/img/1920х100.png
/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 400,36 Brent 36,55
Уральский Город мастеров выходит на монетизацию

Уральский Город мастеров выходит на монетизацию

Где могут зарабатывать ремесленники.

14:41 07 Август 2019 2312

Уральский Город мастеров выходит на монетизацию

Автор:

Виктория Вольская

Фото: Виктория Вольская

Сейчас участники местного Города мастеров выезжают со своей продукцией на ярмарки в соседние города Казахстана и приграничные области России. На днях умельцы вернулись из Самарской области (РФ), передает корреспондент inbusiness.kz.

Уральские мастера несколько лет уговаривали местные власти открыть для них специализированные полки в местных супермаркетах, и в некоторых даже пошли навстречу. Но этот вариант монетизации для создателей полезной красивой мелочи и сувениров себя не оправдал. Продажи неожиданно для участников пошли на ярмарках.

Удачное направление

Первую ярмарку продукции организовали на соревнованиях беркутчи «Кансонар-2018». Продукцию мастеров раскупали как уральцы, так и гости из России.

«В дальнейшем эта ярмарка получила продолжение, увеличилось число участников. Сейчас в Городе мастеров около 200 западноказахстанских ремесленников, в том числе из районов. В области много различных направлений по созданию изделий ручной работы, – рассказал руководитель общественного объединения «Акжайык – Город мастеров» Айбулат Курумбаев. – Акимат Уральска выделил территорию на уральском Арбате (пешеходной улице им. Д. Нурпеисовой. – Прим. ред.) для торговли товарами ручного производства. Мы не платим аренду. Наш проект также нашел определенную поддержку в фонде Samruk-Kazyna Trust. Сейчас на постоянной основе по субботам и воскресеньям проводятся ярмарки».

Ремесленникам бесплатно предоставляют столы и символику Города мастеров.

Помимо этого, участников «Акжайыка – Города мастеров» начали приглашать на мероприятия в районах ЗКО, а также на ярмарки в города Атырау и Оренбург (РФ), другие приграничные города России. Недавно уральские умельцы вернулись из Самары (РФ).

«Собираемся в город Саратов (РФ) на выставку «Палитра ремесел», – добавил Курумбаев.

В приоритете у руководства участницы-женщины. Некоторые из них – многодетные матери, матери в декрете, женщины, находящиеся на заслуженном отдыхе по возрасту.

«Бывает, дарим нашим участницам подарки – по случаю рождения детей и прочим торжественным поводам. К примеру, одной из участниц подарили казахскую национальную колыбель (бесик), а другой – бесик для двойняшек. Проводим и различные акции: поздравляли ветеранов тыла своими подарками, проводим бесплатные мастер-классы в районах», – информировал руководитель Города мастеров.

Широкий ассортимент

На прилавках Города мастеров – ювелирные изделия ручной работы, нарядные заколочки и банты, интерьерные куклы, сувенирные изделия и кошелки, ремни из кожи и многое другое.

Все умельцы начинали с продаж в Интернете, в социальных сетях. Но это не так выгодно, как продажи на ярмарках, говорят ремесленники.

«Продажи в Атырау и России идут лучше, чем в Уральске, но проезд туда для нас дорогой. В основном наши участники из социально уязвимых слоев населения – пенсионеры, инвалиды, многодетные мамы, поэтому получается очень накладно. И все же это выгоднее, чем из дома по Интернету торговать, – рассказывает староста группы Города мастеров Зинаида Кожевникова. – Продажи на ярмарках раз на раз не приходятся, конечно. С моим товаром за месяц получается доход около 40 тысяч тенге, при условии что я выхожу на все ярмарки выходного дня» .

Ювелирные изделия ручной работы – один из ходовых товаров на ярмарках. Но участницы выручают не только деньги.

«Если нет прибыли, то настроение хорошее после ярмарок точно остается. Здесь и наговоришься, и песни наслушаешься, наполнишься энергией и новыми творческими планами, – говорит художник национального творчества мастерской «Мевлана» Марина Акунишникова. – Работаю в авторской многоуровневой технике. Использую натуральные материалы: итальянскую цветную кожу, сусальное золото, кристаллики SWAROVSKI и ASFOUR и другие. Но это скорее пока работа для души, потому что на такой доход прожить невозможно. Материально меня обеспечивает муж – моя поддержка и опора».  

В Казахстане растет культура организации интерьера

Интерьерные композиции – одно из направлений, которым занимаются мастерицы Уральска.

«Если мы едем в Атырау, для меня получается выгодно. Жители Атырау следят за соблюдением стиля в своих домах. Если это лофт, то и мебель, и украшения будут в стиле лофт. Если шебби шик, то и предметы интерьера подбирают в стиле шебби шик. Возможно, мода на интерьер в едином стиле укрепилась от большого количества иностранцев, работающих и проживающих в Атырау, – рассказывает мастер стильных интерьерных композиций Зинаида Кожевникова. – Один раз в месяц на три дня мы выезжаем в Атырау. Расходы на эту поездку для нашей группы немалые: нанимаем такси, оплачиваем проживание в хостеле, арендуем помещение, но все это окупается. За два дня торговли в Атырау можно сделать месячный заработок в Уральске».

Создание интерьерного украшения – работа не только творческая, но и кропотливая.

«Вот одна из композиций – состоит из элементов шести букетов. Где-то взяла одну веточку, где-то – другую, и получается оригинальное украшение. У меня работы в стиле шебби шик, прованс, больше всего – в стиле лофт. Помимо этого, делаю мусульманские четки из 33 камушков, брелоки из дерева в виде юрты, тумары «Бесик» из кожи, магнитики. У каждого магнитика свой дизайн и название: «Дерево счастья», «Жемчужная радость», «Семейное гнездо» и другие», – говорит она.

К слову, Зинаида Кожевникова увлеклась интерьерными украшениями еще до выхода на заслуженный отдых. Сначала делала интересные вещи для своего дома, потом попросили в подарок сделать друзья. Постепенно появились и другие заказы.

«Акжайык – Город мастеров» планирует и дальше развиваться – вовлекать новых ремесленников ЗКО и расширять географию ярмарок.

Виктория Вольская, Уральск

Переживет ли бизнес «второй карантин»?

Телемарафон «Бизнес & государство» в прямом эфире ATAMEKEN BUSINESS.

10 Июль 2020 08:05 2495

Переживет ли бизнес «второй карантин»?

Фото: Максим Морозов

С 5 июля в Казахстане начали действовать очередные ограничительные меры, которые должны препятствовать распространению Covid-19.

Ограничения ввели пока на 14 дней. Как пояснил министр здравоохранения Алексей Цой, эффект будет виден ближе ко второй неделе или сразу после, и тогда станет понятно, сохранят ограничения в нынешнем виде или ужесточат. В таких условиях какой-то бизнес получил возможность работать, какой-то оказался закрытым. Переживет ли МСБ «второй карантин»?

Карантин – очередной, вопросы – прежние

«С 5 июля введен запрет на деятельность ТРЦ, торговых домов, развлекательных заведений. Сильно «подрезана» сфера услуг – SPA, фитнес-центры, бассейны. Это все МСБ. С какими вопросами к вам обращаются предприниматели?» – ведущий Данил Москаленко предложил управляющему директору – директору департамента правовой защиты предпринимателей НПП «Атамекен» Шынгысу Темиру начать дискуссию.

«Вопросы, по сути, все те же. Самый главный – сколько продлится нынешний карантин. Люди надеются, что через неделю смогут возобновить работу, но готовятся к худшему – к продлению запрета. Бизнес волнует вопрос компенсаций за время простоя, прежде всего – кредитных. Причем нужна не только отсрочка платежей по банковским займам, но и, может быть, пролонгация договора для снижения ежемесячной нагрузки», – говорит спикер.

По его словам, все таким же актуальным остается вопрос арендной платы за коммерческую недвижимость. И если по госимуществу есть возможность волевым решением государства освободить бизнес из пострадавших отраслей от уплаты, то в отношении В2В ситуация намного сложнее.

«Нацпалата на своих площадках в регионах собирает арендодателей и арендаторов и пытается найти решение. Но если в период ЧП у арендодателей еще был запас прочности и они шли арендаторам навстречу, то сейчас такой возможности не осталось, потому что нужно погашать кредиты, оплачивать коммунальные услуги, платить зарплаты своим работникам», – рассказывает Шынгыс Темир.

Компенсация, по его словам, нужна и работникам – за потерю дохода. «В период ЧП – надо отдать должное государству – оно приняло непростое решение и выплачивало соцпособие. Были шероховатости, безусловно. Но пострадавшим отраслям нужна компенсация. Председатель правления «Атамекена» Аблай Мырзахметов и бизнес-омбудсмен Рустам Журсунов ранее говорили об этом. Это логично: не даешь работать – выплачивай компенсацию. Кроме того, мы также говорим о том, что сумму 42500 тенге необходимо индексировать и вложить в нее расходы, в том числе на средства индивидуальной защиты», – говорит представитель Нацпалаты.

Бизнес становится нерентабельным

«Локдаун вас затронул?» – обратился ведущий к предпринимателю из Актобе Николаю Чабаненко.

«Очень сильно. Один из наших бизнесов – гостиничный, и в настоящее время он полностью парализован: нет клиентов. Мы были вынуждены законсервировать объект, потому что поддерживать его и платить коммуналку нереально, мы просто разоримся», – рассказал участник телемарафона.

Второй актив в портфеле – торговый комплекс. «Он построен на кредитные средства. На период ЧП банки предоставили нам отсрочку. Но почему-то очень странная картина: мы бизнес и терпим убытки, банк – тоже бизнес, но он убытки не терпит. Это не правильно. Если предоставляется отсрочка, то и проценты не должны начисляться», – уверен предприниматель.

Он рассказывает, что в ресторанном бизнесе пришлось сократить примерно 60% сотрудников. «Существующие карантинные нормы – 30 посадочных мест – не позволяют покрыть затраты. Речь идет только о летнике. Но нужно платить коммуналку и зарплаты, и к тому же цены на продукты питания подскочили. Бизнес становится нерентабельным. Сейчас работает только одно подразделение на доставку, но и то, только для того, чтобы сохранить костяк коллектива.

«Мне не понятно, как мы будем платить проценты. У нас нет госзаказов. Мы работаем в сегментах В2В и В2С. Сейчас бизнес в Актобе практически полностью парализован, все нефтяные компании стоят, ничего не происходит, все работают удаленно. Наша гостиница полностью заморожена. Работает один человек и сантехник с электриком, мы несем дополнительные расходы на службу безопасности. Находимся в режиме выживания. То же самое – по торговому центру», – описывает положение дел Николай Чабаненко.

Поддержка, которую предприниматель ждет от государства, это, во-первых, минимальный пакет «42500» на содержание сотрудников, отправленных в отпуска без содержания (хотя эта сумма «не соответствует рыночной ситуации, и если в семье кто-то, не дай бог, заболеет, то этих денег не хватит даже на закупку лекарств»).

Во-вторых, нужна не просто отсрочка по платежам, а чтобы банки не начисляли за этот период проценты. Это, как считает собеседник, особенно чувствительно при больших суммах платежей (например, его выплаты по кредиту по торговому центру составляют 26 млн тенге в месяц, и взять такие деньги сейчас ему негде).

Различия в постановлениях тормозят бизнес

«Много предпринимателей в такой ситуации?» – обратился Данил Москаленко к директору Палаты предпринимателей Актюбинской области Анар Даржановой.

Прежде всего, она заметила, что торговый дом, которым руководит Николай Николаевич, одним из первых в регионе предоставил скидку арендаторам, и достаточно большую – 70%. И то, о чем говорил предприниматель, – это по ее словам «средний градус» по региону.

Бизнес региона, говорит Анар Даржанова, столкнулся с такой проблемой: постановления главного государственного санврача Актюбинской области и главного государственного санврача республики «по основным позициям в корне отличаются».

Например, если на уровне республики разрешено работать непродовольственным магазинам площадью до 500 кв. м, то в регионе не работают все магазины. Если главный санитарный врач республики разрешает объектам общепита размещать 30 посадочных мест внутри помещения и снаружи количество посадочных мест не регламентируется, то в случае Актюбинской области количество мест и внутри помещения, и под открытым небом не должно превышать 30.

«В этом нет логики. Наш главный санврач ссылается на ситуацию в регионе. Но в таком случае пусть оговаривают, что у нас ситуация хуже, чем по республике, пусть доводы приводят», – рассказывает участница эфира. По ее словам, уже неделю после введение в действие этого постановления сотрудники региональной палаты сидят на телефоне и отвечают на звонки предпринимателей, в том числе тех, у кого объекты питания и непродовольственные магазины (их в регионе более 2 тыс.).

«Это все (расхождения в ограничительных мерах. – Ред.) становится серьезным сдерживающим фактором для бизнеса. Это подрывает доверие. Правила должны быть понятными. Мы просим, чтобы внесли изменения в постановление и привели его в соответствие с республиканским», – говорит Анар Даржанова.

Налоговые проверки идут вместе с карантином

Перечисляя меры, которые помогли бы бизнесу пережить карантинные ограничения, Николай Чабаненко указывал на прекращение всех налоговых проверок. «Одно из наших предприятий простаивает, но по параметрам оно было отнесено к среднему бизнесу. Мы получили предписание и готовимся к налоговой проверке. Нам объяснили это так: малый и микробизнес не проверяем, вы – средний, и это плановая проверка. В настоящий время она приостановлена только из-за того, что руководитель находится на больничном. Но она не отменена и не перенесена по срокам», – говорит предприниматель.

Президент Ассоциации предпринимателей и бухгалтеров Казахстана Дмитрий Казанцев поясняет, что, действительно, тех, кто попал в список налоговых проверок, будут проверять, несмотря на сложную ситуацию в стране.

«У нас действует мораторий на проверки микро- и малого бизнеса, который ввели на три года, и буквально неделю назад министр нацэкономики Руслан Даленов сказал, что, вне зависимости от всех видов деятельности, до конца года прекратить все проверки, за исключением тех, которые начались. Видимо, проверка у Николая Чабаненко началась и поэтому ее не отменяют. Но это абсурдно. Получается, какой-то бизнес посчитали пострадавшим, и его не проверяют, а какой-то – если уж начали проверять, значит, будут проверять. Нет никакой логики в таких действиях», – комментирует эксперт.

На предложение ведущего эфира дать рекомендации в этой ситуации предпринимателям, он говорит, что конкретных рекомендаций нет и рецепт только один: «Выживать самим и ни на кого не надеяться».

О скорости принятия решений

Дмитрий Казанцев заметил, что, на его взгляд, сейчас такое время, когда решения должны приниматься моментально, а не затягиваться на месяцы.

«Вы знаете, как работает система. Это страшнейшая бюрократия. На заключительном заседании Госкомиссии по ЧП 11 мая президент сказал, что чрезвычайное положение нужно признать форс-мажором. Закон подписан только на прошлой неделе. То есть прошло два месяца. Система так работает», – комментирует Шынгыс Темир.

По его словам, Нацпалата дает свои предложения в правительство, проводит опросы предпринимателей. «Срез по бизнесу мы видим, но решить каждый вопрос моментально невозможно. В этой ситуации ни у кого нет готовых рецептов, правительство само растерялось», – добавляет он.

Представитель НПП предложил Дмитрию Казанцеву «заняться этим вопросом вместе». «Вы же объезжаете регионы, предпринимателям на пальцах разъясняете эти вопросы, очень большую работу проводите. Давайте кооперироваться. Если у вас есть предложения, вы можете площадку Нацпалаты использовать, чтобы продвигать их», – обратился он к эксперту.

Дмитрий Казанцев согласился с тем, что вопрос скорости принятия решений нужно адресовать прежде всего министрам. «В том же выступлении 11 мая президент конкретно дал понять, что старые схемы, по которым мы работали раньше, бюрократия, какие-то заседания, миллион рабочих групп, которые ничего не делают, – все это должно прекратиться. Два месяца утверждать озвученное решение – это, получается, невозможность наших госорганов в момент стресса принимать адекватные и быстрые решения», – говорит он.

Спикер считает, что необходимо сначала прорабатывать правила, распределять роли и ответственность между госорганами, а потом вводить такие меры, как карантин или локдаун.

На его взгляд, ужесточать меры можно, вводить штрафы за несоблюдение масочного режима, но при этом дать всем работать. «Как люди могут без работы выживать? А у нас так: штрафовать – будем, но также – не работайте. Бизнес, я считаю, должен работать, но со строгим соблюдением санитарных требований. По сути, все, что сегодня нужно, – это повсеместное использование масок, соблюдение социальной дистанции и санитайзеры для того, чтобы обрабатывать руки. Вот три вещи нужны, за несоблюдение надо штрафовать и всем работать», – уверен Дмитрий Казанцев.

Камеры против нарушений

«С пятницы мы проводим ВКС-совещания с минздравом и представителями различных отраслей, обсуждаем возможности исполнения бизнесом требований – что реально, что нет. Если у бизнеса есть вопрос, например, к тем же бактерицидым лампам, зачем они нужны, то минздрав объясняет их эффективность, и мы предлагаем не предъявлять требование по их применению к малому бизнесу, потому что расходы большие, и оставить его только для среднего и крупного. Минздрав адекватно реагирует на все предложения, эти вопросы мы рассматриваем», – рассказывает Шынгыс Темир.

По поводу штрафов он говорит, что в период ЧП применялась другая статья Кодекса РК об административных правонарушениях – 476 («Нарушение режима чрезвычайного положения». – Ред.). «Были случаи, когда предпринимателей арестовывали за то, что работники снимали маски во время работы, покупатели заходили в магазин без маски. Это беспредел, на наш взгляд. Сейчас применяется статья 425 КоАП («Нарушение требований законодательства в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения, а также гигиенических нормативов. – Ред.). Палата была против, для малого бизнеса штрафы выросли до 230 МРП, для физлиц – до 30 МРП. Это очень большие суммы», – говорит Шынгыс Темир.

Он рассказывает, что палата сейчас рассматривает возможность цифрового мониторинга соблюдения санитарных требований. «Может быть, будут применяться камеры для подсчета количества людей, находящихся в помещении, и проверки, надели ли они маски. Если максимальное количество людей превышено, то предпринимателю дается сигнал, и пока люди не выйдут, новые посетители зайти не смогут. И тогда проверяющим группам не нужно будет ходить по объектам, и мы очень сильно сэкономим ресурсы», – делится планами спикер.

Первый этап выдержали, второй – болезненный

Еще одним участником эфира стал генеральный директор ТОО «ПСП Серик» Серик Мергалиев. Уральский предприниматель, владеющий торговыми центрами, ресторанным и гостиничным бизнесом, был гостем телемарафона в середине апреля и рассказывал тогда о том, что его бизнес понес «более чем серьезные убытки». Его позиция такова: арендодатель должен бережно относиться к арендаторам, потому что не сможет без них выжить, и государство точно так же должно относиться к бизнесу. Сам предприниматель на период действия карантина освободил своих арендаторов от платы за торговые помещения. «На месяц-полтора-два мы можем это сделать, но дальше будет труднее: у нас есть коммунальные расходы, мы платим подрядным компаниям за работу – за клининг, охрану и т.д. Почти ничего не получаем, и пока обходимся старыми накоплениями», – рассказывал он тогда.

«Первый этап карантина мы выдержали, но второй этап будет для нас очень болезненным. Все, о чем сейчас говорили, коснулось и нас. Мы работаем в том секторе экономики, который очень сильно пострадал. У нас поступлений практически нет. И сейчас наметилась тенденция: многие арендаторы, которые долгое время ждали, чтобы разместиться в нашем торговом центре, просто массово съезжают. Им нужно платить нам минимальные ставки, в пределах 10-15% (от суммы арендной платы. – Ред.), потому что мы тоже имеем расходы – содержим торговые центры, обеспечиваем персонал средствами защиты. Затраты увеличились, а доходов нет», – поясняет предприниматель.

Он так же, как и в прошлый раз, говорит о необходимости снижения налоговой нагрузки. Прежде всего – по налогу на недвижимость и не на месяц-два, а на длительный период, на который бизнесу можно рассчитывать.

«Мы еще не знаем, сколько продлится этот карантин. На предыдущем телемарафоне мы оптимистично заявляли, что выдержим, что с арендаторов брать ничего не будем. Но на этот раз нам самим нужно выживать. К тому же у нас есть несколько инвестиционных проектов, которые необходимо закончить, это наши обязательства перед партнерами и они сейчас встают под угрозу. Вряд ли мы сможем вовремя закончить проекты», – делится Серик Мергалиев.

Налоги с ФОТ: нужно освободить всех

«Многие бизнес-ассоциации выдвигают государству предложения по поддержке бизнеса, одно из них – освобождение от налогов с ФОТ для всего бизнеса, а не для выделенных категорий (29 видов деятельности), и не на шесть месяцев, а до конца года. Эта мера действует до 1 октября и, значит, сентябрьские налоги уже надо будет уплачивать. Время летит очень быстро, поэтому надо этим вопросом озадачиться сейчас», – считает Дмитрий Казанцев.

Разные ассоциации, по его словам, предлагают освобождение от КПН и НДС. «У нас те, кто работает на упрощенном режиме, освобождены от налогов на три года, это было решено еще до нового года. Во время ЧП принято решение, что ИП, работающие на общеустановленном режиме, тоже освобождаются от налога в 10% от чистого дохода. Но ТОО, работающие на общеустановленном режиме, почему-то от налогов не освободили. Многие ассоциации предлагают ТОО также дать такое послабление до конца года», – говорит спикер.

И добавляет: «У меня все меньше веры в то, что в сентябре-октябре все это закончится. Меры поддержки необходимо вводить до конца года».

Для кого-то «режим ЧП» все еще длится

«Действительно, по ФОТ было очень странное разделение, было много вопросов по определению пострадавших отраслей, и не все отрасли вошли в список. Плюс разбивка идет по ОКЭДам, но есть смежные ОКЭДы, где бизнес тоже пострадал, но они лишились возможности воспользоваться этой мерой. Такие обращения к нам поступают, мы их отрабатываем», – продолжил тему Шынгыс Темир.

Кроме того, по словам представителя Нацпалаты, для малого бизнеса освобождение по фонду оплаты труда было на шесть месяцев, для крупного – только на три.

«Поддерживаем предложение охватить этой мерой весь бизнес и продлить ее действие, возможно, на целый год. То же – по налогу на имущество. От его уплаты освободили определенные категории, но это капля в море», – говорит спикер.

Он рассказывает, что НПП работает над общим пакетом предложений и периодически направляет его в минфин и миннацэкономики. «Наше руководство совместно с правительством принимает участие в Госкомиссии. Нам говорят: вы же понимаете, что всех освободить от налогов нельзя. Мы предлагаем: давайте сделаем это правильно, проведем корректный анализ, кто пострадал, и расширим меры поддержки», – говорит спикер.

Он считает, что необходимо расширить список оснований для признания обстоятельств форс-мажором. «Режим ЧП закончился. Но сейчас ситуация для отдельных отраслей, по сути, мало чем отличается от ЧП. Некоторые бизнесы как 16 марта прекратили работу, так до сих пор и не работают. Например кинотеатры, банкетные залы. Первый вице-премьер поддержал позицию, что карантин, локдаун, ограничительные меры надо отнести к форс-мажору, а не только ЧП. Но пока включили только ЧП», – говорит Шынгыс Темир.

И в заключение делает ремарку: признание обстоятельств форс-мажором не означает освобождение от исполнения обязательств, только – от штрафных санкций. Допускается отсрочка исполнения обязательств и контрагент может расторгнуть договор, чтобы найти другого партнера.

«Бизнес & государство» – совместный проект телеканала ATAMEKEN BUSINESS и НПП «Атамекен». К обсуждению актуальных проблем приглашаются представители различных отраслей бизнеса, Нацпалаты, госорганов. Проект выходит в эфир с апреля.

Елена Тумашова


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Что грозит бизнесу и гражданам за нарушения карантина

Одно незначительное нарушение санитарных требований может уничтожить небольшой бизнес – бизнес-омбудсмен РК.

03 Июль 2020 10:41 2285

Что грозит бизнесу и гражданам за нарушения карантина

Фото: atameken.kz

Наказание за нарушение предстоящего карантина будет более суровым. В настоящее время министерство здравоохранения готовит соответствующую нормативную правовую базу с целью отнесения вводимых санитарных требований и ограничительных мер к законодательству. В таком случае за их нарушение с 5 июля будет предусмотрена ответственность по статье 425 КоАП:

  • штраф для физических лиц составит 30 МРП (83 340 тенге);
  • штраф для субъектов малого предпринимательства – 230 МРП (638 940 тенге);
  • среднего – 310 МРП (861 180 тенге);
  • крупного – 1600 МРП (4 444 800 тенге).

«В нынешних условиях даже одно незначительное нарушение санитарных требований и ограничений может уничтожить небольшой бизнес и лишить дохода несколько семей. И здесь важно разделить ответственность между предпринимателем и физическим лицом, будь то его работник или потребитель. Нельзя привлекать к ответственности бизнесмена за то, что покупатель в магазине опустил маску на подбородок, находясь в очереди, или уборщица во время мытья пола сняла перчатки, чтобы очистить руки от хлорированной жидкости. Каждый должен нести ответственность за свою безопасность и безопасность окружающих», – написал на своей странице в сети «Фейсбук» уполномоченный по защите прав предпринимателей Казахстана Рустам Журсунов.

Он сообщил, что с момента введения режима чрезвычайного положения ведется работа по оперативной и системной защите прав предпринимателей в период пандемии.

Результатом этой работы стало то, что за незначительные формальные нарушения санитарных требований к предпринимателям стали применять наказания в виде предупреждения вместо штрафов и арестов.

«До введения режима ЧП я выступил с инициативой признать чрезвычайное положение форс-мажорным обстоятельством на нормативном уровне. На данный момент соответствующий закон находится на подписи у главы государства.

После нашего предложения Верховный суд РК подготовил рекомендации, в которых разъяснил особенности судебной практики по спорам с участием предпринимателей в период пандемии», – отметил бизнес-омбудсмен.

На площадках региональных палат сформированы специальные комиссии, которые рассматривают споры между бизнесом и госорганами, между арендаторами и арендодателями, между коммерческими потребителями коммунальных услуг и их поставщиками.

«Конечно, в спорах между предпринимателями не всегда удается прийти к какому-то консенсусу, особенно если речь идет о деньгах. Но мы все равно это делаем, и в большинстве случаев нам удается урегулировать проблему без суда.

Тем не менее невозможно охватить все сферы и защитить абсолютно каждого предпринимателя, если бизнес сам не заинтересован в соблюдении простейших правил», – подчеркнул Рустам Журсунов.

По его данным, с введения режима ЧП по 30 июня к административной ответственности за нарушения по статье 476 Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) привлечено 160 юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Санкциями по этой статье могут быть предупреждение, штраф в размере 10 МРП (27 780 тенге) либо арест сроком до 15 суток, уточнил уполномоченный по защите прав предпринимателей РК.

С прекращением режима ЧП, как пояснил бизнес-омбудсмен, к нарушителям карантина применялась часть третья статьи 462 КоАП. По ней привлечено 263 юридических лица и индивидуальных предпринимателя (причем только семь ИП было привлечено к ответственности).

«Санкции по данной статье существенно серьезнее. Если физическому лицу за нарушение постановления санитарного врача грозит штраф в размере 5 МРП (13 890 тенге), то субъект малого предпринимательства подвергался штрафу в 100 МРП (277 800 тенге), среднего – 200 МРП (555 600 тенге), крупного – 500 МРП (1 389 000 тенге). Плюс ко всему деятельность нарушителей могла быть приостановлена», – отметил Рустам Журсунов.

Саян Абаев


Подпишитесь на наш канал Telegram!