/img/tv1.svg
RU KZ
Hang Seng 23 372,43 KASE 2 155,58
РТС 955,34 FTSE 100 5 510,33
DOW J 21 641,19 Алюминий 1 552,50
Жанибек Успанов – как жить с «чужим» сердцем?

Жанибек Успанов – как жить с «чужим» сердцем?

Вот уже семь лет Жанибек Успанов живет с донорским сердцем. Мы поговорили с ним о том, как изменилось качество его жизни и какую медицинскую помощь получит человек с тяжелым недугом.

10 Сентябрь 2019 08:00 5297

Жанибек Успанов – как жить с «чужим» сердцем?

Автор:

Константин Харламов

Вы живете с донорским сердцем семь лет. Как Вы чувствуете себя? Какие изменения произошли в Вашей жизни и в семье?

– Я прошел этот путь – от заболевания до излечения. Прошло уже достаточно времени, сейчас ситуация изменилась, а тогда это было намного сложнее. Я заболел в 2005-2006 году. Болезнь выявили на профосмотре. Я наблюдался и проходил лечение в поликлинике, потом лечился в областной больнице, затем направили в Научный медицинский центр в Астане, где мне имплантировали кардиостимулятор. Этот процесс занял пять-шесть лет. Только потом меня направили в Национальный научный кардиохирургический центр, и там поставили вопрос об операции – это имплантация левого желудочка. В августе исполнилось семь лет со дня пересадки сердца. Чувствую себя хорошо. Через три недели после операции у меня родилась дочь, а в 2016 году у нас родился сын. На данный момент я возглавляю общественное объединение трансплантированных больных. Мы занимаемся вопросами пациентов, которые стоят в листе ожидания, а также помогаем людям с послеоперационной реабилитацией.

Что не нужно делать человеку, когда ему ставят тяжелый диагноз?

– Зачастую человек узнает о своей болезни внезапно. В поликлинике ему поставят предварительный диагноз. Далее направят в специализированную медорганизацию, чтобы подтвердить или опровергнуть диагноз. Как правило, человек в этот момент находится в тяжелой ситуации, он просто впадает в ступор. Максимально, что знает – вызвать скорую помощь и пойти в свою прикрепленную поликлинику. Может обзвонить своих друзей и знакомых с просьбой посоветовать хорошего, толкового врача. Почитает в Интернете, который, кстати, «заведет» его не туда, куда нужно. По одному симптому может выйти миллион диагнозов, и человек еще больше загоняет себя в депрессивную ситуацию. Люди должны знать, куда обращаться, где получить консультацию, какие услуги и обследование можно получить в рамках гарантированного объема медпомощи, какие на платной основе, что перекроет медстраховка при ее наличии, все это – алгоритм пошаговых действий.

С какими системными проблемами сталкивается пациент?

– Самое главное – это фактор времени! У нас есть объединения больных с гепатитом, людей с пересаженной почкой, с пересаженным сердцем. Они прошли весь путь – от определения диагноза до операции. Они могли бы помочь советом и поддержкой другим действовать быстро и решительно и в конечном итоге пройти этот процесс вместе. Если бы у меня в то время был рядом такой человек, возможно, что до такой сложной операции дело бы не дошло, все прошло бы легче. Сейчас эту роль на себя взяли наши общественные объединения людей по принципу общего заболевания.

Второй вопрос – это финансовый! Люди начинают падать в крайности: начинают собирать/занимать деньги со всех источников (у друзей, родных, знакомых и т. д.), продавать имущество, брать кредиты, чтобы повезти больного за границу на лечение. При этом даже не интересуются или не знают, какие возможности по лечению могут гарантированно получить в Казахстане. То есть эта информация должна быть доступна и везде обнародована – памятки в поликлиниках, например.

Как Вы проходили послеоперационную реабилитацию?

– После перенесенной операции пациент возвращается под наблюдение в свою поликлинику. Он приходит на контроль, сдает анализы, проходит обследование. К сожалению, системно никто не занимается эмоционально-психологическим здоровьем этих людей, хотя есть психолог, кабинет ЛФК, но все равно чего-то не хватает. Я думаю, не хватает чуткости, эмоционального внимания. Понимаете, больному нужна поддержка, чтобы не замкнуться. Любой пациент жаждет вернуть свою жизнь до операции – выйти на работу, получать радость от жизни. Возможно, нужна отдельная служба социальной психологической помощи, которая бы вела пациента с начальной стадии до полного выздоровления и реабилитации. Возможно, нужно менять подходы и стандарты послеоперационной реабилитации. Насколько я в курсе, сейчас в рамках обязательного медстрахования реабилитация пациентов будет пересмотрена и расширена. Внимание к больным в поликлиниках, я надеюсь, будет более человечным.

Кто поддерживал Вас в то сложное время?

– Мы оказались в другом городе, без работы, без жилья, без денег с маленьким ребенком на руках. Меня поддержала моя семья! Сама эта ситуация стала таким индикатором для проверки моего окружения. Очень важно, чтобы рядом с заболевшим были родные и близкие. Как правило, именно окружение принимает решение и предпринимает конкретные действия. Я видел многие человеческие трагедии, когда больной остается один, его бросают близкие. И наоборот, когда супруги и родственники буквально цеплялись за любую возможность, чтобы вытащить больного. Бывает ситуация, когда человека лечили и вроде бы вылечили, но предательство близких его сломало, и все приложенные усилия бесполезны. Некоторые больные идут на операции уже уставшие от борьбы, у них нет стимула и желания жить, понимаете. Болезнь изматывает всех членов семьи.

Вопрос донорства актуален во всем мире. Как Вы думаете, есть в Казахстане перспектива донорства?

– Когда у меня встал вопрос об операции, первая мысль – где взять деньги. Операция в странах Европы тогда стоила огромных денег. Такой суммы у меня не было, и занять тоже было не у кого. И я сразу понял, что такая услуга мне просто недоступна. На тот момент, в 2005-2006 году, пересадка сердца в Казахстане была невозможна. Можно сказать, ты обречен, и надо с этим как-то жить дальше! Сегодня вопрос донорства у нас стоит очень остро. Я уверен, что принятие и осознание донорства – это показатель зрелости любого общества! Конечно, если наши соотечественники когда-нибудь примут это осознанно, тогда решится вопрос жизни многих людей здесь, на месте. Я очень надеюсь, что мы придем к этому.

Сейчас я хочу обратиться ко всем казахстанцам. Проходите скрининг, не игнорируйте приглашения из ваших поликлиник. Надо понимать: есть скрининг для профилактики заболеваний, когда вам звонят из прикрепленной поликлиники и приглашают пройти обследование. А мы зачастую ссылаемся на занятость на работе, обещаем прийти и не проходим. Незначительный симптом может стать причиной огромной проблемы, а мы думаем: да ладно, пройдет – и занимаемся самолечением. Если болезнь выявить на ранней стадии, то будет проще вылечиться и выжить. Не запускайте свое здоровье, берегите себя и своих близких!

Константин Харламов

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Что такое снюс, и почему о нем все говорят

В парламенте Казахстана активно обсуждается проект изменений в Кодекс о здоровье народа и системе здравоохранения.

02 Март 2020 14:37 927

Что такое снюс, и почему о нем все говорят

Ожесточенную полемику вызывают вопросы регулирования новых способов потребления никотина. Поправки к существующему закону коснутся миллионов людей по всей стране, ведь они вносят запрет на продажу всех новых никотиновых систем до разработки техрегламента, который обещают создать только в 2022 году. Только к этой дате станет понятно, как регулировать электронные сигареты, вейп и, пожалуй, самый обсуждаемый способ потребления никотина в Казахстане в эти дни – никотиновые паучи

Откуда шум?

После того как в конце прошлого года в России были выявлены несколько случаев отравления подростков никотиновыми продуктами, СМИ Казахстана стали активно рассказывать о снюсе – никотиносодержащей смеси. На волне негативного хайпа и в целях недопущения случаев отравления в нашей стране минздрав ввел временный запрет на оборот снюсов и бестабачных никотиновых смесей. Журналисты и чиновники называют подушечки с никотином чуть ли не новым спайсом и считают, что он куда опаснее обычных сигарет, хотя продается без паспорта.

Снюс – это наркотик?

Снюсом называют табачные смеси в маленьких пакетиках, которые кладут между верхней или нижней губой и десной и держат там около 15-20 минут.

В 2019 году стали появляться аналогичные по употреблению никотиновые смеси, или, как их называют производители, бестабачные некурительные никотиновые паучи, но, в отличие от снюса, они не содержали табак, с добавлением фармацевтического никотина. Неофициально за такими продуктами также закрепилось название «снюс».

В такой подушечке, или пауче, обычно содержится никотин, соль, сода и увлажнитель, иногда для запаха или вкуса добавляют ароматизаторы: мятный, черешневый, черничный.

В Казахстане и соседних странах первой появилась швейцарская марка традиционного (табачного) снюса Oden's, затем рынок заполонили ее российские, более дешевые аналоги, которые разными цветами обозначают количество содержащегося в подушечке никотина: бирка голубого цвета означает, что в ней около 15 мг никотина, а коробочки с красной или желтой биркой называют extreme за большое количество вещества – около 40-60 мг. Сейчас этот продукт найти сложно, но раньше их можно было купить онлайн, в табачных магазинах или кальянных: там его продают в круглых упаковках, внутри – примерно 15 пакетиков смеси. На человека эта смесь действует так: сначала через слюну никотин поступает в организм, затем появляется чувство расслабленности. Если употреблять крепкий снюс с большим содержанием никотина, может появиться сильное головокружение и иногда – тошнота. Снюс не пахнет, в отличие от сигарет, от него нет дыма и никаких следов на зубах или пальцах. Учитывая отсутствие нормального регулирования со стороны государства, снюс быстро ворвался в жизнь школьников.

История вопроса

Впервые снюс стали продавать в Швеции еще в XVII веке, его иногда называют шведским снюсом или сосательным табаком. Популярность этого вида табака выросла в конце 1990-х, и тогда же продажу смеси запретили во всех странах ЕС, кроме Норвегии и Швеции, где такой табак все еще можно купить легально. Евросоюз объяснил такой запрет тем, что снюс куда вреднее для организма, чем обычный табак, но есть мнение, что на запрет повлияли производители сигарет, которые таким образом хотели убрать с рынка своих конкурентов.

Сейчас часть европейских стран начинает менять свое регулирование в обратную сторону. Так, в Швейцарии разрабатывается новый закон о регулировании оборота табачной продукции, который должен быть принят парламентом в 2022 году и, возможно, разрешит продажу паучей. В нем также содержится запрет на продажу несовершеннолетним.

В 2019 году управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) разрешило производителям бездымных табачных изделий продвигать свои продукты. Власти США впервые оценили этот продукт как менее вредный по сравнению с обычными сигаретами. Производители получили право открыто заявлять о том, что их продукция «снижает риск развития рака полости рта, болезней сердца, рака легких, инсульта, эмфиземы и хронического бронхита». Это был первый случай, когда FDA дало положительный ответ на подобный запрос и присвоило снюсу статус «продукции с пониженным риском», отметив, что возрос спрос на подобный товар со стороны взрослых потребителей.

А что у нас?

В 2019 году потребители снюса стали переключаться на новые никотиновые паучи без табака, которые не попадали под законодательные ограничения. Например, на паучи шведского бренда VELO, который приобрела группа «Бритиш Американ Тобакко». VELO стал одним из первых бестабачных продуктов, в котором содержание никотина не превышает 11 мг. Согласно международным исследованиям, из-за отличного от сигарет способа потребления – не через легкие, а через слизистую рта – количество усваиваемого никотина в паучах 15 мг примерно равно количеству усваиваемого никотина в традиционной сигарете.

За новым трендом погнались и некоторые предприниматели из соседних стран, никотиновые смеси стали кустарно производить в России: от привычных пакетиков до мармелада или карамели с никотином. В российских аналогах, например, в снюсе Corvus – больше 40 мг никотина, столько же, сколько в пяти сигаретах. Российские производители пошли еще дальше, количество никотина у некоторых брендов могло быть и 70, 100 и 250 мг.

А он правда опасен?

В ноябре сразу в нескольких регионах России школьники, по сообщения СМИ, отравились снюсом. Однако, в Казахстане таких случаев не было, что в первую очередь обусловлено действиями органов здравоохранения и меньшим количеством недобросовестных субъектов рынка по сравнению с той же Россией.

Тем не менее, на волне ситуации в России, местные СМИ начали поднимать настоящую панику: авторы сюжетов с громкими названиями «Новое искушение для подростков» и «Осторожно: снюс!» называли смесь наркотиком и новым спайсом.

На самом деле шведский снюс и никотиновые паучи нельзя назвать смертельно опасными, а содержащийся в них никотин вызывает зависимость такой же силы, как сигареты. Некоторые считают, что снюс помогает, наоборот, избавиться от никотиновой зависимости, но это не так: это именно способ отказаться от традиционных сигарет. Кроме того, традиционный снюс действительно портит зубы и приводит к поражению пищевода. Производители никотиновых паучей уверяют, что в отсутствие табака такой эффект нивелируется.

Один пакетик бестабачного снюса сам по себе не опасен, но большие дозы действительно могут быть смертельными. Новый челендж придумали популярные среди школьников ютьюб-блогеры, которые предложили посоревноваться в том, кто сможет за один раз засунуть в рот больше пакетиков. Несколько видео с дегустацией самых крепких видов смеси выложили Юрий Хованский и Morgenshtern, последний позже видео удалил. Школьники стали подражать блогерам и тоже начали записывать видео, в которых пробуют снюс, в основном российской марки Corvus. Один пакетик этой марки содержит в себе до 68 г никотина, обычно в видео школьники используют четыре таких пакетика одновременно.

И что делать?

Ждать, когда никотиновые паучи будут урегулированы законами. Никотиносодержащая продукция до сих пор не облагается акцизом, в отличие от табачной, но в 2019 году министерство финансов уже предложило установить акциз для всего: от жидкости для электронных сигарет до бестабачного снюса. Однако никаких законов, которые позволили бы контролировать производство никотиносодержащих смесей, следить за их качеством и регулировать продажу, до сих пор нет.

Гульсум Бектасова, директор по юридическим вопросам 1Бритиш Американ Тобакко Казахстан», считает, что необходимо сбалансированно регулировать никотиновые продукты для желающих отказаться от сигарет:

«Никотиновые паучи – это самый быстрорастущий сегмент в мире, при должном регулировании такая продукция дает возможность снизить риски для здоровья курильщиков при переключении на нее. На наш взгляд, такие продукты, как никотиновые бестабачные паучи, позволят потребителям плавно и легче отказаться от традиционных сигарет в пользу новых продуктов с целью полного дальнейшего отказа от потребления никотиновой продукции.

Во многих странах, например, в Великобритании и США, регулирование инновационных никотиносодержащих продуктов поощряет переключение курильщиков на новые продукты. Мы поддерживаем такой подход в регулировании. В частности, для никотиновых паучей необходимо установить запрет на продажу несовершеннолетним, лимиты концентрации никотина и правила ответственного маркетинга.

В случае запрета оборота такой продукции на казахстанском рынке мы столкнемся с ростом нелегальных поставок из близлежащих государств, либо потребитель может снова вернуться к курению сигарет».

Многие эксперты сходятся во мнении, что качественную бестабачную продукцию можно рассматривать как альтернативу традиционному курению, и полный запрет категории может лишить заядлых курильщиков возможности перейти на менее вредный способ потребления никотина, который обоснован международным опытом и научными исследованиями.

Однако сегмент никотиносодержащей бестабачной продукции нуждается в срочном внедрении эффективных регуляторных инструментов, таких как ограничение концентрации никотина, запрет продажи несовершеннолетним и ограничение рекламы и контроль реализации никотиновой продукции, что позволит обеспечить консенсус между обществом, государством и бизнесом по вопросам обращения никотиносодержащей продукции в Казахстане.

На правах рекламы

Оградить детей и обезопасить взрослых

Мифы и правда о бестабачных никотиновых продуктах.

25 Февраль 2020 17:08 736

Оградить детей и обезопасить взрослых

Фото: Серикжан Ковланбаев

Проблема распространения снюса среди школьников в последнее время очень сильно волнует педагогов и родителей, она находится в постоянном поле зрения СМИ и обсуждается в соцсетях.

Очень важным для общества является то, что сейчас эта проблема вышла на законодательный уровень и соответствующие нормы обсуждаются в рамках разработки поправок в Кодекс о здоровье народа и системе здравоохранения в стенах мажилиса парламента Республики Казахстан.

Однако не стоит забывать, что к так называемым бестабачным некурительным изделиям относятся не только скандально известные снюсы, но и вполне легальные так называемые паучи, которые помогают курильщикам избавиться от вредной привычки. Мы попытались разобраться, в чем разница между снюсами и паучами.

«Мера важнее всего» – эта древнегреческая максима указывает на необходимость избегать крайностей, искать рациональную середину. Подобная дилемма снова возникла перед казахстанским правительством вследствие широкого распространения бестабачных никотиновых продуктов. Перед государством стоит задача решить проблему потребления такой продукции детьми, а также оградить население от некачественных и высококонцентрированных никотиновых продуктов, потребление которых сопряжено с высокими рисками для здоровья. Необходимо найти и понять научно обоснованную меру содержания никотина, что позволило бы сформулировать общую методологию, определяющую безопасность продукции. Это могло бы стать основанием для продвижения модели ответственного потребления паучей, безопасного для здоровья людей.

Паучи: мифы и реальность

Прежде всего давайте разберемся, что собой представляет каждая никотиновая категория. Сегодня в СМИ активно муссируется тема потребления снюсов. Снюс – это сосательный табак. При этом категорию никотиновых паучей нельзя путать со снюсом. Никотиновые паучи – это бестабачные некурительные изделия перорального потребления без содержания табака и/или его частей. Безусловно, состав никотиновых паучей также должен быть четко проанализирован аккредитованными лабораториями. Должны быть предъявлены требования к этому продукту на основании технических регламентов: ЕЭК уже приняла предварительное решение по включению никотиносодержащей продукции в единый перечень продукции, подлежащей техрегулированию.

Тем не менее основным действующим веществом для потребителя в данной категории является никотин. В СМИ нередко приводится вводящая в заблуждение информация, что одна порция бестабачного никотиносодержащего изделия соответствует нескольким пачкам сигарет.

Данное сравнение является некорректным, поскольку процесс потребления некурительных изделий отличается от курения сигарет: происходит экстракция в слизистой полости рта, а не вдыхание дыма. Экспериментально установлены значительные различия усвоения никотина в зависимости от способов его поступления в организм человека.

На рисунке 1 этот подход можно увидеть наглядно. Красные столбцы демонстрируют общее содержание никотина в пауче и в дыме сигареты, а зеленые – уровень абсорбции никотина человеком.

Никотиновые паучи употребляются перорально: никотин усваивается через слизистую оболочку полости рта. О динамике абсорбции можно судить по полученным данным: они показывают, что пользователи извлекают только 30-37% от общего количества никотина, который присутствует в пауче, а поглощают в итоге еще меньше – только 10-20% никотина.

Далее отличаются временные рамки потребления никотина в процессе курения сигарет и паучей. Легкие усваивают никотин очень быстро и эффективно, тогда как поглощение никотина через слизистую оболочку полости рта происходит гораздо медленнее. Сигарета выкуривается за несколько минут, а на один пауч уходит от 30 минут до часа (эта динамика представлена на рис. 2.)

Рисунок 2. Сравнение абсорбции никотина в крови в течение определенного времени при курении сигареты и употреблении различных никотиносодержащих пероральных продуктов.

Однако главный вывод сравнительных исследований заключается в том, что ежедневное количество поглощенного никотина среди пользователей паучей примерно такое же, как и у курильщиков, независимо от того, измеряется ли оно через устойчивые уровни никотина в крови или через продукты никотинового метаболизма.

Также объективные данные показывают определенные преимущества паучей как никотиносодержащего продукта: никотин из паучей поступает в организм медленнее, чем от курения сигарет. Если в одной порции (пауче) содержится, например, 10 мг никотина, то реально при потреблении человек получает в два-три раза меньше никотина.

Снизить содержание никотина

Всероссийский научно-исследовательский институт табака, махорки и табачных изделий (ФГБНУ ВНИИТТИ) проанализировал представленные в ЕАЭС сегодня товары категории бестабачных никотиносодержащих паучей на предмет концентрации никотина и столкнулся с недопустимыми показателями.

Самая острая проблема рынка заключается в том, что потребителям в данной категории предлагаются продукты с чрезвычайно высоким содержанием никотина – до 250 мг в одной порции. Широко известно, что никотин является токсичным веществом и быстрое всасывание его больших доз может привести к летальному исходу. Такое большое количество опасно даже для взрослого человека. При этом в зону риска попадают не только потребители паучей с экстремально высокими дозами никотина, но и те, кто может попробовать их случайно, то есть несовершеннолетние.

Наиболее уязвимой частью социума, к сожалению, оказывается молодежь. В своем поведении подростки чаще следуют эмоциям, а не рациональным аргументам, и эту тягу к «острым ощущениям» используют безответственные маркетологи. Они продвигают модель безответственного «любителя экстрима», употребляющего паучи с высоким содержанием никотина. В результате молодежь оказывается беззащитной перед алчным маркетингом, который ради прибыли забывает о социальных последствиях своих действий.

Должен быть определен разумный уровень никотина, который снизит риск отравлений (в том числе среди молодежи) и в то же время предложит эффективную альтернативу для потребителей, желающих отказаться от сигарет.

Если говорить о нижней границе, то она должна обеспечить удовлетворенность от потребления никотина, сопоставимую с получаемой от курения сигарет, доступных на сегодняшнем казахстанском рынке. На рис. 2 видно, что максимальный уровень никотина в крови после употребления никотинового пауча с содержанием никотина 15 мг сопоставим с максимальным уровнем никотина, получаемом при курении сигареты крепостью 10 мг смолы в дыме сигареты.

Максимальный уровень содержания никотина должен не превышать 20 мг на порцию (пауч). Это гарантирует, что токсикологические риски от случайного употребления будут столь же низкими, как и от употребления традиционных табачных изделий. Указанная цифра получена на основании данных о последствиях случайного употребления никотина, предоставленными токсикологическими центрами. Обзоры таких данных показывают, что, хотя паучи потенциально токсичны, их проглатывание, как правило, не приводит к побочным эффектам или такие эффекты очень ограничены. Результаты 56 тематических исследований показывают, что все серьезные симптомы были обратимыми и не приводили к летальному исходу, – при пероральном приеме внутрь 1,7 мг никотина / кг массы тела. Именно на основе этих данных разумно заключить, что максимальный уровень содержания никотина необходимо ограничить 20 мг на порцию (пауч).

Запретить проще, чем регулировать

Поскольку проблема с распространением высококонцентрированных никотиносодержащих паучей уже есть, ее нельзя игнорировать. Необходимо сочетать регулятивные меры и регламент, определяющий свойства никотиносодержащей продукции.

Если говорить о запретах, то, безусловно, необходимо запретить продажу никотиносодержащих паучей несовершеннолетним – это даже не обсуждается.

Другим шагом должно стать определение законодательных требований к продукту. У паучей есть социальная функция, связанная с тем, что их употребление может снизить зависимость от табака и табакокурения. Евразийская экономическая комиссия предварительно уже включила никотиносодержащую продукцию в перечень продукции, подлежащей регулированию. Интересы потребителей, общества и бизнеса будут учтены, если в нормативных актах и / или технических регламентах максимальный уровень содержания никотина будет установлен в диапазоне 20 мг на порцию (пауч). Аналогичная доза содержится в никотиновых жвачках и аэрозолях, которые продаются в аптеках.

Дополнительным аргументом в пользу регулирования, а не полного запрета, может стать опыт Европы и США. Например, в Швеции, где паучи разрешены, доля курильщиков традиционных сигарет снижается и в настоящее время составляет 4%. Также отмечается общее снижение числа заболеваний, связанных с курением табака. В США в октябре 2019 года никотиносодержащие некурительные продукты перорального потребления были официально объявлены менее вредными, чем сигареты. Производители паучей могут заявлять, что их продукция уменьшает риски заболеваний (рака легких, эмфиземы и т.п.), вызываемых курением. Опыт этих стран позволяет утверждать, что регламентирующий подход является эффективным и социально приемлемым.

Однако общество нуждается не в крайностях, а в тонкой настройке поведения людей, чтобы с помощью продуманного законодательства мотивировать их беречь свое здоровье и жизнь. Наука в состоянии предложить обоснованные нормы содержания никотина в бестабачных паучах, – и государство может использовать результаты профильных исследований, чтобы взять ситуацию под свой эффективный контроль, который помимо ограничения количества никотина в продукции, должен предусматривать введение принципов ответственного маркетинга и запрет продажи такой продукции несовершеннолетним.

На правах рекламы

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: