«Субсидирование ставок приводит к неверной оценке рисков и платежеспособности» | Inbusiness
/img/tv.svg
RU KZ
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 258,37 Пшеница 465,40
$ 383.98 € 430.63 ₽ 6.11
Погода:
+27Нур-Султан
+29Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 258,37 Пшеница 465,40
«Субсидирование ставок приводит к неверной оценке рисков и платежеспособности»

«Субсидирование ставок приводит к неверной оценке рисков и платежеспособности»

2179 13 Май 2019 09:28

Эксперты поделились мнением, какими механизмами можно удешевить кредиты.

«Субсидирование ставок приводит к неверной оценке рисков и платежеспособности»

Автор: Елена Тумашова

Inbusiness.kz спросил у экспертов, какими методами можно удешевить стоимость кредитных ресурсов и какой эффект это может оказать на экономику в целом.

Нужны недепозитные кредитные организации

По мнению директора «Улагат Консалтинг Групп», к. э. н. Марата Каирленова, наиболее перспективны два системных направления работы для снижения процентных ставок.

«Первое – развитие секьюритизации банковских кредитов. Сейчас у банков доля кредитов в активах упала до минимального уровня примерно за последние 20 лет – до 48%. Секьюритизация позволила бы сделать этот бизнес более привлекательным. Плюс она помогла бы снизить у банков системные риски по фондированию, валюте, ликвидности», – обосновывает свою точку зрения эксперт.

Второе направление, которое он предлагает развивать, – это недепозитные кредитные институты.

«Высокую стоимость кредитных ресурсов у нас объясняют необходимостью формирования провизий. А резервы создавать необходимо, потому что банки привлекают депозиты и за счет них выдают кредиты, и желательно, чтобы они не банкротились», – говорит Марат Каирленов.

Он отмечает, что недепозитные кредитные институты активно развиваются во всем мире. Это, например, лизинговые компании, другие компании, которые предоставляют различные виды кредитов, работают в сфере онлайн-кредитования.

«Нацбанк мог бы оказать подобным организациям у нас больше поддержки, не требуя создания провизий. Такого рода компании рискуют деньгами своих акционеров, денег депозиторов там нет, поэтому негативный эффект от их возможного банкротства очень низок и системного риска для финансового рынка это не несет. Банки же у нас спасают за счет государственных средств из-за того, что могут пострадать депозиторы», – говорит спикер.

Причем, по его словам, если запустить секьюритизацию, чтобы такого рода организации могли фондироваться, рынок сам создаст их. А то, что они будут легче проходить банкротство, чем банки, за счет отсутствия необходимости формирования провизий, не создаст неустойчивости финансового сектора: тратить государственные средства на их спасение не придется. Между тем, говорит собеседник, за последние несколько лет на спасение банков потрачено несколько триллионов тенге – 5-7% к ВВП. Отметим, что Fitch Ratings оценивает объем государственной поддержки банкам с 2017 года по I квартал 2019-го в 5,3 трлн тенге (около 14 млрд долларов, или чуть меньше 9% ВВП).

Что касается того, захотят ли банки делиться с недепозитными кредитными институтами частью бизнеса, Марат Каирленов приводит в пример платежи и переводы, которые были традиционным сегментом банковского бизнеса, но сейчас их активно развивают небанковские организации. Так же и кредитование: сейчас появилось много компаний, которые предлагают кредиты онлайн, есть также лизинговые, ипотечные и прочие небанковские кредитные институты.

«Банковский рынок быстро меняется», – комментирует собеседник.

Возникнет ли в случае развития недепозитных кредитных организаций риск перекредитованности? По мнению экономиста, теоретически такой риск есть, но это не значит, что такие организации не должны работать, необходимо находить баланс.

«Мы понимаем, что нужно снизить процентную ставку. Для этого нужна конкуренция. Специализированные кредитные институты могут быть более конкурентоспособными за счет того, что им не надо создавать провизии», – говорит эксперт.

Он предлагает обратить внимание на мировой финансовый рынок: там доминируют недепозитные финансовые институты.

«Не зря в США и других развитых странах регуляторы делят финансовые институты на депозитные и недепозитные», – заключает Марат Каирленов.

Плюс для кредитования, минус для инфляции

«В данный момент Правительство сконцентрировано больше на реализации нерыночных прямых мер по снижению кредитных ставок, которые приводят к искажению рыночного механизма. Эти меры в основном направлены на нерыночное выборочное субсидирование процентных ставок», – говорят аналитики Halyk Finance.

По их мнению, несмотря на свой высокий эффект и достаточно быстрое воздействие, этот метод приводит к значительному искажению рыночного механизма, что в дальнейшем может привести к возникновению еще больших структурных проблем в финансовой системе Казахстана.

«Кроме того, субсидирование ставок приводит к неверной оценке рисков и платежеспособности, побуждая выдавать займы в тех сегментах экономики, которые при нормальном рыночном механизме были бы не востребованы рынком. А это, в свою очередь, помимо обострения текущих структурных проблем может в будущем привести к росту количества неплатежеспособных заемщиков в случае резкого прекращения механизма субсидирования и ухудшения общего макроэкономического фона», – отмечают эксперты.

По их мнению, для достижения целей снижения ставок в экономике регулятор должен придерживаться стабильной денежно-кредитной политики, соответствующей текущим макроусловиям. При этом усилиями Правительства нужно начать осуществление структурных реформ, на которые политика и инструменты Национального банка Республики Казахстан (НБРК) не оказывают и не могут оказывать значимого влияния.

Отвечая на вопрос, возможно ли удешевление кредитов за счет снижения маржи банков, аналитики говорят о том, что это возможно при совокупном выполнении условий по увеличению конкуренции между банками, снижении кредитных рисков заемщиков и оптимизации административных расходов (за счет развития онлайн-банкинга и IT-систем банка).

Нацбанк, по их мнению, может косвенно оказывать влияние на рост качественной конкуренции в банковском секторе, предоставляя в рамках риск-ориентированного надзора банкам с хорошей бизнес-моделью и риск-менеджментом определенные регулятивные преференции.

С 2017 года процентная маржа банков поддерживается в среднем на уровне 5%. Согласно данным НБРК, на конец 2018 года этот показатель составил 5,12%. Пиковые значения процентной маржи банков приходились на конец 2013 года – 5,6%, постепенно снижаясь до текущих значений под воздействием роста стоимости фондирования.

«На текущий момент в условиях избыточной ликвидности в банковской системе происходит снижение стоимости фондирования при более медленном снижении доходности активов и, соответственно, ставок по кредитованию», – комментируют эксперты Halyk Finance.

Они также отмечают, что снижение ставок по системе в целом должно прежде всего согласовываться с инфляционными рисками, которые на текущий момент выше нейтрального уровня. Аналитики приводят итоги последних опросов Нацбанка по инфляционным ожиданиям, согласно которым большая часть респондентов (65,1%) ожидает рост цен на продукты питания, непродовольственные товары и услуги в диапазоне от 6% до 20% в ближайшие 12 месяцев.

«Пока эффект инфляционных ожиданий не переложился на темп инфляции, но риски сохраняются. Если перенос все же осуществится, то инфляция в республике ускорится с сегодняшних 4,8% до 5,4% и выше», – отмечают в Halyk Finance.

Эксперты компании также отмечают, что рост инфляционного давления на экономику ожидается и со стороны бюджета в форме адресной социальной помощи гражданам с низкими доходами и повышения минимальной заработной платы в полтора раза. Не последнюю роль в росте инфляционного давления в республике может сыграть и рост расходов бюджета, связанных с реализацией инфраструктурных проектов.

«Мы оцениваем инфляционный эффект от реализации самого фискального импульса как нейтральный, однако с учетом положительной динамики потребительского кредитования в условиях понижения ставок инфляционные риски несколько возрастают, а это может выразиться в ускорении темпов инфляции», – говорят в компании.

На текущий момент в системе существует избыточная ликвидность, достигающая почти 5,2 трлн тенге. Такой профицит ликвидности в рамках открытой позиции НБРК несколько снижает эффект понижения ставок в рамках процентного канала, особенно в части ставок кредитования.

«Таким образом, в текущем моменте при сложившейся структуре экономики снижение ставок по системе может положительным образом сказаться на темпах кредитования, однако негативно на темпах инфляции», – заключают в Halyk Finance.

Напомним: в середине апреля президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев поручил Национальному банку разработать в этом году механизмы снижения ставок кредитования и увеличения объемов финансирования экономики. В своем аккаунте в Twitter он написал, что для роста экономики и доходов населения важным является расширение доступа малого и среднего бизнеса к кредитованию.

По данным Нацбанка на 1 марта этого года, займы МСБ составили 4,005 трлн тенге с долей 30,7% от ссудного портфеля (на начало 2019 года – 4,567 трлн тенге, или 33,2% от ссудного портфеля), уменьшение с начала 2019 года составило 12,3%.

Елена Тумашова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: