RU KZ
Анар Менсиитова: «В Европе магазины платят дизайнерам, в Казахстане - наоборот»

Анар Менсиитова: «В Европе магазины платят дизайнерам, в Казахстане - наоборот»

20:17 26 Ноябрь 2017 20939

Анар Менсиитова: «В Европе магазины платят дизайнерам, в Казахстане - наоборот»

Автор:

Анна Терещина

Об отличиях английского и казахстанского фэшн-рынков abctv.kz рассказала выпускница института моды и дизайна «Istituto Marangoni» и владелица бренда «Anar London». 

Анар Менсиитова работает сразу на два рынка. Стать предпринимателем в Англии, по ее словам, не сложно. Достаточно зарегистрироваться на специальном сайте, и раз в полгода платить пенсионный и подоходный налог. В последнее время пенсионный, отметила дизайнер, можно оплачивать «по желанию». Сырья на английском рынке тоже в избытке, на любой вкус и кошелек. А с покупкой оборудования вполне может помочь государство.

Дорогая Англия
Но есть и обратная сторона: недешевая рабочая сила. Пошив первой коллекции обошелся казахстанскому дизайнеру довольно дорого: за 12 луков, включая ткань, пришлось выложить 3,5 тысячи фунтов, или 4 тыс. долларов. Многие дизайнеры, отметила она, выбирают более дешевые рынки - Индию, Вьетнам, Китай или Румынию. Большинство предпочитает уходить в масс-маркет - отшивать тысячу кофточек одного цвета и дизайна за 10, а то и 5 евро, а затем продавать их конечному покупателю за сто, намного выгоднее. Даже делая «сезонную» скиду до 30 евро «массовики» получают свою прибыль. На первой коллекции, уточнила Анар Менсиитова, дизайнерам редко получается заработать. Ей удалось выйти «в ноль» и возвратить потраченные деньги при помощи знакомых и сарафанного радио.

Ко второй коллекции подошла с опытом - небольшую часть вещей сделала сама, остальное отшивала в Восточной Европе. Ей повезло - на тот момент многие фабрики в Болгарии, Румынии и Латвии из-за кризиса стали брать небольшие заказы по доступной цене. В результате: коллекция обошлась дизайнеру в три раза дешевле, чем первая. Прибыль тоже не заставила себя долго ждать, рынками сбыта стали Лондон испанский туристический остров Ибица. Сегодня Анар Менсиитова мыслит шире, мечтая выйти за пределы Европы. Манит дизайнера большой и демократичный американский рынок. Если в Европе вещи намного дороже и люди более консервативны в своих тратах, не склонны к импульсивным эмоциональным тратам, отметила она, то в Америке все по-другому. Американцы больше тратят на одежду, чем европейцы, которые там живут.

«В этом плане американцы напоминают мне нас. Америка – это другая аудитория, другие запросы, и огромный размерный ряд. Более того, цены там ниже. То, что продается в Европе за 1000 евро, в Америке будет стоить 800 евро, и производство соответственно тоже дешевле. Этот рынок – мечта многих дизайнеров», - констатировала она.

Нестандартный подход
Сегодня дизайнер бренда Anar London имеет в Англии свой шоу-рум, куда приглашает прессу и байеров, где одевает звезд шоу-бизнеса к различным ивентам. Параллельно она занимается консультированием начинающих дизайнеров в Лондоне, помогая им создавать свои первые коллекции, находить фабрики для производства, редактировать изначальные идеи так, чтобы коллекция была цельной, а не «разношерстной и непонятной».

«Коллекция должна говорить на одном языке с байером и покупателем, отражать то, что в западном мире называется «личностными ценностями и характером» того, кто ее одевает.  К примеру, внутренними качествами и ценностями моего бренда являются уверенность в себе, элегантная сексуальность (никакой вульгарщины) и немного спорта. Моя клиентка – уверенная в себе женщина или, которая хотела бы приобрести эту уверенность, не скрывающая своей женственности и природной сексуальности, но в то же время, немного с задоринкой. Она динамична, не стоит на месте, поэтому и присутствует в некоторых моделях элемент спорта. В этой женщине есть любовь к своему телу и сущности», - примерно так она описала дизайнер стиль работы.

Индивидуальным пошивом, отметила она, занимается лишь изредка, когда попадаются клиент с нестандартной фигурой, особыми запросами или маленького роста. В основном же все вещи рассчитаны на «стандартных» высоких моделей.

«Тема «нестандартных фигур» на самом деле классная. Несмотря на то, что в Европе есть и низкие и полные женщины, индустрия моды почему-то ориентирована только на высоких женщин. Но нишевые маркеты от этого только выигрывают. Я начала сотрудничать с британским ритейлером Bomb Petite («маленькая бомбочка» с французского), который специализируется на продаже дизайнерской одежды для женщин низкого роста, они продают вещи отобранных ими дизайнеров в Англии, Ирландии и ЕС», - поделилась с abctv.kz дизайнер.

Если в Англии индивидуальный пошив повседневных вещей не сильно развит, то в Казахстане активно практикуется. Анар Менсиитова, к примеру, в своем казахстанском бутике помимо готовой одежды прет-а-порте предлагает индивидуальный подход к каждому клиенту вместо ориентирования на массового клиента.

«К нам часто приходят люди с нестандартной фигурой, которые не могут найти себе идеальную вещь. Если ему нравится какая-то наша модель, он знает или я вижу, что на его фигуру подойдет чуть длиннее или чуть короче, или с рукавами, все это без проблем добавляется. Довольный клиент – постоянный клиент. Но это работает только в Казахстане. В Англии индивидуальный пошив не популярен, потому что там огромный выбор одежды, а услуги ателье считаются дорогим удовольствием. Европейцы готовы раскошелиться разве что на свадебное платье или мужской костюм», - заметила она.

Тема «байеров» не раскрыта!
Рассказывая о своем опыте работы в Англии, Анар Менсиитова отметила, что никогда не прибегала к дорогостоящей рекламе, вместо этого она сотрудничает с фрилансерами фотографами, журналистами, стилистами разных журналов, предоставляя им бесплатно образцы из своей коллекции для креативных съемок. В Казахстане, с сожалением отметила она, творческие люди друг с другом не взаимодействуют, здесь каждый сам по себе.

Слишком коммерциализированнными и непонятными, по мнению дизайнера, стали глянцевые журналы. Начинающим дизайнерам без денег сложно оказаться на их страницах. Тогда как на Западе больше половины издания отдано под интересные идеи и новые лица. С учетом того, что не все дизайнеры в Англии могут позволить себе услуги агентств по продвижению бренда и поиску байеров, это достаточно неплохая реклама.

Но агентства, Анар, все же считает выгодным вложением. Она объяснила: обычно при PR-агентстве есть торговые агенты, которые накануне лондонской или парижской недели моды рассылают лукбук бренда потенциальным «профессиональным» покупателям - байерам. И магазины, в случае заинтересованности, отправляют своих байеров шоу-румы потрогать руками, примерить на модели и сделать заказ – не на одну единицу, а на определенный минимум, который они планируют реализовать конечному покупателю.

В Казахстане, в основном, констатировала она: дизайнеры напрямую сотрудничают с магазинами, и иногда даже приплачивают последним за реализацию своей продукции. А потом месяцами ждут своих денег. Тогда как на Западе в первую очередь зарабатывают дизайнеры, получая деньги на покрытие своих производственных затрат, да еще и гонорары.

Что же касается байеров, то в Казахстане, отметила дизайнер, ими часто являются сами же владельцы магазинов, часто расположенных в торговых центрах и ничем не отличающихся от обычных бутиков. Они, как правило, покупают коллекции зарубежных производителей, которые имеют имя, историю и репутацию.

«В последнее время стали появляться покупатели, которые, возможно руководствуясь какими-то патриотическими чувствами, или симпатией к определенному бренду, покупают казахстанские бренды. Но речь не идет об оптовых продажах, только о рознице. Байеров «оптовиков» у нас нет даже в шоу-румах казахстанской недели моды. Возможно,для них это большой риск - покупать казахстанского дизайнера, ведь зачастую это не эксклюзив. Допустим, купишь ты коллекцию казахстанского дизайнера, а в его шоуруме и еще в трех магазинах такая же висит. Им проще поехать куда-нибудь, достать что нибудь эдакое и продавать у себя то, чего ни у кого больше не будет», - разъяснила Анар Менсиитова.

По ее словам, есть несколько путей связаться с «крупными» байерами - это модные показы и международные торговые выставки. Последний вариант наиболее эффективен и популярен среди дизайнеров. Стоимость участия зависит от кв.м. и от того, выставляется дизайнер самостоятельно или через агентство, которое арендует шоу-рум сразу для нескольких брендов. В этом случае, дизайнер платит стоимость своей площади, и услуги агентства в размере 10% от каждой сделки.

«Есть в Лондоне выставки, в которых не стоит участвовать, а есть такие, куда дизайнеры рвутся, но туда не каждого берут. Многие «фильтруют» участников, чтобы не забивать шоу-румы ширпотребом. Так, к примеру, делают организаторы лондонской недели моды, одной из самых престижных и дорогих выставок, куда попасть трудно – отбор жестокий, а конкуренция огромная. Минимальная стоимость участия - от 3,5 тыс. евро. Плюс еще могут случиться дополнительные расходы, как представительские столики, стульчики, размещение рекламы. Участвуя в выставке первый раз, больших продаж можно не ждать, так как байеры только начинают присматриватся к дизайнерам. Они не берут сразу, что им понравилось, они смотрят на ассортимент, ждут вторую коллекцию, будет ли она такой же хорошей, по качеству и креативу», - предупредила Анар Менсиитова.

Европейские шоу-румы, в отличие от казахстанских, отметила она: это другой уровень, масштаб и потенциал для дизайнера. А с учетом того, что казахстанский рынок становится ограниченным и перенасыщенным, выход на внешний рынок – выгодное вложение средств.

«Наши выставки это бесконечный круг – пошел, продал, сшил, и снова пошел на выставку. И не факт, что продашь. В прошлом году я впервые приняла участие в нашем выставке во время KFW, заплатила 65 тысяч тенге, и осталась недовольна, как и другие дизайнеры. Мы не получили ни байеров, ни простых покупателей. Это все равно, что плавать в мелководье. Если бренд хочет развиваться надо расширять площадки, выходить на другие рынки, как Япония, Китай или Россия. То, что здесь кажется обыденным, там может быть чем-то необычным», - высказала свою точку зрения Анар Менсиитова.

Европа вам не Казахстан!
Модные показы она назвала неперспективными, обозначив при этом основные минусы: отсутствие контакта между дизайнером и потенциальным покупателем, ограниченность времени показа, энергозатратная работа для дизайнеров и огромные материальные расходы при малой отдаче. В пример привела казахстанскую неделю моды, заметив при этом, что лучше поехать на выставку за рубеж, набраться опыта, а может и получить заказы, чем платить 500 тысяч тенге за то, чтобы просто пройтись по столичному подиуму.

«Я считаю, казахстанская неделя моды не является профессиональной бизнес-площадкой. Мне не хочется никого обижать, но это больше похоже на развлекательное мероприятие, куда приходят какие-то люди, обычно одни и те же, общаются, пьют шампанское, фотографируются, и потом это все появляется в каких-то журналах. Но стоит ли за это отдавать полмиллиона? Разве основная цель показа и шоу-румов– это не продвижение коллекции и бренда, не финансовые результаты?», - задалась вопросами дизайнер.

Непонятным для игрока «двойного» рынка остается периодичность проведения казахстанских показов. Если в мировой моде для этого есть определенные сезоны, как «весна-лето», которые проходят зимой, и «осень-зима», которые проходят летом, то в Казахстане показы случаются в межсезонье.

«Все столицы моды делают показы два раза в год друг за другом с периодичностью в 4-5 дней - Лондон, Париж, Милан, Нью-Йорк. Байеры едут на каждый показ, оставляя на торговых выставках все свои деньги. Даже если они приедут в Казахстан в межсезонье, у них не будет денег. К тому же, зачем брать вещи, если сезон «весна-лето» уже прошел, а у нас через несколько месяцев он только будет. Мы опаздываем по срокам. Я не совсем понимаю, почему организаторы выбрали межсезонье, почему не делать показ сезон в сезон? Может тогда и байеры зарубежные к нам начнут ездить, и дизайнерам будет смысл участвовать в казахстанской неделе моды», - задумалась Анар Менсеитова.

Более того, она предложила посмотреть на fashion-индустрию не как на производство, а на то, за счет чего она работает. Разобрав механизм на винтики, уверила дизайнер, можно понять, почему он не работает. В пример привела фотографов. Если в Казахстане многие, отучившись на месячных курсах, сразу же просят деньги за фотосессии, то в Европе им придется год бесплатно фотографировать всех, чтобы собрать хорошее портфолио. Тоже, по ее словам, касается и моделей. В Казахстане это в основном студентки, отучившиеся в модельной школе - «звезды без «весомого» портфолио».

Идеи стоят денег
Основными причинами, по которым казахстанские дизайнеры еще не вышли на международные рынки, она видит: недостаточность финансовых ресурсов, незнание языка, непонимание механизма работы fashion-индустрии в Европе и отсутствие нормальной команды, которая шила бы качественные вещи и сдавала заказы в установленные сроки. Со швеями на рынке Казахстана, отметила дизайнер, очень туго. За дизайнерские вещи мало кто из них берется, а фабрики ориентированы на массовые заказы и предлагают свои услуги слишком дорого. Многие дизайнеры, нанимающие швей на определенный период, сталкиваются с безответственностью и скачущей ценой.

«Швея может решить, что сегодня платье будет стоить 7 тысяч, завтра 10 тысяч, а послезавтра 15 тысяч. Многие дизайнеры не заключают контракты, а потом от этого страдают. Ведь только так можно регулировать цену. Нанимать швей на более длительный срок проще, они приходят на работу, и их можно контролировать. Но здесь другая проблема: они всегда опаздывают со сроками. Я не знаю с чем это связано, может быть это ментальность наша такая. Но опаздывают все, начиная с закройщиков, швей, заканчивая дизайнерами. Проблема еще и в том, что многие швеи – они же закройщики. Редко бывает конкретное разделение. Поэтому одно он делает хорошо, а другое не очень. В итоге качество продукта страдает. Было бы хорошо, если бы профтех образование у нас, наконец, заработало по современным стандартам», - отметила Анар Менсиитова

Огромной проблемой в Казахстане для нее лично стало отсутствие оптовых поставщиков тканей. Поиск и заказ материала из-за рубежа, по ее словам, отнимает не только время, но и деньги, что значительно сказывается на конечной стоимости вещи. Более того, ограниченный рынок сырья, а именно однотипные ткани, по ее мнению, не дают казахстанским дизайнерам креативить и выделяться на фоне остальных.

Дизайнер объяснила как высчитывается себестоимость «продукта» на европейском рынке. Если конечную стоимость вещи поделить на три, можно получить цену, за которую байер купил ее у дизайнера. Если полученную сумму поделить еще на три, то можно узнать, за сколько эта вещь была пошита, включая кройку, материал и фурнитуру. В Казахстане, по словам Анар Менсиитовой, ценообразование происходит хаотично, без определенного алгоритма или формулы. Кто-то себестоимость умножает на два, а кто-то и на все 10. Индивидуальный пошив, отметила она, может обойтись и того дороже, учитывая, что владельцы должны платить зарплату своим работникам. И чем качественнее пошив и «требовательнее» материал, тем дороже будет чек. 

В любом случае, по мнению Анар Менсиитовой, считать, что производители обманывают покупателя, неправильно. Силы, время и идеи дизайнеров тоже стоят немалых денег. Кроме того, недешево обходится содержание студии, закройщика и швей. Она заметила: за все надо платить. А с учетом, что продажи дизайнер делает максимум два раза в год, хорошие цены обеспечивают ему уверенность в завтрашнем дне.

Анна Терещина