/img/tv1.svg
RU KZ
Жибек Караманова: «Делиться солидной частью дохода с партнером – это нормально»

Жибек Караманова: «Делиться солидной частью дохода с партнером – это нормально»

Казахстанский арт-рынок на сегодняшний день представляет собой весьма интересный объект: емкость рынка есть, активные игроки – налицо, а вот данных по нему практически никаких. 

14:40 06 Октябрь 2016 4250

Жибек Караманова: «Делиться солидной частью дохода с партнером – это нормально»

Автор:

Элла Лисс

О перспективах казахстанского искусства за пределами страны abctv.kz поговорил с организатором первой в Казахстане международной арт-бизнес конференции «Керемет» Жибек Карамановой.

- Жибек, ни для кого не секрет, что казахстанский арт-рынок сейчас находится тени. Что на ваш взгляд надо сделать, чтобы он перешел на «светлую» сторону?

- Купля-продажа предметов искусства в основном происходит в теневом рынке из-за боязни, что при продаже иностранным покупателям работу зарубеж просто могут не выпустить. В связи с этим необходимо пересмотреть определение культурной ценности в Законе «О культуре». Сейчас определение звучит так: культурные ценности - материальные и нематериальные ценности светского и религиозного характера, имеющие историческое, художественное, научное или иное культурное значение. Как известно, вывоз культурных ценностей зарубеж запрещен, а с таким нечетким, хотя бы в отношении даты изготовления работы, определением есть вероятность, что работы даже современных казахстанских художников могут запретить к вывозу, значит и к продаже зарубеж, что и будет мешать развитию казахстанского арт-рынка.

- Говоря об экспорте, какие перспективы у казахстанского искусства на мировом рынке? 

- В Казахстане настолько огромная концентрация талантливых людей, что перспектив быть замеченными и признанными на мировом арт-рынке - много. Другое дело, это - работа не одного художника. Художник может быть талантливым, но, если у него нет рядом целой машины партнеров, которые бы создали бренд или маркетинговую стратегию по популяризации работ художника, команды консультантов, работы такого талантливого художника могут так и остаться известными только узкому кругу людей. В Казахстане, к сожалению, я заметила, что многие уже состоявшиеся художники, а иногда и молодые, не могут в силу некой гордыни, самолюбия или не всегда оправданных амбиций обратиться к другим за помощью, как грамотно построить продвигать свои работы зарубежом, либо просто не понимают рыночных основ сотрудничества - делиться солидной частью дохода с партнером или так называемым продюсером. Но это необходимо, это нормальная практика во всем мире.

- Какие шаги для этого должно сделать государство? Галеристы? Художники? Что для этого необходимо изменить в законодательстве?

- Прежде всего, я считаю, необходимо пересмотреть Закон «О Культуре», Концепцию культурной политики, разработать Закон о меценатстве, и внести новые положения в законв части оценки стоимости работ именно искусства. Другой помощи ждать не нужно. Да, у государства есть деньги на реализацию творческих проектов, однако, это будет разовой помощью. Проекты на государственные деньги будут разово реализованы, а для системности развития нужен системный подход и сплоченность частных инициатив. Поэтому здесь необходима синергия художника и галереи или художника и профессиональных арт менеджеров, способных одновременно смотивировать художника и продать его работы.

- О необходимости пересмотра законодательной базы сейчас говорят практически все арт-менеджеры. Скажите, на данный момент в Казахстане есть правовое поле, в рамках которого решались бы вопросы, связанные с арт-рынком?

- Да, конечно. Объекты арт-рынка, картины, скульптуры, антиквариат, это предметы, регулирование которых подпадает под гражданско-правовое регулирование. Несмотря на специфику, картины, например, это в первую очередь, предметы торгового оборота, как и мебель, машины, квартиры или ювелирные изделия. Поэтому нельзя говорить, что арт-рынок в Казахстане абсолютно стихиен и нерегулируем.

- Не так давно в Алматы прошла Международная арт бизнес конференция КЕРЕМЕТ. Это было первое настолько масштабное событие в казахстанском арт-пространстве. Подводя итоги прошедшей конференции, что можно сказать по ее результатам?

- На мой взгляд и по мнению ее участников, конференция прошла очень успешно. В Конференции приняло участие более 150 делегатов из 11 стран, многие из которых приехали в Казахстан впервые. Образовался диалог между казахстанскими участниками и экспертами из других стран. Диалог, а иногда бурное и где-то эмоциональное обсуждение различных вопросов между галеристами, художниками и музеями, бизнесменами и государством. Во-первых, важность рассматриваемых вопросов как кредитование под залог объектов искусства или страхование арт объектов привлекли внимание определенных компаний в лице коллекционеров, которые уже обратились за услугами к спикерам, представляющим соответствующие сегменты услуг. Во-вторых, конференция четко показала, в чем конкретно казахстанский арт-рынок уступает другим странам, и необходимые способы, методы и инструменты для каждого из участников арт-рынка в достижении своих целей. Для международных экспертов, которые впервые приехали в Казахстан, Конференция была шансом оценить привлекательность казахстанских объектов искусства в качестве актива, а для художников – возможностью показать свои работы известным арт кураторам и экспертам.  Помимо того, что Конференция образовала площадку для обсуждения и взаимодействия, некоторые делегаты конференции назвали мероприятие просто целым образовательным курсом, который смог многим делегатам за один день расширить понимание мирового арт-рынка, учитывая уровень предоставляемой информации и компетенцию всех спикеров.

- Как вы думаете, изменят ли подобные мероприятия что-то для казахстанского арт-рынка?

- Конференция как площадка взаимодействия, сотрудничества и диалога - это лишь инструмент привлечения внимания к вопросам и проблемам. Решение этих проблем зависит только от самих участников арт рынка. Вопросы не решаются просто так. Нужно действовать, предлагать, и зачастую самим реализовывать свои предложения по решению. Так, например, в данный момент KEREMET Holding по результатам Конференции разрабатывает поправки в законодательство по вопросам культуры и меценатства, которые мы в ближайшее время планируем отправить на рассмотрение соответствующим государственным органам. Без дополненной законодательной основы очень многие инструменты, которые бы помогли развить казахстанский арт-рынок, не приживутся в нашей стране.

Элла Лисс

История в графике

В музее Кастеева открылась выставка Евгения Сидоркина «Мой Казахстан» и состоялась презентация книги об известном советском казахстанском графике «Онтология художественного метода» директора музея Гульмиры Шалабаевой.

14 Октябрь 2020 08:17 1028

Фото: Ольга Власенко

Это второе, дополненное издание авторской монографии, которая увидела свет к 90-летию выдающегося художника. Евгений Сидоркин смог глубоко проникнуть в культуру Казахстана и создать яркие характеры мифологических и исторических героев, как воинственных батыров Алпамыса, Камбара, Ер-Таргына, так и изящных казахских красавиц Баян-Сулу и Кыз-Жибек. Он отразил в графике целые страницы казахской истории и народного эпоса. Евгения Сидоркина интересовала не только казахская, но и киргизская культуры, разницу между которыми ему удалось передать в сюжетах и образах, а также стилистически – в орнаментализме. Фольклор для художника – это не просто эстетическое, но и этическое измерение – представления народа о добре и зле, счастье и справедливости, пояснила куратор выставки Кульжазира Мукажанова.

В экспозиции представлены практически все известные серии – «Веселые обманщики», «Казахский эпос», «Читая Сакена Сейфуллина», «Казахские народные игры».  Первой работой, созданной в Казахстане, стали брызжущие задорным смехом и юмором акварельные листы серии «Веселые обманщики» – здесь и веселый Алдар-Косе, и лукавый Жиренше, и беззаботный мальчик из «Сорока небылиц». Серия «Из мглы веков» создавалась Сидоркиным в течение восьми лет, с 1971 по 1979 г. Это станковые произведения, в которых запечатлены размышления художника об истории казахского народа. Он избирает период феодальных междоусобиц – «жестокий век» с его распрями, культом силы, войнами. В 1970-е годы были приняты поездки художников на индустриальные объекты. По впечатлениям от поездки родилась серия «На земле казахстанской», в которую вошли сюжеты, посвященные Байконуру, темиртауской Магнитке, хлеборобам Казахстана. Героями серии стали простые рабочие, их обычные трудовые будни. В 1970-х – начале 1980-го года художник выполняет иллюстрации к роману М. Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города», серию автолитографий «Гаргантюа и Пантагрюэль».

Как отметила автор научной монографии Гульмира Шалабаева, уникальность этого художника в том, что он первым стилизовал в графическом языке звериный стиль. В Казахстане уже не создают таких высокопрофессиональных и филигранных станковых произведений, рассматривая графику больше как иллюстрацию. Это трудоемкое и сложное для восприятия искусство сейчас не популярно. Поэтому знакомство с творчеством классика казахстанского искусства становится особо значимым и ценным событием для зрителей. Выставку можно посмотреть до 9 ноября.

Ольга Власенко


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Ансаган Мустафа – об искусстве без границ и плагиаторах

Известный социальный художник и бизнесвумен Ансаган Мустафа рассказала на своем примере inbusiness.kz, как творческий человек может стать предпринимателем.

26 Август 2020 08:00 5464

Ансаган Мустафа известна не только в Казахстане, но и за рубежом. Ее рисунки давно уже разошлись по миру. Они не оставляют равнодушными сердца, бьют в самую точку. Будь это тема домашнего насилия, коронавируса, проблема отцов и детей или диванных экспертов. Она словно врач и психолог, только в совсем в другом жанре.

В одно время Вы заявили о себе социальными рисунками. Откуда у Вас такое чутье, жизненный опыт?

На социальную тему я рисовала давно, печаталась в газете «Ақ босаға» – это семейное издание, поднимающее острые проблемы общества. Поэтому перед глазами было много жизненных историй. В 2010 года начали свое развитие соцсети, Facebook, чуть позже Instagram. Все художники перешли туда, и я тоже. Появился большой интерес, общение с подписчиками, очень сильная обратная связь.

О соцсетях. Вы пишете на казахском, я знаю, что Вас читают и те, кто не владеет госязыком, в их числе иностранцы.

Рисуя, я представляла казахскую женщину, ребенка, мужчину, все на примере нашей жизни. Я думала, эти проблемы волнуют только наше общество. Но рисунки были опубликованы во многих странах, переведены на 20 языков. И я поняла, что границ нет, бытовые проблемы есть везде. Те же аборты, рукоприкладство в отношении женщин.

Были отклики из Бразилии и Италии. В Италии есть город Сиракузы, там есть активист, выступающий за права женщин, влиятельный человек. Он, помню, написал мне: «Мне очень жаль женщин в Казахстане». После его репостов мои интервью вышли в итальянских СМИ.

Вы не остались в стороне от слов Омара Жалела о женщине-маркере, который имеет свойство высыхать и быть ненужным. Я знаю, что Вас критиковали за рисунок, но все же Вы остались при своем мнении.

Мне не понравилось его высказывание, как и многим девушкам. Поэтому пришлось наказать его немножко. (Смеется.) Женщина вправе получать образование, нести свою голову гордо. Она драгоценность, а не товар.

Вы не только художник, но и бизнесвумен, Ваши футболки покупают и первые лица страны. Как сейчас Ваш бизнес в период пандемии?

Бизнес появился спонтанно. Расскажу вкратце его историю. Пять лет назад был указ о праздновании 550-летия Казахского ханства. Я обрадовалась и решила внести свою лепту. Думаю, сделаю футболки для молодежи. Нарисовала один дизайн и закинула его в Facebook с таким вызовом, что если рисунок наберет больше 550 лайков, что символично исторической дате, то до лета сделаю 55 разных версий футболок! «Наполним улицы национальным колоритом», – дописала я к посту. Это была полушутка-полуправда. Буквально через минуты отреагировало больше тысячи человек, пошли комментарии.

В это время мои друзья стали рисовать мне бизнес-план, все по полочкам разложили. И мне осталось изучить все комментарии и работать над темами. Я подумала, раз такая обратная реакция, значит, ниша свободна, и начала этим заниматься.

Ближе к лету выполнила свое обещание, 55 версий выложила на своей странице. Предложила распечатать заказчикам самим. Но они просили меня прислать уже готовую продукцию. У меня был такой творческий подъем, адреналин зашкаливал: мои рисунки нужны людям! И я начала двигаться. С каждым разом заказов становилось больше, в соцсетях мою продукцию рекламировали мои покупатели. Я стала не успевать, наняла водителя, потом помощницу, бухгалтера, и так пошло-поехало. Бизнес рос. Сама в шоке. (Смеется.)

Сейчас уже и покупатели постоянные, и партнеры.

Что касается нынешнего периода, в связи с пандемией спрос упал, у людей не было настроения. Самым кризисным был июнь, многие болели. Хотя ранее этот месяц был активным в плане продаж. В августе пошли заказы, люди выздоровели и начали искать нашу продукцию.

Легко ли творческому человеку в бизнесе? В бизнесе нужно быть жестче, работать, совершенствоваться, идти вперед. Много ошибок сделано из-за отсутствия опыта.

Я знаю, что Ваши работы плагиатили в Китае, судились ли Вы с ворами?

Три года назад у нас только вышли футболки с национальными нагрудными украшениями – алқa. Сами покупательницы мне присылали фото старинных драгоценностей, доставшихся им по наследству от бабушек, я воспроизводила их и музейные экспонаты. Так вот, эти рисунки стали копировать в Кыргызстане, Узбекистане и Китае.

Я даже как-то поймала одну женщину с рекламой, она посоветовала пойти на барахолку, где идут массовые продажи. Пришлось ехать на базар. Там чуть не упала – все мои рисунки во всех цветах радуги! А я еще такого себе позволить не могла, потому что нужны ли были вложения, мы постепенно к этому шли.

После этого я стала патентовать свои работы в минюсте, они мне делали патент девять месяцев, за это время контрафакт уже разошелся. А в следующем сезоне выяснилось, что наш патент действует только на территории Казахстана. То есть с ним невозможно запретить что-либо делать в чужой стране. Я должна быть гражданкой Китая, чтобы остановить их. Зря потеряла полгода, нервы. Потеряла партнеров, они закупились на базаре.

У Вас недавно был пост, что какая-то фирма использовала Ваш рисунок для изображения мурала в Кокшетау.

Да, я их нашла, они открещиваются тем, что изображением занимались другие люди и их уже нет в стране. Мол, к ним и обращайтесь. И эта фирма, которая занимается оформлением города. Мало ли какой сотрудник там работал, раз накосячили – фирма должна отвечать.

Я тегнула акимат Кокшетау, мне позвонил сотрудник акимата, его проинформировали, что юристы разбираются по этому вопросу. Подожду недельку. И если не будет ответа – пойду в суд.

В целом во многих городах есть билборды с моими рисунками, ко мне звонили и просили, я всегда шла навстречу. Если это кого-то спасет от беды, я буду рада. Давала бесплатно. Но тут другой случай, поскольку без спроса.

Какие у Вас планы на будущее?

Хочу развиваться дальше, но сейчас главное – выжить, не потерять фирму. Нас стало меньше, конечно, жалко, но это мелочи по сравнению с тем, что происходит в стране.

Айгуль Тулекбаева


Подпишитесь на наш канал Telegram!