Волшебство бархатного баритона | Inbusiness
/img/tv.svg
RU KZ
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 280,65 Пшеница 465,40
$ 383.01 € 430.12 ₽ 6.1
Погода:
+35Нур-Султан
+28Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 280,65 Пшеница 465,40
Волшебство бархатного баритона

Волшебство бархатного баритона

4763 25 Февраль 2017 15:44

Давид Гвинианидзе дал единственный концерт в западно-казахстанском городе и покорил местную публику сольной программой, посвященной мэтру оперной и эстрадной сцены Муслиму Магомаеву.

Волшебство бархатного баритона

Автор: Семен Данилов

Великому маэстро советской сцены, оперному и эстрадному певцу Муслиму Магомаеву в этом году исполнилось бы 75 лет. Несмотря на то, что жизнь его оборвалась в 66, песни продолжают жить… Известный баритон Давид Гвинианидзе, президент и художественный руководитель фонда «Таланты мира», который активно возрождает грузинскую музыку, намерен объездить весь мир с песнями легендарного Муслима Магомаева. Он уже побывал с концертом в США, в расписании после Казахстана значится Россия. Летом планирует доехать до Австралии, Китая и Израиля, а осенью с выступлениями объездить страны постсоветского пространства.

Концертный репертуар включает в себя самые известные песни Муслима Магомаева: «Пока я помню – я живу», «Будь со мной», La Spagnola, Besame mucho, «Скажите, девушки», «Серенада Трубадура» из мультфильма «По следам Бременских музыкантов», бесспорный хит – «Мелодия», музыку к которой написала Александра Пахмутова, и Delilah («Делайла»), которую впервые исполнил Том Джонс, а затем и Муслим Магомаев.

«Вкратце песня «Делайла» о том, что он ее любил, она ему изменила, он ее убил. Чем не грузинская песня?» – разъяснил баритон казахстанским зрителям перед исполнением самой песни.  

Одно из отделений концерта в Актобе Давид Гвинианидзе посвятил знаменитому советскому армянскому композитору Арно Бабаджаняну, который писал музыку к песням из репертуара Магомаева. Он исполнил лирическую «В нежданный час», зажигательные «Улыбнись» и «Море зовет» в стиле танго, эмоциональную «Твои следы», поднимающую настроение «Солнцем опьяненный» и заставляющую немного взгрустнуть и задуматься «Позови меня», а как логическое завершение песню «Ноктюрн», слова к которой написал Роберт Рождественский по просьбе Иосифа Кобзона уже после смерти композитора, и которую впервые исполнил сам Кобзон.

«Этот композитор написал для Муслима огромное количество бессмертной музыки. Иосиф Кобзон, который дружил с Бабаджаняном, рассказал, что Арно очень любил Муслима, и все самое лучшее и красивое он писал для него. Красота и глубина музыки композитора Бабаджаняна, несомненно, в лирике. Но были у него не только лирические, но и довольно мажорные произведения, которые сразу подхватывал народ», – отметил исполнитель.

По окончании концерта нам удалось поговорить с Давидом Гвинианидзе тет-а-тет.

- Давид, как вы пришли в музыку? Как и все дети – музыкальная школа со скрипкой или пианино – либо же было нечто другое?   

- У меня был довольно сложный путь. И, наверное, судьбоносный, потому что родители не позволяли мне заниматься музыкой. Отец у меня – академик, а мама – врач. Они даже не понимали, откуда у меня родилась эта идея заниматься музыкой. Но я с шести лет пел в ансамбле. Сначала это было смешно и жутко. Однако постепенно я набирался опыта. Когда вы почувствуете пыль сцены и кулис, не сможете уже от этого отказаться. Вы начинаете понимать, как это прекрасно. Когда я заканчивал среднюю школу, то уже знал, что не могу без музыки, без пения. Я пел в ансамбле «Алионе» («Рассвет»). В школе был капитаном команды КВН, играл в театральных кружках. Видимо, мой нынешний образ сформировался с детства. Не специально его формировал я, а так получилось.

В детстве родители меня отдавали в спортивные секции – баскетбол и плавание, а также на танцы. Но все равно мой выбор остановился на музыке, на пении. Хотя, когда я учился в музыкальной школе на отделении фортепиано, скажу честно, не очень любил заниматься. Но когда мне пришлось поступать в консерваторию, то срочно пришлось все вспоминать и заново экстерном пройти курс обучения. В конечном итоге в консерваторию поступил и окончил ее, как видите, не зря.

- Какая ваша самая весомая победа на конкурсе?

- 2002 год, Москва, Колонный зал Дома союзов. Там проходил международный конкурс исполнителей русского романса «Романсиада», на котором я удостоился первой премии. Затем последовали другие конкурсы. Но «Романсиада» – это самая значимая победа.

- Насколько я знаю, после окончания академии в 2000 году вы получили приглашение от оперного театра Ньюпорта (Великобритания) и ряда европейских оперных театров, но ответили на них отказом. Вам 22 года, молодой перспективный артист, такие заманчивые предложения – и вдруг отказ. Почему?

- Ньюпорт, еще Швейцария, где есть небольшой город с оперным театром. Скорее всего, я в тот момент просто испугался уехать за границу, потому что не настолько хорошо знал английский язык. Там для меня все было чужое. Хотя, возможно, зря отказался. В тот же 2000 год я приехал в Москву, которая для меня была гораздо роднее дальнего зарубежья и как-то еще ассоциировалась со столицей когда-то большого и единого государства. То есть не воспринималась как заграница. Там сразу же после первого тура прослушивания меня приняли солистом московского театра «Новая опера».

- Когда вы учились на 2-м курсе консерватории, то судьба свела вас с телевидением. Вы были ведущим грузинского ТВ, выступая еженедельно в собственной авторской передаче «Тенор», рассказывающей широкой аудитории о классической музыке, оперных звездах, композиторах, спектаклях. Расскажите немного об этом.

- Это было на телевидении Аджарии, которое сейчас транслируется по всему миру. Да и в то время оно уже было спутниковым. Назывался канал «Кутаиси». Я работал там корреспондентом и делал сюжеты для первого канала грузинского ТВ. Для чего? Чтобы утвердиться в своей профессии. Журналистского образования у меня не было и нет. Но я помню фразу, сказанную моей мамой: «Надо быть сильным в своей профессии, и ты сможешь быть прекрасным журналистом в этом направлении, если, конечно, сам захочешь». У меня еще была мечта – закончить журфак. В школе я довольно неплохо писал сочинения. Даже за сестру писал (смеется). Программа «Тенор» получила широкий общественный резонанс и после нескольких выпусков транслировалась не только по национальному, но и международному кабельному телевидению. Когда я ушел с телевидения, конечно, программа закрылась, но до сих пор есть записи передач на YouTube.

- В 2006 году вы создали благотворительный фонд «Таланты мира», где являетесь президентом и художественным руководителем. Что это за фонд и какие задачи ставятся перед ним?

- Мне кажется, что фонд «Таланты мира» – моя большая и самая лучшая работа в жизни. Потому что благодаря этой организации огромное количество людей имеют возможность окунуться в мир музыки не только в Москве и каких-то других мегаполисах. Мы работаем даже в городах, где население не превышает 20000 человек. 

На протяжении 15 лет существования этой организации мы реализовали огромное количество проектов по всему миру. Сейчас наша задача – занять свое место практически в глобальном масштабе, переместиться на известные мировые сцены, такие как Большой зал Московской консерватории, Московский международный дом музыки. В США в апреле у нас будет Kimmel Center (Филадельфия) – один из лучших концертных залов мира. Осенью запланирован Carnegie Hall (Нью-Йорк). В настоящее время ведутся переговоры с Австралией и другими странами.

- Ваш фонд получает какую-либо поддержку? Есть ли меценаты?

- Знаете, в России не очень принято обращаться к спонсорам, поэтому организация работает, и, слава Богу, у нас есть уже такой авторитет, что мы можем выживать. Хотя во время кризиса в начале этого столетия мы испытывали трудности. Теперь это в прошлом. Честно говоря, я не могу вам назвать каких-либо меценатов. Но нас очень часто поддерживает правительство Москвы. Например, в этом году 20 февраля открылся III Всемирный Шаляпинский фестиваль, и для нас сделали рекламу за счет московского правительства. А она стоит несколько миллионов рублей. По всей российской столице размещены наши билборды, нам предоставили огромные возможности по наружной рекламе. Иногда нас поддерживает министерство культуры РФ, иногда администрация президента. Кстати, Шаляпинский фестиваль поддержало правительство Псковской области. То есть больше всего нам помогают государственные структуры.

- Вы сейчас служите в каком-то театре или же в свободном плавании?

- Слава Богу, сейчас я не служу ни в одном из театров. Меня не устраивает жить в каких-либо рамках, поймите правильно. Сейчас уже я сам веду переговоры с оперными театрами. В настоящий момент есть договоренность с тремя солистами Metropolitan Opera, которые выступят в четырех российских оперных театрах: в Уфе, Саранске, Йошкар-Оле и Московском международном доме музыки. Хотя оперные театры довольно часто приглашают меня исполнить какие-то партии. 

- Встречались ли вы с Муслимом Магомаевым?

- Нет. У меня как-то не получилось. Мы должны были с ним встретиться на концертах и познакомиться лично. Последний раз встречу назначили в Екатеринбурге на концерте, но он не смог приехать туда. А вскоре его не стало.

- Почему вы выбрали именно этот репертуар?

- У меня очень много проектов в честь этого легендарного артиста. И в моем репертуаре очень много песен из репертуаров Муслима Магомаева. Эту программу мы решили сделать основной для русскоговорящей публики. Есть города, где пройдут мои концерты, допустим, в Тайване и других городах мира, в которых нет русскоговорящей публики. Там будет другой репертуар – мы его поменяем на более классический. В свой юбилейный год я решился сольно исполнить его песни и приехать в Актобе.       

- Вы на одной сцене пели с такими выдающимися солистками, как народные артистки СССР Мария Биешу и Нани Брегвадзе, а также оперной примадонной США Патрицией Миллер. Каково выступать вместе с такими звездами?

- Мария Лукьяновна – это, действительно, легенда советской оперы. Ее благословляла сама Мария Каллас, одна из величайших оперных певиц XX века. Мы с ней очень долго дружили. Я приехал на ее последний фестиваль, где она уже не вставала, а через полгода ушла из жизни. Она была очень простым человеком. То же самое могу сказать и про Нани Георгиевну. Это человек потрясающей доброты. Постоянно улыбается, подбадривает, говорит ласковые слова. Многие великие артисты очень простые в жизни.

- Какое дальнейшее гастрольное расписание?  

- После Актобе – Орский драматический театр (Россия), потом концерт в Костанае, далее города Российской Федерации. Если сейчас у меня только два концерта в вашей стране (Актобе и Костанай), то осенью планирую вернуться и провести гастроли в масштабе всего Казахстана, включая, конечно, Астану и Алматы. Сейчас я живу в Нью-Йорке, поэтому решил получить еще дополнительно образование в американской консерватории. По этой причине мне не удается уезжать надолго из США.

- А журналистское образование уже не хотите получить?

- А что, есть какие-то предложения (смеется)? С большим удовольствием!       

Семен Данилов

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: