/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 29 404,07 Hang Seng 27 972,17
KASE 2 341,93 РТС 1 539,27
FTSE 100 7 427,08 Пшеница 544,40
«Запасы диатомитов огромные, но нет технологий и специалистов»

«Запасы диатомитов огромные, но нет технологий и специалистов»

Самые крупные месторождения диатомитов в мире находятся в Актюбинской области, но они не разрабатываются, в то время как во многих странах это хороший бизнес.

23 Январь 2019 14:46 6222

«Запасы диатомитов огромные, но нет технологий и специалистов»

Почему так обстоят дела, abctv.kz рассказали инженер-геолог, академик Академии минеральных ресурсов, действительный член Уральской академии геологических наук Владимир Юриш и доктор физико-математических наук, лауреат премии К. Сатпаева, первый проректор Актюбинского регионального госуниверситета имени К. Жубанова, профессор Куанышбек Шункеев.   

– Расскажите подробнее про саму породу диатомит?

(В. Ю.) Другое его название – кизельгур. Это осадочная горная порода. Обычно рыхлая или слабо сцементированная, белая, светло-серая или желтоватая. Диатомит на 50% состоит из кремнистых створок разного вида диатомитовых водорослей в смеси с глинистым и кремнистым материалом. В чем же его прелесть? Это хороший абсорбирующий материал, имеющий слабую тепло- и звукопроводимость. К тому же он тугоплавкий и кислотоустойчивый, абсолютно негорючий. И хотя диатомиты находят 39 возможностей применения в 14 различных сферах, в нашей стране они пока лежат мертвым грузом и не разрабатываются, в то время как в развитых странах на них делают хороший бизнес. Знаете ли вы, что динамит, созданный Альфредом Нобелем в 1867 году, включает в своем составе диатомит, как необходимый стабилизирующий элемент. Нобель использовал диатомит как абсорбирующий материал для иначе нестабильного нитроглицерина.

– (К. Ш.) В 2015 году на возвышенности Жалпак мы проводили оценку ресурсного запаса диатомитов. С помощью компьютерной графики составили полную картину. Составлены спутниковая, топографическая и геологические карты современного состояния ресурсов диатомитовых пород на площади Жалпак. Запасы казахстанских диатомитов сконцентрированы в Актюбинской области.

– (В. Ю.) В Мугалжарском районе в 60-х годах прошлого века разведано Утесайское и Киргизское месторождения с запасами в несколько миллионов тонн. А вот жалпакское поле диатомитов оценивается в 1,8 миллиарда тонн – это самое крупное месторождение в мире. Всего же прогнозный ресурс запаса диатомитов Казахстана, сконцентрированный в этом районе Актюбинской области, составляет три миллиарда тонн. Для сравнения: в США запасы диатомита оцениваются в 500 миллионов тонн.

– Почему же такое богатство не разрабатывается?

– (К. Ш.) Запасы есть, но вопрос не в этом. Каким образом применить диатомит? Месторождения этой породы есть в России, Европе, США. И там ее широко применяют. Нужно отметить, что у диатомита широчайший спектр применения, везде он используется как добавка. Отдельно диатомит не применяют. Этот материал уникален тем, что в одном случае он может использоваться как гигроскопичный материал, очень сильный абсорбент, поглощающий влагу, в другом случае – как супергидрофобный, отталкивающий жидкость. Сам по себе диатомит – это природный наноматериал. А ведь состав этой породы довольно простой, до 80% – это двуокись кремния. Причем в кизельгуре содержится аморфный кремний, который представляет стратегический интерес.

С помощью диатомита можно увеличивать урожайность. Всходы появляются раньше на 15-20 дней. Возможно, не всех культур. Некоторые никак не реагируют.

Многие зарубежные фирмы, обладающие высокими технологиями, используют диатомит в разных отраслях. Американцы, например, делают лекарства с его добавлением, и они очень дорого стоят. Но у нас в Казахстане нет таких высоких технологий. Сейчас мы работаем с белорусскими коллегами, которые отрабатывают ветеринарное направление. Они говорят, что пищевые добавки на основе диатомита вполне можно применять не только для животных, но и с некоторыми доработками для человека. А у нас в стране пока нет конкретной технологии, с помощью которой диатомит можно было бы применить.

– И все-таки вы предлагаете свое применение диатомита?

– В масштабе Актобе диатомит можно применить для нейтрализации барды. Что такое барда? Это отходы спиртового производства. Она занимает огромную площадь (27 гектаров) и портит экологию города. Кроме вреда, от нее ничего нет. Стоит вопрос о ее утилизации. На эту тему я разговаривал с акимом области Бердыбеком Сапарбаевым. В советское время из барды делали корм для животных, который из-за своего едкого и кисловатого запаха не очень хорошо поедался ими. Но в барде содержится большое количество протеина. Если ее обогатить диатомитом, то он абсорбирует в себя влагу и неприятный запах. Мы проводили подобный эксперимент. Болотистое состояние, в котором пребывает барда, практически сразу исчезало. Зловоние становилось не таким резким. С другой стороны, барда обогащалась кремнием. То есть на выходе получилась прекрасная кормовая добавка для животных. Здесь можно использовать нехитрые технологии. Либо перемешать биомассу с порошкообразным диатомитом, либо накрыть им барду сверху. Сорбитные свойства у диатомита в 100 раз выше, чем у активированного угля. 

– Неужели нельзя как-то заинтересовать инвесторов?

– (В. Ю.) Мы неоднократно поднимали вопрос об использовании диатомитов, но всё тщетно. На мой взгляд, это потому, что нет заинтересованного национального инвестора. А почему его нет? Наверное, мы плохо донесли до казахстанской общественности суть проблемы диатомитов.

Если говорить о России, то там все месторождения диатомитов заняты. Датская компания Scamol A/S хочет купить там месторождение. Кстати, эта фирма производит уникальные теплоизоляционные материалы из породы. Стоит отметить, что непосредственно в самой Дании запасы диатомитов оцениваются около 100 миллионов тонн, а сама страна занимает третье место в мире после США (36%) и КНР (20%) по производству продукции из диатомитов (9%).

(К. Ш.) Надо предлагать технологию, тогда наши компании заинтересуются. Если применять высокие технологии, имея огромный запас диатомитов, можно получить большой экономический эффект. Например, для производства лекарства диатомит применяется как добавка, его много не надо. Если себестоимость добытого одного килограмма природного необработанного диатомита где-то 140 тенге, то цена килограмма американского лекарства, произведённого на его основе, составляет около 10 тысяч долларов. Но нам надо начинать с самого простого.     

(В. Ю.) Мы должны сейчас определиться, по какому направлению использовать диатомиты: удобрения, фильтры, кирпич, теплоизоляционные панели, композитные материалы.

(К. Ш.) Просто так заинтересовать невозможно. Необходимо коммерциализировать наш метод. Мы хотим сейчас получить патент, сертификат по технологии утилизации барды и получению из нее корма для скота. Когда у меня на руках будут все необходимые документы и технология, тогда этим заинтересуются коммерческие структуры. То же касается технологии изготовления жаростойкого кирпича.

Диатомит абсолютно безвреден и не токсичен. Самое интересное, что, утилизируя барду, мы получаем уникальный продукт с высоким содержанием протеина и кремния.

Кстати, говоря о коммерциализации, нужно отметить, что можно получить грант от МОН (Министерство образования) на научную разработку проекта с дальнейшим его воплощением в жизнь в размере 80% от стоимости. Для этого необходимо софинансировать проект в размере 20% и, естественно, быть заинтересованным в его реализации.

– Вы говорили, что кизельгур можно использовать для производства жаростойкого кирпича, который, собственно, производят в Ульяновской области (РФ). Там даже город Инза появился благодаря месторождению.  

(К. Ш.) На Эмбе находится неработающий кирпичный завод. Рядом – месторождение диатомита. Можно изготавливать жаростойкий кирпич. Причем он на 90% будет состоять из диатомита и только на 10% – из цементирующего материала. Плотность кизельгура меньше плотности воды – 0,5-0,7 грамма на кубический сантиметр. Конструкции из такого кирпича будут легче, чем при использовании других строительных материалов. Тем самым снизится нагрузка на фундамент. Диатомит – пористый материал, а значит, у него низкая теплопроводность. К тому же он не горит и экологически чист.

Но разработка технологии утилизации барды и получения пищевой добавки для скота – это ключ к дальнейшему использованию месторождения.

И самое главное, нужны квалифицированные кадры. Мне нужны химики и биологи, а их не хватает.

 (В. Ю.) К сожалению, в Казахстане нет ни одного диатомитового производства. Горькая ирония еще заключается в том, что нашего государства даже нет в списках стран, где добывается кизельгур. И это притом, что в Актюбинской области его запасы самые большие в мире.

Семён Данилов

https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/6sDSbRKs.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/POraIFlA.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/SONlHtJa.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/sIIjrYlk.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/aEDHg1ZI.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/p3K1BVRK.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/zVxpWCqp.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/VFmetV4X.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/iIwEArNe.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/BmJXVcwQ.jpg

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

«Казгеология» лоббирует себе весь госбюджет на геологоразведку

Чтобы добиться какого-то результата в геологоразведке, крайне необходимо превратить госкомпанию в нацоператора по изучению недр, считает министр экологии РК.

11 Декабрь 2019 17:28 4954

«Казгеология» лоббирует себе весь госбюджет на геологоразведку

Министерство экологии Казахстана предлагает более четко прописать функционал АО «Казгеология». Речь идет о придании нацкомпании статуса национального оператора государственного геологического изучения недр. Соответствующая инициатива была озвучена в Счетном комитете в среду, 11 декабря, на презентации итогов аудита использования госсредств, выделенных на геологоразведку и недропользование за 2017-2019 гг. 

«Проблема, с которой мы сталкиваемся, состоит в том, что «Казгеология» ежегодно участвует в тендерах, которые проводит комитет геологии и, к сожалению, не всегда их выигрывает», – посетовал министр экологии Казахстана Магзум Мирзагалиев.

Зачастую тендера выигрывают компании без должного опыта и оборудования, продолжил Мирзагалиев, подчеркнув, что именно по этой причине министерство экологии и инициировало данный вопрос. Из среднегодовых бюджетных средств за последние годы в 6-8 млрд тенге, выделяемых комитету геологии и недропользования, до нацкомпании доходит около 1 млрд тенге, ранее заявлял inbusiness.kz председатель правления АО «Казгеология» Кадыржан Каулдашев.

По его мнению, на базе госпрограммы по управлению недрами необходимо написать большую региональную программу по Казахстану с ежегодным бюджетом на геологию в 18-20 млрд тенге. Статус нацоператора в данном случае позволит сконцентрировать бюджетные средства в одних руках.

К слову, в настоящее время АО «Казгеология» представляет собой «два в одном», отмечает Мирзагалиев. В первую очередь, она является партнером для инвесторов, так как имеет право «первой ночи» разведки месторождений с вхождением 25%, остальные 75% финансируются со стороны частных инвесторов.

«Второй функционал, является компанией, у которой есть свои партии, буровое оборудование, занимается непосредственно геологоразведкой. Причем второе направление очень важно с точки зрения развития геологоразведки, увеличения изученности нашей страны», – отметил он.

Тем не менее с управлением госденьгами у компании дела обстоят плохо, следует из отчетов членов Счетного комитета. В частности, бюджетные инвестиции на 2,7 млрд тенге в 2010-2011 годах компания инвестировала в облигации АО «Цеснабанк» (ныне поменял владельца и сменил название на Jysan Bank). По итогам их рыночная стоимость обесценилась на 1,5 млрд тенге, или более чем вдвое (!); более того, потери за счет низкой процентной ставки составили 3,3 млрд тенге.

Общая сумма убытков только от одной операции, если верить выкладкам госаудиторов, составила 4,8 млрд тенге, что весьма существенно в масштабах отрасли. Для сравнения, в 2018 году госрасходы на геологию составили 8,7 млрд тенге, следует из отчетов министерства финансов РК. 

Более того, выделенные в качестве пополнения уставного капитала АО «Казгеология» бюджетные инвестиции из-за неоднократных корректировок финансово-экономического обоснования привели к неэффективному использованию 6,1 млрд тенге. Материалы по данному факту будут переданы в компетентные органы для принятия процессуальных решений, подчеркнули в Счетном комитете.

В целом в заключении госаудита указывается, что министерством индустрии (МИИР), министерством экологии, министерством энергетики не проводится системная работа по рациональному и эффективному использованию недр недропользователями. По данным члена Счетного комитета Рашита Ахметова, комитет геологии МИИР не контролирует осуществление межрегиональными департаментами затрат в соответствии с требованиями бухучета.

В частности, госаудитом установлены: финансовые нарушения на сумму более 5 млрд тенге; неэффективное использование бюджетных средств на сумму 6,2 млрд тенге; неэффективное планирование бюджетных средств на сумму 22,4 млрд тенге.

Наглядным результатом совместной работы стала отсрочка создания национального банка данных минеральных ресурсов на 1,5 года, до конца первого полугодия 2021 года, стоимостью в 2,4 млрд тенге, где прошли все конкурсные процедуры и определен поставщик, который приступил к работе.  

«Появилась программа «Цифровой Казахстан», было сказано интегрировать систему национального банка данных минеральных ресурсов с egov, со всеми госсистемами. Нам расширили финансово-экономическое обоснование на 40-50%. Из-за этого мы потеряли полгода и сдвинулись сроки», – объяснил причину отсрочки вице-министр индустрии Тимур Токтабаев.

Майра Медеубаева

ERG представила инновации на межрегиональном форуме в России

Как можно стать партнером группы по внедрению новых технологий, кто может стать партнером компании, рассказывает директор департамента НИОКР НИИЦ ERG Антон Рощин.

06 Ноябрь 2019 17:13 5584

ERG представила инновации на межрегиональном форуме в России

ERG открыта к генерации новых идей и оптимальных решений для управления производственными процессами.

В группе есть два управления, которые занимаются вопросами инноваций и цифровых технологий. Это Научно-исследовательский инжиниринговый центр ERG (НИИЦ) и структурное подразделение BТS соответственно. НИИЦ был создан семь лет назад с целью формирования инновационной инфраструктуры ERG. На сегодня это штат сотрудников с уникальными квалификациями, пять региональных лабораторий, полностью интегрированных в производство.

«Если мы видим, что идея представляет интерес для бизнеса, мы начинаем разрабатывать ее более детально. При необходимости проводим исследования, доводим проект до стадии регламента на внедрение в производство и дальше передаем предприятиям готовый бизнес-проект, упакованный по всем правилам проектного управления. И уже руководство группы, исходя из соображений доходности, приоритетов, стратегии, выбирает из этого пула проекты, которые будут реализованы в первую очередь», – рассказывает он в кулуарах панельной сессии форума, проводимого в рамках межрегионального сотрудничества Казахстана и России в Омске.

По его словам, этот процесс может занять минимум от шести месяцев до года и максимум – несколько лет, если проект среднесрочный.

Большими проектами, которые требуют строительства новых заводов или фундаментального бизнеса, занимается еще одно подразделение – Capital Projects.

«Мы готовы проводить испытания, работать с консультантами, с исследовательскими институтами, со всеми, у кого есть идеи относительно совершенствования технологических процессов. Наша главная цель – выстроить систему, которая позволит оптимизировать бизнес под меняющиеся условия рынка», – рассказывает собеседник inbusiness.kz.

В качестве одного из удачных примеров он назвал внедрение ERP.

«Это был достаточно сложный проект. На момент его старта было много технологий, работающих практически в ручном режиме, через локальные системы сбора данных, которые не были интегрированы. Было очень сложно отслеживать действия компаний группы», – вспоминает Антон Рощин.

ERP позволил многократно повысить прозрачность деятельности, упростить многие процедуры и ускорить принятие важных решений в компаниях, а значит, повысить их конкурентоспособность. Проект получил серебряную награду SAP Value Award 2018 в номинации «Лидер цифровой трансформации».

В целом в НИОКР реализуется порядка  40 проектов, а в BТS – 20 проектов.

В числе реализованных – использование сжиженного газа в качестве топлива, производство 3D-порошков, «беспилотная» карьерная техника (самосвалы и т. д.), переработка отходов (набор проектов), оптимизация гранулометрического состава руды и другие. Один из интересных и реализуемых совместно с российскими партнерами  – перевод карьерной техники ССГПО на сжиженный природный газ.

В компании четко представляют, что любая инновация, даже скрупулезно продуманная, имеет свои риски и может не принести ожидаемых результатов. Тем не менее, ERG идет по пути поиска наиболее перспективных кейсов, осознавая, что это основной двигатель прогресса в промышленной автоматизации.

«По нашей оценке, если каждый третий проект дает положительную отдачу – это очень хорошо», – говорит Антон Рощин.

В планах также внедрение современных технологий АСУ ТП. Цифровые облака, большие данные, машинное обучение, применение беспилотников и «умных» карьеров – это тоже важные компоненты, нам которыми работают в центре.

ERG – ведущая международная компания в сфере добычи и переработки природных ресурсов.

В Казахстане «Евразийская Группа» управляет такими крупными предприятиями, как ТНК «Казхром», Соколовско-Сарбайское горно-обогатительное производственное объединение (ССГПО), «Алюминий Казахстана», Казахстанский электролизный завод (КЭЗ), Евроазиатская энергетическая корпорация (ЕЭК), «Шубарколь Комир», ТОО «ТрансКом», «3-Энергоорталык» и ERG Service.

Айгуль Тулекбаева

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: