DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 324,92 Brent 36,55
Свидетели и потерпевшие теракта в Актобе боятся давать показания

Свидетели и потерпевшие теракта в Актобе боятся давать показания

Даже при повышенных мерах безопасности люди опасаются преследований и расправы со стороны родственников и сторонников подсудимых.

15 Ноябрь 2016 15:51 5348

Свидетели и потерпевшие теракта в Актобе боятся давать показания

Автор:

Семен Данилов

Несмотря на то, что слушанья дела по июньским терактам проходят при повышенных мерах безопасности в здании специализированного межрайонного суда по уголовным делам Актюбинской области (полицейские в это время оцепляют целый квартал, ведется видеонаблюдение), 37 человек написали рассматривающему это дело судье Нурлану Султанову заявления, в которых просили не вызывать их в суд. Также они настаивали на том, чтобы в протоколе суда и приговоре не указывали их имена и фамилии.

В заявлениях указано, что потерпевшие и свидетели боятся преследования со стороны подсудимых, их родственников и возможных сторонников, оставшихся на свободе. Они просят и даже настаивают на том, чтобы подсудимые их не видели, а показания согласны давать только в отдельной комнате, где аудиофиксация будет вестись с применением системы изменения голоса говорящего. И только под псевдонимами. Многим потерпевшим и свидетелям для дачи показаний потребовалась помощь психологов. Известно, что на слушания их приходится вызывать долгими уговорами по телефону, а в здание суда они согласны приезжать под усиленной охраной стражей порядка.

Параллельно в военный суд Актюбинского гарнизона поступило уголовное дело в отношении двух военнослужащих войсковой части 6655 Нацгвардии РК, обвиняемых в нарушении уставных правил несения внутренней службы или патрулирования в гарнизоне во время июньского теракта.

Один из обвиняемых, 31-летний офицер Кайнарбек Тастамбеков, утверждает, что руководствовался как раз инструкции, а его сделали «козлом отпущения», якобы чтобы выгородить большие чины.

Как пояснили в военном суде, процесс начнется утром 24 ноября. Дело будет рассматриваться судьей Бекболатом Тажимуханом в открытом режиме. По этому делу также проходят трое потерпевших и 14 свидетелей. Интересы военных будут защищать два адвоката.       

Напомним, группа людей 5 июня совершила вооруженные нападения на два оружейных магазина и воинскую часть № 6655 в Актобе. В городе был объявлен режим антитеррористической операции. В результате нападений террористов восемь человек были убиты, трое из них - военнослужащие. Были госпитализированы 23 пострадавших.

По делу о терактах в Актобе перед судом предстали 29 человек, 9 из которых обвиняются в совершении ряда уголовных правонарушений, в том числе в непосредственном участии в террористическом акте, 18 – в недонесении о готовящемся преступлении, 2 – в укрывательстве преступления.

По делу свидетелями проходят 48 лиц, а в качестве потерпевших – 88 человек. В материалах дела указывается, что всего в терактах пострадал 101 человек.

 Семен Данилов  

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

«Мне иногда кажется, что в индустриальную зону нас заманили»

В Актобе открылся цех по выпуску биг-бэгов.

17 Август 2019 09:09 6927

«Мне иногда кажется, что в индустриальную зону нас заманили»

О бизнесе, проблемах и перспективах в интервью inbusiness.kz рассказала директор ТОО FIBC KAZAKHSTAN Ботагоз Тайбукенова. 

– Биг-бэги – это очень большие мешки, для чего они нужны?

– Правильнее будет сказать, что биг-бэги  это мягкие контейнеры разового использования (МКР). Они действительно представляют собой большие прочные мешки, но с грузоподъемными стропами различной конструкции. Грузоподъемность биг-бэгов – от 500 до 2 000 килограммов. И притом биг-бэги сшиты не из вредного с точки зрения экологии полиэтилена, а из полипропилена, полностью разлагающегося без вреда для окружающей среды. 

– Почему решили заняться этим бизнесом?

– Компании брата просто необходимы биг-бэги для фасовки извести, вот мы и подумали: «А зачем покупать за рубежом, когда можно производить самим?». Начинали с двух специальных машинок для шитья биг-бэгов, но каждая из них стоит как неплохой автомобиль. Простые швейные машинки для шитья биг-бэгов не подходят, шов должен быть очень прочный, ведь в биг-бэг могут загрузить до двух тонн сыпучих материалов. Надо сказать, что использование биг-бэгов при перевозке сыпучих материалов, особенно ядовитых и опасных для окружающей среды, является обязательным по экологическим требованиям.

– Вы открыли цех в индустриальной зоне «Актобе».

– Мне иногда кажется, что в индустриальную зону нас заманили. До этого мы поменяли три здания. Сначала был небольшой цех. Затем арендовали помещение побольше. Когда мы стали выпускать вагонные вкладыши и участвовать в тендерах, нужно было пройти квалификацию. Ведь потенциальными заказчиками выступали очень крупные компании, такие как «Норт Каспиан Оперейтинг Компани Н.В.» и «Тенгизшевройл».

– Вы проводили маркетинговые исследования рынка, чтобы узнать какую нишу на рынке можете занять?

– Конечно, мы изучали потребности местного рынка. Если ты инвестируешь в производственный проект, то должен быть уверен в сбыте продукции. Одно предприятие-потребитель на рынке – конечно же, мало. Основной наш клиент, благодаря которому мы движемся вперед, – «Тенгизшевройл».

Производств, подобных нашему, в Казахстане два и у них полный цикл – производят ткань и шьют из нее продукцию. Сначала мы тоже хотели запустить полный цикл. Но это очень тяжело, нужны большие инвестиции. Поэтому решено было пойти поэтапно. Нам предложили два гектара земли в индустриальной зоне, где и был построен наш цех, а в планах построить фабрику. Уже посчитали, во сколько обойдется строительство фабрики полного цикла – такой проект реализуется в четыре этапа и оценивается примерно в 1 млрд тенге.

– Сколько было инвестировано в проект на первоначальном этапе?

– На первом этапе освоено 200 млн тенге – построен и запущен раскроечный и швейный цех.

Первые две машинки нам обошлись примерно в 10 тысяч долларов. Вложили свои деньги и до сих пор не используем заемные средства. Постепенно начали докупать другое оборудование. Открытие нового цеха – это завершение осуществления первого этапа строительства Актюбинской полимерной фабрики. Здесь работают 30 человек. Предприятие сейчас работает только на 40% проектной мощности.

– Какой объем реализуемой продукции сделает предприятие рентабельным?

– 1 млн биг-бэгов в год. Или около 100 тысяч в месяц.

Сейчас у нас 17 производственных машин, и на этом оборудовании мы можем производить 30 тысяч вагонных вкладышей и 300 тысяч биг-бэгов в год. После полной реализации проекта планируем увеличить мощность до 1 млн мешков в год.

На втором этапе планируется расширение производственного цеха. На третьем – строительство цехов для экструдирования полипропилена и подготовка собственной сырьевой базы. На окончательном этапе планируется приобретение оборудования для экструдирования полипропилена и выход на производственную мощность в 1 млн МКР в год.

– Какие сложности есть у вашего бизнеса?

– Наш бизнес работает в формате В2В. То есть только для предприятий. Обычной рекламой или какими-то акциями ничего не продвинешь. Нужны другие инструменты. Самый главный – тендер. Мы сейчас участвуем во всех тендерах.

Проблемы создает волатильность курса тенге. У меня работают 30 человек, вдруг что-то пойдет не так, как им буду в глаза смотреть, если придется закрывать или замораживать производство?

– Кредитов на развитие бизнеса брать не планируете?

– На свои средства мы уже не потянем. Сейчас наша задача – ввести объект в эксплуатацию и выкупить землю, на которой стоит цех и в будущем будет находиться фабричный комплекс. СПК дал нам землю в аренду на 49 лет, но с правом выкупа. Чтобы выкупить землю, нужны деньги. Но банк не дает кредит под залог производства, если земля арендованная. На сегодня это проблема номер один. Другая проблема – сбыт. Наши российские партнеры рассказали, что у них работает закон, согласно которому большие предприятия отдают 15% заказов малому бизнесу. У нас такого, к сожалению, нет.

– В индустриальной зоне дорогая земля?

– Чтобы выкупить землю, необходимо 38 млн тенге. На эти деньги я могу построить второй цех. Было бы замечательно, если бы земля оставалась в аренде, а нам дали возможность брать кредиты. Да, мы взяли обязательства вложить собственные средства, но дальше без кредитов никак. Какой-то замкнутый круг получается, но этот вопрос мы все  равно решим.

Семен Данилов

В Актобе проверили проекты ПРООН

Была протестирована новая система раннего предупреждения о ЧП на Актюбинском водохранилище стоимостью 340 тыс. евро.

06 Май 2018 18:48 1535

В Актобе проверили проекты ПРООН

Дипломатическая миссия ЕС и ПРООН осмотрела новую систему раннего предупреждения, установленную Европейским Союзом и Программой Развития ООН на Актюбинском водохранилище.

Постоянный координатор ООН и постоянный представитель ПРООН в Казахстане Норимаса Шимомура и глава Департамента сотрудничества Представительства Европейского Союза в Казахстане Йоханнес Стенбек Мадсен ознакомились с новой системой раннего предупреждения.

Она была установлена Европейским Союзом и Программой Развития ООН (ПРООН) на Актюбинском водохранилище в рамках пилотного проекта «Безопасность и комплексное использование гидротехнических сооружений (ГТС) в Актюбинской области». Это первый этап, стоимость которого – 340 тыс. евро.

Второй этап проекта – разработка бизнес-модели по повышению эффективности управления ГТС с развитием многопрофильного рентабельного бизнеса на базе Каргалинского водохранилища Актюбинской области. На него ЕС выделил сложности 250 тыс. евро. На эти деньги составлено технико-экономическое обоснование для использования потенциальных мощностей водохранилища с учетом установки минигидроэлектростанции. Уже получено положительное заключение государственной экспертизы.

Пилотный проект в области является частью еще более масштабного совместного проекта ЕС и ПРООН «Поддержка Казахстана для перехода к модели зеленой экономики». Проект полностью финансируется Европейским Союзом на сумму 7,1 миллиона евро.

Внедрение новой системы предупреждения на актюбинском водохранилище должно позволить на 25% сократить риск затопления прибрежной территории и спрогнозировать чрезвычайную ситуацию за 24 часа до ее возникновения.

«Проект «Поддержка Казахстана для перехода к модели зеленой экономики» помогает Казахстану трансформировать свою экономику и поставить ее на «зеленые» рельсы. Он реализуется совместно с ПРООН. В рамках этого проекта мы обеспечиваем необходимым оборудованием, которое обеспечивает энергоэффективность. В Актобе мы установили систему раннего предупреждения на ГТС. Этот проект для нас очень важен хотя бы по тому, что Казахстан и страны ЕС – хорошие торговые партнеры. Сотрудничество с ЕС помогает диверсифицировать экономику Казахстана. Также и для нас это создает возможности в сфере бизнеса. Например, в системе раннего предупреждения есть оборудование производства Германии. Для Казахстана, в свою очередь, повышается безопасность в системе водообеспечения и его эффективность.

В теле плотины, на которой мы находимся, установлены датчики, которые замеряют температуру, давление и другие параметры. Информация от них передается в специальную «умную» систему. Там она обрабатывается. Система принимает интеллектуальное решение о рисках, о том, когда необходимо сделать сброс, чтобы понизить давление», - рассказал Йоханнес Стенбек Мадсен.

Цель подобных проектов – протестировать их, чтобы в дальнейшем эти новые технологии были реплицированы по всему Казахстану. Но для этого государству придется изыскивать средства. К тому же необходимо привлекать бизнес.

Если говорить о втором этапе проекта, – ГТС с развитием многопрофильного рентабельного бизнеса на базе Каргалинского водохранилища - то там планируется построить минигидроэлектростанцию. В комплекс предполагается включить теплицы, рыбное хозяйство и объекты туристического бизнеса. Но только составление проектно-сметной документации оценивается в 3,4 млрд тенге.

Европейские специалисты уверяют, что здесь возможно ведение бизнеса с рентабельностью 5,5 – 17,3%. Срок окупаемости – от 4,5 до 13 лет. Это позволит создать 35 «зеленых» рабочих мест.

В свою очередь Йоханнес Стенбек Мадсен отметил, что уже сейчас прорабатываются вопросы о сотрудничестве с бизнес-структурами и местными исполнительными органами.

«В первую очередь вы должны заострить свое внимание на том, что гидроэлектростанция должна управляться бизнесом-структурами. Доходы и выгода, получаемые от этой электростанции, должны работать только во благо, - сказал представитель ЕС в Казахстане.

Норимаса Шимомура отметил, что данный проект имеет огромное значение не только на региональном и республиканском уровне, но и на международном. И без фондирования ЕС он бы не состоялся.

«Подобные проекты решают не только проблемы безопасности, но и социального аспекта – в сфере возобновляемых источников энергии, создании новых рабочих мест. Мы надеемся, что эта программа на национальном уровне вносит свой вклад в диверсификацию и развитию зеленой экономики страны. Хочу отметить, что на глобальном уровне лидеры стран мира согласовали «Сендайскую рамочную программу по снижению риска бедствий». И данный проект – шаг в эту сторону», - подчеркнул постоянный представитель ПРООН в Казахстане.

Реконструкция может не только предотвратить серьёзные последствия паводков, но и ежегодно дает занимающимся орошением аграриям дополнительные кубометры поливной воды,- сообщила пресс служба акимата. В 2016 году аким области Бердыбек Сапарбаев отмечал, что заинтересован в том, чтобы именно Актобе стал пилотной территорией реализации проекта ПРООН.

Кроме того, в апреле 2017 в Актюбинской области более 1 500 человек были эвакуированы в результате паводка. Тогда в реку Илек, на котором находится Актюбинское водохранилище, в ходе интенсивного таяния снега нерегулируемые стоки поступали в объеме 595 кубических метров в секунду. Всего в Актобинской области три крупных водохранилища: Каргалинское, Актюбинское и Саздинское. Сток из которых поступает на территорию областного центра. 

Семен Данилов 

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: