/img/tv.svg
RU KZ
DOW J 29 354,08 РТС 1 637,75 Hang Seng 29 002,59 FTSE 100 7 674,56 KASE 2 375,60 Пшеница 571,00
Погода:
-15Нур-Султан
-2Алматы
DOW J 29 354,08 РТС 1 637,75
Hang Seng 29 002,59 FTSE 100 7 674,56
KASE 2 375,60 Пшеница 571,00
В Казахстане упрощена процедура банкротства юрлиц

В Казахстане упрощена процедура банкротства юрлиц

Основанием для обращения в суд является неисполнение должником обязательств свыше четырех месяцев.   

10 Январь 2020 16:12 809

В Казахстане упрощена процедура банкротства юрлиц

Новости

Вчера
21:00

Кто против свободных митингов в Казахстане? Ток-шоу «ГРАНИ»

Вчера
19:42

Землетрясение произошло в Алматы

Вчера
19:33

Проект итогового коммюнике конференции по Ливии предусматривает санкции в отношении нарушителей режима прекращения огня

Вчера
19:17

Пользователи сообщают о сбое в работе WhatsApp

Вчера
18:55

Иран пытается самостоятельно расшифровать черные ящики сбитого украинского "Боинга"

Вчера
18:38

Больше всего жителей Алматинской области на приеме у полиции интересовала регистрация авто из ЕАЭС

Вчера
18:11

В Казахстане состоялось празднование Всемирного дня снега

Вчера
17:39

Столичный таксист присвоил деньги пассажирки, забытые в салоне

Вчера
17:17

Иран может пересмотреть отношения с МАГАТЭ, если европейские участники СВПД не выполнят своих обязательств

Вчера
16:28

Опознаны 169 жертв авиакатастрофы под Тегераном

Все новости

27 декабря 2019 года внесены изменения в законодательные акты процедур реабилитации и банкротства, бюджетного, налогового законодательства и законодательства о железнодорожном транспорте. Об этом сегодня, 10 января, сообщила пресс-служба комитета госдоходов. 

Целью принятия закона является совершенствование законодательства о реабилитации и банкротстве, освобождение компаний микро- и малого бизнеса от уплаты налога на доход сроком на три года и усиление контроля за исполнением республиканского бюджета. Закон упрощает условия для применения процедур реабилитации и банкротства путем установления четких и понятных критериев для инициаторов процедур. 

Так, для возбуждения дела о банкротстве субъекту бизнеса достаточно предоставить данные о стабильном превышении обязательств над активами, что свидетельствует о его устойчивой неплатежеспособности. 

В свою очередь, кредитор вправе обратиться в суд с заявлением о признании должника банкротом при наличии неисполненного перед ним денежного обязательства на основании вступившего в законную силу судебного акта или исполнительного документа о взыскании с должника денег либо признании долга должником. 

При этом требования к размеру денежного обязательства и длительности его неисполнения закон не устанавливает. 
Решение о применении реабилитационной процедуры или о признании должника банкротом принимается судом с учетом заключения о финансовой устойчивости должника. 
Данный документ составляется временным администратором (в деле о реабилитации) или временным управляющим (в деле о банкротстве) на основе показателей деятельности должника. Заключение содержит выводы, согласно которым должник относится к определенному классу финансовой устойчивости. 
Таким образом, устраняется неопределенность при оценке финансового состояния субъекта, что будет способствовать формированию единой правоприменительной практики. 
Кроме того, индивидуальным предпринимателям предоставлено право применить реабилитацию для восстановления своей платежеспособности во избежание прекращения предпринимательской деятельности. 
Одним из основных направлений закона также является сокращение сроков проведения процедуры банкротства, что уменьшит затраты на ее проведение и повысит степень удовлетворения требований кредиторов. 
Для этого закон предусматривает передачу отдельных полномочий собрания кредиторов комитету кредиторов.

Такой подход обусловлен тем, что собрание кредиторов затратно по времени и финансам и предполагает участие всех кредиторов, тогда как комитет кредиторов является представительным органом собрания и процедура его созыва проще. 
Положениями закона обеспечен баланс между интересами залогового кредитора и кредиторов «социальной» направленности.

Залоговый кредитор вправе принять заложенное имущество в счет удовлетворения своих требований только после погашения требований по оплате труда в размере не более трех минимальных размеров заработной платы на одного работника. 
Одним из нововведений закона является предоставление возможности должникам, длительное время фактически не осуществлявшим предпринимательскую деятельность, ликвидироваться без возбуждения процедуры банкротства при условии отсутствия доходов и имущества.

Для усиления ответственности лиц, использующих банкротство как способ ухода от исполнения обязательств, конкретизирован состав преступления (правонарушения) «Преднамеренное банкротство». В частности, сделан акцент на неправомерные действия учредителей и должностных лиц банкрота, выраженные в отчуждении и сокрытии имущества в личных интересах с целью уклонения от исполнения обязательств перед кредиторами. 
В целях улучшения качества услуг по осуществлению процедур реабилитации и банкротства профессиональным бухгалтерам предоставлено право осуществлять деятельность администратора без прохождения квалификационного экзамена. 
Законом с 1 января 2020 года по 1 января 2023 года субъекты микро- и малого предпринимательства освобождены от уплаты корпоративного (индивидуального) подоходного налога (кроме удерживаемого у источника выплаты), социального налога, единого земельного налога.

Также законом внесены поправки в Бюджетный кодекс, направленные на усиление ответственности за неэффективное использование и бюджетное планирование средств в государственном и квазигосударственном секторах.

Саян Абаев

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Марат Шибутов: «Мы сами не заметим, как окажемся в новой реальности»

О скорости принятия решений, проблеме больших ожиданий и горячих дискуссиях по экономическим реформам.

04 Январь 2020 08:00 3650

Марат Шибутов: «Мы сами не заметим, как окажемся в новой реальности»

20 декабря прошлого года на втором заседании Национального совета общественного доверия (НСОД) президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев озвучил несколько важных решений. В их числе – перевод статьи 130 «Клевета» из уголовных в административные, гуманизация 174-й статьи Уголовного кодекса (замена формулировки «возбуждение» на «разжигание» розни, смягчение финансовых ограничений для тех, кто наказан по этой статье). Также внедрение уведомительного принципа организации митингов вместо разрешительного и снижение порога для регистрации политических партий (количество необходимых для этого подписей сократилось с 40 тыс. до 20 тыс.). И еще одно, которое вполне можно назвать историческим, – присоединение ко Второму факультативному протоколу к Международному пакту о гражданских и политических правах, одному из базовых документов в области прав человека, который предполагает отказ от смертной казни.

Революция или эволюция?

Решение, касающееся партий, в общественных обсуждениях называлось половинчатым. Несмотря на это, по мнению президента научно-образовательного фонда Aspandau, Каната Нурова, в целом решения приняты кардинальные, революционные. И то, что озвучены они были именно на заседании НСОД – структуры экспертно-консультативного уровня, о многом говорит.

«Президент пошел против существующего тренда во власти. Всегда хочется сравнить с тем, как должно быть. В сравнении с тем, что мы запрашивали и как должно быть, понятно, что не все так, как мы хотели. Но по сравнению с тем, как было, я считаю, это кардинальное продвижение, и президент нуждается во всемерной поддержке гражданского общества, хотя бы в лице НСОД», – сказал Канат Нуров на заседании дискуссионного клуба TT Aspandau.

Либерализацию 174 статьи и перевод 130 статьи из Уголовного кодекса в Кодекс об административных правонарушениях Марат Шибутов, член Общественного совета города Алматы, политолог, считает, возможно, даже более важными шагами, чем изменения в партийном законодательстве.

«Учитывая практику применения этих статей, – поясняет он. – Именно эти статьи, 174 и 130, в целом очень сильно ограничивали гражданское общество (в критике властей, антикоррупционных расследованиях). И то, что вот этот дамоклов меч не будет висеть над гражданскими активистами, это очень хорошо».

Однако «почему-то нашлись противники смягчения», в основном, по словам политолога, это адвокаты.

Президент AlmaU, президент Гражданского альянса Казахстана Асылбек Кожахметов рассказал, что его первые впечатления от озвученных изменений были «ожидал чего-то большего». Но чем больше времени проходило, тем отчетливее становилось понимание: решения сделаны очень сильные и важные. И революционные. В частности, изменение принципа организации митингов и присоединение ко Второму протоколу (как сказал спикер, лет 20 говорилось о необходимости подписать этот международный документ, этого не произошло, даже когда Казахстан был председателем ОБСЕ, и вот, наконец, свершилось).

«Почему были ожидания большего? Проблема не в президенте, а в наших ожиданиях. Когда создавался НСОД, гражданское общество очень сильно критиковало и состав, и процедуры, рассматривало совет под большой лупой. Я сам встречался с президентом, два раза были заседания совета, послание было. Президент идет спокойной, сильной поступью, все его шаги направлены в одну и ту же сторону – на либерализацию», – поделился мнением спикер.

Политолог, общественный деятель Айдос Сарым придерживается мнения, что озвученные главой государства решения – эволюционные, и они «истекают из логики процесса, экономики, состояния общественных настроений, ожиданий и пр.».

«Пять законов (по которым были представлены изменения. – Ред.) определяют правила политической конкуренции. Если по ним какие-то изменения произойдут, это уже неплохо. В обществе, конечно, скопилось много негатива, ожиданий и абсолютного неприятия каких-то вещей. Стилистически Токаев другой человек, соответственно, требования к госаппарату и медиа другие. Он сказал: митинги – это нормальное явление, бояться не надо. Присоединение ко Второму протоколу – тоже заслуга главы государства, он сломал госаппарат, сказал, ничего страшного в этом нет. На рабочих группах, которые мы проводили, сложнее даже было убеждать чиновников», – рассказывает политолог.

Он предлагает за ближайшие года два-три накопить силы и энтузиазм для того, чтобы потом проводить очень серьезные экономические реформы, которые нам предстоят. А сейчас лучше пусть реформы происходят в режиме «медленно, но верно».

Почему не было резонанса в обществе?

Эксперты попытались найти ответ на вопрос, почему общество обсуждало озвученные решения не настолько бурно, как можно было бы ожидать.

Марат Шибутов видит ответ в желании быстрых перемен. «Народ ждал, что заседания НСОД будут проводиться каждый месяц. Первое было в сентябре, второе назначали на ноябрь, но потом перенесли. Все хотят, чтобы быстро, у людей такое мышление. Информационная повестка быстро забивается», – поясняет он.

Но если взять в пример то же законодательство по митингам, то изменения по нему обсуждали в Общественном совете города Алматы с 2007 года.

«И только в этом году мы смогли продвинуть. Сейчас процедурные моменты идут, это рутинно и скучно и публику не трогает. Работа, может быть, незаметная, но, тем не менее, она будет потихонечку идти. И мы сами не заметим, как окажемся в новой реальности», – говорит политолог.

«Идеология иждивенчества, в данном случае гражданского, превалирует. Мы ждем, что президент должен что-то изменить и сделать, или оппозиционеры пусть делают. А мы будем сидеть в «Фейсбуке» и писать: а надо было сделать вот так или вот так», – дает свое объяснение Асылбек Кожахметов.

По его мнению, глава государства дал «политическое добро» (обозначив, что у нас страна разных мнений, и весьма показательно то, что между заседаниями НСОД прошло всего три с половиной месяца, а столько решений уже принято). Это то, что требуется от президента как от первого руководителя страны. Теперь дело – за гражданским обществом, именно оно должно поддерживать реформы, активно проводить их в жизнь, требовать.

По мнению Каната Нурова, запрос на демократизацию в обществе есть – с этим нет смысла спорить. Синдром выученной беспомощности частично тоже все-таки присутствует.

«Но главная причина, почему гражданское общество было пассивно, – его политическая незрелость, потому что оно не определяет законодательную и судебную власть. Сейчас, по сути, идет борьба между гражданским обществом и правительством за главную должность в стране. Президент сегодня – это новый элемент в политической системе. Если он получит поддержку гражданского общества, мы действительно получим новую реальность», – уверен президент «Aspandau».

Айдос Сарым также считает, что запрос на демократию в обществе есть, общество зреет, власть это понимает и делает шаги, чтобы соответствовать ожиданиям.

«Это хороший стресс-тест для режима, посмотрим, как будут проходить следующие президентские выборы, если режим останется, тогда можно будет говорить о больших вещах. Любой транзит сопровождается так называемыми рисками либерализации: люди хотят понять, где пределы допустимого, специально провоцируют и с той, и с другой стороны», – говорит политолог.

С политикой легко, с экономикой – сложнее

«Я поддержал идею ввести в составы советов директоров социально значимых предприятий квазигосударственного сектора представителей гражданского общества. Правительству предстоит провести все необходимые процедуры отбора и внести кандидатуры на согласование до 1 марта 2020 года», – сказал Касым-Жомарт Токаев 20 декабря.

Как рассказал Асылбек Кожахметов, предложение включить общественников в советы директоров исходило от Гражданского альянса Казахстана

«Говорят: что может сделать один человек? Один человек может сделать очень много. Нужна открытость цифр по квазигоссектору. По оценкам, 60-70% экономики Казахстана там. Простая прозрачность заставит принимать больше нужных решений», – уверен спикер.

По его словам, теперь основная задача – найти людей компетентных и готовых отчитываться перед гражданским обществом.

Еще одно предложение организации касалось гражданского контроля. Сейчас формой такого контроля является общественный совет, но требуется доработка в плане состава и полномочий.

«В 2020 году ожидаются изменения в закон об общественных советах. Я вхожу в общественную группу, которая эти изменения инициирует», – рассказывает Асылбек Кожахметов.

Также предстоит проработка концепции слышащего государства. «Моя миссия как представителя гражданского общества – чтобы она была создана, и чтобы создали ее мы. На последней комиссии правительство предложило свой вариант. Я сказал, это пустышка – на полторы страницы. Концепция слышащего государства гораздо мощнее», – уверен он.

Озвученные Касым-Жомартом Токаевым на втором заседании НСОД решения по законодательной части – это первый пакет политического блока. Как рассказал Марат Шибутов, теперь предстоит обсуждение и формирование предложений еще по 28 законам и двум концепциям.

По мнению Айдоса Сарыма, второй пакет политической корзины должен быть международным, и в него необходимо включить те конвенции и договора, которые «Казахстан все эти годы избегал подписывать». Третий пакет, на взгляд политолога, следует наполнить вопросами местного самоуправления, маслихатов и пр.

Однако помимо политического блока, есть еще две корзины – экономических и социально-культурных реформ.

«Если по политическим вопросам есть какое-то видение, больших дискуссий там нет, то по экономике и социально сфере идут самые горячие дискуссии. Экономические реформы, возможно, самые сложные, и по ним, к сожалению, нет большого понимания. Вот туда надо вкладываться, если мы что-то хотим изменить. Социально-культурный блок, может быть, еще более важный, сюда входят образование, здравоохранение, здесь нужны большие идеи, и несколько пакетов предложений», – считает Айдос Сарым.

Есть огромное количество очень актуальных проблем, которые важны с точки зрения интересов людей и в которые, по его словам, надо «зубами вцепляться». Это вопросы имущества, земли, выборов в маслихаты (что, на взгляд политолога, еще важнее, чем президентские выборы).

В вопросах бизнеса, экономики, образования, здравоохранения нужна помощь, потому что «есть шанс более или менее концептуализированные программы или идеи двигать».

Елена Тумашова

Зачем власть декриминализирует клевету?

Сейчас максимальное наказание по этой статье может составить штраф до 3000 МРП либо лишение свободы на срок до трех лет.

23 Декабрь 2019 08:00 1087

Зачем власть декриминализирует клевету?

В действующей редакции Уголовного кодекса РК статья 130 «Клевета» содержит три пункта, отражающих тяжесть совершенного деяния. Варианты наказания: штраф, исправительные работы, ограничение свободы, лишение свободы.

Распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица и подрывающих его репутацию, наказывается штрафом до 1000 МРП, либо исправительными работами в том же размере, либо ограничением свободы на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок.

В 2019 году размер месячного расчетного показателя составил 2525 тенге, с 1 января 2020-го – 2651 тенге. Таким образом, штраф по этому пункту в 2019 году превышал 2,5 млн тенге (и превысит 2,6 млн тенге, если размер оставят прежним).

Если же клевета была публичной или же для этого использовали средства массовой информации или сети телекоммуникаций, то наказание увеличивается вдвое: штраф или исправительные работы – до 2000 МРП (более 5 млн тенге в 2019 году), ограничение или лишение свободы – на срок до двух лет.

Если же к описанным выше деяниям добавляется обвинение в коррупции, совершении тяжкого или особо тяжкого преступления или если это влечет тяжкие последствия (в их числе, например, смерть или самоубийство потерпевшего, причинение тяжкого вреда здоровью, причинение крупного или особо крупного ущерба и пр.), то наказание увеличивается втрое. То есть это может быть штраф, или исправительные работы на сумму до 3000 МРП (более 7,5 млн тенге в 2019 году), либо ограничение или лишение свободы на срок до трех лет.

Президент Касым-Жомарт Токаев на втором заседании Национального совета общественного доверия в пятницу, 20 декабря, озвучил решение перенести статью о клевете из Уголовного кодекса в Кодекс об административных правонарушениях. Некоторые общественники и правозащитники выступали за сохранение нормы, ряд госорганов предлагал только изменить первую часть статьи. Было организовано несколько рабочих обсуждений.

«На примере дискуссии по данной норме можно увидеть, насколько сложно зачастую найти единое решение, ведь необходимо учесть все моменты», – сказал глава государства.

Inbusiness.kz спросил политологов, что они думают по этому поводу.

Политолог Айдос Сарым:

– Тема декриминализации клеветы давно обсуждается в обществе, особенно среди журналистов. Традиционные медиа – газеты, журналы, телевидение – это «корпорации», которые обладают, может быть, наивысшей степенью этичности и подготовленности. Люди учатся годами, чтобы получить профессию журналиста. Поэтому заведомо, скажем так, делать их виноватыми (бездоказательно обвинять в распространении ложной информации. – Ред.) не очень правильно.

В отличие от социальных сетей – явления относительно молодого, по сути, большого пузыря, который когда-нибудь сдуется, – СМИ выдержали проверку временем. Наши старейшие газеты или приближаются, или уже пережили столетний рубеж. В следующем году 100 лет исполнится старейшему информационному агентству. Телеканалы насчитывают историю в несколько десятков лет. Это во-первых.

Во-вторых, в том политическом тренде, в котором мы жили, многие законы – о партиях, о СМИ и т. д. – принимались для того, чтобы не допускать какой-либо критики, журналистских расследований и прочего. Власть, насколько я понимаю, теперь заинтересована в обратном. То, что происходит сейчас, можно назвать либерализацией, демократизацией в целом. И этот шаг – решение со статьей о клевете – это демонстрация готовности работать с обществом, с медиа, понимание ответственности вообще. Я так это понимаю.

Декриминализация статьи о клевете вовсе не означает, что люди лишаются инструментов защиты своих прав. Они смогут подавать в суд, выигрывать – это остается.

Но сама по себе эта статья – знаковая (в кавычках). Если посмотреть на опыт общения государства и медийного сообщества, то можно увидеть, что достаточно долгое время профессиональные организации говорили о том, что эта статься является одним из ограничителей свободы слова. Можно посмотреть историю статьи и убедиться, что в основном по ней осуждали журналистов.

Не знаю, каким будет размер штрафов, когда статья перейдет в разряд административных. История знает разного рода штрафы, которые были обременительными и приводили к закрытию медиа.

Мне кажется, каждый взрослый человек, каждый журналист знает меру и степень своей ответственности. Если ты как журналист уверен в своей правоте – ты пишешь (статью. – Ред.), если же переходишь границы и публикуешь недостоверную информацию, – плати из собственного кармана. Если речь идет о заказах и клевете, ну, можно поставить большие штрафы. Это нормальная практика. И это лучше, чем сажать людей.

Политолог Максим Казначеев:

– Мне представляется, что идея декриминализации клеветы нацелена на дальнейшее смягчение общественных и внутриполитических процессов.

Второй Президент продолжает работать по линии налаживания контактов с обществом в широком смысле этого слова. И в этом плане переход клеветы в разряд административных правонарушений будет в значительной степени смягчать действия властей.

При этом необходимо принять во внимание то, что в ближайшем будущем будут разворачиваться и интенсифицироваться внутриполитические процессы, связанные как с выборами в парламент, так и с выборами в местные законодательные органы. Понятно, что внутриполитическая борьба накалится, и для того, чтобы заранее смягчить позиции конкурирующих внутриэлитных игроков, президент выступает с такой инициативой.

И она будет в этом плане остаточно органично смотреться. Потому что в противном случае инструменты законодательного давления, то есть судебных преследований, будут использоваться разными игроками для решения внутриполитических задач.

В этом смысле особых рисков я не вижу (в том, что клевета будет декриминализирована. – Ред.).

Единственное, необходимо отметить, что смягчение и декриминализация закона о клевете, приведет к некоторому обострению комментариев в СМИ. То есть появится возможность использовать различного рода новые технологии, технологии черного пиара.

Но если смотреть масштабно – в плане функционирования внутриполитической системы, – то действующей власти это может быть даже выгодно. Потому что появится возможность наработать на противоречиях интересов ключевых внутриполитических конкурентов. И таким образом в среднесрочной перспективе – в период предстоящих избирательных кампаний, то есть в ближайшие два-три года – сформировать из второго президента полноценную внутриэлитную арбитражную фигуру.

Решение со статьей о клевете на самом деле многофакторное, системное. Оно, во-первых, работает на формирование имиджа власти (попытка «заигрывать» с общественным настроением), во-вторых, это хороший инструмент в рамках внутриэлитной работы – с различного рода игроками.

То есть принимая такое решение, власть и внешние проявления (эффекты от декриминализации клеветы. – Ред.) постаралась учесть, и в то же время определенную практическую выгоду она от этого тоже получит.

О митингах и парламентской оппозиции

Отметим, что помимо решения о декриминализации клеветы, Касым-Жомарт Токаев озвучил еще несколько важных решений.

В частности, он сказал, что разработан «концептуально новый» проект закона «О мирных собраниях», и что пора приступить к внедрению уведомительного принципа организации митингов и прививать общественному сознанию культуру митингов.

Кроме того, глава государства предложил снизить порог для регистрации новых политических партий: сейчас для этого нужно, чтобы в составе партии было 40 тыс. членов, президент предлагает сократить необходимое количество до 20 тыс.

Также глава государства говорил о введении института парламентской оппозиции, о том, чтобы председателями комитетов в парламенте были представители других партий. «Для этого мы должны развивать альтернативность законодательной власти», – сказал президент. В законодательство о выборах и партиях будут постепенно вноситься поправки.

Елена Тумашова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: