/img/tv1.svg
RU KZ
Hang Seng 23 954,47 KASE 2 253,53
FTSE 100 5 677,73 DOW J 23 438,35
РТС 1 114,60 Brent 33,64
Всемирный банк предупредил о новом кризисе. Зацепит ли он Казахстан?

Всемирный банк предупредил о новом кризисе. Зацепит ли он Казахстан?

О новой рецессии в 2020 году экономисты говорят довольно давно и даже прозвали ее «суперкризисом».

02 Январь 2020 14:30 7207

Всемирный банк предупредил о новом кризисе. Зацепит ли он Казахстан?

Автор:

Ольга Фоминских

Эксперты Всемирного банка предрекли миру очередной кризис, который станет масштабнее и тяжелее, чем предыдущие.

В банке проанализировали самые крупные мировые кризисы за последние полвека и пришли к выводу, что новый глобальный кризис зародится в Китае, пишет РИА Новости.

Главную проблему Всемирный банк видит в стремительном росте долговой нагрузки во всем мире, как в частном, так и государственном секторе. Объем мирового долга уже достиг 246 трлн долларов. Это абсолютный рекорд, более чем в три раза превышающий глобальный ВВП. Особые опасения вызывают непогашенные обязательства развивающихся стран.

«Всемирный банк подчеркивает, что в последние десять лет главным генератором нового долга был Китай», – пишут РИА Новости.

Вопрос о том, что мировой кризис разразится в 2020-м, обсуждается давно. В сентябре 2018 года инвестбанк JPMorgan Chase назвал кризис 2020-го суперкризисом, который приведет к массовым беспорядкам и перебоям с продовольствием.

Есть ли опасения для Казахстана попасть в волну финансового кризиса в предстоящем году, рассказали эксперты.

По словам генерального директора DAMU Capital Management Мурата Кастаева, предпосылки для наступления глобальной экономической рецессии всерьез обсуждались инвесторами в начале осени. Однако политика ФРС и других мировых центробанков по снижению ставок и достижение первой фазы торговой сделки между США и КНР оказало поддержку финансовым рынкам. Риски замедления мировой экономики снизились.

«В этом году ожидается продолжение центробанками мягкой монетарной политики, а в преддверии выборов президента США Трамп заинтересован в новых успехах в торговой войне с Китаем, поэтому вполне вероятно, что мы увидим очередные договоренности. Пока взгляды инвесторов на 2020 год сдержанно оптимистичны. С другой стороны, рынки растут уже десятилетие без серьезных спадов, поэтому коррекция давно назрела. Пока ожидания инвесторов таковы, что глобальное замедление роста или даже рецессия отодвинулась на 2021 год», – пояснил эксперт.

Одновременно, напомнил он, казахстанская экономика является частью (и совсем небольшой) мировой экономики, поэтому на ней будут сказываться глобальные тренды.

«Замедление роста основных экономик скажется на снижении цен на нефть – главном индикаторе самочувствия казахстанской экономики. Напротив, стабильные цены на нефть обеспечат и стабильность экономического роста», – подчеркнул он.

Начальник отдела инвестиционного анализа «Астана-Инвест» Серик Козыбаев считает, что предпосылок для глобального финансового кризиса пока нет.

Он также отметил, что на острие внимания находятся торговые диспуты между двумя сверхдержавами.

«В случае если стороны не договорятся и конфликт будет обостряться, это может негативно отразиться на глобальной экономике. И финансовый сектор может пострадать, например, темп роста мирового ВВП может снизиться, но называть это финансовым кризисом, как, например, кризис в 2008 году, я бы не стал. Вполне возможно, что фондовый рынок и цена на нефть вполне могут скорректироваться, но не думаю, что стоит ожидать резкого сильного обвала цен», – отмечает Серик Козыбаев.

Разумеется, отметил он, падение цен на энергоносители негативно может сказаться на бюджете Казахстана, но как заявляли официальные лица страны, 50-60 долларов за баррель – приемлемый уровень для Казахстана. «Тем более что в стабильных ценах на нефть заинтересовано уж очень много стран. Я имею в виду ОПЕК, ОПЕК+, Россию, в частности, договоренность которых о сокращении добычи, может дать твердую поддержку цене на нефть», – полагает аналитик.

В «Финам» считают, что в 2020 году, несмотря на попытки ведущих мировых центробанков залить рынки деньгами, им вряд ли удастся добиться значительного повышения роста глобальной экономики и данные меры всего лишь отсрочат ее рецессию.

«В свою очередь не стоит забывать о том, что в 2020 году в Соединенных Штатах пройдут президентские выборы и фактор предвыборной гонки, в рамках которой демократы усилят давление на Трампа, будет причиной повышенной волатильности на мировых финансовых и сырьевых рынках», – отметили в инвесткомпании.

Тем временем эксперты Всемирного банка считают, что в 2019 году благодаря стабильному внутреннему спросу ВВП Казахстана, скорее всего, увеличится, приблизительно на 4%, аналогично показателю роста ВВП прошлого года. Но на фоне нарастания рисков внешней среды и уязвимости перед экономическими шоками ожидается некоторое замедление роста в 2020 году – до 3,7%.

Ольга Фоминских

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Коронавирус и нефть подкосили казахстанскую экономику

Мурат Темирханов о том, поможет ли план правительства преодолеть кризис.

03 Апрель 2020 13:14 1914

Коронавирус и нефть подкосили казахстанскую экономику

Казахстан сегодня оказался в буквальном смысле между молотом и наковальней. С одной стороны, стране необходимо противостоять распространению коронавируса, а с другой – жить в условиях низких цен на нефть и «дешевого» тенге. Вчера стало известно, что пакет антикризисных мер будет увеличен с 4,4 трлн тенге до 5,9 трлн тенге. О том, как сегодня выглядит экономика Казахстана и поможет ли план правительства преодолеть кризис, рассказал финансист, экономист, FCCA Мурат Темирханов.

– Мурат Рахжанович, как Вы считаете, что сегодня происходит в экономике Казахстана?

– В отличие от стран с диверсифицированной экономикой, пандемия коронавируса наносит Казахстану двойной удар. Первый – карантинные меры, и здесь мы ничем не отличаемся от других стран. Это приводит к тому, что большая часть компаний, особенно в секторе МСБ, приостанавливают свою работу. Бизнес вынужден снижать свои переменные расходы, и прежде всего это касается сокращения штата, снижения зарплат и отправки сотрудников в неоплачиваемый отпуск. В итоге доходы большинства работающего населения падают, многие теряют работу, что сказывается на потребительским спросе, а это уже влияет на всю экономику в целом. В результате страдают даже те компании, которые активно работали во время карантинных мер.

Второй удар по нашей экономике наносит падение цен на нефть и другое сырье, которое экспортирует Казахстан. Такое негативное влияние присуще уже узкому кругу стран – экспортеров нефти. В результате при падении цен на сырье девальвирует тенге, растет инфляция и падают реальные доходы населения. Снижаются темпы роста, или даже происходит спад не только в сырьевой части экономики, но и в несырьевой. Из-за снижения доходов от экспорта нефти и спада в экономике очень сильно страдает государственный бюджет, налоговые и прочие доходы которого резко падают. Это упрощенная картина того, что сейчас происходит в экономике.

– Как Вы считаете, как долго может продлиться этот кризис?

– Трудно давать прогнозы по срокам. Но очевидно, что у этого кризиса есть несколько положительных особенностей по сравнению с предыдущими. Первая – как только прекратятся карантинные меры в Казахстане и у его основных торговых партнеров, деловая активность постепенно начнет восстанавливаться. В этот период рост нашей экономики будет сдерживаться упавшими реальными доходами населения и низкими ценами на нефть.

Другая положительная особенность этого кризиса заключается в том, что, когда власти вводят карантинные меры, они прекрасно понимают их негативные последствия для экономики. Поэтому каждая страна предпринимает ряд мер, направленных на то, чтобы помочь бизнесу и населению, а также предотвратить «лопание» различных «мыльных пузырей» на рынке. То есть правительство хорошо контролирует экономическую ситуацию и делает все, чтобы после карантина экономика как можно быстрее вернулась в нормальное русло.

Помимо этого, сейчас мы всем миром боремся с коронавирусом и государства стараются помогать друг другу. Поэтому вероятно, что после прекращения карантина совместные усилия в борьбе с пандемией скорее улучшат, чем ухудшат торговые отношения между странами. В результате таких мер экономический кризис во всем мире быстро пойдет на спад.

– Как долго может продлиться карантин?

– Судя по подсчетам экспертов, карантинные меры в разных странах будут в среднем продолжаться по два-три месяца. В худших случаях они могут быть продлены до полугода. То есть прямое негативное влияние карантинных мер на любую экономику будет достаточно краткосрочным, а также управляемым со стороны правительств этих стран.

– То есть, как только карантин закончится в Казахстане и в странах – торговых партнерах, ситуация быстро наладится?

– Не думаю, что это быстро произойдет, поскольку во время карантина доходы бизнеса и населения сильно упадут, из-за чего спрос и бизнес-активность в экономике будут восстанавливаться постепенно. Как только спрос в Казахстане и во всем мире восстановится до прежних уровней, тогда можно будет говорить, что жизнь налаживается. Но на нашу экономику будут дополнительно влиять цены на нефть, которые могут остаться на низком уровне из-за нефтяной войны между Россией и Саудовской Аравией или из-за других геополитических событий.

– Насколько в таких условиях актуальны и своевременны меры нашего правительства?

– Изначально было много споров относительно антикризисных мер. На днях глава государства объявил о дополнительном пакете мер и расширении прежнего, после этого вопросов стало меньше, но, тем не менее, они остались.

Очень важно различать два направления антикризисных мер.

Во-первых, это прямая поддержка для компаний и людей, чей доход пострадал из-за карантинных и прочих мер, связанных с коронавирусом.

Во-вторых, это макроэкономическая поддержка всего населения и всего бизнеса в связи с негативным влиянием падения цен на нефть и другое сырье, экспортируемое из Казахстана. Объявленный антикризисный план не разделен по таким направлениям, поэтому трудно понять, чего хочет достичь правительство по каждой мере.

Если говорить о мерах поддержки из-за карантина, то они достаточно простые и краткосрочные. Здесь самое важное для государства каким-то образом возместить упавшие доходы во время карантина, причем живыми деньгами, а не различными льготами. Проще говоря, помочь пострадавшим пережить этот период. Сразу после карантина правительству надо будет простимулировать спрос и восстановление бизнес-активности.

Самая большая проблема этой финансовой помощи заключается в том, в какой сумме, как быстро и справедливо (без бюрократии) распределить безвозвратную финансовую помощь от государства. Ситуация осложняется и наличием высокой доли теневой экономики в Казахстане. С этой точки зрения в последнем выступлении президента по антикризисным мерам мне понравилось то, как власти собираются дать деньги самозанятому населению.

– А какие антикризисные меры потребуются для борьбы с последствиями от низких цен на нефть?

– Здесь тоже используются довольно стандартные меры, и осуществляются они на уровне денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики. Для стимулирования экономики Нацбанк должен был снизить базовую ставку и уменьшить ограничения по доступу к своей ликвидности. Чтобы «заменить» упавший потребительский спрос, правительство должно было увеличить свои расходы, что оно, в принципе, и собирается сделать. Однако здесь очень важно понимать, куда направить такое расширение госрасходов, чтобы эффект на экономику был максимальный. Например, один из эффективных вариантов – это увеличение госрасходов на строительство продуктивной инфраструктуры, которая дает мультипликативный эффект на всю экономику и увеличивает занятость населения во время кризиса.

Сегодня борьба наших властей с кризисом, связанным с низкими ценами на нефть, вызывает много вопросов. Например, Нацбанк вместо снижения базовой ставки, как я говорил, сделал совершенно противоположное. То есть он не дает банкам кредитовать экономику, а правительство, с другой стороны, расширяет льготное государственное кредитование. Возникает вопрос: где логика?

Было объявлено, что правительство потратит $10 млрд на антикризисные меры. Это очень большая сумма. Однако с точки зрения стимулирования экономики после карантина эффективность некоторых предложенных мер вызывает очень большие сомнения.

– В одной из своих статей Вы писали, что, помимо антикризисных мер, государству необходимо ускорить структурные реформы…

– Да, сегодняшний кризис еще раз показал, что в Казахстане была и остается очень глубокая зависимость экономики от нефти, которая практически не изменяется после кризиса 2008-2009 годов. И это несмотря на громадные суммы госбюджета и Нацфонда, потраченные на множество госпрограмм, которые прямо или косвенно должны были ускорить рост диверсификации экономики и развитие сектора малого и среднего бизнеса.

Если посмотреть текущие предложения правительства по экономическим реформам, то с точки зрения развития предпринимательства, конкуренции и разгосударствления экономики можно обнаружить, что новые меры на самом деле старые. Они принципиально не поменялись за последние десять лет.

На мой взгляд, настало время критически подойти к текущим и планируемым мерам правительства и кардинально пересмотреть подходы к реформам в стране. Особенно беспокоит то, что президент в своей речи по поводу кризиса сказал о возможности введения мобилизационной экономики. Одновременно внештатный советник главы государства заявил, что развитие рыночной экономики – это уже старые стереотипы и в стране нужно стоить «карантинный капитализм» с протекционистским характером экономической политики. Сам по себе термин «карантинный капитализм», изобретенный советником, смешно звучит. Однако из его пояснений можно понять, что суть этого термина во многом напоминает понятие мобилизационной экономики. То есть фактически предлагается ограничить рыночные механизмы в экономике и усилить влияние и расширить участие государства в бизнес-деятельности Казахстана. Если это так, то это очень большая ошибка!

Казахстан уже имеет негативный опыт расширения участия государства в экономике. Один из ярких примеров – индустриализация. Сразу после кризиса 2008-2009 годов была разработана госпрограмма по форсированному индустриально-инновационному развитию Казахстана на 2010-2014 годы (ФИИР). Эта программа как раз была построена исходя из подавляющей роли государства в индустриализации страны. В программе уделялось мало внимания развитию конкуренции и частной предпринимательской инициативы. Однако в ней чиновники решали, куда инвестировать нефтедоллары Нацфонда и какой бизнес станет конкурентоспособным. По мнению властей, главную роль в ФИИР должны играть госкомпании и государственные финансовые организации. Причем это касалось не только программы ФИИР, это была общая тенденция экономической политики государства. Именно после кризиса 2008-2009 гг. очень сильно выросла роль и доля государства в рыночной экономике Казахстана.

В результате такой политики в стране до сих пор нет прогресса с диверсификацией экономики. У нас все еще плохо развито частное предпринимательство, особенно в секторе МСБ.

– Каковы Ваши предложения по изменению подходов в структурных реформах страны?

– Главное изменение в подходах к реформам заключается в том, что властям необходимо прекратить поддерживать развитие бизнеса нерыночными мерами. Наоборот, необходимо максимально усилить конкуренцию, как на внутреннем рынке, так и с зарубежными компаниями. Тогда будут уходить неэффективные компании, а на рынок выйдут новые и эффективные организации.

Параллельно государство должно увеличить инвестиции в человеческий капитал и инфраструктуру, что является базой для развития предпринимательства.

В своих стратегических документах наши власти ставят перед собой цель в короткий срок войти в ряды развитых стран, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Это отличная цель! Однако если правительство ставит перед собой такую цель, то должны быть четкие показатели, чем мы отличаемся от стран ОЭСР, помимо уровня жизни населения.

Например, в этих странах наряду с целью ускорения экономического роста и повышения уровня жизни стараются активно развивать конкуренцию и предпринимательство, а также контролируют негативное вмешательство государства в дела бизнеса.

Для оценки предпринимаемых правительственных мер в странах ОЭСР используются PMR Indicators, которые измеряют барьеры для появления новых компаний на рынке и для развития конкуренции в широком диапазоне ключевых областей государственной политики, включая проблемы лицензирования и государственных закупок, доли госкомпаний на рынке, корпоративного управления госкомпаниями, контроля цен, оценки новых и существующих нормативных актов и внешней торговли и так далее. Практически по всем индикаторам PMR Казахстан очень сильно отстает от средних показателей стран ОЭСР.

Я считаю, что перед нашим правительством должна быть немедленно поставлена задача – в короткий срок привести Казахстан к средним значениям стран ОЭСР по всем PMR Indicators.

Соответствие нашей страны средним значениям по всем показателям PMR Indicators позволит Казахстану совершить прорыв в развитии предпринимательства и конкуренции, а также в разгосударствлении экономики.

Ольга Фоминских

Эксперт: «Если пакет мер будет выполнен на 70-80%, это поможет пережить нам кризис»

Расул Рысмамбетов оценил эффективность антикризисного плана для экономики Казахстана.

01 Апрель 2020 13:12 1452

Эксперт: «Если пакет мер будет выполнен на 70-80%, это поможет пережить нам кризис»

Вчера глава государства Касым-Жомарт Токаев выступил с обращением, где рассказал об антикризисных мерах в период чрезвычайного положения в стране. Независимый эксперт Расул Рысмамбетов оценил предложенные меры и их эффективность для экономики Казахстана.

По его словам, на фоне начавшегося кризиса в период низких цен на нефть и карантина в большинстве регионов Казахстана государство предприняло беспрецедентные меры, что и объявил в своем выступлении президент. Ранее говорили, что объем помощи гражданам и бизнесу составит около 10 млрд долларов.

«Думаю, сюда входит дополнительная материальная поддержка медикам, полицейским и военнослужащим, которые сейчас лицом к лицу с пандемией коронавируса. Самое сложное в сложившейся ситуации – это обстановка неопределенности и сколько продлится наложение двух кризисов – нефтяного и эпидемического. Поэтому президент и сказал, что это лишь первый пакет помощи», – подчеркнул эксперт.

Если трудоустроенные могут брать кредиты, получают зарплаты и работают из дома, то социально уязвимые слои населения острее нуждаются в поддержке, почему президент и поручил проиндексировать пенсии и госпособия, не считая реальной продуктовой помощи инвалидам всех групп. Революционным и интересным шагом стал охват социальными выплатами также самозанятых и занятых неофициально.

«Государство абсолютно грамотно использует сложившуюся ситуацию, чтобы подвести подсчет безработных и/или получающих доходы нерегулярно. И даже если государство платит за это 42,5 тыс. тенге – это вполне оправданные, окупающиеся расходы, уже в перспективе двух-трех лет», – считает Расул Рысмамбетов.

Из бизнес-мер следует отметить призыв к отечественным IT-компаниям предложить инструменты для разработки платформы, которая позволит обеспечить эффективный механизм мониторинга целевого расходования средств социальной поддержки.

В ряде отраслей, которые наиболее затронул режим карантина, президент предложил отменить взимание налогов, связанных с фондом оплаты труда, до 1 октября.

Важным было поручение в связи со скорым посевным периодом, где наконец использовали инструмент форвардных закупок. Если льготный дизель для аграриев был и раньше, то форвардные контракты – хорошее начинание и без кризисного периода. «Надеюсь, данная инициатива продолжится и в следующем году с наиболее надежными фермерскими хозяйствами», – высказался эксперт.

Инициатива занять трудоспособное население, выехавшее из крупных городов, в идеале придаст жизни областям, где уже давно запланированы крупные инфраструктурные проекты и требуются рабочие руки.

Особняком стоит мягкое, как камень в боксерской перчатке, увещевание банков оказать посильную поддержку бизнесу и отнестись с пониманием к проблемам бизнеса. Вероятнее всего, банки внемлют словам президента, если смогут решиться их проблемы, а именно отсрочка требований программы AQR по докапитализации банков.

«В целом пакет мер, объявленных президентом, не имеет аналогов в истории Казахстана и на территории СНГ. На мой взгляд, будучи выполненным хотя бы на 70-80%, он поможет пережить нам кризис, если он не затянется до осени», – подытожил Расул Рысмамбетов.

Ольга Фоминских

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости:

Материалы по теме