/img/tv1.svg
RU KZ
«Астанаэнергосбыт» испытывает кассовые разрывы

«Астанаэнергосбыт» испытывает кассовые разрывы

Компания отрицает возможность дефолта и последствия банкротства Эксимбанка.

10:17 14 Ноябрь 2018 2877

«Астанаэнергосбыт» испытывает кассовые разрывы

Автор:

Данияр Сериков

Основная энергоснабжающая организация столицы, «Астанаэнергосбыт», испытывает кассовые разрывы. Об этом на отчётной встрече по снабжению тепловой энергией в 2015-2017 годы в Астане заявил глава компании Александр Зинкевич.

«Заключён определённый график гашения (долгов перед предприятиями «Астанаэнергосервиса», в основном «Астана-Теплотранзит». – Ред.). Если в начале года мы должны были сумму порядка двух миллиардов тенге, на сегодняшний день мы путём привлечения кредитов частично расплачиваемся, и на конец года мы останемся должны 853 миллиона именно АО «Астана-Теплотранзит» за транспортировку тепловой энергии. Это складывается ввиду недостаточности тарифа из-за дифференциирования (в зависимости от норм потребления, типа потребителя – юрлица или физлица и других факторов. – Ред.). И второй момент – это, конечно же, кассовые разрывы, которые у нас существуют, связанные, во-первых, с тем, что потребители платят позже, чем мы должны рассчитываться сами по договорам на покупку и транзит электрической энергии. Если мы платим сегодня, то потребитель нам оплачивает через месяц-два. И, учитывая уровень дебиторской задолженности, определенная часть потребителей систематически недоплачивает, с которыми мы проводим определённую работу. Из этого складывается, конечно, наша задолженность, потому что своевременные платежи потребителей напрямую влияют на расчёты с генерирующими и сетевыми компаниями», – пояснил он, комментируя вопрос abctv.kz.

По данным «Астанаэнергосбыта», на 1 ноября 2018 года просроченная дебиторская задолженность потребителей за тепло в Астане составляла 740 млн тенге.

Банкротство Эксимбанка, ранее аффилированного с материнской компанией «Астанаэнергосбыта» – Центрально-Азиатской энергетической корпорацией (ЦАЭК), не повлияло на доходы столичной энергосбытовой компании, заявил Зинкевич, отвечая на вопрос портала Atameken Business. Он отмёл какую-либо возможность дефолта «Астанаэнергосбыта». По его словам, население не всегда может оплачивать свои долги по энергосбытовым услугам вовремя, платежи часто растягиваются, с потребителями формируются разные графики рассрочки, в то время как сбытовая компания своевременно расплачивается с генерирующими и передающими поставщиками, чтобы не сорвать отопительный сезон. В основной массе платежи собираются через месяц после оплаты главных услуг со стороны «Астанаэнергосбыта», но есть и такие проблемные потребители, с которыми энергоснабжающая организация работает с временным лагом в шесть-восемь месяцев.

В ходе слушаний представитель «Астана-Теплотранзита» Руслан Аралбай задал Александру Зинкевичу вопрос о том, получает ли «Астанаэнергосбыт» косвенные доходы от размещения собираемых за тепло средств на банковских депозитах. По его расчётам, сумма финансовых потоков «Астанаэнергосбыта» по тепловым услугам может достигать примерно 18 млрд тенге, так как в столице поставляется примерно 6 млн Гкал ежегодно при средневзвешенном тарифе в 3 тыс. тенге за Гкал. На этот вопрос Зинкевич ответил отрицательно.

Печальный расклад

По информации заместителя гендиректора по экономике и финансам Лидии Гуляренко, отчитавшейся по тарифной смете и инвестпрограммам «Астанаэнергосбыта» в сфере снабжения тепловой энергией за 2015-2017 годы, в динамике этих лет 54-58% среднеотпускного тарифа на тепло в столице занимал компонент услуг по его выработке на ТЭЦ, принадлежащих предприятию «Астана-Энергия». 41-42% в тарифе занимают затраты на оплату услуг на транспортировку через тепловые сети «Астана-Теплотранзита». При этом снабженческая надбавка остаётся на уровне 35 тенге на протяжении последних десяти лет с 2009 года. Это не превышает и 1% тарифа на тепло, заявляют в энергоснабжающей компании.

В своей презентации Гуляренко наглядно показала, что тариф на тепло в столице рос в основном из-за увеличения расценок на производство тепла – в 2015 году они были на уровне 1238 тенге за Гкал, а к 2017 году выросли на 45%, до 1584 тенге на Гкал. В то же время стоимость транспортировки тепловой энергии в тарифе увеличилась на 25%, с 968 тенге в 2015 году до 1097 тенге за Гкал в 2017 году.

В итоге в финансовых потоках энергоснабжающей компании затраты на закуп услуг по производству тепла у «Астана-Энергии» составили около 6 млрд в 2015 году и 8,6 млрд в 2017 году, а расходы на возмещение услуг по передаче тепла «Астана-Теплотранзиту» – 5 млрд тенге в 2015 году и 6 млрд в 2017 году. Затраты самого «Астанаэнергосбыта» на теплоснабженческом направлении в 2015 году составили 189 млн тенге, двумя годами позже – 195 млн тенге. Структура расходов сбытовой компании в эти годы на снабжение тепла на 60% формировались за счёт выплаты зарплаты, часть затрат уходила на содержание сервис-центров и инвестиции.

На тепле энергосбытовая компания зарабатывает примерно 20-30% своих доходов, остальная выручка приходится на продажу электричества, уточнил в комментарии abctv.kz Александр Зинкевич.

В «Астанаэнергосбыте» заверяют, что уровень среднемесячной зарплаты его работников, отражённый в утверждённом на пять лет, до 2020 года, снабженческом тарифе на тепло, составлял 81 тыс. тенге в 2015 году и почему-то снижался до 79 тыс. тенге в 2017 году. Это гораздо ниже средних ориентиров по оплате труда по энергоотрасли в 115 тыс. тенге в 2015 году и 138 тыс. тенге в 2017 году, хотя сбытовая компания не может считаться полностью энергетической, если рассудить логически. Сейчас низкие для столицы зарплаты на уровне 90 тыс. тенге в месяц не позволяют «Астанаэнергосбыту» найти работников, поэтому его коэффициент текучести кадров достигает 52%. Штатная численность компании превышает 680 сотрудников.

Со своей стороны отметим, что недавно на сайте «Астанаэнергосбыта» появились два объявления о годовой аренде автомобилей марок Toyota Camry и Land Lexus на сумму более 11 млн тенге. Возможно, сбытовой компании следовало бы перенять опыт предприятий «Астанаэнергосервиса», которые сейчас пользуются услугами столичных такси для снижения своих транспортных затрат, что приносит несколько сотен тысяч сэкономленных тенге в их тарифные сметы.

Мизерные инвестиции

Инвестиции, заложенные «Астанаэнергосбытом» в своей тарифной программе на пять лет, до 2020 года, предполагали, что в 2015 году сбытовая компания вложит в обновление фондов 6 млн тенге, а в 2016-2017 году – по 11 млн тенге. Согласно правилам, источниками инвестиций могут послужить прибыль и амортизационные отчисления. В 2015 году прибыль по теплоснабжающему тарифу в компании ожидалась на уровне в 517 тыс. тенге, а потоки от амортизации – в объёме 5,5 млн тенге, в сумме получается 6 млн тенге. В 2016-2017 годах прибыль ожидалась на уровне 3 млн тенге ежегодно и 8 млн тенге в виде амортизационных отчислений, или по 11 млн тенге вкупе.

Исходя из инвестпрограммы на 2015 год, «Астанаэнергосбыт» потратил 1 млн тенге на 26 кресел для посетителей и закупил 20 новых компьютеров на 5 млн тенге, что, впрочем, не сильно, всего на 6% снизило степень их износа в общем по организации, где пользователями являются примерно 300 человек. За счёт инвестиций в 2016 году было внедрено новое программное обеспечение «1С: Биллинг» вместо ранее использовавшейся системы «Галактика», что позволило осуществлять начисления при большем разнообразии тарифов в интеграции с бухучётом предприятия и повысило производительность операционистов. 11 млн инвестиций прошлого года было потрачено на приобретение серверного оборудования, отчитались в «Астанаэнергосбыте».

Расходящийся тариф

Согласно сведениям руководства энергосбытовой компании, утверждённый средневзвешенный тариф на 2016 год намечался на уровне 2589 тенге за Гкал, но фактически он сложился в тот период в размере 2582 тенге. Такой результат принёс убытки 36 млн тенге, утверждают в сбытовой организации. Аналогичным образом тариф на 2017 год был утверждён на уровне 2716 тенге, но среднеотпускной получился на 15 тенге ниже – 2701 тенге, от этого компания понесла ущерб в 94 млн тенге вместо 3 млн прибыли на фоне растущего потребления тепла, так как общие затраты на 191 млн тенге не были и наполовину покрыты, заявляют в «Астанаэнергосбыте». Похожие тенденции складываются в первые девять месяцев 2018 года, где фактический тариф ниже на семь тенге утверждённого в 2887 тенге – это уже привело к убыткам в 131 млн тенге, сетуют в энергоснабжающем учреждении.

«Ввиду того, что у нас существуют дифференцированные тарифы по объёмам потребления, по делению на физические и юридические лица, то в конечных счетах, которые выставляются потребителям, эта сумма, которая нам была установлена, она не доходит. И мы выставляем счета фактически в убыток на сегодняшний день. По итогам девяти месяцев текущего года мы недовыставили потребителям 131 млн тенге. Данный тариф утверждён на пять лет, и если брать базовую структуру, то вроде бы она должна была складываться, но именно дифференциация даёт убытки предприятию, и в итоге эти суммы потребителю не выставляются. При выходе на последующий тариф (очевидно, на период 2020-2025 годов. – Ред.), который мы будем утверждать по тепловой энергии, эти убытки уже будут учитываться при его рассмотрении. Мы будем показывать этот уровень убытков, доказывать, как он складывается, и он согласно правилам дифференциации подлежит возмещению через тариф. На сегодня мы идём с убытком в течение всего пятилетнего периода», – пояснил Зинкевич, комментируя вопросы СМИ.

До этого в 2015 году «Астанаэнергосбыт» уже получал возмещение убытков, из-за того что в конце 2014 года «Астана-Теплотранзит» утверждал на этот период более высокий тариф, что сказалась на доле доходов энергоснабжающей организации.

Ценовое реагирование

Комментируя недавнюю прокурорскую проверку тарифообразования «Астанаэнергосбытом» в снабжении электричеством, Зинкевич подтвердил, что с ноября 2018 года «Астанаэнергосбытом» был введён новый тариф для потребителей электроэнергии. Он отразится в квитанциях за этот месяц. Напомним, до этого в КРЕМиЗК сообщали, что якобы столичная энергоснабжающая организация закупала более дешёвое электричество от сторонних источников, поэтому получила сверхдоходы на сумму 1,5 млрд тенге. Именно их прокуратура рекомендовала возместить потребителям. Срок действия сниженного тарифа будет зависеть от динамики цен на электричество, сбыт электричества дерегулирован, поэтому «Астанаэнергосбыт» сможет обратиться с новым тарифом в КРЕМиЗК за месяц до его увеличения, пояснил Зинкевич.

Полученную разницу в доходах он аргументировал тем, что до недавнего времени ТЭЦ-2 Астаны обеспечивала только 50% потребности в электричестве столицы в сравнении с нынешним уровнем в 70-75% после увеличения мощностей «Астана-Энергии». Поэтому остальные объёмы электричества закупались в отчётные годы у шести-восьми компаний, среди которых есть Экибастузские ГРЭС, «Алюминий Казахстана», Шульбинская ГЭС, а также электростанции в СКО и ВКО, Павлодарской области. Такие альтернативные источники обычно не дают объём гарантированной поставки электроэнергии, поэтому точно спрогнозировать его приобретение на перспективу практически невозможно.

По словам Зинкевича, складывающаяся разница в ценовой динамике электричества от сторонних поставщиков из других регионов влияет на формирование убытка или дополнительного дохода, ведь у каждого источника свои цена и объёмы. Из этих факторов и складывается средневзвешенная цена, на которую ориентируется энергосбытовая организация. Исходя из рыночных соображений, компания пытается купить электричество там, где дешевле, поэтому по факту энергоснабжающая организация срабатывает ниже средней ценовой планки, утверждённой антимонопольным комитетом, разъяснил топ-менеджер.

Данияр Сериков

Почему повышаются тарифы на электроэнергию?

Телемарафон в прямом эфире ATAMEKEN BUSINESS.

24 Июль 2020 10:28 6122

Фото: Максим Морозов

Как повышение тарифов на электроэнергию отразится на бизнесе?

С 1 июля в Казахстане скорректированы предельные тарифы энергопроизводящих организаций, их рост, согласно прогнозу, составит в среднем 16% по стране.

У 34 энергопроизводящих организаций тариф увеличен, у девяти сохранен на прежнем уровне, у одной организации снижен. Решение скорректировать тарифы объяснялось «независящими от энергопроизводящих организаций» причинами: ростом затрат на приобретение топлива, объемы электрической энергии из возобновляемых источников, обязательными платежами в бюджет и услугами системного оператора.

«Также это связано с новой методологией расчета фиксированной прибыли», – добавляет заместитель директора департамента экономики и тарифообразования НПП «Атамекен» Саид Алимбаев.

Покупаем дорого, продаем дешево

«Я долгие годы занимаюсь тарифом, в нашей области в том числе, являюсь членом комиссии по тарифам», – присоединился к обсуждению предприниматель из Карагандинской области Николай Абт.

Он напомнил, что в 2013 году была принята инвестиционная программа «Тариф в обмен на инвестиции». «Станциям, у которых тариф был в пределах 3,5 тенге, у кого-то чуть больше, у кого-то – чуть меньше, сделали тариф в два, а кому-то и в три раза больше. Взамен они должны были инвестировать в капремонт. Наша ТЭЦ-3, например, за это время построила новый котел, запустила новую турбину», – говорит спикер.

По его словам, какие-то организации выполнили программу, какие-то – нет. «В 2018 году программа закончилась, и все должны были вернуться к прежним тарифам, но министерство не проконтролировало этот вопрос, и они проработали с повышенным тарифом до 2019 года. Мы обратились в Генпрокуратуру, к президенту страны. В итоге тарифы снизили, но в среднем до 6 тенге. Сейчас поднимают на 20%, насколько это связано с подорожанием угля или каких-то составляющих – непонятно», – отмечает собеседник.

Ведущий телемарафона Данил Москаленко зачитал сообщение от минэнерго: «В 2019 году из-за износа мощностей, недостаточной маневренности и многочисленных аварийных ситуаций Казахстан вынужденно закупил услуги по регулировке электрических мощностей у соседних стран более чем на 8 млрд тенге, что в конечном счете оказывает отрицательное влияние на тариф для казахстанцев».

В ответ на это Николай Абт напомнил, что на северо-востоке Казахстана образуется излишек электроэнергии, его продают в Россию, там электроэнергия стоит дороже, чем у нас, но мы продаем всего по 4 тенге. А в западных регионах Казахстана, где, наоборот, есть дефицит, электроэнергию закупают в России, но «почему-то по 20 тенге».

«Сейчас нам предлагают энергию (на внутреннем рынке. – Ред.) по 7 тенге, хотя реальная себестоимость ее на станциях – 3 тенге, 3,5 тенге, 2,8 тенге», – говорит собеседник.

Зимой расходы вырастут еще

Заместитель директора Палаты предпринимателей г. Шымкент Кайрат Акенов рассказал, что в городе есть основная энергоснабжающая организация (не считая той организации, которая поставляет электроэнергию в индустриальные зоны), обеспечивающая потребителей. Ее тариф сейчас – 27,70 тенге без НДС. Его планируют повысить до 30,39 тенге, это проект, он на стадии защиты. Обоснование – по причинам повышения тарифов энергопроизводящих компаний от 12% до 25%.

«В городе Шымкент официально действующих субъектов предпринимательства – более 70 тыс. Из-за повышения тарифов может пострадать большинство из них. Я созванивался с рестораном, в летний период он потребляет примерно 30 тыс. кВт∙ч, оплата в месяц – 800 тыс. тенге. Но это с учетом того, что пока работают только летники. Зимой ресторан будет отапливаться, расходы вырастут до 1,5 млн тенге», – рассказал собеседник.

Как снизить тарифы и не вызвать риски

«Конечная цена для потребителя складывается из предельного тарифа энергопроизводящих организаций, тарифа на передачу электроэнергии и снабженческой надбавки. Поэтому изменение тарифа при производстве по цепочке вносит свой вклад в изменение конечной цены для потребителя по разным регионам», – поясняет представитель НПП «Атамекен» Саид Алимбаев.

Он рассказывает, что проект приказа по корректировке предельных тарифов на электроэнергию поступал на рассмотрение в Нацпалату, после чего Нацпалата отметила, что рост предельных тарифов повлечет за собой повышение конечной цены на электроэнергию и также окажет мультипликативный эффект на другие тарифы – на тепло- и водоснабжение.

«Естественно, это вызовет рост затрат предпринимателей, малого и среднего бизнеса – в первую очередь», – комментирует спикер.

По его словам, НПП предложила провести расчеты конечных тарифов и цен, проанализировать, как изменение предельных тарифов на электроэнергию, отразится на стоимости для конечных потребителей. На заключение Нацпалаты минэнерго направило ответ: в настоящее время миннацэкономики проводит расчеты конечных цен на электроэнергию по группам потребителей с учетом влияния увеличения тарифов энергопроизводящих организаций во втором полугодии.

«Ситуация усугубляется перекрестным субсидированием тарифов для населения за счет тарифов для юридических лиц. Поэтому одно из основных наших предложений – разработка мер по уменьшению этой разницы с учетом необходимости принятия мер адресной поддержки социально уязвимых слоев населения», – говорит Саид Алимбаев.

Также, по его словам, Комитет по регулированию естественных монополий рассматривает варианты снижения сумм инвестиционных программ с указанием мероприятий, подлежащих исключению или переносу на следующий год. «Но это вызывает риски ухудшения экономики самих субъектов естественных монополий и риски ухудшения качества и надежности предоставляемых регулируемых услуг», – отмечает спикер.

Слишком много забирают посредники

Саид Алимбаев поясняет, что законодательство в области электроэнергетики и сам «профильный» закон предполагает утверждение предельного тарифа энергопроизводящих организаций на семь лет, но при необходимости корректируется, что заложено в правилах утверждения предельного тарифа на электрическую энергию. «То есть в соответствии с законодательством минэнерго производит корректировку предельных тарифов. Вместе с тем в законе нет ограничений на количество корректировок», – продолжает эксперт.

«А может быть, нам стоит внести законодательную поправку, которая жесткие меры пропишет?» – задал вопрос Данил Москаленко.

«Никаких законодательных изменений делать не надо, надо просто соблюдать те законы, которые сегодня существуют», – ответил Николай Абт.

Свою мысль он пояснил так. В Алматы и для населения, и для юридических лиц, и для бюджетных организаций электроэнергия стоит 17 тенге. В Караганде некоторые юрлица, причем даже не производственные компании, получают электроэнергию по 4 тенге, а бюджетные организации – детские сады, школы – по 40 тенге. В законе о бюджете сказано: запрещена дотация из бюджета частных компаний. Разница в тарифах – это «скрытая дотация», хищение бюджетных средств. «По-другому мы это не понимаем», – делится мнением предприниматель.

Он считает, что нужно демонополизировать рынок, вводить рыночные рычаги. «В мировой практике генерирующие станции получают 70% от продажной цены, 30% получают все посредники, которые доставляют электроэнергию до потребителей. У нас: 7 тенге – средняя цена генерирующих станций, это новая цена с учетом повышения. А мы, юрлица, платим 24 тенге без НДС. То есть посредники забирают всю основную маржу, там и станциям не достается», – обрисовывает положение вещей спикер.

Скачки тарифов – шок для бизнеса

Исполнительный директор казахстанской ассоциации производителей цемента и бетона «QazCem» Ербол Акымбаев отметил, что повышение тарифов, конечно, оказало негативный эффект на предприятия отрасли, потому что в себестоимости продукции – цемента – электричество занимает от 20% до 30%.

«Но говорить однозначно о том, что повышения не должно быть, мы не можем. По многим причинам. Прежде всего, потому что казахстанской экономике, промышленности нужна своя энергетика. Если не будем ее поддерживать, то просто останемся без энергии, без чего не может быть ни промышленности, ни эконмического развития», – отмечает спикер.

Вместе с тем, отмечает он, единовременное повышение тарифа, а скачок в зависимости от региона был от 15% до 27%, произвело шоковый эффект. «Мы не были готовы. Считаем, что правильнее было бы планомерное поднятие тарифов. Например, на 2-3% в год. Чтобы предприятия могли моделировать свои бюджеты на год, предвидеть такие расходы. Никто никогда не может предвидеть увеличение расходов из-за повышения тарифов на 20-30%», – говорит Ербол Акымбаев.

Кроме того, по его словам, в отрасли есть международные инвесторы, для которых скачок тарифов тоже становится неожиданным фактором.

«Мы как отрасль, бизнес, промышленность хотим знать, будут ли поднимать тарифы ежегодно на 20%, или их будут увеличивать раз в пять лет, раз в три года. Мы хотим получать от правительства, от министерства энергетики четкий план по тарифам на последующие годы, чтобы мы могли строить свои бюджеты, реализовывать инвестпроекты, планы по развитию и не попадать под удар», – говорит представитель цементной отрасли.

Потребление нужно перераспределить

Предприниматель из Актобе Аскар Мамырбаев обратил внимание на деталь, которая, на его взгляд, выпала из общего поля зрения.

«Основная причина роста стоимости электроэнергии – активное внедрение ВИЭ. Цена на такую энергию высокая, ее вынуждены покупать централизованно, а потом распределять среди всего населения и промышленных предприятий», – говорит собеседник.

Он указывает на то, что в западном Казахстане много недропользователей, есть металлургические комбинаты, нефтехимические комплексы, которые построили собственные газотурбинные электростанции. «Используя дешевый газ и получая относительно дешевую электроэнергию, они практически отсоединились от системы, не получают дорогую энергию, как население и МСБ», – говорит участник телемарафона.

По его словам, ВИЭ внедряли потому, что Казахстан обязался снижать промышленные выбросы. «Я считаю, что в правила реализации электроэнергии, которые разработало правительство, необходимо внести изменения, обязать в первую очередь недропользователей потреблять дорогую электроэнергию от ВИЭ, а вырабатываемую ими дешевую электроэнергию, наоборот, отдавать населению и МСБ. В нашем регионе бюджетные организации получают электроэнергию почти по 20 тенге без НДС, а те, кто свою электроэнергию вырабатывают, – по 5-6 тенге. Надо вынести этот вопрос на отдельное рассмотрение», – считает участник телемарафона.

Компании, имеющие частные газотурбинные станции, являются условными потребителями и покупают электроэнергию ВИЭ от Расчетно-финансового центра. Но Аскар Мамырбаев считает, что закупаемые ими 100 млн кВт∙ч в год (столько можно получить только от одной газотурбинной станции мощностью 10 МВт) слишком мало относительно уже имеющихся мощностей газотурбинных станций – 2000 МВт. «Вот в чем разница, на все 2000 надо «раскидать», вот тогда будет эффект. Это позволит снизить тарифы», – уверен он.

Все предложения необходимо рассмотреть

«По мнению бизнеса, особое значение имеют стабильность и прогнозируемость тарифов. Но мы видим объективные причины – курсовые колебания, инфляцию, это оказывает влияние, поэтому тарифы пересматриваются и корректируются. Предприниматель из Актобе озвучивал свое предложение на заседании совета по тарифам при НПП. Все предложения, полагаю, необходимо еще раз обсудить и с предпринимателями, и с членами совета по тарифам», – резюмировал заместитель директора департамента экономики и тарифообразования НПП «Атамекен» Саид Алимбаев.

«Бизнес & государство» – совместный проект телеканала ATAMEKEN BUSINESS и НПП «Атамекен». К обсуждению актуальных проблем приглашаются представители различных отраслей бизнеса, Нацпалаты, госорганов. Проект выходит в эфир с апреля.

Елена Тумашова


Подпишитесь на наш канал Telegram!

В Нур-Султане обсуждается повышение тарифов на электроэнергию

«Астанаэнергосбыт» подал заявку на повышение тарифов.

17 Июль 2020 22:05 2270

Предположительно с 1 августа 2020 года для столичных потребителей поднимутся тарифы на электроэнергию. Обсуждение заявки ТОО «Астанаэнергосбыт» прошло 17 июля на площадке департамента комитета по регулированию естественных монополий МНЭ по городу Нур-Султану.

Как рассказал в ходе выступления гендиректор ТОО «Астанаэнергосбыт» Александр Зинкевич, основанием заявки на изменение стоимости электрической энергии стало повышение тарифов на источниках генерации энергии в соответствии с приказом минэнерго от 29 июня текущего года. Как пояснил глава компании, «Астанаэнергосбыт» закупает электрическую энергию для города Нур-Султана у трех источников, которым подняли тарифы: «Астана-Энергия» (ТЭЦ-2), Экибастузскае ГРЭС-1 и ГРЭС-2. У «Астана-Энергии» с 1 июля произошел рост тарифа на 22%, у ГРЭС-2 – на 18%, у ГРЭС-1 – на 1%. Это три источника, которые используются в обеспечении электроэнергией столицы. Соответственно, у компании изменилась стоимость покупки, которая напрямую влияет на затраты, сообщил Александр Зинкевич.

Параллельно вместе с этим, поскольку произошел выход заявки на новый тариф, «Астанаэнергосбыт» изменил свою сбытовую составляющую и подал в прогнозе на ее рост.

«У нас происходит существенное снижение объемов, сбытовая составляющая напрямую зависит от объемов. Существуют затраты, которые необходимы для обслуживания потребителей, они делятся на объем, и получается величина сбытовой составляющей. В связи с тем, что у нас происходит ежегодное снижение объемов, уровень сбытовой надбавки должен расти, соответственно, мы учли этот рост в своем проекте заявки. Помимо объема, влияющего на величину сбытовой надбавки, в затратную часть дополнительно вошли услуги ТОО «Астана ЕРЦ» и рост заработной платы. Зарплата наших сотрудников на 45% ниже, чем средняя по рынку в аналогичных предприятиях Нур-Султана», – отметил Александр Зинкевич.

Также, по данным компании, дополнительно включены в проект заявки убытки, полученные от применения дифференцированных тарифов. Это связано с изменением удельных весов физических и юридических лиц, поскольку удельный вес населения растет, а это минусовой тариф, который отпускается ниже себестоимости, а число юрлиц, наоборот, становится меньше, соответственно, происходит перекос и влечет убытки для предприятия, которые по правилам возмещают при рассмотрении очередного тарифа.

«На сегодняшний день предельная цена увеличивается на 16% с учетом того, что «Астана-РЭК» вышел на увеличение стоимости. Далее происходит дифференциация. Для физлиц мы заложили в заявке рост тарифов на уровне инфляции, то есть повышение составит 7%. Цена для юридических лиц падает на 3%, рост тарифов для бюджетных организаций будет выше, до 43 тенге за 1 кВт/ч. Такова формула в правилах», – пояснил глава «Астанаэнергосбыт».

По данным компании, в настоящее время удельный вес населения в потреблении электроэнергии составляет 52%,  юрлиц – 48%, из них бюджетные организации – 8%. Пять лет назад население не превышало 30%, 70% потребителей было представлено юрлицами. В 2012 году была принята дифференциация – разделение тарифов для физлиц и юрлиц, с 2014 года пошло снижение юрлиц, это связано с тем, что на рынке стали появляться другие энергоснабжающие организации. Таким образом, с 1 августа 2020 года предполагается увеличение стоимости электроэнергии для потребителей. Согласно проекту заявки, в случае ее одобрения для населения стоимость увеличится с 11,36 тенге до 12,10 тенге, то есть на 74 тиына на киловатт, для юрлиц стоимость уменьшится на 49 тиынов за киловатт, для бюджетных организаций повысится до 43 тенге за кВт/ч.

По данным руководителя департамента комитета по регулированию естественных монополий МНЭ по г. Нур-Султану Булата Танабергенова, заявка будет рассматриваться в течение месяца, 29 июля текущего года будет вынесено решение. Как отметил глава столичного департамента КРЕМ, при рассмотрении заявки будет соблюден баланс интересов потребителей и субъекта. Отметим, последнее повышение тарифов на электроэнергию произошло с 1 января 2020 года, в 2019 году повышения цен не было.

Майра Медеубаева