RU KZ
Законодательные дефиниции для семьи

Законодательные дефиниции для семьи

08:44 29 Ноябрь 2020 1393

Законодательные дефиниции для семьи

Автор:

Татьяна Шестакова

Общественники Костанайской области настаивают на уточнении понятийного аппарата законопроекта «О противодействии бытовому насилию» и акцентировании внимания на реабилитации жертв.

Реабилитировать насильника

В ювенальном суде Костанайской области рассказали, что сегодня огромную роль в профилактике бытового насилия должна играть не только психологическая помощь жертвам насилия, но и работа с агрессорами. Отсюда особое внимание новому законопроекту.

«Борьба с насилием сводится к тому, что в адмпорядке на правонарушителя налагают наказание. Это штраф, предупреждение, арест. На этом ответственность заканчивается. На самом деле проявление агрессии связано с психологическими проблемами. Они (агрессоры. – Прим. авт.) нуждаются в психологической реабилитации. У нас нет кризисных центров, и даже в законе не указано, что такую работу мы должны проводить», – отметила председатель специализированного межрайонного суда по делам несовершеннолетних Костанайской области Карлыгаш Шармухаметова.

По ее словам, неплохим можно считать то, что в новом законе ОВД могут ходатайствовать об отправке агрессоров на реабилитацию. Причина в том, что не все дела доходят до суда, где может быть поднят вопрос психологической реабилитации агрессора. В случае наделения таким правом органов внутренних дел, реабилитацией можно будет охватить более широкий круг лиц. Тем более, что число обращений по фактам бытового насилия исчисляется тысячами.

В противовес общественные активисты утверждают, что о реабилитации в законопроекте вообще речи нет, как и о создании реабилитационных центров. В Костанае, по мнению психологов, работающих с несовершеннолетними жертвами сексуального насилия, отметили, что, судя по числу пострадавших, отдельный центр для таких детей можно было бы и открыть.

«За 10 месяцев и 25 дней текущего года имеем снижение преступлений в отношении несовершеннолетних на 40,5%: с 54 до 32. Все преступления совершены взрослыми, в том числе близкими родственниками – три факта. В 24 случаях насилию были подвержены несовершеннолетние со стороны благополучных семей, в восьми случаях – неблагополучных. Из 32 лиц, совершивших преступления, на учете никто по категории «педофил» не состоял», – привел статистические данные старший инспектор группы ювенальной полиции управления местной полицейской службы ДП Костанайской области Руслан Керимбаев.

Работать с жертвами насилия должны люди с полагающейся статусу реабилитационного центра квалификацией. Пока же практика показывает, что значительную часть жертв, в том числе сексуального насилия, среди несовершеннолетних выявляют случайно. Родители приходят в ювенальный суд для решения вопросов проживания ребенка или порядка общения с ними одного из родителей. В ходе диагностики, по рисункам, психологи находят жертв насилия. Уже при дальнейших консультациях выясняется, что ребенок стал объектом сексуальных домогательств. И это далеко не всегда неблагополучные семьи.

«Ко мне приводят детей, я говорю, что он пострадал от насилия. А люди не знают, что дальше делать и куда обращаться. Недавно была ситуация: на глазах у детей зарезали их отца. И куда им теперь? Школьные психологи не готовы работать с такими детьми. У нас работу кризисного центра передают в рамках соцзаказа тем, кто поставит самую низкую цену. И выигрывают непрофильные организации, которые не специализируются на такой работе. Мне этих детей им отдавать?» – прокомментировала проблему психолог костанайского филиала общественного объединения «Казахстанская ассоциация по половому и репродуктивному здоровью» Нина Косюк.

Вопрос «куда обратиться?» жертве насилия возникает не только у психологов, но и в ходе рассмотрения судебных исков. Все ныне действующие центры адаптации и реабилитации ограничены требованиями к возрасту детей и их количеству, времени пребывания и т. д. Это значительно сужает круг лиц, которые могут воспользоваться помощью центров.

Адекватно наказать

Судьи выступают за то, чтобы ужесточить наказание за бытовое насилие. К тому же именно со стороны судов звучит предложение исключить возможность примирения по таким делам, потому что в большинстве своем женщины забирают иски. Часто впоследствии приходят вновь. Причиной судьи называют безнаказанность агрессоров. Невозможность примирения исключит повторные обращения одних и тех же пострадавших.

В то же время общественных активистов серьезно волнует тот факт, что в рамках предлагаемого законопроекта полиция будет иметь право прийти в дом благополучной семьи даже после публикации поста в соцсетях.

Понятийный аппарат, по мнению активистов, четко не прописан. Есть много вопросов к таким понятиям, как «половая свобода», «психологическое воздействие», «экономическое насилие» и т. д. Будет ли считаться не купленный родителем новый телефон ребенку экономическим насилием? А попытки воспитывать с помощью наказания (лишение телефона или запрет на просмотр телевизора из-за плохих оценок в школе) могут стать предметом рассмотрения дела в суде о психологическом насилии? Будет ли считаться измена супруга половой свободой, а попытки воспрепятствовать этому – нарушением закона?

Активисты предлагают заставить работать существующую систему, а не придумывать новые законы. Депутаты Костанайского областного маслихата, выслушав обе стороны, высказали мнение, что в существующих условиях ужесточение системы наказания приведет к росту людей, нуждающихся в помощи и реабилитации. В Казахстане с этим есть проблемы: психологическая и реабилитационная помощь доступна далеко не всем жертвам бытового насилия. И в идеале нужно сначала наладить работу в этом направлении, тогда и у жертв будет понимание того, что их защитят, а не оставят один на один с агрессором.

Татьяна Шестакова


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!