/img/tv1.svg
RU KZ
Hang Seng 27 316,53 DOW J 28 998,32
FTSE 100 7 403,92 РТС 1 524,71
KASE 2 373,34 Золото 1 645,90
Ставка раздора: почему в Казахстане высокие проценты на кредиты?

Ставка раздора: почему в Казахстане высокие проценты на кредиты?

Эксперты рассказали, при каких условиях могут подешеветь займы. 

31 Май 2019 15:35 2524

Ставка раздора: почему в Казахстане высокие проценты на кредиты?

Автор:

Ольга Фоминских

Фото: Максим Морозов

Новости

Все новости

В очередной раз в социальных сетях поднялся вопрос о том, почему казахстанские банки предлагают ставки по кредитам выше, чем в других странах. Под раздачу попал Народный банк и его «дочка» в Грузии. О том, насколько обоснована разница в процентах на кредиты и когда в стране могут «подешеветь» займы, нам рассказали эксперты рынка.

Мурат Кастаев, генеральный директор DAMU Capital Management, пояснил, что ставки по кредитам в Грузии сравнивать с казахстанскими некорректно, т. к. страны находятся в разных макроэкономических условиях: базовая ставка в Грузии – 6,5%, в Казахстане – 9%, инфляция в текущем году в Грузии – 2,5%, у нас – почти 5%, темп роста ВВП в Грузии – около 5%, у нас – 3,2%.

«Как видим, по этим параметрам ситуация в Грузии лучше, темпы роста экономики там выше, инфляция – ниже, поэтому есть возможность кредитования по низким ставкам, и в текущих условиях ставки по кредитам в Грузии будут ниже наших на 4-6% годовых», – отметил глава DAMU Capital Management. Он считает, что сравнивать ставки по кредитам уместно между странами, находящимися в одинаковых макроэкономических условиях, а также можно сравнивать реальную процентную ставку (номинальную ставку минус уровень инфляции). 

Эксперты рассказали нам, как формируется ставка по кредитам. По словам Мурата Кастаева, «цена» кредита складывается из стоимости привлечения банком средств у населения и кредиторов (которая, в свою очередь, зависит от базовой ставки центрального банка, а уже базовая ставка зависит от инфляции), плюс кредитная маржа самого банка, которая зависит от конкуренции и эффективности работы самого банка.

Павел Афанасьев, директор аналитического центра Ассоциации финансистов Казахстана (АФК), также обратил внимание на то, что процентная ставка по кредитам складывается из стоимости фондирования для банка, которая представлена как короткими, так и длинными инструментами, такими как вклады физических и юридических лиц, ценные бумаги, и прочими процентными обязательствами. Ориентиром для ставок в финансовой системе является базовая ставка, которую устанавливает Национальный банк. Во-вторых, по его мнению, влияет на ставки по банковским кредитам и кредитный риск заемщика, т. е. его возможность обслуживать долг и своевременно погашать обязательства. Именно поэтому банковские кредиты имеют различные условия – залоговые, беззалоговые, для физических и юридических лиц и так далее.

Стоимость кредита формируется и в зависимости от ситуации на рынке и конкуренции. Как пояснил нам Николоз Гегучадзе, генеральный директор АО «Халык банк Грузия», финансовый институт осуществляет свою деятельность на банковском рынке Грузии, соответственно, предложения по кредитованию соответствуют действующим рыночным условиям. Но также, по его словам, размер ставки вознаграждения, предлагаемый непосредственно клиенту, определяется индивидуально и зависит от оценки его платежеспособности, кредитоспособности и программы кредитования. Кстати, стоит отметить, что в примерах в соцсетях сравнивались разные продукты: залоговый кредит в Грузии и беззалоговый в Казахстане.

В любом случае, по словам главы аналитического центра АФК, все банковские продукты выступают предметом конкуренции – клиенты идут туда, где ставки ниже, а условия и сервис – лучше. Тем не менее, каждый банковский продукт нужно внимательно изучать, т. к. кредитная политика у банков разная.

Мы также выяснили, когда и при каких условиях в Казахстане могут быть снижены ставки по кредитам.

«Для снижения ставок по кредитам в Казахстане нужно подавлять инфляцию, что и делает Нацбанк в рамках денежно-кредитной политики инфляционного таргетирования. По мере снижения инфляции Нацбанк будет понижать базовую ставку, которая, в свою очередь, потянет вниз ставки по банковским кредитам и депозитам», – считает Мурат Кастаев. Он уверен, что для успешной борьбы с инфляцией нужно развивать отечественное производство, увеличивать экспорт несырьевых товаров, стимулировать увеличение темпов роста населения и его доходов, сокращать государственное участие в экономике (приватизация и демонополизация) и прочие факторы.

Эксперт АФК солидарен с тем, что на стоимость денег влияет покупательская способность и ее динамика, которая выражается в индексе потребительских цен, или, проще говоря, инфляции. Тем не менее, более важным фактором выступает ожидаемая инфляция – величина достаточно абстрактная, но поддающаяся измерению, пусть и со множеством допущений. При устойчиво низкой инфляции и соответствующих ожиданиях стоимость фондирования и ставки по кредитам будут неизбежно тяготеть к снижению, подытожил Павел Афанасьев.

Ольга Фоминских

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Банковский сектор накануне 2020 года

Как изменился рынок за 10 лет и каким стал сегодня?

19 Февраль 2020 08:00 1309

Банковский сектор накануне 2020 года

Более 10 лет государство спасает казахстанские банки после мирового финансового кризиса. За эти годы власти потратили триллионы тенге на поддержку сектора и снижение доли плохих кредитов в экономике. Однако объем накопленных проблем оказался гораздо больше, чем представлялось и властям, и банкирам. Сейчас вновь обсуждается вопрос поддержки игроков, но пока не ясно, за чей счет. Inbusiness.kz предлагает посмотреть, каким был банковский сектор накануне 2020 года и как он изменился за последние 10 лет.

В конце 2009 года на казахстанском рынке работали 38 банков, сегодня их число составляет 27. Эксперты считают, что рынок продолжит сжиматься и число игроков снизится, в том числе за счет консолидации.

Активы банковского сектора за 10 лет выросли в 2,3 раза. В конце 2009 года они составляли 11,6 трлн тенге, на начало 2020 года – 26,8 трлн тенге. Однако из-за нескольких девальваций национальной валюты за эти годы активы финансовых институтов обесценились. Если тогда в долларовом эквиваленте они составляли $78,4 млрд, то сегодня – $70 млрд.

Изменилась и пятерка банков по активам. Самым крупным стал Народный банк. Бренды Казком и БТА исчезли с рынка после продажи. В пятерку ворвалась «дочка» российского Сбербанка, которая по итогам 2019 года стала второй по активам. 10 лет назад Сбербанк Казахстан занимал 10-е место по активам. Сложно представить, что розничный Kaspi Bank 10 лет назад был лишь седьмым по активам: сегодня он прочно занимает четвертое место на рынке.

За 10 лет снизилась роль банковского сектора в экономике – это коснулось и активов, и ссудного портфеля. Например, в 2009 году доля ссудного портфеля в ВВП составляла 59,5%, на начало декабря 2019 года – 21,6%. Для сравнения: ссудный портфель на начало 2010 года составлял 9,6 трлн тенге, сегодня – 14,7 трлн тенге.

Из позитивного: объем сбережений населения в банках за 10 лет вырос почти в пять раз. По итогам 2019 года вклады физических лиц составили 9,3 трлн тенге, в конце 2009 года – 1,9 трлн тенге. В два раза выросли и депозиты юридических лиц. По итогам 2019 года их объем составил 9,9 трлн тенге, 10 лет назад – 4,6 трлн тенге.

Объявленная экс-главой Нацбанка Данияром Акишевым в 2015 году дедолларизация принесла свои плоды. Доля вкладов в инвалюте по итогам 2019 года снизилась до 43,1% – это меньше, чем накануне 2010 года, когда эта цифра составляла 43,7%.

Если говорить о банковских технологиях, они существенно изменились за минувшие 10 лет. Сегодня через интернет-банкинг можно осуществить большую часть операций – это и выпуск карты, открытие депозита, оформление кредита или кредитной карты, оплата кредитов, налогов, коммунальных услуг и прочие операции. Банки стараются соответствовать ожиданиям своих клиентов – три игрока создали маркетплейсы, на которых можно онлайн приобрести товары в кредит или рассрочку. С помощью карт некоторых казахстанских банков можно также легко оплачивать свои покупки смартфоном с помощью всемирно известных платежных сервисов – Samsung Pay и Apple Pay.

Кстати, благодаря доступности и популярности платежных карт их число выросло в 4,2 раза. Так, 10 лет назад в стране было выпущено 7,6 млн карт, сегодня – 32 млн платежных карт. Растут и объемы транзакций с помощью «пластика» – в 2009 году эта цифра составляла 2,6 трлн тенге, по итогам 2019 года уже 30,9 трлн тенге. Так, безналичные операции отвоевывают долю у наличных. 

На инфографике представлен казахстанский банковский сектор накануне 2020 года и вкратце, как он изменился за 10 лет.

Ольга Фоминских

События, которые изменят банковский рынок в 2020 году

Этот год может стать итоговым по расчистке балансов финансовых институтов.  

08 Январь 2020 12:00 3068

События, которые изменят банковский рынок в 2020 году

На протяжении последних лет в Казахстане проходило оздоровление банковского сектора. В 2017-2018 годах в стране было ликвидировано пять финансовых институтов, а крупные игроки – Казком и Цеснабанк – проданы новым акционерам. Одновременно Нацбанк объявил о переходе на риск-ориентированный надзор, а потом и вовсе о создании независимого регулятора. Inbusiness.kz узнал, каковы ожидания по развитию банковского сектора у игроков рынка и рейтинговых агентств на 2020 год.

Самым значимым событием 2019 года для банковского сектора страны, несомненно, стал старт внедрения риск-ориентированного надзора со стороны Национального банка и создание нового Агентства по регулированию и развитию финансового рынка, рассказал нам председатель правления Банка ВТБ (Казахстан) Дмитрий Забелло.

«Поскольку в 2019 году эти процессы только запустились, основные изменения банковский сектор почувствует уже в 2020 году, думаю, это и станет основным трендом нового года для финансовой системы страны. Можно предположить, что, когда агентство начнет действовать в полную силу и будут готовы результаты оценки качества активов банков РК (AQR), мы увидим следующие шаги регулятора в части совершенствования и развития системы надзора, и вот именно эти изменения уже, возможно, будут носить глобальный характер», – отметил глава банка. По его мнению, после внедрения риск-ориентированного надзора наблюдается повышение оперативности взаимодействия с регулятором, и банкир рассчитывает на то, что и в дальнейшем фокус на партнерстве регулятора и участников рынка поможет предупреждению нарушений и постоянному диалогу в выявлении рисков, которым могут подвергнуться финансовые организации.

Кредитный аналитик S&P Global Ratings Екатерина Марушкевич считает, что в 2019 году в банковском секторе Казахстана был проведен ряд мероприятий, направленных на повышение качества активов банков. В начале года в рамках процедуры финансового оздоровления Цеснабанка (ныне Jýsan Bank) Фонд проблемных активов выкупил у него более 600 млрд тенге кредитов предприятиям сельскохозяйственного сектора, выданных ранее этих банком (всего за 2018-2019 гг. у Цеснабанка было выкуплено кредитов на сумму более 1 трлн тенге).

Она напомнила, что в августе регулятор запустил комплексную оценку качества активов 14 крупнейших банков страны (AQR), активы которых в совокупности составляют около 87% активов банковского сектора. «Первый этап AQR завершился 30 декабря, мы ожидаем, что по его результатам будет разработан план дальнейших действий для повышения кредитоспособности банков, а также будут проведены меры, направленные на улучшение надзорных процедур. На наш взгляд, именно системный риск-ориентированный подход регулятора, направленный на пресечение практик кредитования с повышенным уровнем риска, важен для повышения кредитоспособности отдельных банков и банковской системы в целом», – поясняет кредитный аналитик S&P.

В 2020 году в S&P ожидают три важных события для банковского сектора Казахстана. Во-первых, до 15 февраля будут разработаны индивидуальные планы повышения качества активов банков, основанные на результатах AQR. Во-вторых, начнет функционировать Агентство по регулированию и развитию финансового рынка (АФР). Перед АФР стоят задачи по усилению практик регулирования с учетом проведенного AQR и развития финансового рынка в соответствии с лучшими мировыми практиками. «По нашему мнению, банковский сектор продолжит консолидацию, в рамках которой банки продолжат укрупняться, а мелкие игроки будут вынуждены либо объединиться с более крупными игроками, либо покинуть рынок. В конце 2019 г. три небольших банка: АзияКредит, Capital Bank Kazakhstan и Заман-банк – не выполняли требований регулятора в отношении пруденциальных нормативов», – пояснила аналитик.

И, в-третьих, по ее словам, рынок откроется для иностранных банков, которые смогут открывать в стране свои филиалы. «Вместе с тем мы не ожидаем существенного влияния от этого на конкурентный ландшафт. В стране сложная операционная среда, и, чтобы успешно развиваться на местном рынке, очень важно понимать местную специфику. На рынке уже работают несколько дочерних иностранных банков, они успешно развиваются, но в среднем их результаты сопоставимы с результатами локальных банков», – подчеркнула Екатерина Марушкевич.

Вице-президент – старший аналитик агентства Moody’s Владлен Кузнецов – согласен с тем, что в числе важных событий на рынке – поддержка Цеснабанка, проведение AQR, принятие правительством мер, направленных на снижение долговой нагрузки социально уязвимых слоев населения, а также введение дополнительных мер по сдерживанию роста рисков в сегменте розничного кредитования. Все эти шаги направлены на решение задачи по стабилизации ситуации в банковском секторе.

«В следующем году, по нашему мнению, правительство продолжит курс на стабилизацию ситуации в банковском секторе. На данный момент основным событием является завершение процедуры AQR и принятие Национальным Банком последующих мер по оказанию помощи банкам, в ссудном портфеле которых выявлены значительные проблемы. Мы считаем, что банковская система Казахстана продолжит развиваться, однако темпы ее роста останутся скромными», – подчеркнул Владлен Кузнецов.

Генеральный директор DAMU Capital Management Мурат Кастаев также считает, что темпы роста сектора будут довольно скромными. «Мы ожидаем продолжения роста активов с некоторым замедлением – по итогам года мы можем увидеть прирост на 2-4%. Однако этот прирост будет неравномерным. В текущем году ожидается независимая оценка качества активов (AQR) от нового регулятора. По ее итогам мы полагаем, что проблемные активы сектора будут пересмотрены в сторону увеличения с текущих 9% до 13-15%. Соответственно, на банки будет оказано давление по формированию дополнительных провизий и привлечению нового капитала от акционеров. Не все банки справятся с этой задачей, поэтому вполне вероятно, что мы увидим уход с рынка или слияние/продажу нескольких небольших игроков рынка», – полагает эксперт.

Соответственно, по его мнению, 2020 год может стать итоговым по расчистке балансов банков, и в дальнейшие годы банки смогут вернуться на траекторию активного роста.

Ольга Фоминских

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: