/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 23 438,35 РТС 1 145,13
Hang Seng 24 275,22 KASE 2 243,54
FTSE 100 5 758,42 Brent 34,53
А был ли мальчик?

А был ли мальчик?

На экраны казахстанских кинотеатров вышло очередное кино про Ганнибала Лектора. Только, несмотря на звучное название, убийцу всех времен и народов вы в нем не встретите.   

31 Август 2019 13:20 7869

А был ли мальчик?

Автор:

Ольга Власенко

«Игра Ганнибала» позиционируется как канадско-американский боевик. Картину снял британский режиссер и сценарист Дэвид Рэймонд. В главных ролях Генри Кавилл и Бен Кингсли. Прокат осуществляет кинокомпания «Экспонента Фильм».

Первое, на что обращают внимание зрители после просмотра, – что это кино не про Ганнибала Лектора. Правда, по ходу сюжета его имя все же однажды всплывает. Причем внезапно странно. Когда тюремный психиатр (которого играет Александра Даддарио) вдруг заявляет (непонятно с чего), что в обвиняемом живет личность этого раскрученного масскультурой маньяка. Конечно, вдумчивый зритель сей неожиданный момент подмечает и ждет какого-то его подтверждения-продолжения. Но безрезультатно. Складывается такое ощущение, что действие картины происходит в некой вселенной Ганнибала. И зрители вместе с персонажами в ней вдруг очнулись. И уже не надо никому ничего объяснять и выстраивать логические сюжетные связи. Великий и ужасный маньяк превратился в некий структурирующий символическую реальность архетип. Кинотекст смешался с метатекстом и множит по образу и подобию матрицы новые миры. Но это слишком накрученное и философское объяснение. В действительности все обстоит куда прозаичнее.

Все дело в кинопродюсерах, решивших подогнать кино под формат русскоязычных кинозрителей, в свое время попавших под сильное впечатление от «Молчания ягнят». И под этим впечатлением до сих пор, по мнению прокатчиков, находящихся. В самом деле после «Молчания» вышла еще не одна картина про этого потрясшего неокрепшие умы и души гениального злодея. Так что уже можно говорить о вселенной Ганнибала. Дело дошло до того, что в сознании наших людей два, в общем-то, разных слова, происходящих из двух разных языков, «Ганнибал» и «каннибал», превратились в однокоренные синонимы.  И вот прокатчики, видимо, войдя в сговор с продюсерами, не преминули этим отечественным синдромом Ганнибала воспользоваться. Да так, что поменяли название в русскоязычном прокате. В английском оригинале оно звучит как Night Hunter, то есть «Ночной охотник». Закинули наживку не хуже любого маньяка. А чтобы как-то связать новое название и картину, вставили фразу о личности Ганнибала Лектора, живущего внутри диссоциативно расстроенного героя.

Если же не обращать внимание на это недоразумение, кстати, наталкивающее на размышления, то в целом кино неплохо скроено (по легко узнаваемым шаблонам из других детективов о маньяках) и держит зрителя в напряжении. И главной его темой, идеей фикс, толкающей героя на жестокие преступления, является не вселившаяся душа Ганнибала, а нарциссизм. Хотя эта тема недостаточно хорошо проработана в картине на вербальном уровне и присутствует больше на знаково-образном – в виде близнецов, подтверждающих зеркальный эффект раздвоения личности и влюбленность в свое альтер-эго. Нарциссическая диссоциативность в «Игре Ганнибала» проявляет себя в феномене близнецов.

Но она не получает развития в качестве раскрытия психиатром проблемы маньяка-пациента. Линия повисает в воздухе и перекрывается другим мотивом – изнасилования-зачатия и перинатальной травмы. Ассоциативная путаница усугубляется мистическими образами-символами холодного озера, ледяного жука и жертвоприношения, а также другими метафорами, оставшимися без какой-либо расшифровки. В связи с чем работу как героини-психоаналитика, так и Дэвида Рэймонда, как сценариста, можно считать неудовлетворительной. Зато у персонажа Александры Даддарио хорошо получилось выступить истеричным дуэтом вместе с собственным пациентом (его играет Брендан Флетчер) и составить, так сказать, ему достойную конкуренцию. Чего только стоят эти округленные, ничего не выражающие глаза! Они кричат об одном – на стезю киноискусства вступило новое поколение спортсменок-манекенщиц.

Фильм снят так, что трудно понять, кто же главный герой. Может быть, это маньяк или, как выясняется позже, сразу двое? А может, сотрудник убойного отдела Маршалл (актер Генри Кавилл), похожий на Джона Сноу? Или уже упомянутая экспрессивная психиаторша? Или это судья-мститель (Бен Кингсли) вместе со своей юной воспитанницей? В конце концов, это не так важно. Особенно в формате сериала. А фильм походит на этот формат – слишком много не проясненного. И это не хорошо и не плохо. Как и заключительная сцена с топящими друг друга в проруби маньяками-близнецами. В конце зрителю остается верить, что если на непостижимое и безграничное зло навалиться всем миром, то оно сгинет. Смотрите кино и надейтесь на лучшее!

Ольга Власенко

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Потери казахстанского кинобизнеса составят 5 млрд тенге

Причиной является временный запрет из-за коронавируса.

13 Март 2020 12:42 2538

Потери казахстанского кинобизнеса составят 5 млрд тенге

Потери казахстанского кинобизнеса из-за временного запрета работы кинотеатров в торгово-развлекательных центрах могут составить 5 млрд тенге. Об этом inbusiness.kz сообщил PR-директор Kinopark & Kinoplexx Theatres Ерлан Бухарбаев.

Напомним, вчера, 12 марта, вице-премьер Ералы Тугжанов сообщил, что кинотеатры в торговых развлекательных центрах временно закроют из-за угрозы распространения коронавируса.

«Этот вопрос непростой был, мы его долго обсуждали. Фактически фильмы у нас идут более часа, поэтому в одном помещении нахождение столько времени будет вызывать определенные вопросы, поэтому мы приняли такое решение», – отметил вице-премьер.

В этот же день кинопрокатчики Казахстана обратились с открытым письмом к премьер-министру страны Аскару Мамину, в котором просят не закрывать кинотеатры. В письме, подписанном десятью представителями сетей и кинотеатров, говорится о том, к чему может привести данное распоряжение. В их числе угроза потери рабочих мест и заработной платы сотрудников кинотеатров более чем для 5000 сотрудников на обозначенный срок; финансовые потери всех организаций, занимающихся прокатом, дистрибуцией, подготовкой премьер новых фильмов, в том числе и казахстанского производства, запланированных на обозначенный указом период, что напрямую скажется на объеме налоговых отчислений в бюджет страны.

«Учитывая, что кинотеатры уже испытывают значительное снижение посещаемости по причине переноса ожидаемых мировых и казахстанских премьер, у кинотеатров возникают проблемы по кредитным обязательствам перед банками, в том числе и в иностранной валюте. Закрытие кинотеатров только усугубляет ситуацию», – говорится в письме.

В целом в Казахстане в 2018 году, по данным комитета по статистике минэкономики, работало более 96 кинотеатров с общим количеством залов в 320 единиц. Так, наибольшее количество кинозалов находится в Алматы – 113, в Нур-Султане – 54, в Карагандинской области – 17, в Шымкенте – 16. Общее число мест в кинозалах по всей стране составляет порядка 47 тысяч. Доход всех кинотеатров от оказанных услуг в 2018 году составил 18,4 млрд тенге. Число проведенных киносеансов около 740 тысяч, из них национальные фильмы – 120 тысяч, зарубежные фильмы – 626 тысяч показов, число проведенных киносеансов для детей – 164 тысячи. Общее число посещений киносеансов составило 17,8 млн человек.

Коммерческий директор сети кинотеатров Chaplin Дмитрий Кириенко также говорит о потенциальных убытках, которые понесет бизнес. По его словам, о постановлении участники рынка узнали из новостей.

«На сегодняшний день у нас на руках нет распоряжения от местных властей о запрете работы кинотеатрах. Поэтому в настоящее время мы ждем официальные документы. Для того чтобы посчитать наши убытки, необходимо понимать юридический статус этого вопроса. Если данная история будет носить характер форс-мажора, возможно, какие-то обязательства мы сможем перенести на неопределенный срок. Если же мы будем продолжать нести все затраты, но при этом не будем работать, это ударит по бизнесу. Так как большая часть кинотеатров несет обязательства перед кредиторами, банками, сотрудниками, арендаторами, поставщиками и дистрибьюторами фильмов. То есть достаточно много постоянных обязательств. К примеру, наша сеть оборачивает порядка трех с половиной миллионов зрителей в год, если учитывать, что март – это один из лучших месяцев в году, на который приходится порядка 14-16% всей годовой выручки, что практически в два раза больше, чем в любом другом месяце, безусловно, потеря прибыли сильно ударит по нам и нашей способности отвечать по своим обязательствам», – подчеркнул Дмитрий Кириенко.

Майра Медеубаева

Глобальные смыслы в локальных историях

О ситуации с современным искусством в Казахстане рассказывает директор Aspan Gallery Меруерт Калиева. 

10 Март 2020 08:10 2741

Глобальные смыслы в локальных историях

В этом году галерее исполняется пять лет. За это время было организовано 12 выставок с местными и международными художниками, напечатано 11 книг и каталогов, проведено более 30 лекций и дискуссий. Галерея сотрудничает со многими музеями мира, от Австралии до Кореи и США, размещает работы отечественных художников в международные и местные музеи. 

– Меруерт, какова специфика выставочной деятельности в нашем регионе и чем она отличается от ситуации в странах, где современное искусство более востребовано?

– Для центральноазиатских современных художников характерна работа с локальными ситуациями, от анализа исторических процессов Центрально-Азиатского региона, как у Мельдибекова, до нового взгляда на предметы и ритуалы повседневной жизни, как у Воробьёвых, и изучения философии номадов, как у Хальфина. Многие художники нашего региона говорят о глобальных смыслах через совершенно локальные истории. 

По сравнению с другими странами Центральной Азии в Казахстане более развита инфраструктура: долго работал фонд Сороса, действовали галереи, проходил парад галерей в музее Кастеева. Сейчас подобных организаций/мероприятий меньше, ну и, конечно, если сравнивать с другими странами мира, даже странами ближнего зарубежья, у нас сильный недостаток учебных заведений, специализированных публикаций, галерей, музейных инициатив, фестивалей, литературы, критики. В таких условиях галерее приходится брать на себя очень многое. Многие галереи, например, устраивают образовательные лекции, мастер-классы для самих художников. Галерея «Аспан» проводит  выставки как в своем пространстве, так и в музеях, хотя, конечно, это совершенно другая специфика. Мы публикуем не только каталоги выставок, но и монографии художников и в целом книги об искусстве. Приглашаем международных специалистов делать доклады. На Западе такого рода деятельностью коммерческие галереи занялись только недавно, и только самые крупные галереи, которые хотят отойти от чистой коммерции. У нас же просто нет выбора – кто-то должен это делать. 

– Если попытаться проанализировать историю выставочной деятельности контемпорари арт в нашей стране – какие этапы пройдены? Галерея существует около пяти лет: что изменилось за это время и как?

– Я училась и работала несколько лет за рубежом и, когда вернулась в Казахстан в 2014 году, меня очень удивила ситуация в стране. Многие художники были достаточно известны за рубежом, их представляли галереи в Лондоне, Милане, Гонконге, Брюсселе, Нью-Йорке, но в Казахстане их работы увидеть было негде. Да и художники между собой практически не общались. Все работали в своих мастерских, а что делали другие, узнавали, только если пересекались на совместных международных проектах. Фонд Сороса уже пару лет как закрылся, а новых инициатив было немного. 

Но за эти пять лет много чего произошло: «Артбат фест» с каждым годом становился все более весомым мероприятием, и проведение летней Школы художественного жеста помогло взрастить новое поколение художников, открылось несколько галерей современного искусства, которые, так же как и мы, начали активную деятельность, в Астане была инициирована ежегодная международная выставка Astana Art Show, был основан Центр современной культуры «Целинный», активизировались молодые независимые кураторы. Я вижу очень хорошую динамику, несмотря на то, что многие проекты закрылись после пары лет существования. 

– Какова роль Aspan Gallery и ее задачи?

– Наша задача – продвижение современного искусства Центральной Азии в самом регионе и за рубежом. С гордостью могу сказать, что за пять лет существования мы провели 12 выставок с местными и международными художниками, напечатали 11 книг и каталогов, провели более 30 лекций и дискуссий, сотрудничали со многими музеями мира, от Австралии до Кореи и США, разместили работы наших художников в международные и местные музеи. 

 В 2017 году наши художники Елена и Виктор Воробьёвы стали первыми художниками из Центральной Азии, чьи работы были представлены на главной выставке Венецианской биеннале. Сейчас их инсталляцию, которая показывалась в Венеции, покупает один из самых известных музеев мира. Обязательно сообщу, какой музей, как только будет завершен процесс. 

У нас действительно очень хорошие художники, и мы работаем над тем, чтобы об их творчестве узнали, как у себя в стране, так и по всему миру.  

– Можете рассказать о продюсировании современного искусства: в чем его особенности в нашем регионе, как и кем оно финансируется? 

– За рубежом существует много разных способов финансирования современного искусства: частные, корпоративные или государственные комиссии, когда художнику заказывают работы и сразу оплачивают ее изготовление; галереи, музеи, фонды или другие организации; гранты частные, корпоративные или государственные; бывает, что художники сами финансируют; меценаты или круги меценатов; организации, которые объединяют меценатов, и они совместно финансируют проекты; корпоративные спонсоры.

В последнее время появились менее традиционные способы, как, например, известная художница, занимающаяся перформансом, Марина Абрамович, собрала деньги на свой проект через краудфандинг на Kickstarter

В Казахстане чаще всего художники сами финансируют свои проекты или же им оплачивают изготовление организации, для которых они делают тот или иной проект. В этом случае организации часто требуют, чтобы предмет искусства остался у них в собственности после проведения выставки, и многие художники соглашаются, так как для них важно создать работу. Это неправильно. Мы придерживаемся западной схемы – даже если мы оплатили изготовление, работа принадлежит художнику. 

– Какие политические и социальные задачи ставит и решает современное искусство в Казахстане? В чем отличие от западной практики? Какова идеология современного искусства?

– В современном мире искусство частично взяло на себя роль философии. Если раньше, люди читали философию или поэзию, то сейчас современное искусство в силе ответить на многие экзистенциальные вопросы. Я не думаю, что современное искусство ставит своей целью решить какие-либо политические или социальные вопросы, но в условиях ограниченной свободы слова в центральноазиатских республиках искусство может поднимать многие вопросы, о которых боятся писать или снимать фильмы. Хоть цензура добралась до современного искусства тоже, к счастью, оно не привлекает такого же внимания властей, как публицистика или кинематограф. 

– Какие выставки галерея готовит на 2020 год?

– До 12 апреля в нашем пространстве проходит коллективная выставка ORNAMENTUM, посвященная орнаменту. В конце апреля мы открываем коллективную выставку, посвященную роли художника. В сентябре вас ждет выставка-диалог центральноазиатского художника и всемирно известного художественного дуэта из Германии. И к концу года мы презентуем персональную выставку молодой казахстанской художницы.

Ольга Власенко

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: