/img/tv.svg
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 306,25 Пшеница 465,40
Погода:
-13Нур-Султан
-2Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 306,25 Пшеница 465,40
Суд приступил к допросу экс-главы и основателя ТОО «Иволга-Холдинг» Василия Розинова

Суд приступил к допросу экс-главы и основателя ТОО «Иволга-Холдинг» Василия Розинова

Свою вину в инкриминируемом ему мошенничестве в особо крупном размере предприниматель не признает.

28 Ноябрь 2019 08:18 3829

Суд приступил к допросу экс-главы и основателя ТОО «Иволга-Холдинг» Василия Розинова

Автор: Татьяна Шестакова Фото: Татьяна Шестакова

Новости

Все новости

Допрос Василия Розинова занял не один час. Он рассказал о работе предприятия, о принципах оперирования средствами и их распределения.

Напомним, экс-главу и основателя ТОО «Иволга-Холдинг» Василия Розинова обвиняют в совершении преступления, предусмотренного п. б ч. 4 ст. 177 Уголовного кодекса РК «Мошенничество в особо крупном размере». Сторона обвинения считает, что Василий Розинов преднамеренно ввел Евразийский банк развития (ЕАБР) в заблуждение о финансовом состоянии ТОО «Иволга Холдинг» для получения займа в размере 80 млн долларов. Прокурор пытается доказать, что заем предприниматель изначально не планировал возвращать. Сторона обвинения также пытается доказать, что зерновые расписки, которые были предоставлены банку в виде залога, фиктивные.

Об объемах хранения

По словам Василия Розинова, в 2011 году компания владела семью крупными элеваторами и ХПП. Например, Пешковское ХПП могло хранить единовременно 200 тысяч тонн зерна, в его состав также входило Ленинское ХПП с дополнительными объемами хранения 100 тысяч тонн. Самым крупным считается ТОО «Иволга» мощностью 380 тысяч тонн, к которому относились Чураковское ХПП и Буденовский зерносушильный комплекс. То есть только два этих элеватора могли принять 550 тысяч тонн зерна единовременно. Всего семь элеваторов холдинга могли принять более 1,8 млн тонн зерна. Василий Розинов отметил, что каждый комплекс имел асфальтированные площадки, где в урожайном 2011 году «Иволга» хранила еще около 700 тысяч тонн зерна. Предприниматель отметил, что год был сырым и они пытались сохранить влажное зерно, доводя его до нужной кондиции с помощью зерносушилок. Только своего зерна «Иволга» в 2011 году собрала 1,450 млн тонн. По словам г-на Розинова, ежегодно через элеваторы компании проходило до 500 тыс. тонн стороннего зерна, что приносило немалый доход.

Таблица. Мощности хранения ТОО «Иволга-Холдинг» в 2011 году.

По данным, озвученным Василием Розиновым в суде

Подсудимый уверяет, что не вел ежедневного контроля за движением зерна на элеваторах и ХПП. Данные по наличию зерна, как уверяет подсудимый, он запрашивал «по мере необходимости». То же самое касается объемов хранившегося зерна именно холдинга. Хотя в рамках дачи показаний некоторые свидетели сказали, что отчеты по обороту зерна составлялись ежедневно и направлялись в головной офис.

«За движение зерна отвечал зерновой департамент. На каждом элеваторе были бухгалтеры оперучета. Всю информацию о наличии зерна на элеваторах холдинга можно было получить в течение часа. Если бы мне по всему холдингу приходилось контролировать все цифры, я б сошел с ума», – резюмировал Василий Розинов.

О движении средств

Сторона обвинения, зачитывая обвинительный акт, указала на движение средств со счетов ТОО «Иволга-Холдинг» на счета подконтрольных предприятий и обратно. Подробно было описано движение средств, полученных в виде займа ЕАБР. Причем, часть денег, по озвученной прокурором информации, ушло на погашение долгов перед другими кредиторами. Отвечая на вопросы обвинения и представителя ЕАБР, Василий Розинов уточнил, что движение средств между предприятиями холдинга, также как и движение зерна, шло постоянно.

«Вся система холдинга была построена таким образом, что сельхозпредприятия занимались только сельхозпроизводством. Они не искали ГСМ, уголь, стройматериалы, транспорт и так далее. Их функция была лишь в производстве сельхозпродукции. Были предприятия, которые занимались ГМС, поставкой техники и запчастей, ремонтом оборудования и так далее. У самой Иволги-Холдинг не было посевных площадей и так далее. Это все (займ в Евразийском банке развития – Прим. авт.) нужно было для группы предприятий, которые входили в проект по финансированию ЕАБР. В кредитом договоре он (ТОО «Иволга-Холдинг») есть и указаны предприятия. Иволга-Холдинг занималась их обеспечением. Другие предприятия – другими функциями. Поэтому когда шло финансирование, реализовывалось зерно, то оно собиралось в холдинге, потому что надо было гасить кредиты, оплачивать множество других операций и покупок. Это был своего рода финансовый центр холдинга, но, учитывая, что по закону мы не имеем права заниматься финансовыми операциями, то выполняли функцию регулирования финансовых потоков», – сказал Василий Розинов.

Он подчеркнул: несмотря на то, что все предприятия были в составе единого холдинга, за их товары и услуги, нужно было платить «живыми» деньгами. Даже если движение ресурсов шло внутри холдинга.

О банковских займах

В суде Василий Розинов рассказал, что один из первых крупных займов холдинг взял в 2008-2009 годах (подозреваемый не раз уточнял, что не помнит досконально некоторые даты и суммы – Прим. авт.) в АО «Народный банк Казахстана» в размере четырех млн долларов. Средства были получены на закупку ГСМ. Вопрос, по словам подсудимого, был решен буквально в течение 30 минут. Начиная с этого времени, кредитными деньгами холдинг начал пользоваться постоянно. Как отметил предприниматель, срок окупаемости инвестиций в АПК довольно длинный. Василий Розинов привел в пример, молочную ферму «Садчиковское», где этот период составлял 15 лет. Сроки займов были короче. По этой причине холдинг часто шел на рефинансирование действующих займов, либо брал займы с более низкой процентной ставкой, чтобы закрыть кредиты с более высокими ставками. Банки в то время, по словам подсудимого, охотно шли на переговоры и пересматривали сроки и суммы платежей по займам. Минусом, по словам Василия Розинова, было то, что имея первоначальный долг в 100 млн тенге, бизнесмен через четыре года получал долг уже в 200 млн тенге.

В 2011 году искать деньги пришлось из-за дефицита оборотных средств после засушливого 2010 года. Как отметил Василий Розинов, ожидалось, что открытая в ЕАБР кредитная линия станет возвратной. Такая практика у холдинга была. В некоторых банках компания вносила очередной платеж и тут же возвращала уплаченные деньги в виде очередного транша. Чтобы рассчитаться с ЕАБР, «Иволга-Холдинг», по словам Василия Розинова, не хватило одного урожайного года.

«Основная беда всех агрохолдингов Казахстана как раз заключалась в том, что мы своевременно не смогли реструктурировать кредиты. Один кредит накатывался на другой. В 2015 году я начал бить в колокола через Правительство и КазАгро, с банками начал говорить, что мы все агрохолдинги загоним в невозврат. Потому что ликвидного имущества, для того, чтобы вернуть все кредиты, было более, чем достаточно. По этому поводу неоднократно проходило заседание кабинета министров, Министерства сельского хозяйства. Разные варианты реструктуризации проводили. Был намечен план реструктуризации через банки второго уровня, через которые прошел и Сбербанк, и Народный банк. ЕАБР по какой-то причине от реструктуризации отказался», – отметил Василий Розинов.

Представитель ЕАБР настаивал на том, что холдинг должен был предоставить данные по всем имеющимся займам. Потому что о некоторых из них стало известно лишь после подписания кредитного договора. Закредитованность холдинга, по версии банка, стала причиной проблем с возвратом долга ЕАБРу. В пример приводят займ в размере 1,2 млрд тенге, который был оформлен в «Казинвестбанке» для одного из предприятий холдинга. Подсудимый настаивает на том, что займы, которые были оформлены холдингом с участием тех подразделений, что не вошли в договор с ЕАБР, не касаются рассматриваемого дела. Судья согласился с этими доводами подсудимого и допрос перешел на другую тему.

О зерновых расписках

Василий Розинов в ответ на вопросы стороны обвинения и представителя ЕБРР о залоге отметил, что банк сам выбрал в качестве залога зерновые расписки. Как сказал подсудимый, финансовая группа холдинга, которая вела переговоры с банком, предлагала твердые залоги в виде имущества. Речь шла, в том числе, о предприятиях холдинга, расположенных на территории Челябинской области Российской Федерации. Показания одного из работников ЕАБР это подтверждают. В рамках ведения переговоров была проведена оценка ООО «Новый Урал», ООО «Песчаное» и ООО «Светлое» общей стоимостью около 25 млн долларов.

Подсудимый также подчеркнул, что банк не произвел всех необходимых процедур с зерновыми расписками.

«Касательно залогового зерна 2011 года и подписанного соглашения о передаче прав по зерновым распискам от 4 июля 2014 года. В договоре залога зерна с ЕАБР 2011 года указано: в качестве обеспечения и качественного исполнения заемщиком залогодатель «Иволга-Холдинг» передает залогодержателю ЕАБР предмет залога – зерновые расписки, а также товар для залога, находящийся на хранении у ХПП. Однако в выданных зерновых расписках отсутствует отметка о залоге. Зерно передано по складскому свидетельству. «Иволга» должна была передать в собственность ЕАБР зерно и зерновые расписки для дальнейшей реализации, также обеспечить приобретение зерна третьими лицами. А ЕАБР должен был провести реализацию зерна в пользу третьих лиц в срок 1 ноября 2014 года. Если (зерно. – Прим. авт.) не будет реализовано, то ЕАБР мог: во-первых, реализовать зерно по своему усмотрению, во-вторых, принять имущество в счет погашения задолженности. Зерно не было реализовано и не было принято банком в счет погашения задолженности. Зерновые расписки, выданные по договору залога зерна в 2011 году, остались у ЕАБР в том же виде, в котором были выписаны. Банк своими действиями не узаконил свои права ни по договору о залоге, не сделав соответствующую запись в зерновой расписке, а также не воспользовался своим правом по соглашению о передаче прав по зерновым распискам», – сказал Василий Розинов.

«Давалец мог просто продать зерновые расписки. Ему даже ходить никуда не надо было. Посмотрите Закон «О зерне» внимательно. Ему не надо было ходить на элеватор. Он мог эту зерновую расписку взять и продать. Он (ЕАБР. – Прим. авт.) ее не продал. Притом что складское свидетельство было заполнено. И было упущено второе: когда переходили от складских свидетельств в бумажном виде на электронные, ЕАБР должен был в Минсельхозе их затвердить. Предъявить, чтобы они в электронную базу попали, соответственно, и на полном основании тут можно было требовать, чтобы соответствующие элеваторы выдали то зерно. Ни то, ни другое ЕАБР на сегодняшний день не сделал», – добавил Василий Розинов.

В рамках допроса подсудимого суд отложил рассмотрение некоторых вопросов, касающихся наличия или отсутствия зерна на элеваторах ТОО «Иволга Холдинг» до изучения материалов дела.

Татьяна Шестакова

https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/0ivA9fxX.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/5gLEQlhi.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/L8HJWD3k.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/abrkPZrF.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/yvCO93TA.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/lFDFeN1s.jpg

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: