/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 26 963,08 РТС 1 406,91
Hang Seng 26 826,59 FTSE 100 6 843,43
KASE 2 302,72 Brent 51,18

Рабочее место пусто не бывает

Как может выглядеть рейтинг акимов областей, исходя из главного требования президента.

04 Февраля 2020 08:12 3277

Рабочее место пусто не бывает

Автор: Виктор Верк

Как подчеркивал президент Республики Казахстан Касым-Жомарт Токаев, один из основных критериев, по которым нужно оценивать эффективность региональных акимов, – продуктивная занятость, то есть создание новых качественных рабочих мест.  Находясь с рабочей поездкой в Восточно-Казахстанской области, он заявил: «Для меня основным критерием оценки эффективности работы акимов является количество созданных новых рабочих мест, уровень заработной платы и условия труда».

Если попытаться составить рейтинг акимов, исходя из этих требований, то, по данным на сентябрь 2019 года,

в безусловных лидерах окажутся:

  • аким Алматы Бакытжан Сагинтаев (33,6 тыс. рабочих мест.),
  • глава Алматинской области Амандык Баталов (27,9 тыс.)
  • аким Мангистауской Серикбай Трумов (22 тыс.) областей.

А в аутсайдерах:

  • рулевой Кызылординской области Куанышбек Искаков (8,7 тыс.),
  • аким Западно-Казахстанской области Гали Искалиев (9,8 тыс.)
  • глава Акмолинской области Ермек Маржикпаев (9,4 тыс.).

Интересно, что в передовиках – традиционные лидеры рейтингов акимов по версии ЦСПИ «Стратегия» и Sayasat Monitoring – за исключением Трумова.

Но, объективно говоря, одним лишь количеством созданных рабочих мест вряд ли можно добиться эффекта полной занятости. Почему у нас каждый год растет число трудоустроенных, а уровень безработицы практически не меняется -4,8-5 процентов трудоспособного населения? Вот как отвечает на этот вопрос известный экономист Айдархан Кусаинов: «Да просто в пределах ротации на крупных и средних предприятиях, на которых у нас занято 2,8 млн человек, один миллион просто увольняется и принимается на работу. То есть каждый год у нас крупные и средние предприятия принимают по миллиону человек, которые, понятно, просто переходят между предприятиями. И, когда мы считаем статистику по трудоустроенным, мы забываем о том, что человек из одного места уволился, а что в другое место пришел работать, мы помним и говорим, что это произошло благодаря программе «Еңбек».

Эксперт считает, что нам надо перестать «мухлевать с цифрами» и прибавить к 4,8 процента официально безработных еще 16 процентов так называемых непродуктивно занятых, доходы которых ниже прожиточного минимума.

И тогда наш рейтинг акимов по количеству созданных рабочих мест и главное – по их качеству будет выглядеть иначе. Скорее всего, на первых позициях окажутся регионы, привлекшие больше других прямых иностранных инвестиций (ПИИ) и создавшие с их помощью высокотехнологичные рабочие места. Несомненно, президент имел в виду именно это, говоря об уровне зарплаты и условиях труда.

В лидерах здесь аким Атырауской области Нурлан Ногаев(правда, уже бывший, в декабре его сменил Махамбет Досмухамбетов). За ним идет уже упомянутый Бахытжан Сагинтаев, а замыкает тройку «призеров» глава Восточного Казахстана Даниал Ахметов. За ним следует Гали Искалиев – один из аутсайдеров нашего «рейтинга» по новым рабочим местам.

Как ни печально, созданных за счет ПИИ рабочих мест гораздо меньше, чем даже официально зарегистрированных безработных, а если учитывать непродуктивно занятых – вообще капля в море. Основным источником инвестиций в трудоустройство безработных остаются бюджетные средства по государственной программе содействия занятости «Енбек», программ развития территорий, инвестиционных проектов, программ по стимулированию развития малого и среднего предпринимательства. Это не решает проблему качества новых вакансий, но позволяет чиновникам министерства труда и социальной защиты населения рапортовать об успехах.

Так, на 1 октября прошлого года, по данным МТСЗН, было создано 332 тысячи рабочих мест – при том, что общее число официально зарегистрированных безработных 443 тысячи. Правда, большая часть вакансий создана в оптово-розничной торговле – 35,8 тыс. В сфере строительства создано 32,9 тыс., сельском, лесном и рыбном хозяйстве – 31,2 тыс. Иначе говоря, это неквалифицированная либо низкоквалифицированная работа.

Впрочем, в последние годы эффективность таких шагов государства вызывает у экспертов большие вопросы.  Вот что говорил в прошлом году на одном из круглых столов независимый исследователь рынка труда Данияр Молокандов: «По результатам всех программ занятости с 2011 года по 2018 год получается, что через программы занятости в общей сложности прошло примерно два миллиона человек (1 млн 737 тыс. человек, если быть точным). Трудоустроено на постоянную работу 857,6 тыс. человек. Кредиты получили 54,2 тыс. человек. Несмотря на это безработица как была в районе 5-4% (400+ тыс. человек), так и остается в этом коридоре. Это в принципе уровень полной занятости в стране, и это на самом деле тревожный знак. Думаю, если мы не придумаем, как прорвать этот потолок,  все программы занятости, все государственные расходы на социальную сферу и т. д. будут просто способствовать увеличению текучки кадров, увеличению инфляции и приведут к кризису».

Очевидно, что этот кризис уже наступил. Не зря же внештатный советник президента Олжас Худайбергенов отметил, что основных требований людей к власти всего два – жилье и работа. А упомянутый уже аналитик Айдархан Кусаинов резюмирует: «На самом деле в стране с безработицей 4,8% проблема трудоустройства не может быть острой, она не может так обсуждаться, она не может находиться в топ-10 проблем общества. То есть интуитивно понятно, что у нас безработица гораздо выше, но мы в этом не признаемся и придумываем некую программу. Понятно, что в рамках этой программы тратится в 5 раз больше денег, чем в России, потому что россияне реально решают проблему безработицы, а мы завуалировано помогаем безработным, которых не признаем безработными. В этой связи, мне кажется, нужно принципиально пересмотреть предмет, честно признаться и сказать, что мы делаем. А у нас все время в тезисах вижу «удовлетворить текущий спрос», но у нас уже десять лет занятых людей – 2,8 млн человек на крупных предприятиях и в госсекторе. Больше такого стабильного спроса нет, и, пока его не создать экономической политикой, можно кого угодно воспитывать, учить, финансировать, заставлять и т. д., но если нет спроса, то нет и труда».

Очевидно, что в такой ситуации для большинства региональных акимов можно говорить скорее об антирейтинге. Отсутствие эффективной промышленной политики, низкое качество трудовых ресурсов, проблемы с переподготовкой кадров – все это делает достижение поставленной президентом задачи создания продуктивных рабочих мест с высокой зарплатой и хорошими условиями труда довольно проблематичным. Если в Алматы, Нур-Султане, Восточном Казахстане и отчасти в западных нефтедобывающих регионах предпринимаются усилия по созданию технологически современных предприятий с высокой добавленной стоимостью (в основном за счет ПИИ), то на традиционно аграрном юге речь идет в основном о неквалифицированной, а вдобавок временной (сезонной) занятости. Переломить эту тенденцию пытается, пожалуй, только глава Алматинской области Амандык Баталов, давно зарекомендовавший себя умелым переговорщиком с потенциальными инвесторами – как иностранными, так и внутренними. Причем, в Семиречье в последние годы акцент переносится с аграрно-сырьевого на перерабатывающий вектор – производство сахара из местного сырья, а также консервированных овощей и фруктов.

Такая промышленная политика дает результаты: по количеству созданных за весь прошлый год рабочих мест Алматинская область на лидирующих позициях[*] создано 48 тысяч рабочих мест. В том числе 31 тысяча постоянных.

В Алматы второй показатель – 36 тысяч, тем не менее, в мегаполисе традиционно высокий уровень безработицы, особенно молодежной. К слову, лидер нашего рейтинга рабочих мест Алматинская область одновременно оказалась в антилидерах по числу нетрудоустроенной молодежи – более 8 тысяч человек.

Однако по качеству рабочей силы и потенциальному спросу на нее южная столица вне конкуренции, тогда как Алматинская область близка к исчерпанию возможностей создать новый спрос.

Среди аутсайдеров обращают на себя внимание два нефтяных региона – Кызылординская и Западно-Казахстанская области. Обе возглавляют акимы «токаевского» призыва Куанышбек Искаков и Гали Искалиев. Им, по всей видимости, еще предстоит доказать президенту свое соответствие одному из главных критериев эффективности регионального руководителя.


 [*]итоговые данные за 2019 год представлены не по всем регионам Казахстана.

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: