RU KZ
KASE 2 380,91 Hang Seng 29 088,82 FTSE 100 7 207,59 РТС 1 213,40 DOW J 25 507,52 Золото 1 313,40
$ 378.17 € 429.11 ₽ 5.88
Погода:
0Астана
+5Алматы
KASE 2 380,91 Hang Seng 29 088,82
FTSE 100 7 207,59 РТС 1 213,40
DOW J 25 507,52 Золото 1 313,40
Суд присяжных не приживается в Казахстане

Суд присяжных не приживается в Казахстане

Частая смена правил игры в виде законодательных изменений пагубно сказалась на внедрении этого института судебной практики.

Суд присяжных не приживается в Казахстане, суд, Судебная система, суд присяжных, Законодательство, Преступления

1362 29 Октябрь 2018 07:00 Автор: Майра Медеубаева

За 11 лет работы суда присяжных законодательство в этой области менялось несколько раз, что приводило то к резкому увеличению количества дел, рассматриваемых присяжными, то к резкому сокращению. Статистику по рассмотрению дел судом присяжных привели в Верховном суде на круглом столе, посвящённом совершенствованию суда с участием присяжных заседателей в Казахстане.

Напомним, суд присяжных функционирует в РК с 1 января 2007 года. При введении данного института Казахстан выбрал континентальную модель суда. Так, с момента образования суда присяжных количество рассмотренных дел в такой форме до 2010 года варьировалось от 36 до 59 дел.

Кривая подсудности

По данным Верховного суда, после отнесения суда присяжных к подсудности вновь образованных специализированных судов по уголовным делам, а также законодательное увеличение категорий дел, подсудных им, количество дел, рассмотренных с участием присяжных, резко увеличилось. В частности, в 2010 году рассмотрено 265 дел, в 2011 году – 339, в 2012 году – 276. Затем законом в 2013 году изменена подсудность суда присяжных и сокращена категория преступлений. Это привело к тому, что уже в 2013 году было рассмотрено только 189 дел.

В частности, были отнесены только дела о преступлениях, за совершение которых уголовным законом предусмотрены смертная казнь или пожизненное лишение свободы, за исключением дел об убийстве, совершённом организованной группой, сбыта наркотических средств или психотропных веществ, совершённого организованной группой, в организациях образования, в отношении заведомо несовершеннолетнего.

Тогда как до принятия данного закона к подсудности относились все дела по особо тяжким преступлениям, за исключением некоторых дел. В связи с чем количество дел, рассмотренных с участием присяжных заседателей, резко сократилось: в 2014 году рассмотрено 64 дела, в 2015 году – 17.

По словам председателя судебной коллегии по уголовным делам ВС Абая Рахметулина, в последующем государством были предприняты меры по дальнейшему расширению этой формы правосудия. Законодательное определение категории уголовных дел, по которым суд присяжных должен являться обязательным. В 2015 году подсудность суда присяжных законодательно дополнена ещё четырьмя составами особо тяжких преступлений. Тем самым произошёл небольшой рост рассмотренных дел с участием присяжных заседателей, однако они не превысили показателей 2010-2012 годов. Так, в 2016 году с участием присяжных рассмотрено 47 дел, в 2017 году – 72 дела.

В настоящее время судом присяжных заседателей подлежат рассмотрению дела только по 13 составам преступлений. Из них фактически действуют несколько. По многим преступлениям дела в суд не поступают.

«Необходимо рассмотреть вопрос о расширении категории преступлений, подлежащих рассмотрению судом присяжных заседателей. Включить все особо тяжкие преступления, за исключением преступлений против мира и безопасности человечества и против основ конституционного строя и безопасности государства», – подчеркнул Рахметулин.

Также он высказал мнение, что не все органы досудебного производства желают, чтобы их дела рассматривались присяжными заседателями.

«Некоторые коллеги считают, что гражданские лица не разберутся в юридических вопросах и на эмоциях будут только оправдывать виновных лиц. Но при некачественном проведении следствия, которое будет выявлено на судебном заседании, и надлежащей состязательности сторон не будет доказана вина, и лицо будет оправдано», – отметил он.

Судить живых будут умершие

Судья Верховного суда Серик Абнасиров предложил рассмотреть возможность постепенного отнесения к подсудности суда присяжных преступления, повлекшие смерть человека.

«Генеральная прокуратура предлагает отнести к подсудности суда присяжных все дела об убийствах, в том числе совершённых в состоянии аффекта, по неосторожности, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, ДТП со смертельным исходом», – перечислил судья.

По его словам, у некоторой части казахстанского общества превалирует мнение, что если расширить подсудность суда присяжных, то это будет способствовать увеличению оправдательных приговоров. В этой связи он привёл данные, что большинство оправдательных приговоров, вынесенных судом с участием присяжных заседателей, затем отменяются в апелляционном порядке (например, за 2016 год из шести оправдательных приговоров отменены четыре), в основном из-за сокрытия кандидатами в присяжные заседатели судимости своих родственников, то есть якобы значимой информации, препятствующей исполнению ими обязанностей присяжного заседателя.

Также в ВС отметили, что качество формирования списка кандидатов присяжных заседателей, которым занимаются акиматы, оставляет желать лучшего. Так, имеет место включение в список лиц, которые по закону не должны принимать участие, есть случаи, когда указанные лица уже умерли или не проживают в данной местности.

Гарантией неприкосновенности является независимый суд

В своём выступлении адвокат Данияр Канафин отметил, что современный мир – это соревнование идей, технологий, институтов, и выигрывает тот, кто даёт лучшие гарантии неприкосновенности права собственности, которые, в свою очередь, обеспечивают независимый суд и судья, который разрешает дело без оглядки на исполнительную власть и не боится преследований за вынесенное решение.

«Нужно вдохнуть искру независимости в судебную систему, и один из способов заключается в расширении подсудности суда присяжных. Я полагаю, что подсудность сокращалась под воздействием сильного правоохранительного лобби, которое сталкивается с гораздо большим процентом оправданий, чем в профессиональных судах», – заключил спикер.

По его словам, в суде присяжных, когда невозможно разрешить дело кулуарно и необходимо доказывать виновность лица перед 10-12 простыми гражданами, стандарт доказывания повышается. Таким образом, через такие суды сложно провести дела, в которых вина подсудимого не доказана вне сомнений.

Что касается статистики отмены оправдательных приговоров, то Канафин не уверен, что наличие родственников, имеющих судимость, сказывается на объективности и справедливости самого человека. Скорее, есть опасения того, что некоторые приговоры были отменены, потому что не приветствовались такого рода решения.

Адвокат предложил расширить подсудность суда присяжных за счёт тяжких и особо тяжких составов, поскольку это основная категория уголовных дел, формирующих тюремное население.

«Надо отказываться от гигантского репрессивного начала в уголовном процессе, которое сформировалось в результате недостаточной независимости судей. Единственный способ – это вовлечение в процесс правосудия обычных граждан. Есть нарекания, что присяжные «выносили сор из избы», но заметьте, они не говорили о том, что их пытались подкупить, они жаловались на давление со стороны председателя суда в вынесении решений», – подытожил спикер.

Жена Цезаря вне подозрений

Продолжая тему давления судей на присяжных заседателей, член научно-консультативного совета при ВС Гульнар Сулейменова отметила, что в Уголовно-процессуальном кодексе (УПК) отсутствуют нормы, предусматривающие ответственность судьи в случае воздействия на суд присяжных, и предложила внести соответствующие изменения, разрешающие присяжным обращаться в комиссию по судебной этике, а результаты совещания, принятые под давлением председателя суда, признавать недействительными.

«В действующем кодексе предусмотрена норма, устанавливающая запрет воздействия на присяжных заседателей только со стороны участников процесса: государственного обвинителя, потерпевшего, подсудимого, но не предусмотрен запрет для председательствующего судьи по принципу «жена Цезаря вне подозрений». Но, к сожалению, практика свидетельствует об обратном: такие факты есть, и надо законодательно решить данный вопрос – исключить из обязанности присяжного не разглашать сведения, ставшие ему известными в совещательной комнате, в тех случаях, когда на него оказывалось воздействие судьи», – резюмировала Гульнар Сулейменова. Напомним, доля оправдательных приговоров в судебной практике Казахстана не превышает 0,2%. В 2017 году на всех стадиях процесса, от выявления подозрения до вынесения приговора, реабилитировано меньше чем 0,2% дел, то есть лишь одно из 500. В Верховном суде признают, что до сих пор не изжит до конца обвинительный уклон правосудия по принципу «есть уголовное дело – значит виновен».

Майра Медеубаева

Теги:

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости:

OK