценностной модели. Социологи опровергли тезис Инглхарта о том, что постсоветский ценностный вакуум замещается традиционализмом и фундаментализмом.

«Наше исследование показало явную преувеличенность этого представления, хотя риск архаизации можно рассматривать», – говорит Леонид Гуревич, презентуя выводы экспертов.

По словам кандидата социологических наук Гульнары Исмухановой, одна из гипотез заключалась в том, что казахстанскому обществу присущ патернализм. Но оказалось, что это не так. Общество отходит от патернализма значительно активнее, чем от коллективизма.

У большинства казахстанцев доминирует гражданская идентичность. 60% респондентов чувствуют себя в первую очередь гражданами Казахстана. В некоторых регионах этническая идентичность превалирует над гражданской.

«В нашем исследовании мы пришли к выводу, что тренд роста этнической идентичности развивается в русле не архаизации, а модернизации социальной структуры. От приоритета гражданской идентификации начинают отходить в большей степени жители городов и люди молодого возраста», – говорит Леонид Гуревич.

По словам Леонида Гуревича, постепенно в Казахстане для большей части населения гражданская идентичность будет отождествляться с этнической. А для остальной части они «переплетутся». Тут он пояснил, что это означает.

«Когда мы бываем за рубежом, нас спрашивают: русские? Нет, мы казахстанцы. Казахи? Да, казахи. Или, скажем, спортивный комментатор, не западный, а российский ведет свой репортаж и объявляет: «На помост выходит казах Илья Ильин». Человек разного этнического происхождения, но живущий во Франции, позиционирует себя французом. Точно так же на международной арене человек, живущий в Казахстане, независимо от своей этнической принадлежности будет позиционировать себя казахом. Внутри страны, конечно, этот процесс будет гораздо сложнее. Но я подчеркиваю, кажется, я нашел удачный термин: эти идентичности будут переплетаться», – говорит профессор.

Все больше казахстанцев отказываются от клановой, родовой идентичности. Лишь 2% респондентов-казахов испытывают чувство солидарности с представителями своего жуза или рода. И здесь эксперты видят большие изменения по сравнению с теми исследованиями, которые проводились несколько лет тому назад.

Большинство наших сограждан ориентируются на мультикультурность и полиэтничность общества.

«При этом, что интересно, полиэтничность и культурная толерантность осознаются вне зависимости от этнической принадлежности», – отмечает он.

44,6% респондентов видят Казахстан в будущем многонациональной страной, где большинство граждан владеют казахским, русским и английским языками, 36,4% – многонациональной страной, где говорят на казахском и русском, 10,3% – многонациональной страной, говорящей только на государственном языке. Лишь 5,8% опрошенных полагают, что Казахстан в будущем станет страной, где проживают только казахи, и 0,1% считают, что все жители будут общаться на китайском языке.

Одним из трендов является рост числа молодых людей, говорящих на казахском языке. 32,9% респондентов в возрасте от 18 до 29 лет ответили, что в кругу семьи общаются в основном на казахском языке. Этот показатель самый высокий среди возрастных групп, к примеру, только 25,9% людей старшего поколения (61 год и старше) говорят дома на госязыке.

Самый высокий процент владеющих и казахским, и русским языком среди тех, кто имеет высшее образование, – 32,5%. Как показало исследование, русский язык по-прежнему распространен в Казахстане и играет значимую роль в жизни страны. Примечательно, что 67% опрошенных считают необходимым повысить требования по изучению казахского языка.

О религии. Наши сограждане в подавляющем большинстве считают себя верующими, позитивно относятся к религии, но при этом слабо вовлечены в религиозную жизнь.  Остается низким уровень доверия к банкам, судебной системе и правоохранительным органам. Современный казахстанец еще плохо знает гражданское общество и не умеет пользоваться его инструментами. Общество все еще резко отрицательно относится к представителям ЛГБТ- сообщества: 70% опрошенных не хотели бы с ними жить по соседству, почти 90% негативно относятся к однополым бракам.

Институт семьи все еще держит свои позиции. Такие ценности, как безопасность семьи, уважение родителей и старших, обязанности и долг перед семьей, получили высокие рейтинги.

Подводя итоги работы, Леонид Гуревич отметил, что казахстанская ценностная модель осуществляет дрейф в сторону модернизации. В Казахстане реализуется программа духовной модернизации.

«Впервые вопрос ставится так – традиции становятся инструментом модернизации. Удастся ли осуществить такой подход? Это будет видно. Главный риск в этом – это чрезмерная зарегулированность, чрезмерное вмешательство государства, попытка вести здесь ручное управление, а массовое сознание – это очень сложный объект для этого ручного управления. Но, тем не менее, мы видим, что те процессы, которые идут внутри казахстанского общества, будут способствовать осуществлению этого подхода, и это в значительной степени показало наше исследование», – говорит он.

Айгуль Тулекбаева